Взгляд в буду щ ее .

Я не могу сказать тебе, каким будет твое будущее. Не представляю, достигнешь ли ты когда-нибудь Луны или Марса с помощью открытого мною оргона. Не имею никакого понятия, как твои космические корабли будут стартовать и приземляться, будешь ли ты использовать солнечную энергию для отопления помещений и сможешь ли ты разговаривать с Австралией или Багдадом через щель в стене своей комнаты. Однако я со всей определенностью я могу сказать чего ты не будешь делать через пятьсот или тысячу, или пять тысяч лет.

«Вы только послушайте его! Он определенно с причудами. Он может сказать мне, чего я не буду делать! Да он просто диктатор!»

Я не диктатор, маленький человек, хотя при твоей ничтожности я вполне мог бы им стать. Твои диктаторы могут сказать тебе только, чего ты не должен делать сегодня, чтобы избежать высшей меры. Они скорее заставят дерево расти быстрее, чем рассказать тебе о твоем далеком будущем.

«Но откуда у тебя эта мудрость, интеллектуальный ты слуга мирового пролетариата?»

Из твоих же глубин, вечный ты пролетарий человеческого разума!

"Чего?! Он черпает мудрость из моих глубин! Да откуда у меня какие-то глубины! И вообще, что за индивидуалистическую беседу он со мной ведет !!"

Ты ошибаешься, маленький человек, в тебе есть глубины, просто ты об этом не знаешь. Ты боишься, смертельно боишься собственных глубин, поэтому не чувствуешь и не видишь их. Вот почему твоя голова кружится когда ты смотришь в глубины, вот почему ты стараешься отвернуться, как это делает стоящий на краю пропасти. Ты боишься упасть и потерять свой «особый характер». На твоем пути самопознания всегда будет появляться маленький человек, с его жестокостью, завистливостью, жадностью и склонностью к воровству. Я бы никогда не взялся за столь длинное обращение, маленький человек, если бы в тебе не было глубин. Уж я-то знаю об этих глубинах, поскольку открывал их в тебе не раз и не два, когда ты приходил ко мне как к психиатру. Твои глубины – это твое великое будущее. Именно поэтому я и могу сказать тебе, чего ты, совершенно определенно, не будешь делать в этом будущем. Придет время, и ты не поймешь, как ты мог в течение четырех тысячелетий бескультурья совершать поступки, которые ты совершал. Хочешь послушать?

«Отчего же не выслушать красивую маленькую утопию? В любом случае, ничего со всем этим не поделаешь, дорогой доктор. Я всегда буду маленьким человеком из народа, не имеющим собственного мнения. Да и кто я такой, чтобы ..?»

Успокойся! Ты прячешься за мифом о маленьком человеке, потому что боишься влиться в жизненный поток и того, что тебе придется плыть в нем только ради твоих детей и внуков, а не ради себя лично.

Итак. Первое из многого, чего ты не будешь делать в будущем – это считать себя маленьким человеком, который имеет право сказать: «Да кто я такой, чтобы ..?» У тебя будет собственное мнение. Ты поймешь, что это позор – не иметь мнения, не выражать его и не настаивать на нем.

«Но что скажет о моем мнении мнение общественное? Меня раздавят как червя, если я выскажу свое мнение!»

То, что ты называешь общественным мнением, маленький человек, на самом деле является совокупностью мнений маленьких мужчин и женщин. Каждый маленький мужчина и каждая маленькая женщина имеют собственное здравое мнение и маленькую частицу мнения ошибочного. Ошибочное мнение вырастает из страха перед ошибочным мнением всех остальных маленьких мужчин и женщин. Вот почему здравое мнение ты прячешь глубоко внутрь. Больше ты не будешь соглашаться с тем, что ты «ничего не значишь». Ты осознаешь, что ты являешь собой оплот и фундамент человеческого общества. Не прячь голову в песок! Не бойся! Это совсем не плохо, быть ответственным оплотом человеческого общества.

«В таком случае, что я должен сделать, чтобы стать оплотом общества?»

Ничего нового и необычного. Просто продолжай делать то, что ты уже делаешь: возделывай поле, забивай гвозди, лечи больных, гуляй с детьми и отводи их в школу, пиши статьи о событиях дня, открывай тайны природы. Ты уже делаешь все это, просто ты считаешь это неважным, а важным в твоем понимании является только то, что важно для твоего Маршала Орденоносца или Принца Завоевателя.

«Ты мечтатель, доктор. Ты что, не видишь, что у Маршала Орденоносца и Принца Завоевателя войска и оружие, им нужны войны, им необходимо мобилизовать меня на эти войны, после чего они не могут обойтись без того, чтобы взорвать мое поле, мой завод, мою лабораторию или мой офис?»

Тебя мобилизуют, а твое поле и твой завод взрывают, потому что ты кричишь «Ура, ура !», когда тебя мобил и зуют и когда взрывают твое поле и твой завод. У Принца Завоевателя никогда не было бы ни войск ни оружия, если бы ты действительно осознал, что поле существует для того, чтобы выращивать пшеницу, а завод для того, чтобы производить мебель или обувь, что поля и заводы не предназначены для того, чтобы их взрывать, и твердо придерживался бы такой позиции. Твои Маршал Орденоносец и Принц Завоеватель смотрят на вещи по-другому. Сами они не работают ни в поле, ни на заводе, ни в офисе. По их понятиям ты работаешь не для того, чтобы кормить и одевать своих детей, а во имя величия Германии или Фатерлянда Рабочих.

«Как же мне быть? Я ненавижу войну; моя жена рыдает, убитая горем, когда меня призывают в действующую армию, мои дети голодают, когда армия пролетариев оккупируют мою землю, новые трупы появляются миллионами… Все, что я хочу, это пахать на своем поле и играть с детьми после работы, любить жену по ночам, а по выходным танцевать, петь и слушать музыку. Что мне делать?»

Продолжай заниматься тем, чем занимался всегда и чем хотел заниматься всегда: работай, расти детей счастливыми, по ночам занимайся любовью с женой. Если ты твердо и разумно будешь придерживаться этой программы, война не начнется. Твоя жена не станет забавной игрушкой для сексуально оголодавших солдат Фатерлянда Рабочих, твои осиротевшие дети не будут голодать на улицах, да и сам ты не останешься с широко открытыми остекленевшими глазами, обращенными в голубое небо на каком-нибудь далеком «поле воинской чести».

«Но если я хочу жить для своей работы, жены и детей, то что делать, если варвары, или немцы, или японцы, или рус с кие, или кто-то еще маршируют и вовлекают меня в войну? Не правда ли, я должен защищать свой дом?»

Ты совершенно прав, маленький человек. Если варвары какой бы то ни было национальности нападут на тебя, тебе придется взяться за оружие. По чего ты не учитываешь, так это того, что «варвары» всех наций есть никто иные, как миллионы маленьких людей, таких же, как и ты сам, которые продолжают кричать «Ура !», когда Принц Завоеватель (который сам не работает) обращается к ним с призывами к «священной борьбе». Они такие же маленькие люди, как и ты, которые верят, что их мнение не стоит ничего и спрашивают: «Кто я, собственно говоря, такой, чтобы иметь собственное мнение?»

Если однажды ты поймешь, что ты кое-что значишь, что ты имеешь собственное здравое мнение, что твое поле и завод предназначены для того, чтобы создавать жизнь, а не смерть, ты сам сможешь ответить на свой вопрос. Тебе не понадобятся никакие дипломаты. Ты прекратишь выкрикивать: «Ура, ура !!!» и возлагать венки к могиле Неизвестного Солдата. ( Я знаю твоего неизвестного солдата, маленький человек. Я познакомился с ним, когда сражался со своими смертельными врагами в горах Италии. Он такой же как и ты маленький человек, который думает, что у него нет собственного мнения.) Вместо того, чтобы класть свое национальное сознание к ногам своего Принца Завоевателя или своего маршала мирового пролетариата и ждать, пока его Растопчут, тебе надо противопоставить им свое осознание собственной значимости и гордости за свой труд. Тебе надо познакомиться со своим братом, маленьким человеком из Японии, Китая, а также всех «варварских» стран, поделиться с ним своим здравым мнением о своей роли рабочего, врача, фермера, отца и мужа, и убедить его в том, что и ему нужна не война, а только работа и любовь.

«Все это прекрасно, но что делать с атомными бомбами. Любая из них может унести сотни тысяч человеческих жизней!»

Подумай своей головой, маленький человек! Ты полагаешь, что бомбы изготовляет Принц Завоеватель? Нет, это делают маленькие люди, которые кричат «Ура !», вместо того, чтобы отказаться от выпуска продукции такого рода. Ты видишь, маленький человек, что все сводится к одной вещи – к твоему здравому или ошибочному мнению. А ты, самый выдающийся ученый двадцатого века, если бы не был микроскопически маленьким человеком, то думал бы обо всем мире, а не одной, отдельно взятой нации. Твой могучий интеллект позволил бы тебе не создавать атомную бомбу, а если логика научного развития делает ее создание неизбежным, ты должен был употребить весь свой авторитет и все свое влияние на то, чтобы эта бомба никогда не была использована. Ты попал в порочный круг собственных деяний и не можешь вырваться из него, потому что твои мысли и взгляды движутся в неправильном направлении. Ты осчастливил миллионы людей, пообещав, что твоя атомная энергия будет лечить рак и ревматизм, однако ты знал, что это невозможно, что ты используешь эту энергию только для индустрии смерти и ни для чего больше. Ты и твои физики идете по неправильному пути. Ты знаешь это, но не хочешь ничего делать. С тобой покончено! Раз и навсегда. Я предложил тебе целительную силу своей космической энергии, маленький человек! Ты знаешь об этом, я уже все объяснил тебе предельно доходчиво. Но ты хранишь молчание и продолжаешь умирать от рака и сердечно-сосудистых заболеваний, а на своем смертном ложе кричишь: «Да здравствует культура и технология!» Заявляю тебе, маленький человек, что ты роешь собственную могилу с открытыми глазами. Ты считаешь, что новая «эра атомной энергетики» уже наступила. Она действительно наступила, только не там, где ты думаешь. Не в твоем аду, а в моей тихой производственной лаборатории в дальнем уголке Америки.

Идти или не идти тебе на войну – целиком зависит от тебя, маленький человек. Если только ты твердо осознаешь, что работаешь во имя жизни, а не смерти! Если только ты твердо усвоил, что все маленькие люди на земле такие же, как и ты не хуже и не лучше.

Когда-нибудь ( а когда именно, будет зависеть исключительно от тебя) ты перестанешь кричать «Ура, ура !». Ты прекратишь возделывать те поля и работать на тех заводах, которые производят смерть. Когда-нибудь, говорю я тебе, ты не захочешь работать во имя смерти.

«Может объявить всеобщую забастовку?» Вряд ли стоит. Твоя всеобщая забастовка – оружие очень слабое. Ты очень скоро убедишься в этом, как только твоя семья начнет голодать. Объявляя забастовку, ты уходишь от ответственности за благосостояние или разорение своего общества. Бастовать означает не работать. Я уже объяснил, что ты когда-нибудь перестанешь работать, создавая смерть, но это не значит не работать вообще. Если уж ты настаиваешь на слове «забастовка», то объяви «рабочую забастовку». Бастуй, но при этом трудись для себя, для своих жены и детей, для своего общества, для своего завода или фермы. Дай понять, что у тебя нет времени для войн, что для тебя есть вещи значительно более важные. А подальше от мест человеческого обитания огради высоким забором какой-нибудь участок, и пусть маршалы и дипломаты стреляют себе друг в друга на его территории. Вот что ты сможешь сделать, маленький человек, если только прекратишь кричать «Ура, ура!» и верить в то, что ты не имеешь права на собственное мнение…

Все в твоих руках, маленький человек: не только твой молоток или стетоскоп, но и твоя жизнь, а также жизнь твоих родных и близких. Ты качаешь головой. Ты считаешь меня утопистом, если только не «красным».

Ты спрашиваешь меня, маленький человек, когда же наступит счастливая безопасная жизнь. Ответ на этот вопрос заложен в твоей природе.

Ты получишь счастливую безопасную жизнь, когда жизнь будет цениться выше благополучия, любовь выше денег, свобода выше общественного или партизанского мнения. Когда настроения музыки Баха или Бетховена передадутся всему настрою твоей жизни – они уже есть в тебе, маленький человек, но где-то глубоко, в дальнем уголке твоего существа. Когда ты будешь мыслить в гармонии со своими чувствами, а не в конфликте с ними. Когда ты научишься узнавать два времени своей жизни: расцвет и наступление старости. Когда ты, наконец, пойдешь за великими мудрецами, а не за великими преступниками или воителями. Когда любви между мужчиной и женщиной ты будешь придавать большее значение, чем свидетельству о браке. Когда ты научишься распознавать свои ошибки пока еще не поздно их исправить. Когда учителя и воспитатели будут зарабатывать больше политиков. Когда тебя будет вдохновлять правда, и ты упразднишь бюрократию. Когда ты сможешь общаться со своими зарубежными друзьями и коллегами напрямую, а не через своих дипломатов. Когда при виде несовершеннолетней дочери, счастливой в своей любви, твое сердце будет переполняться не гневом, а возвышенной радостью. Когда ты будешь только качать головой, вспоминая о тех временах, когда детям под страхом наказания запрещалось дотрагиваться до своих половых органов. Когда человеческие лица, которые ты встречаешь на улицах перестанут нести печать несчастья и печали, но будут отмечены отблеском свободы, жизнеспособности и безмятежности. Когда человеческие тела освободятся от непробиваемой оболочки, а половые органы перестанут быть предметом стеснения.

Ты обращаешься за инструкцией и советом, маленький человек. На протяжении тысячелетий тебя инструктируют и дают советы как хорошие, так и плохие. Но причиной всему не плохие советы, а твоя извечная низость и никчемность. Я мог бы дать тебе хороший совет, но то, что ты из себя представляешь и то, как ты мыслишь, не позволят тебе извлечь из него пользу.

Я, например, советую тебе покончить со всякого рода дипломатией, а вместо нее создавать профессиональное и человеческое братство всех сапожников, кузнецов, плотников, механиков, инженеров, врачей, учителей, писателей, администраторов, шахтеров и фермеров Англии, Германии, России, соединенных Штатов Америки, Аргентины, Бразилии, Палестины, арабских стран, Турции, Скандинавии, Тибета, Индонезии и т.д., которое позволило бы всем сапожникам мира решать между собой, как им лучше обуть китайских детей, шахтерам – как им лучше уберечь людей от холода, воспитателям – как им лучше оградить детей от физических и психических расстройств в дальнейшей жизни и т.д. И как же ты поступишь, маленький человек, встав перед лицом столь очевидной истины?

Ты постараешься упечь меня за решетку, а если не получится, то отвечаешь мне лично или через ораторов твоей партии, церкви, профсоюза или правительства примерно следующее:

«Да кто я такой, чтобы менять дипломатические отношения между странами на профессиональные и личные?» Или: «Преодолеть экономические и социальные противоречия между странами невозможно».

Или: «Разве можно объединяться с фашистами Германии или Японии, коммунистами России или капиталистами Америки?»

Или: «В первую очередь меня волнуют интересы моего российского, или германского, или американского, или английского, или еврейского, или арабского отечества».

Или: «Я пекусь о своем профсоюзе, а о других пусть волнуется кто-нибудь еще.»

Или: «Не слушайте вы этого капиталиста, большевика, фашиста, троцкиста, интерна ц ионалиста, сексуального маньяка, еврея, иностранца, интеллектуала, мечтателя, утописта, обманщика, придурка, лунатика, индивидуалиста и анархиста! Где ваш американский, российский, германский, английский или еврейский патриотизм?»

Ты обязательно сделаешь одно из этих или подобное им заявление – лишь бы уклониться от ответственности за человеческую коммуникацию.

«Неужели от меня нет совершенно никакой пользы? Ты отказываешь мне в чести и достоинстве. Ты делаешь из меня какую-то мешанину. Но ведь я усердно тружусь, содержу жену и детей, стремлюсь к хорошей жизни, служу своей стране. Не может быть, чтобы я был таким уж никчемным!»

Я знаю, что ты есть честное, высокоорганизованное, общественное животное наподобие пчелы или муравья. Все, что я сделал – это всего лишь разоблачил в тебе маленького человека, который извращает твою жизнь вот уже несколько тысячелетий. И когда ты не жалок и ничтожен – ты велик, маленький человек, и твое величие – это единственная надежда на лучшее будущее, которая у нас остается.

Ты велик, когда занимаешься своим ремеслом, когда ты вдохновенно вырезаешь по дереву, строишь, рисуешь, шьешь, жнешь. Твое величие – в голубом небе и в олене, бегущем по утренней росе, в музыке и танцах, в воспитании детей и в прекрасном теле твоей жены (или мужа). Ты велик, когда изучаешь звезды в планетарии, когда набираешься мудрости в библиотеке. Ты велик, когда рассказываешь сидящим у тебе на коленях внукам истории о далеком прошлом и смотришь в неопределенное будущее с забавной детской непосредственностью. Ты несешь величие, мать, баюкающая свое дитя, когда ты со слезами на глазах горячо молишься о его будущем счастье, а потом, час за часом, год за годом, сама строишь это счастье для него.

Ты велик, маленький человек, когда ты поешь хорошие, сердечные народные песни или когда танцуешь под аккордеон старые танцы, ибо народные песни исходят от души и вмещают в себя целый мир. И, наконец, ты велик, когда можешь сказать своему другу: "Я благодарен судьбе за то, что она дала мне возможность жить, не впадая в мерзость и алчность, видеть, как подрастают мои дети, слышать их первые слова, заниматься своим ремеслом, прогуливаться на природе, играть, задавать вопросы, смеяться и любить. Спасибо судьбе за то что не отняла у меня свободу и чистоту, за то, что одарила меня весенними нежными чувствами, за полоскание ручья у моего дома и пение птиц в соседнем лесу, за то, что уберегла меня от участия в сплетнях и сутяжничестве соседей, за то счастье, с каким я обнимаю свою жену (мужа) и чувствую силу жизни в ее (его) теле, за то, что я не растерял терпения в трудные времена, и что моя жизнь имеет значение и продолжение. Благодарю судьбу за то, что я всегда прислушивался к своему внутреннему голосу, который говорил мне: «Есть только одна вещь, которая имеет значение: хорошая счастливая жизнь. Следуй зову своего сердца, даже если оно увлекает тебя на тропу, которой избегают трусливые. Как бы ни было тебе трудно, не позволяй себе ожесточаться.»

Когда тихим вечером после работы я сижу на лужайке у дома со своей любимой или со своим сыном наслаждаясь дыханием природы, во мне во мне звучит моя любимая песня о человечестве и о будущем. Я обращаюсь к жизни с мольбой о правах труженика, об освобождении человеческих сердец от жестокости и страха, от стремления развязывать войны. Люди начинают войны только потому, что жизнь проходит мимо них. Я крепко обнимаю моего маленького мальчика, который говорит мне: «Папа! Солнце зашло. Когда оно взойдет опять? Скоро оно вернется?» А я отвечаю ему: «Конечно, мой мальчик, оно вернется скоро и снова одарит нас своим теплом.»

Психология bookap

Мое обращение к тебе подходит к концу, маленький человек. Я мог бы расстаться с тобой с чувством неопределенности. Но если ты прочитал мои слова внимательно и беспристрастно, то сможешь обнаружить маленького человека в себе. Ты найдешь его в своих поступках и помыслах.

Независимо от того, что ты уже сделал мне и что сделаешь еще, от того, возносишь ли ты меня как гения или пытаешься изолировать как сумасшедшего, идешь за мной как за пастырем или пытаешь как шпиона, твои недуги рано или поздно заставят тебя понять, что я открыл законы жизненной энергии. Я дал тебе инструмент, с помощью которого ты сможешь управлять своей жизнью сознательно и целенаправленно, не растрачивать ее по пустякам, как ты делаешь это сейчас. Я стоял на страже твоего физического и психического здоровья. По моим стопам пойдут твои внуки. Они станут настоящими инженерами человеческой природы. Я открыл перед тобой ворота в огромное царство жизненной энергии внутри тебя, твою космическую сущность. Это и есть моя главная награда.