В ПОИСКАХ ТВОРЧЕСКИХ РЕЗЕРВОВ


...

УСЛОВИЯ РАБОЧЕЙ СРЕДЫ

Нужно любить то, что делаешь, и тогда труд даже самый грубый возвышается до творчества.

М. ГОРЬКИЙ

Условия рабочей среды – один из важнейших факторов творческой деятельности и трудовой жизни. Если эти условия благоприятствуют, то работа удается, если, напротив, они плохо приспособлены к человеку, то работа будет малопроизводительной.

В настоящее время этими вопросами занимается одна из наук – эргономика (по-гречески ergon – работа, nomos – закон). Эргономика изучает взаимодействие человека с объектами и окружающей средой на производстве, в быту и стремится улучшить, или, говоря кибернетическим языком, оптимизировать условия труда и отдыха.

В век машин, техники и автоматизации эта проблема приобретает особое значение.

Люди настолько приспособились к машинному миру, что уже не замечают механизацию и автоматизацию в своем окружении. Целая армия автоматов, различных устройств, агрегатов, аппаратов и механизмов стала чем-то само собой разумеющимся. И люди, привыкнув к этому, едва ли отдают себе отчет о том, как изменился в последнее время характер труда.

Еще не так давно человек на производстве делал все сам. Сегодня он практически только управляет производственными процессами с помощью машин. Освобожденный от физической работы, человек все чаще становится командиром, отдающим приказы механизмам-исполнителям.

Но во взаимоотношениях человека и машины есть одна особенность. Обнаружено, что и человек «небезразличен» машине, более того, она предъявляет ему определенные требования: повышенной внимательности, быстрого реагирования, находчивости. И эти требования настолько серьезны, что для удовлетворения их нужен строго научный подход. Здесь на помощь приходит старшая сестра эргономики – инженерная психология

Человек и техника связаны друг с другом в производственном процессе сотнями нитей; это два звена одной цепи. Поэтому нужно хорошо знать как одно звено цепи – технику, так и другое – человека. Как техническая дисциплина инженерная психология изучает машины, устройства, приборы и механизмы. Эти исследования она ведет целенаправленно, то есть под определенным углом зрения. Она изучает, какие требования предъявляют механические помощники своим создателям.

В качестве психологической дисциплины инженерная психология исследует мышление и его особенности. Эти исследования проводятся с точки зрения соответствия индивидуальных характеристик определенного человека его профессии.

За сравнительно короткий срок инженерная психология проделала путь, на котором были и победы и поражения. Вначале она преодолела более легкий или, лучше сказать, более поверхностный технический этап (конечно, это подразделение справедливо лишь с оговоркой). Ученые разрабатывали инженерно-технические проблемы, связанные с устройством приборов, проектированием рабочих мест или с окраской производственных помещений.

При этом была обнаружена возможность бурного (скачкообразного) роста производительности труда при помощи таких «мелочей», как правильно расположенный выключатель, удобно скомпонованные рукоятки и рычаги, интенсивность их окраски, спокойная окраска стен, рациональное расположение мебели в производственных помещениях или машин в цехах.

Вслед за первым этапом наступил второй (снова фиксируемый с некоторой оговоркой). По характеру исследований он стоит ближе к психологии Здесь ученые решают проблемы иного типа, изучая высшие психические функции человека, такие, как память, мышление, восприятие и внимание.

Были предприняты различные эксперименты для создания техники, приспособленной для совместной работы с человеком, техники, адекватной способностям и возможностям человека.

Например, в результате исследования зрительного восприятия, его закономерностей и особенностей решили проблему кодирования информации, поступающей на телеэкран или пульт вычислительной машины. Во время экспериментов подтвердилось предположение о том, что человек видит намного больше того, что он в состоянии воспроизвести.

«Что же в этом необычного или неожиданного?» – возможно, спросите вы. Следовало ли доказывать то, что ясно и без доказательства?

Это было необходимо, так как указанное предположение, будучи перепроверено и обосновано, стало теперь научным фактом. В практической жизни мы на каждом шагу сталкиваемся с утверждением, что мы видим больше, чем воспроизводим. Это происходит, например, когда мы выбираем в телефонном справочнике некоторый номер и затем набираем его. Этот факт лежит также в основе усилий инженеров, разрабатывающих сложные оптические приборы-индикаторы, соответствующие возможностям людей. Решение такого рода проблем является важной составной частью проектирования средств управления для очень сложных систем или для производственных процессов, где человек выступает лишь как оператор единой «человеко-машинной» системы.

В такой системе четко отграничены функции каждого составляющего ее блока. При этом человек играет роль совершенно особой подсистемы. Его деятельность точно определена: он принимает информацию от машины, перерабатывает ее в приказы и передает их машине.

Машина также имеет свои собственные, не менее четко очерченные функции. Она выполняет технологические операции, получая для этого указания человека.

Конечно, разделение функций между человеком и машиной может варьироваться, быть весьма разнообразным. Все зависит от целевого назначения системы.

В системах механизированного производства от человека требуется выполнение всех регулирующих и управляющих функций.

При более высоком типе производства – автоматизированном производстве – значительная часть этих функций доверяется машине. За человеком остается лишь планирование операций. Он принимает решения, контролирует общий процесс работы системы и вмешивается в управление, если наблюдаются отклонения от программы.

Что же требуется исследовать для того, чтобы комбинация машинного и человеческого в системе «человек – машина» давала лучший, оптимальный результат?

Что необходимо сделать для того, чтобы в системе «человек – машина» машина работала с наивысшим «коэффициентом полезного действия», а человек утомлялся в минимальной степени?

К решению этой проблемы подходят с двух противоположных сторон.

Во-первых, техника лучше приспосабливается к человеку, а, во-вторых, самого человека наилучшим образом «приспосабливают» к технике.

При этом в сферу инженерной психологии попадают те части системы, при помощи которых человек вступает в непосредственное соприкосновение с машиной, при помощи которых, следовательно, происходит прием и передача информации. Одной из частей этого типа является в первую очередь сам человек: он воспринимает информацию своими органами чувств, перерабатывает ее и передает затем машине.

Итак, инженерная психология с величайшим вниманием изучает «емкость» человека как «информационного канала», или «канала передачи обобщений».

При этом было обнаружено, что емкость информационных каналов человека ограничена. Существует определенный порог, который человек не может преодолеть. На следующие раздражители он не в состоянии реагировать быстрее, чем это указано (в миллисекундах): звуковые раздражители – от 120 до 180, изменение температуры – от 150 до 240, боль – от 400 до 1000 и оптические эффекты – от 150 до 225. Это строго объективные данные.

Когда же ученые приступили к исследованиям человека с точки зрения его профессиональной подготовленности, то обнаружилось, что человеческий организм располагает огромными резервами: стремится «перерасти самого себя».

Опытные шлифовщики различают просветы между поверхностями в 0,6 микрометра, тогда как обычно человек не в состоянии заметить промежутки, меньшие, чем 10 микрометров. Текстильщики различают до 200 оттенков черного цвета, а сталевары – невообразимо широкий спектр оттенков красного цвета – до нескольких сотен. Художник замечает различия в пропорциях двух предметов, когда они даже не превышают и 0,006 их величины.

Однако всегда ли удается превзойти самого себя, всегда ли возможно переступить через пределы?

Разумеется, не всегда. Повышение требований к человеческому организму ведет в некоторых случаях к исчерпыванию его резервов.

Например, в авиации (по данным американской статистики) 80 процентов всех несчастных случаев происходит по вине пилота или диспетчера и именно вследствие несоответствий требований подсистемы «техника» к подсистеме «человек».

Советские психологи установили исключительно важный и интересный факт: в процессе управления время, необходимое для нахождения решения, не зависит непосредственно от объема информации, поставляемой приборами. Это время определяется скорее «поисковыми шагами», то есть числом оптических фиксаций, остановок глаза. Поэтому сигналы машин должны быть сгруппированы так, чтобы это соответствовало природе человеческого зрения. Тогда при равном объеме информации глаз оператора будет делать меньшее число остановок и соответственно понадобится меньшее количество «поисковых шагов».

Многие специалисты полагают, что рациональное расположение информационных сигналов на пульте управления имеет не меньшее значение, чем композиция в картине художника. В каждом из этих случаев хорошая композиция приводит к лучшему восприятию.

У инженерной психологии есть еще одно важное поле деятельности. Это выявление и дальнейшее развитие профессиональных способностей человека, их «подтягивание» для того, чтобы человек поспевал за растущими потребностями техники.

В соответствующих исследованиях от испытуемого требуется решить несколько задач возрастающей сложности. Затем с помощью специальных приборов определяется так называемый коэффициент прогрессии. Он характеризует испытуемого с точки зрения его потенциальных возможностей. Эта процедура позволяет установить, может ли человек заниматься какой-либо профессией, требующей, например, точной реакция, находчивости и умения ориентироваться в непредвиденных ситуациях.

Люди с «горячими головами» раскрывают свои способности целиком и полностью тогда, когда от них требуются неожиданные решения и быстрые действия, когда «опасность дышит им в затылок». У других же в подобных ситуациях буквально опускаются руки. Они совершенно не способны работать, если «время уже не терпит» или если мешает слабый шум, или если внимание отвлекается какими-либо посторонними вещами. В ситуациях такого вида они быстро устают и забывают даже привычные операции. Но" если им предоставить возможность вести наблюдения или работать в условиях, когда длительное время не поступает информация (и это как раз такие работы, с которыми не справляются «горячие головы»), они становятся буквально незаменимыми.

Новое и интересное направление в рамках инженерной психологии исследует метод, с помощью которого можно ускоренно развивать профессиональные способности человека. Человек приобретает высокое профессиональное мастерство не тогда, когда он уже заканчивает трудовую деятельность, а находясь в расцвете сил и здоровья.

В этой связи всплыла следующая проблема. Она относится к широкому внедрению в различные сферы человеческой деятельности электронных устройств по переработке информации. Здесь психика подвергается новым нагрузкам, которые обусловлены быстродействием ЭВМ, определенной «таинственностью» их функций в области, которая ранее была доступна лишь человеку.

Особое внимание теперь приходится обращать на условия рабочей среды, на подбор и квалификацию людей в связи с внедрением роботов и робототехнических систем.

Специалисты, занимающиеся внедрением робототехники, считают, что «робот заменит человека на тяжелом, опасном, монотонном, малоинтересном, непрестижном труде, человек станет оператором, который «пасет стадо» роботов». Все это так. Но у пастухов, которые теперь «пасут» многочисленные механические стада роботов, обнаружилось разное отношение к своим подопечным. Одни их зовут уважительными и ласковыми прозвищами: Робот Иванович, Робик, Робочка, Работничек, а другие относятся с неприязнью.

В чем же дело? Оказывается, умный, исполнительный, неутомимый автомат чрезвычайно требователен к своему покровителю. Он не мирится с недисциплинированностью властелина, с неорганизованностью и нечеткостью в его работе. Он тут же на это реагирует, выражая свой протест сбоями и остановками. А если какой-либо неумеха и лентяй будет ему мешать, он может и приложить свою «железную руку».

Значит, в новых условиях производственной среды, с новой техникой надо и вести себя по-новому, надо к такой работе с «умными», сложными, требовательными автоматами тщательно готовиться: и интеллектуально, и профессионально, и технологически.

Как было сказано вначале, в рамках инженерной психологии имеются два пути. Попытаемся их уточнить. Один из путей механоцентрический, то есть, попросту говоря, психологи здесь отталкиваются от машины. Другой, антропоцентрический путь, берет своим исходным пунктом человека.

В первое время инженерная психология механоцентрическому пути уделяла больше внимания. Сегодня уже исследуется также влияние на человека среды и взаимодействие различных сложных систем вплоть до климатических условий и биологических ритмов в природе. Изучаются в настоящее время и возможности человека в контексте психологических, физиологических и социально-экономических критериев. Разрабатываются, с одной стороны, проблемы оптимизации взаимоотношения между человеком и машиной, а с другой – оптимизации производственной среды.

Таким образом, сфера действия новой науки эргономики может быть охарактеризована тремя словами: человек – машина – среда.

Психология bookap

Как мы видим, у эргономики область применения шире, чем у инженерной психологии. Поэтому проблемами эргономики занимаются психологи, гигиенисты, проектировщики, архитекторы, инженеры различных специальностей и даже социологи.

Результаты, достигнутые эргономикой, способствуют повышению производительности и качества труда, одновременно они дают в распоряжение человека все предпосылки для сохранения его сил, здоровья и работоспособности.