Вторая часть

Основные группы инстинктов

I. Индивидуальные витальные (жизненные) инстинкты

II. Репродуктивные инстинкты

4. Вертикальная консолидация

...
Модуль умиротворения

Умиротворение — двусторонний модуль; т. е. — модуль, работающий с обеих сторон иерархической коллизии. «Сверху» — этот модуль вызывает торможение работы модуля самоутверждения при демонстрации определённого уровня лояльности умиротворяющего. Этот уровень крайне вариабелен у разных особей и групп, но он не бесконечно велик, и именно благодаря прекращению эскалации репрессий при некоторой величине верноподданнических проявлений существование иерархических низов группы становится физически возможным, а вместе с этим — и само существование иерархической структуры группы. Здесь, в принципе, можно усмотреть некие зачатки горизонтальности — «ты — мне — покорность и всё, что у тебя есть, я — тебе — ослабление или даже прекращение репрессий». Но фактически, горизонтальности здесь не больше, чем в знаменитом «кошелёк или жизнь»; впрочем, не будем забегать вперёд.

«Снизу» его работа выражается в:

Поддержке самого иерархического миропорядка, санкциях против отщепенцев, выпадающих из иерархической структуры, и не желающих «ходить строем».

Как правило — добровольное и искреннее подтверждение и одобрение (в разнообразных формах) текущего статуса вышестоящих особей; эдакий «верноподданнический зуд» — опережающее, и не всегда даже затребованное выражение лояльности и поддержки. В том числе — и это очень важно! — поддержки в его борьбе за укрепление своего иерархического положения. Эта особенность умиротворения является ключевой для построения ВК-структуры, ибо именно она придаёт тиранам силу.

Будучи инстинктивным, умиротворение (как и только что рассмотренное самоутверждение), может быть совершенно иррациональным (например, по отношению к Богу), фактически никаких благ умиротворяющему не дающим.

Разнообразные проявления страха, благоговения и ответственности перед вышестоящим иерархом.

Несколько особняком стоят такие проявления умиротворения, как любовь, уважение и доверие к иерархам, желание им подражать. Такие эмоции могут быть выработаны отбором только тогда, когда иерарх достаточно часто оказывается истинно полезным для группы. Подражать иерарху и любить его можно конечно просто для того, чтобы ему это понравилось, и он в ответ был милостив и благосклонен, и это, видимо, является одной из причин развития такой, скажем так, «поведенческой реакции». Но можно и потому, что это подражание действительно часто оказывалось полезным данному индивиду — как и группе в целом — и это тоже может быть одной из таких причин. Однако, как мы уже выяснили, в рамках сугубо вертикальной структуры иерарх быть полезным группе отнюдь не обязан; такие качества вырабатывает только горизонтальность отношений. Здесь нет никаких противоречий и нестыковок. Ведь чистая вертикальность — это, скорее, абстракция, удобная для рассмотрения стержневых принципов. Реальные группы практически всегда консолидированы по смешанному принципу: в них, в каких-то пропорциях присутствуют все рассматриваемые нами виды консолидированности. Однако любовь, уважение и доверие к иерархам, даже и вырабатывающиеся благодаря горизонтальным воздействиям, срабатывают на сугубо вертикальный релизер — высокий ранг в группе («начальник всегда прав»). Поэтому эти проявления умиротворения относятся к признакам вертикальной консолидации совершенно правомерно.

В принципе, для иерархий ВК-групп характерна линейная структура типа «алфавитного списка». Первые исследователи групповых иерархий пользовались греческим алфавитом, и такая система обозначений до сих пор употребляется, правда, в основном, в художественной литературе. Но если в группе имеет место сколько-то ощутимая горизонтальная консолидированность, и особенно — если группа велика, то её структура становится пирамидальной, в которой можно говорить о ранге не особи, но слоя особей — исключая, разве что высший ранг, да и то не всегда. Образование коалиций, которое часто наблюдается в построении ВК-структур, также возможно лишь при появлении хотя бы небольшой долгосрочности мышления, и свидетельствует об определённом сдвиге группы в сторону ГК.

«По идее», или скажем так: «в общем случае», ВК-структура формируется в серии физических и/или психических (в т. ч. манипулятивных) парных поединков, в ходе которых определяется относительное превосходство членов группы. Однако, фактически ранг часто определяется без борьбы, или борьбы с учётом сугубо формальных, и даже телесных признаков. Например, у оленей таким признаком является размер и ветвистость рогов. Тогда при встрече двух особей с явно отличающимся украшением на голове, обладатель меньшего уступает ранг без боя; или, если эти размеры отличаются несильно, бьётся не очень настойчиво, готовый в любой момент уступить.

У людей тоже есть такие формальные релизеры, принимающиеся во внимание при выяснении ранговых отношений. В социологической литературе многие такие признаки называются статусными маркерами. Их можно подразделить на:

Телесные: геометрические размеры тела, а также относительные размеры полоспецифических органов — гениталий у мужчин, и молочных желез у женщин. Так, человек более высокий и массивный, а также мужчина с более крупным половым членом, или женщина с большими молочными железами, при прочих равных условиях воспринимаются как более высокоранговые. Взаимосвязь размеров гениталий у мужчин и их визуально воспринимаемым рангом обусловлена более высоким уровнем тестостерона, который влияет не только на размеры гениталий, но и на мышечную массу, а также степень агрессивности поведения (бойцовские качества). С размерами молочных желез у женщин взаимосвязь более опосредованная — через их более высокую привлекательность (также отражающую их более высокий уровень половых гормонов) для высокоранговых мужчин, предоставляющих им протекцию. То есть, высокопривлекательные (в том числе посредством больших грудей) женщины, в иерархическом смысле «светят отражённым светом» своих мужчин [29].

Биографические: возраст, стаж работы (например, в армейских иерархиях — срок службы).

Социальные: служебное положение, должность, воинское или учёное звание. Здесь уместно подчеркнуть, что социальный статус и биологически воспринимаемый ранг — далеко не тождественные понятия! Уличный хулиган может вовсе не занимать никаких должностей в обществе, однако его биологический ранг может быть гораздо выше, чем у, скажем, директора завода, случись им оказаться рядом в неформальной обстановке.

Материальные: обладание дорогостоящими вещами, неэкономный образ жизни.

Поведенческие: поведение и мимика, отражающие достигнутый статус — гордая (или наоборот — приниженная) осанка, агрессивное поведение (и наоборот), и т. д. Ложными ранговыми маркерами чаще всего бывают именно поведенческие.

Текущий ранг в иерархии. Принадлежность текущего ранга к релизерам ранговой иерархии приводит к такому явлению, как «самозащелкивание» рангов, особенно ярко проявляющееся в отношении крайних статусов группы — альф и омег. «Самозащёлкивание» — склонность особи сохранять свой текущий ранг в силу самого факта обладания им (даже без активных стабилизирующих усилий) чем, до определённого предела, осуществляется противодействие силам, могущим этот ранг изменить. Попав на иерархическое дно, например, в неформальной школьной иерархии, ребёнок уже запросто оттуда не поднимется — его будут воспринимать низкоранговым как бы по инерции. То же и с высоким рангом, хотя там «скатиться» проще в силу более острой конкуренции.

Чем крупнее группа, тем сильнее в ней выражен эффект самозащёлкивания рангов — ведь в крупной группе размер и мощность «группы поддержки» лидера получается больше, следовательно поддержка лидера становится и более сильной, и менее зависимой от его объективной ценности для группы. Для длительного существования группы, это, мягко говоря, не полезно, но ВК-группа существует в пространстве краткосрочных целей, и вырваться из заколдованного круга сиюминутной выгоды способна далеко не всегда. Многие революции, свершавшиеся под лозунгами «равенства» и проч. — фактически направлены против именно самозащёлкивания рангов, против наибольших привилегий лиц, этого уже давно не заслуживающих и неспособных свой статус подтвердить. Собственно равенство при этом почти никогда не достигается, в лучшем случае — чуть возрастает горизонтальность отношений, или складываются предпосылки к нему. Но это в лучшем случае: обычно же меняются лишь персоналии, первым делом защёлкивающие свои вновь завоёванные ранги…

И кстати, именно благодаря «позитивному» влиянию размера на прочность положения лидера, ВК группы так склонны к разрастанию, а крупные группы — к «завертикаливанию».

Характерная для всякого (и ВК, разумеется, тоже) инстинктивного поведения формальность реагирования на релизеры, учитывая ценность высоких уровней иерархии, неизбежно приводит к широкому распространению ложных релизеров (например — дорогих, или имитирующих дорогие, вещей у низкорангового человека), однако обман может быть эффективен лишь в больших и анонимных скоплениях особей, ибо есть и другие признаки положения в иерархии. Разумеется, речь не идёт, и, в большинстве случаев — не может идти о сознательном повышении своего визуального ранга путём «незаконного» владения дорогими вещами. Однако, человек с высокими ранговыми амбициями (высокой жаждой самоутверждения), пусть и обладающий в силу каких-то причин низким фактическим рангом в конкретной социальной или биологической иерархии, просто чувствует себя неуютно в дешёвом автомобиле, в скромно выглядящей одежде, и т. п., что и приводит к такому вот подсознательному «обману» окружающих. А больше — самого себя.