Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямПол. Гендер. Культура. Немецкие и русские исследования, Без автора Без автора Пол. Гендер. Культура. Немецкие и русские исследования
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: ,  Без автора djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Сборник статей немецких и российских авторов посвящен теоретико-метологическим и конкретно-научным аспектам «женских» и гендерных исследований, способам инструментализации феминистской и гендерной критики при изучении российской культуры и общества. В статьях представлены различные практики применения гендерного подхода к теории искусства, литературоведению, психологии, политологии, культурологии.

DJVU. Пол. Гендер. Культура. Немецкие и русские исследования. Без автора .
Страница 370. Читать онлайн

368

Криста Роде-Даксер

выступает, скорее, как образ властительницы над жизнью и смертью,и то, что ребенок живет, что мать о нем заботится и ухаживает за ним, доказывает лишь, что мать не воспользовалась своей «злой» властью. В фантазиях об этой «всесильной» матери часто смешиваются «материнское имаго» и «мать» (см. Коппи-Влснзгя 1989).

«Моя мать хотела избавиться от меня с помощью аборта», — с глубочайшим возмущением пожаловался мне когда-то давно коллега-психоаналитик и высказал еше целый ряд горьких упреков в адрес своей матери. Мое замечание о том, что она, судя по всему, все же приняла другое решение, иначе у него не было бы возможности сейчас в тридцатилетнем возрасте упрекать ее, вызвало полное непонимание с его стороны. В воображении этого мужчины значение имело лишь то, что ero мать могла принять меры против ero появления на свет. Один этот факт уже по определению делал ее коварной, а его превращал в жертву матери, абсолютно независимо от того, применила ли она фактически эту власть против него или нет. Образ матери-властительницы над жизнью и смертью, встречающийся нам здесь, обладает, по моему опыту, большой устойчивостью. Вероятно, это можно объяснить, кроме всего прочего, тем, что этот образ относится к сфере магического мышления, которое является определяющим для опыта маленького (в возрасте от двух до шести лет) ребенка. Это именно та фаза развития образного мышления (Р~лсдт 19б9), в течение которой фантазия и реальность, мысль и действие зачастую не могут быть отделены друг от друга. Это означает также и отсутствие различий между желанием смерти значимому «другому» и реальным убийством этого «другого».

Одновременно это позволяет нам назвать и одну из причин, по которой женщинам особенно трудно реально использовать власть, не идентифицируя себя при этом с угрожающим внутренним образом доэдипальной «всесильной» матери. Возможность использования реальной власти, по всей видимости, очень легко активизирует фантазии, которые берут свое начало в магической фазе развития ребенка и поддаются лишь несущественной корректировке в результате соприкосновения с реальностью.

Обложка.
DJVU. Пол. Гендер. Культура. Немецкие и русские исследования. Без автора . Страница 370. Читать онлайн