ПравообладателямПсихологический анализ рисунка и текста, Потемкина Ольга
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Потемкина Ольга Федоровна, Потемкина Елена Васильевна pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Вопросы изучения рисунков, почерка, речи человека всегда были в поле зрения специалистов различных областей (философов, лингвистов, историков, литературоведов, искусствоведов), однако только психология обладает уникальной возможностью во всем объеме представить личность и особенности ее характера.

Книга предназначена для психологов, философов, искусствоведов, специалистов по коммуникациям, а также для широкого круга читателей, интересующихся изобразительной деятельностью и психологией.

PDF. Психологический анализ рисунка и текста. Потемкина О. Ф.
Страница 240. Читать онлайн

Паихатагический инаянт рисунка и текстгга

один размер, то есть одинаковую степень собственной искривленности, или целые ровные эллипсы... В неровном почерке ни одна из этих одинаковостей не соблюдается» [43, с. 29 — 30]

В пояснении, данном Чернышевским, содержится необычайная глубина проделанного им анализа. Предложенные Чернышевским принципы не теряют актуальности в наше время, спустя более чем 125 лет после их формулирования. Чернышевскому удалось во многом прогнозировать будущие требования к научной экспертизе почерка и необходимым условиям ее проведения.

Взгляд на почерк как на проявление индивидуальности отмечается в художественной литературе. Наиболее яркие страницы, посвященные почерку, написаны такими выдающимися классиками, как Н В. Гоголь, Ф. М. Достоевский, А. Конан Дойль.

У гоголевского персонажа, героя повести «Шинель» Акакия Акакиевича Башмачкина, была удивительная страсть к переписыванию. Ничто более так не занимало его и не доставляло ему столько радости как занятия по переписыванию бумаг.

«Вне этого переписывания, казалось, для него ничего не существовало, — пишет Н В. Гоголь о Башмачкине — В этом переписывании ему виделся какой-то разнообразный и приятный мир». Например, у Акакия Акакиевича некоторые буквы «были фавориты», до которых, «если он добирался, то был сам не свой: и посмеивался, и подмигивал, и помогал губами так, что в лице, казалось, можно было прочесть всякую букву, которую выводило перо его» [85, с. 134]

Подобно Акакию Акакиевичу, князь Мышкин не просто хороший, но страстный каллиграф, для которого буквы сами по себе — вне всякого смысла, который они выражают, — являются источниками различных душевных движений и сильных переживаний. «С чрезвычайным удовольствием и одушевлением» князь Мышкин говорит о разных почерках, росчерках, закорючках, о шрифтах английских и французских площадном и писарском, выражая восхищение и восторг: «Они превосходно подписывались, все наши старые игумены и митрополиты, и с каким иногда вкусом, каким старанием! Взгляните на эти круглые „д", „а". Я перевел французский характер в русские буквы, что очень трудно, а вышло удачно. Boy еще прекрасный и оригинальный шрифт... Черно написано, но с замечательным вкусом... Дальше уж изящество не может идти, туг все прелесп,! Бисер, жемчуг... Росчерк — это наиопаснейшая вещь/ Этакой шрифт, ни с чем не сравним, так даже, что можно влюбиться в него...» Каллиграфия у Мышкина не только возвращает знаку--- рисунку буквы — свой прежний смысл, но и приобретает новый, «психологический», отсутствовавший в древней и средневековой цивилизациях и присущий

240 Текст взят с психологического сейте http://www.myword.ru

Обложка.
PDF. Психологический анализ рисунка и текста. Потемкина О. Ф. Страница 240. Читать онлайн