Бредпамять
Рыбальский М. И.
Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямБред, Рыбальский МаркРыбальский МаркБред
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Рыбальский Марк Исидорович djvu   Читать

В монографии представлены данные литературы, результаты собственных наблюдений, выводы автора по большинству теоретических и практических аспектов проблемы бреда, навязчивых состояний, сверхценных идей.


Приведены история проблемы, методика оценки критериев (параметров) психопатологического анализа бреда и «смежных» с ним состояний, классификация и описание клинического своеобразия бредовых синдромов и их проявлений при разных психических заболеваниях. Особое внимание уделено исследованиям механизма бредообразования, эпидемиологии бредовых психозов к бреда, теориям анатомо-физиологической, а также энергетической сущности интеллектуальной деятельности и бредового творчества.







DJVU. Бред. Рыбальский М. И.
Страница 173. Читать онлайн

ный симптомокомплекс, отражающий идеаторное нарушение. Такие, обычно сложные, навязчивости близки к амбитендентности и амбивалентности, также включающим элемент сомнения. Основное в этом синдроме — «двойственность намерений», их сочетание с невозможностью принять конкретное решение. Так, одна наша больная испытывала значительные затруднения при решекии вопроса о количестве покупаемых продуктов. Выйдя иэ.-метро, она обычно покупала пирожки с мясом, но не могла решить, сколько пирожков ей купить: 5, 8, 10 или больше. Купив 5 пирожков, она проезжала две остановки до дома, затем возвращалась и покупала еще 3 пирожка, но, доехав до дома, опять возвращалась, и так несколько раз.

Навязчивые воспоминания по механизму возникновения н наличию тесной связи с идеаторными нарушениями сходны с навязчивыми сомнениями.

Навязчивые действия — непреодолимые желания свистнуть, ущипнуть, ударить, укусить кого-либо или себя, произнести неприличное слово в общественном месте, а также разбить стекло, сломать дверь и т. п. — нередко сочетаются с паранойяльной симптоматикой, сопровождаются признаками шизофренического дефекта и иногда, на первый взгляд, трудно отличимы от стереотипий,

,гг(лительно развивающиеся и приобретающие навязчивый характер привычки, опасения, страхи, влечения, идеи почти всегда ведут к подсознательной или сознательной разработке своеобразных защитных механизмов. Такие защитные механизмы могут вырабатываться в отношении навязчивых привычек, невротических и идеаторных навязчивостей. В первом случае защитные реакции, действия понятны, логичны, осознанны, регулируются волей, соответствуют по смыслу вызвавшей их навязчивой привычке. При психогенно или соматогенно возникшей невротической фобии защитный механизм более или менее прямолинейно связан с навязчивостью, но обычно не по смыслу, а по условному сопоставлению, внешне соответствующему правилу формальной логики, обозначаемому термином «импликация» (если произойдет событие «А», то произойдет или не произойдет событие «Б»), но лишенному логической связи между «если» и «то». Наконец, при идеаторных обсессиях механизм защиты приобретает характер ритуала (защитного ритуала), нередко имеюшего символический смысл.

Психически здоровый человек в случаях необходимости противодействует навязчивой привычке сознательно, напряжением воли, прибегая к отвлекающим от этой привычки мыслям или действиям. Примером защиты от фобии, возникшей на соматическн неблагоприятной почве, может служить поведение члена суда, которому предстояло решить судьбу Катюши Масловой (Л. Н. Толстой «Воскресение»): член суда «...страдал катаром желудка и с нынЕшнего утра начал, по совету доктора,

174

Обложка.
DJVU. Бред. Рыбальский М. И. Страница 173. Читать онлайн