Глава 5. Отношения, к которым мы стремимся.


...

Вопрос взаимоотношений.

Вы довольны текущими личными отношениями? Если бы у вас была волшебная палочка, позволяющая мгновенно внести в свои отношения любые перемены, чего бы вы пожелали?

Возможно, вы считаете свои отношения хорошими, но хотите сделать их еще лучше. Не исключено, что вы заметили определенную схему неудач: вы вступаете в те отношения, которые вас не удовлетворяют, затем понимаете это, рвете связь и начинаете все сначала с другим партнером — только для того, чтобы, узнав его лучше, вновь понять, что ошиблись как и в предыдущий раз. Все дело в том, что близкие отношения — это ответ на определенный вопрос. Каждого из нас мучает один вопрос, и мы находим ответ на него, разыскивая того партнера, с которым нас соединяет взаимная привязанность.

Вопрос обычно определяется нашим воспитанием и навечно отпечатывается в голосе обусловленности. Чаще всего он зависит от того, как вырастили нас родители, но может возникнуть и на основе более общих переживаний.

В детстве мы пытаемся узнать, как устроен мир. Мы хотим, чтобы он стал осмысленным. Мы стараемся постичь взаимоотношения родителей. После этого остаются некоторые вопросы, и позже мы ищем ответы на них в жизненном опыте, поскольку в свое время просто не могли выразить эти вопросы словами.

Основополагающий вопрос взаимоотношений:

Что мы пытаемся узнать, вступая в личные отношения?

Вот примеры основных вопросов из числа встречавшихся нам на практике:

Достоин ли я любви?

Могут ли мужчина и женщина жить вместе без ссор?

Я нравлюсь другим?

Что происходит, когда люди ссорятся?

Существует ли любовь?

Смогу ли я хранить верность единственному человеку?

Насколько важна внешняя красота?

Достаточно ли я интересен, чтобы кого-то привлечь?

Насколько интересны другие люди?

Возможны ли близкие отношения без грубости?

Обязательно ли жениться, чтобы стать счастливым?

Через какой срок после первой встречи с человеком мне удастся затащить его в постель?

Удастся ли мне найти настоящую подругу сердца?

Понравится ли мой избранник родителям?

Как стать счастливым?

Как сделать счастливым другого?

Справится ли он с моим характером?

Основной вопрос отношений оказывает огромное влияние на подход к личным отношениям. Другие люди тоже улавливают наши вопросы, пусть и неосознанно.

Я (Джозеф) знал одну женщину, которая постоянно меняла партнеров. Ни один не задерживался рядом с ней дольше года. Рано или поздно каждый избранник начинал вызывать у нее чувство неудовлетворенности, хотя она не могла объяснить почему. Ее очень огорчало то, что ни одно из увлечений не переросло в нечто большее и все они оставались мимолетными связями. Поразмыслив над этим, она поняла, что бросала партнеров, так как ни один не казался ей достаточно хорошим. У нее все время мелькала подсознательная мысль о том, что где-то там, вдалеке, есть кто-то лучше. Задумавшись о своем воспитании, она смогла выделить в прошлом определенные закономерности. Ее вопрос взаимоотношений звучал так: «Достаточно ли он хорош для меня?»

Она выросла под крылом слепой любви отца, который говаривал: «Для тебя все недостаточно хороши» (если вдуматься в буквальный смысл этой фразы, станет ясно, насколько она неоднозначна). Отец следил, чтобы у нее всегда было только лучшее. К юности она уже ждала от жизни только лучшего и оценивала поклонников теми же мерками, что автомобили, одежду, еду и домашнюю утварь: малейший изъян — и товар отправлялся в магазин на обмен. Воспитание заставило ее искать совершенства в других людях.

Кроме главного вопроса, был и еще один: «Что с ним не так?» Она не только заранее предполагала, что у каждого есть свои недостатки и слабости (в этом она была совершенно права), но и старательно выискивала их в партнере, а обнаружив, тут же прерывала с ним отношения.

Впрочем, в ее главном вопросе была одна положительная сторона, которую важно было сберечь: она действительно многого заслуживала. Отец учил ее тому, что она значительна и достойна лучшего. Это принесло моей знакомой высокую самооценку, сыгравшую немалую роль в привлекательности.

Нам приятно общаться с теми, кто высоко себя ценит. Им не нужно постоянно что-то себе доказывать, и потому они не пытаются изобразить нас не такими, какие мы на самом деле.

Когда та женщина поняла это, она перестроила свой вопрос так:

«Как мне извлечь из партнера лучшее?»

Следующее упражнение поможет вам выявить собственный главный вопрос отношений:

Вспомните романтические отношения, которые складывались у вас в прошлом.

Что у них общего?

Вы замечаете какую-нибудь схему?

С чего обычно начинался разлад?

О чем бы вы спросили, если бы могли задать потенциальному партнеру только один вопрос?

Если в отношениях что-то не так, то на какой вопрос они отвечают? (Например, вы можете поймать себя на мысли «Я знал, что ничего не выйдет, потому что…»)

Что вы обычно хотите узнать о другом человеке?

Что вы хотите узнать о самом себе?

Чего не хватало тем отношениям? (Чем бы это ни было, вопрос может сводиться к тому, как определить это словами.)

Вопросы личных отношений не следует считать проблемами, они могут оказаться очень полезными. Все зависит от того, как ищется ответ, чего хочешь добиться от партнера.

Обнаружив вопрос, который кажется вам важным, хорошенько обдумайте его.

Какие неявные предположения кроются в этом вопросе?

Такие допущения могут быть вполне оправданными и иногда оказываются очень глубокими.

Например, вопрос «Понравится ли партнер моим родителям?» указывает на очень многое: во-первых/ человеку важно, чтобы партнер соответствовал системе ценностей его родителей, во-вторых, ему известно, что ценят родители.

Вопрос «Существует ли любовь?» подразумевает сомнения, иначе его бы просто не задавали.

Определив свой вопрос, обратите внимание на то, с какими интонациями вы его задаете. Например, в зависимости от тона голоса вопрос «Могут ли меня полюбить?» может нести в себе оттенок легкого сомнения или полного неверия.

Посмотрите, как построен ваш вопрос, полный он или неполный. На полным вопрос можно ответить «да» или «нет».

Таким является вопрос «Могут ли меня полюбить?»

Разумеется, этот вопрос очень важен и многое зависит от того, какого рода доказательства принимаются в расчет.

На неполный вопрос нельзя ответить просто «да» или «нет».

Примером может служить вопрос: «Насколько сильно меня могут полюбить?»

В целом, неполные вопросы лучше полных, так как требуют больших раздумий, более широкого спектра поисков ответа, но в то же время опираются на меньшее число скрытых допущений. На полный вопрос можно ответить «Нет», а это заводит в тупик.

Если ваш вопрос полный, сделайте его неполным. Это уже будет большим шагом вперед.

«Смогу ли я найти подругу сердца?» можно превратить, например, в вопрос «Какая женщина может стать для меня подругой сердца?» Вопрос «Понравится ли этот человек моим родителям?» перестраивается во фразу «Насколько важно, понравится ли этот человек моим родителям?»

«Смогу ли я сделать его счастливым?» превратится в «Как мне сделать его счастливым?», а «Справится ли он с моим характером?» — в «Как он сможет справиться с моим характером?»

Еще раз взгляните на свой вопрос и посмотрите, на каких ценностях он основан. Насколько важны для вас эти ценности?

Например, вопрос «Сможет ли он меня защитить?» означает, что вы цените надежность. «Весело ли с ним будет?» подразумевает значимость развлечений.

Наконец, что говорит этот вопрос о вас как о человеке?

Такие размышления позволят многое узнать о собственных ценностях, убеждениях и допущениях в отношении себя и других. Пары нередко сходятся по той причине, что их вопросы хорошо согласуются, а ценности и предположения совпадают. Иногда вопросы дополняют друг друга (если один партнер соответствует ценностям, важным для второго).

Один наш знакомый постоянно защищался от обвинений в эгоизме. Он неистово доказывал, что альтруистичен. Он просто знал это. На самом деле, он знал, что хочет быть альтруистом и непременно станет им — как только заработает достаточно денег. Интересно, что, по его мнению, «альтруизм» означал умение расставаться с деньгами, но, если задуматься, мы оцениваем это качество не только финансовыми мерками. Можно быть щедрым духом, отдавать другим самого себя. Мы оба знали людей, у которых денег было совсем немного, но они щедро делились с окружающими своим временем, вниманием и теми незначительными суммами, которыми располагали. Время и внимание дороже денег, к тому же у многих из нас первого и второго намного больше, чем третьего.

Второй любопытной чертой нашего знакомого было то, что самого себя он оценивал по намерениям, а не поступкам. Впрочем, все мы склонны пользоваться этим двойным стандартом. Мы знаем, что хотели как лучше и обязательно поступили бы правильнее, если бы смогли. Когда наши поступки оборачиваются скверно, это просто ошибка, но мы-то знаем, чего хотели добиться на самом деле, и это все в корне меняет. Однако других мы судим по результатам их действий. Их побуждения нам неизвестны. Кроме того, мы склонны принимать чужие поступки на свой счет и часто обвиняем других в том, что они намеренно причиняют нам вред. Но это неверно, такое случается чрезвычайно редко.

Некоторые люди ощущают (осознанно или подсознательно), что недостойны своего партнера. Они часто причиняют партнеру боль, чтобы заставить его уйти и тем самым укрепить собственное чувство несоответствия.

Причинение страданий партнеру — косвенный способ навредить самому себе.

Выход из такого печального положения заключается в том, чтобы тщательно пересмотреть свои убеждения и ценности, связанные со взаимоотношениями, а затем, возможно, поработать над основным вопросом отношений. Сковывающие убеждения такого рода часто вызваны голосом обусловленности, который твердит, например: «Ты никого не достоин. Любой, кто идет на сближение с тобой, оказывает тебе огромную честь».

Оценивая любые поступки — как свои, так и чужие, — помните, что они всегда имеют две грани. Есть то, как поступок выглядит изнутри (намерение), и то, как он выглядит со стороны (результат). Извне намерения окружающих не разглядеть. Умение «влезать в чужую шкуру» поможет нам стать терпимее, так как перед вынесением окончательного суждения появится возможность оценить поступок с обеих точек зрения, а это намного лучше поспешной реакции на внешние проявления.

Рассмотрим пример из жизни. В семье с тремя подрастающими детьми один из партнеров берет на себя роль кормильца. Предположим для простоты, что это отец. Чтобы удержаться на работе и обеспечить достаточный семейный доход, он много трудится, руководствуется чувством долга, платит за это высокую цену (стресс, усталость), но с каждым днем у него остается все меньше времени на семью. Для того чтобы работа, с которой он отлично справляется, приносила больше радости, он предпочитает любить свое дело. Поскольку работа представляет собой большую часть его жизни, эта тема господствует в его мыслях и речи. Если бы у него был выбор, он, конечно, предпочел бы легкую карьеру и возможность проводить больше времени дома.

Дети растут, и отец чувствует, что ему чего-то недостает. Но образ жизни семьи давно соответствует его доходам, и потому кормилец знает, что попал в ловушку. Мысли о поиске другого занятия выглядят бесперспективными. Он искренне хочет, чтобы у его детей было все, чего когда-то не хватало ему самому, но дети страдают прежде всего от недостатка общения с отцом.

В чем можно обвинить этого человека — в намерениях, определивших его поведение, либо в фактических последствиях поступков?

Можно ли его вообще в чем-то винить?

В домашней суете, когда вокруг все время звучат чьи-то голоса, когда нет времени присесть и спокойно поговорить, очень легко оценивать членов семьи только по поступкам и их следствиям. Разумеется, действительность, исход любых поступков служат окончательным мерилом, они остаются реальными независимо от побуждений. Но если понимаешь, что многие действия совершаются непреднамеренно, они принесут меньше мучений. Боль обычно легче стерпеть, если знаешь, что тебе не хотели ее причинить. Оценивая исключительно действия, упускаешь из виду намерения, и тогда у другого человека возникает чувство, что его неправильно поняли, несправедливо высмеяли или наказали, не захотели выслушать до конца.

Себя мы склонны судить по намерениям, а других по их поступкам, так как чужие побуждения невидимы. Честно оценивать собственные намерения тоже очень полезно. Скажем, вы покупаете партнеру подарок. Почему вы это делаете? Хотите просто сделать ему приятное или надеетесь получить что-то взамен? Во втором случае у партнера вполне может возникнуть ощущение, что им пытаются манипулировать — если не сразу, то после того, как вы перейдете ко второй части задуманной «сделки». Следующий подарок будет восприниматься без радости, он вызовет естественный вопрос: «Что тебе нужно на этот раз?»

Сходным образом, нам следует отдавать себе отчет в том, почему мы упрекаем партнера. Мы хотим решить проблему или просто вызвать у него чувство вины? Быть может, нам хочется добиться морального превосходства, нажать на рычаг чувства вины? Мы действительно думаем только о том, как сделать личные отношения более гармоничными? Хотим помочь и себе, и партнеру либо пытаемся сделать взаимоотношения удобными прежде всего для себя?

Еще одним шагом, уводящим от понимания истинных побуждений другого человека, становятся выгодные для нас толкования его намерений. Любой поступок допускает множество объяснений, и поиск верной причины представляет собой часть попыток понять поведение окружающих. Однако мы очень редко признаемся: «У меня нет ни малейшего представления о том, почему ты так поступил», разве что пользуемся подобными фразами как скрытым вопросом, требующим объяснений.

Некоторые личные отношения очень осложняются взаимными подозрениями, так как супруги полагают, что любые слова несут в себе какой-то подтекст:

— Что сегодня на завтрак?

— Пойди и сам себе приготовь!

— Как ты себя чувствуешь?

— Прекрасно. Это тебя огорчает?

— Тебе помочь?

— Спасибо, как-нибудь и сама справлюсь!

— На этой неделе ты не так занят на работе?

— Да помню я, что нам скоро идти в гости!

— Сегодня я хочу заглянуть к своей маме.

Психология bookap

— Все что угодно, лишь бы меня не видеть, да?

Не сомневаемся, что вы сами сможете вспомнить нема — до примеров такого рода.