ПравообладателямМиф душевной болезни, Сас Томас
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Сас Томас Стивен djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В своей самой известной работе «Миф душевной болезни» (1961) Сас подробно обсуждает проблему границ нормы и патологии в психологии, метафорическую природу понятий «заболевание » и «больной » в применении к разуму человека и возможные последствия некорректного толкования этих терминов для отдельного человека и общества в целом. Автор утверждает, что психиатрия полагает своим объектом исследования мышление и поведение, а не биологическую структуру — мозг; психическое заболевание не диагностируется с помощью исследований клеток, тканей или органов, а идентифицируется как условно заданная, в каждом случае по-разному выраженная и оцениваемая совокупность особенностей мыслительной и поведенческой деятельности. Несмотря на то что некоторые люди ведут себя или смотрят на вещи таким образом, что представляются окружающим неадекватными, это не означает, что у них болезнь. В этой трактовке «болезнь» или «заболевание» оказываются лишь медицинской метафорой для описания расстройства поведения.

DJVU. Миф душевной болезни. Сас Т. С.
Страница 179. Читать онлайн

Глава а Петера как нецккурс1)ваныч ввык

в горящем театре. Хотя этот процесс может быть описан как воспроизведение «внутреннего референта одного коммуникатора внутри другого» (Rapoport, 1954), это не совсем верно, поскольку здесь подразумевается, что при некоторых обстоятельствах когнитивная коммуникация может быть более подлинной.

Верно, конечно, что коммуникация такого рода проста и конкретна. И все >ке это не и7>осто передача внутреннего опыта отправителя. Рассмотрим пример людей, выбегающих из горящего театра. Паническое поведение некоторой части публики может означать — даже для тех, кто не видел языков пламени и не слышал криков «Пожар!» — болиае, чем просто панику. Действительно, поначалу человек может реагировать на чисто аффективную функцию телесного языка: «Люди вокруг меня напуганы, они паникуют: я тоже ои1уи1аю панику». И все же в коммуникации параллельно присутствует более информативное (когнитивное) сообщение: «Я в опасности! Чтобы спастись, я должен бежать или убедиться, что я в безопасности (напр., сделать все возможное, чтобы убедиться что опасность действительно существует)».

Этот пример призван показать, что референт биуифи коммуникатора — скажем, его эмоция — не может быть оторван от связей чклобека с окфужающим мифом. Другими словами, эмоции имеют частный (как «внутренние референты») и публичный (как показатели взаимосвязи между эго и объектами) характер одновременно (Szasz, 1957a). Таким образом, аффекты (чувства, ощущения) — это первичное связующее звено между внутренними переживаниями и внешними, публично подтвер>кдаемыми событиями. Есть основания приписать недискурсивным языкам нечто большее, чем субъективные, индивидуальные значения. Соответственно, ограничение или недостаточность иконических телесных знаков не заключается лишь в субъективности опыта и его выражения — т. е. в том, что невозможно ощутить боль другого. Скорее оно частично состоит в том, что такие знаки — скажем, человек, терзаемый болью — представляют собой картину, которая изолированно, вне какого-либо контекста имеет очень ограниченное когнитивное содержание.

В этом отношении весьма уместно изучение жгстод. Кричли (1939) описал множество поразительных параллелей в развитии, использовании и патологии речи и жеста. Жест- самая древняя способность к коммуникации, «старший брат речи». Этот эволюционный факт обусловливает относительно

Обложка.
DJVU. Миф душевной болезни. Сас Т. С. Страница 179. Читать онлайн