ПравообладателямМиф душевной болезни, Сас Томас
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Сас Томас Стивен djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В своей самой известной работе «Миф душевной болезни» (1961) Сас подробно обсуждает проблему границ нормы и патологии в психологии, метафорическую природу понятий «заболевание » и «больной » в применении к разуму человека и возможные последствия некорректного толкования этих терминов для отдельного человека и общества в целом. Автор утверждает, что психиатрия полагает своим объектом исследования мышление и поведение, а не биологическую структуру — мозг; психическое заболевание не диагностируется с помощью исследований клеток, тканей или органов, а идентифицируется как условно заданная, в каждом случае по-разному выраженная и оцениваемая совокупность особенностей мыслительной и поведенческой деятельности. Несмотря на то что некоторые люди ведут себя или смотрят на вещи таким образом, что представляются окружающим неадекватными, это не означает, что у них болезнь. В этой трактовке «болезнь» или «заболевание» оказываются лишь медицинской метафорой для описания расстройства поведения.

DJVU. Миф душевной болезни. Сас Т. С.
Страница 131. Читать онлайн

132

Часть II. Истерщ. Врчиер ис)Фа

вают. Действительно, считается, что телесные признаки — более точные и надежные диагностические ориентиры, чем жалобы. Это верно лишь в той мере, в какой большинству людей легче лгать, чем симулировать (т. е. имитировать болезнь). Тем не менее не всегда дело в этом, и нет никаких логических (и очень мало эмпирических) доводов в защиту превосходства (в смысле достоверности) телесных признаков над жалобами. И те и другие можно сфальсифицировать. И в обоих случаях диагноз заболевания (в смысле телесного расстройства) мо>кет быть поставлен лишь на основе выводов из результатов наблюдения.

Третий класс тоже состоит из данных наблюдения (Woodger, 1956), которые получены с помощью технических средств, дополняющих невооруженное зрение и слух. Следовательно, между результатами так называемых тестов и непосредственными наблюдениями над пациентом нет логической разницы. В эмпирическом смысле они могут быть более совершенными и, значит, более надежными источниками для умозаключений. Что характерно для тестов (и некоторых телесных признаков), так это то, что наблюдения, которые они представляют, честнее, чем эго или сознание пациента. Это тот случай, когда с уверенностью можно утверждать, что тесты не врут и намеренно не вводят в заблуждение. (Тем не менее этим могут заниматься те, кто эти тесты осуществляет и регистрирует их результаты.) Однако, хотя ложь или симуляция пациента может быть вскрыта соответствующими тестами, вероятность ошибки здесь не исключена. Например, на снимке грудной клетки затемнение может быть принято за признак туберкулеза- тогда K3Ic, на самом деле, это может быть признак кокцидиоидомикоза, а то и просто дефект пленки.

Иногда предполагают, что все три типа наблюдений неизменно указывают на лежащие B основе «причины i> — телесные расстройства. Это допущение ничем не обосновано. Мы дол>кны признать, что наблюдения, касающиеся телесных функций, с одной стороны, и понятие телесного расстройства или болезни (к примеру, гипертонической болезни или язвы двенадцатиперстной кишки), с другой стороны, принадлежат к совершенно разным категориям. Первые — это наблюдения, последние — умозаключения. Взаимосвязь между наблюдением и умозаключением здесь, конечно, такая же, как и во всех других эмпирических науках. Как отдельные случаи, умоза-

Обложка.
DJVU. Миф душевной болезни. Сас Т. С. Страница 131. Читать онлайн