ПравообладателямМиф душевной болезни, Сас Томас
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Сас Томас Стивен djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В своей самой известной работе «Миф душевной болезни» (1961) Сас подробно обсуждает проблему границ нормы и патологии в психологии, метафорическую природу понятий «заболевание » и «больной » в применении к разуму человека и возможные последствия некорректного толкования этих терминов для отдельного человека и общества в целом. Автор утверждает, что психиатрия полагает своим объектом исследования мышление и поведение, а не биологическую структуру — мозг; психическое заболевание не диагностируется с помощью исследований клеток, тканей или органов, а идентифицируется как условно заданная, в каждом случае по-разному выраженная и оцениваемая совокупность особенностей мыслительной и поведенческой деятельности. Несмотря на то что некоторые люди ведут себя или смотрят на вещи таким образом, что представляются окружающим неадекватными, это не означает, что у них болезнь. В этой трактовке «болезнь» или «заболевание» оказываются лишь медицинской метафорой для описания расстройства поведения.

DJVU. Миф душевной болезни. Сас Т. С.
Страница 324. Читать онлайн

Часть U. /Ьавоз оовег)енов на основе огровоо иоцем

операции так называемого психиатрического заболевания и его лечения (Szasz, 195t>c, 1957с, 1958c), но и к своеобразной дилемме в отношении людей, которые имперсонируют в «душевнобольных пациентов».

Если роль социально установлена и определена, из этого логически следует, что она может быть (по крайней мере в принципе) имитирована или имперсонирована. Тогда возникает вопрос: как следует относиться к людям, которые имитируют роль душевнобольного? Иначе говоря, следует ли считать «больными» и тех, кто «симулирует безумие»? Ясно, что они не могут получить психиатрическую помощь- и все, что она предполагает для возвеличивания психиатров и «жульнических выгод» пациентов) — пока они не будут концептуализированы и определены как «больные». Так их и определили.

Границы между медицинско-психиатрической игрой и игрой реальной жизни все больше размывались по мере того, как первая постоянно вторгалась в области, до этого занимаемые последней. Никто, тем не менее, не понял, что произошло. Для одинокого, романтичного почитателя кино, влюбленного в своего идола, неизвестная актриса может незаметно стать реальным, близким человеком. Для этого лишь нужно убедительное представление плюс реципиент, которому нуя<ен кто-то вроде актрисы в ее напускной роли. Но точно так же, как муя<чинам нужна Мэрилин Монро, а женщинам — Кларк Гейбл, Врачая нужны больные люди! Поэтому я утвер>кдаю, что любой, кто играет больного — и»гпебсоииру>< эту уголь — u делает это пе(>ед людьми, склонными к mePanuu, фггскует быть пбиэнанныя В сбоегс ияпефсони~>осанной боли. Добившись признания таким образом, он часто подвергает себя неожиданной опасности. Хотя он якобы требует помощи и получает ее, то, что называется «помощью», достанется ему, только если он принимает роль больного и все, что она подразумевает для ero терапевта.

Принципиальная альтернатива этой дилемме заключается, как было упомянуто выше, в устранении категорий больного и здорового поведения и предпосылки душевной болезни для так называемой психотерапии. Это предполагает честное признание того, что мы «лечим» [пользуем, обращаемся|людей психоанализом или психотерапией, не потому что они «больны», а потому что: (1) они желают поддер>кки та-

Обложка.
DJVU. Миф душевной болезни. Сас Т. С. Страница 324. Читать онлайн