ПравообладателямМиф душевной болезни, Сас Томас
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Сас Томас Стивен djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В своей самой известной работе «Миф душевной болезни» (1961) Сас подробно обсуждает проблему границ нормы и патологии в психологии, метафорическую природу понятий «заболевание » и «больной » в применении к разуму человека и возможные последствия некорректного толкования этих терминов для отдельного человека и общества в целом. Автор утверждает, что психиатрия полагает своим объектом исследования мышление и поведение, а не биологическую структуру — мозг; психическое заболевание не диагностируется с помощью исследований клеток, тканей или органов, а идентифицируется как условно заданная, в каждом случае по-разному выраженная и оцениваемая совокупность особенностей мыслительной и поведенческой деятельности. Несмотря на то что некоторые люди ведут себя или смотрят на вещи таким образом, что представляются окружающим неадекватными, это не означает, что у них болезнь. В этой трактовке «болезнь» или «заболевание» оказываются лишь медицинской метафорой для описания расстройства поведения.

DJVU. Миф душевной болезни. Сас Т. С.
Страница 253. Читать онлайн

Глава 11. Зтока во{лощо и бесооиощносто

255

черкивая, в частности, что христианское понятие «единства во Христе» может служить некоим подобием компенсации за социальное неравенство. Не так давно Брид>кмен (1959) заметил, что «христианская этика — это в первую очередь этика собратьев по нищете. Общество, подобное сегодняшней демократии, было бы непости>кимо для Святого Павла».

Я согласен с тем, что догматы и практика христианства (и особенно Римского католицизма) больше всего подходят рабам. И для тех, кто хочет быть хозяином, они тоже вполне приемлемы, но в меньшей степени, чем для угнетаемых. Религиозная история двух последних тысячелетий подтверждает это общее положение (Brinton, 1959). В странах с устойчивыми католическими традициями — как, например, в Италии, Португалии, Испании или довоенной Венгрии и Полысев религиозные правила воспринимались гораздо более серьезно низшими классами (угнетаемых), чем правящими классами (угнетателями).

Этику и психологию угнетения следует противопоставить этике и психологии демократии и равенства (Aberttety, 1959). Линкольн (1858) сказал: «Как не быть мне рабом, так и не быть мне хозяином». В этом, по моему мнению, и выражается идея демократии. Все, что отличается от нее не есть (в пределах этого отличия) демократия». Если мы характеризуем свободную, самостоятельную личность, как это сделал Линкольн- т. е. того, кто отвергает роли и хозяина, и раба, — то мы видим образ человека, в чью жизненную схему библейские правила вписываются плохо или вообще никак.

Если библейские правила, во всей их целостности, вывести из какого бы то ни было исторического контекста, то можно сделать следующее обобш,ение: Хотя «zexomop»ze из этих п~>абил на«фаблены на смягчение угнетения, их обилий бехтоф стимульфует mom самый дух деспотизма, б атмосфере кото~>ого эти «фабила зафодились, и кото~>ый неизбежно должен был бдохноблять их создателей. Поскольку угнетаемый и угнетатель образуют функциональную пару, их психология — - т. е. их соответственные установки на человеческие взаимоотношения — как правило, сходна (А. Freud, 1936). Это также обусловлено базовой человеческой тенденцией отождествлять себя с тем, с кем взаимодействуешь. Следовательно, каждый раб — потенциальный хозяин, а каждый хозяин — потенциальный раб. Это надо особо отметить, по-

-~Э-

сь

E

> с(( C) ~( с>'( C) ) '(> ( ((

Обложка.
DJVU. Миф душевной болезни. Сас Т. С. Страница 253. Читать онлайн