ПравообладателямМиф душевной болезни, Сас Томас
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Сас Томас Стивен djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В своей самой известной работе «Миф душевной болезни» (1961) Сас подробно обсуждает проблему границ нормы и патологии в психологии, метафорическую природу понятий «заболевание » и «больной » в применении к разуму человека и возможные последствия некорректного толкования этих терминов для отдельного человека и общества в целом. Автор утверждает, что психиатрия полагает своим объектом исследования мышление и поведение, а не биологическую структуру — мозг; психическое заболевание не диагностируется с помощью исследований клеток, тканей или органов, а идентифицируется как условно заданная, в каждом случае по-разному выраженная и оцениваемая совокупность особенностей мыслительной и поведенческой деятельности. Несмотря на то что некоторые люди ведут себя или смотрят на вещи таким образом, что представляются окружающим неадекватными, это не означает, что у них болезнь. В этой трактовке «болезнь» или «заболевание» оказываются лишь медицинской метафорой для описания расстройства поведения.

DJVU. Миф душевной болезни. Сас Т. С.
Страница 184. Читать онлайн

Часть III. Сеичотцческа анализ вовеаена

ятия и, конечно, половые сношения как средства установления контакта с объектами.

У нас нет оснований полагать, что то, что верно для >кестикуляционной (невербальной) коммуникации, не применимо к словесной речи. Другими словами, я утвер>кдаю, что, т. к. коммуникативное поведение, по определению, адресовано кому-то, то оно, помимо других функций, направлено на установление контакта с другим человеческим существом. Мы мо>кем назвать это язъ~кобой функцией поиска объекта и устанобления отношений. Значимость и успешность этой функции варьируется в соответствии с уровнем дискурсивности конкретного диалекта. Здесь видится следующее общее правило: если главная цель коммуникации — установить человеческий контакт, то используемый для этого язык будет относительно недискурсивным (напр., пересуды, танцы, шизофренические телесные симптомы). Поэтому мы в праве трактовать относительно слабо дискурсивные формы коммуникации главным образом как метод установления контакта с объектами (людьми), а не метод символического научения.

Эта точка зрения придает особую остроту интерпретации таких вещей, как танец, музыка, религиозные ритуалы и изобразительное искусство (живопись, скульптура). Во всех этих случаях участник или зритель вступить в значимые — т. е. эмоционально насыщенные или катектированные — отношения с объектом посредством недискурсивной знаковой системы. Используя фармацевтическую аналогию, можно сказать, что язык (т. е. танец, искусство и т. д.) — это облатка, в которой активный ингредиент — человеческий контакт — содер>кится в форме взвеси. Многие вещи, которыми люди занимаются вместе, обладают этой доминирующей функцией — будь то игра в брид>к или теннис, поездка на охоту с другом или посещение научного собрания. Я отнюдь не подразумеваю, что эти ситуации не служат никаким другим функциям. Безусловно, охотник, который делится опытом с другом, кроме того, возмо>кно, обязан кормить семью; или человек может посещать научные собрания, чтобы получать знания. Эти инструментальные задачи тем не менее могут уйти в тень в свете человеческого общения.

По традиции считают, что язык используется для передачи «фактов» или «истины» от одного человека к другому. Эта посылка серьезно осложняет понимание языковой функции поиска объекта и установления отношений. Возьмем, к при-

Обложка.
DJVU. Миф душевной болезни. Сас Т. С. Страница 184. Читать онлайн