ПравообладателямМиф душевной болезни, Сас Томас
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Сас Томас Стивен djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В своей самой известной работе «Миф душевной болезни» (1961) Сас подробно обсуждает проблему границ нормы и патологии в психологии, метафорическую природу понятий «заболевание » и «больной » в применении к разуму человека и возможные последствия некорректного толкования этих терминов для отдельного человека и общества в целом. Автор утверждает, что психиатрия полагает своим объектом исследования мышление и поведение, а не биологическую структуру — мозг; психическое заболевание не диагностируется с помощью исследований клеток, тканей или органов, а идентифицируется как условно заданная, в каждом случае по-разному выраженная и оцениваемая совокупность особенностей мыслительной и поведенческой деятельности. Несмотря на то что некоторые люди ведут себя или смотрят на вещи таким образом, что представляются окружающим неадекватными, это не означает, что у них болезнь. В этой трактовке «болезнь» или «заболевание» оказываются лишь медицинской метафорой для описания расстройства поведения.

DJVU. Миф душевной болезни. Сас Т. С.
Страница 161. Читать онлайн

Глава 7 Истерив и лзык

чается в том, что он показывает, что тот или иной симптом или жалоба «означает» то-то и то-то, потому что для пациента (или иногда для аналитика) этот симптом — иконический знак его (симптома) психоаналитического «значения». В своих работах по символизму он полагает, например, что свежее постельное белье «означает» сексуально недосягаемую (чистую) женщину (1913а); или что воздушный змей может быть символом эрекции (1913b) и т. д. (1914, 1921). Очевидно, что таким символам потенциально нет конца. И даже сегодня в психоаналитических журналах все еще появляются статьи, претендующие на «открытие» новых символов (напр., Altman, 1949). Подоплека такого рода деятельности заключается в том, что психоаналитические символы почитаются за вещи, которые «существуют в природе» — как залежи руды или нефти — и «открываются» аналитиками. Если бы эта точка зрения не была преобладающей — т. е. если бы признали, что символы просто репрезентируют связи сходства, которые постоянно создаются как пациентами, так и аналитиками — в психоанализе было бы мало оснований для постоянной озабоченности символами.

Идея о том, что символы имеют экзистенциальный характер присутствует во многих психоаналитических трудах. В частности, важнейшая черта психологии Юнга (194>, 19>2) — явный акцент на «трансцендентальное значение» или (предполагаемую) универсальность определенных символов (так называемых архетипов). Этим «естественно дарованным» качеством определенных иконических знаков наконец воспользовался Фромм (19>1, 1957) в своей концепции «универсального символа». Эта концепция иллюстрирует устойчивую неспособность психоанализа постичь природу и функцию иконических знаков и знаковых связей. Поскольку взаимосвязь знак — референт, основанная на схожести, так проста и фундаментальна, что доступна всем людям в независимости от огромных культурных различий, она может, в этом смысле, считаться «универсальной». Но таких знаков недостаточно для создания «языка», в строгом смысле этого слова.

Самая недавняя психоаналитическая попытка прояснить природу символизации была предпринята Флиссом (19>9). Он ввел термин «пикчеризация» [от picture — картина, изображение (англ.)] для описания точно того же типа связи знак — объект, который логики называют «иконическим». Приведенные выше примеры указывают на важность

163

Обложка.
DJVU. Миф душевной болезни. Сас Т. С. Страница 161. Читать онлайн