ПравообладателямДвадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных, Павлов Иван
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Павлов Иван Петрович pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Первое издание капитального труда академика И.П.Павлова «Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных» было осуществлено пятьдесят лет тому назад.

В основу настоящей книги положено шестое издание, подготовленное к печати самим автором.

Книга рассчитана на физиологов, психологов, медиков, философов и широкий круг биологов.

PDF. Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных. Павлов И. П.
Страница 282. Читать онлайн

284

Двадцатилетний опыт

рядом с раздрантением и постоянно ero корригирует, есть по существу тот же процесс, что и сон. И соп представляет лишь крайнюю иррадиацню тормозпого процесса. Для того чтобы исключить соп, надо ограничивать термен<ение встречными раздражителями. Когда же тормозной процесс не встречает сопротивления со стороны раздражительпого процесса, он разливается по болыпим полушариям и переходит в пиление части мозга, обусловливая полное пасснвное, сонное состояние животного.

Таким образом, взаимное ограничение обоих нервных процессов обусловливает в бодром состоянии то, что большие полушария представляют собой грандиозную мозаику, где имеются, с одной стороны, пункты раздражения, а с другой сторопы, пункты торможения, хронически усыпленные. И наличием этих тесно перемешанных между собой то раздра>каемых, то усыпленных пупктов н определяется все поведение животного. На одни раздраясепия животное будет отвечать деятельпостыо, на другие — торможением.

Этому распределеншо очень способствует добавочный процесс, это- процесс взаимной индукции. Существует такое отношение, что раздражение, возникшее в определенном место, вызывает в округо и па своом месте тормозной процесс, благодаря чему ограпичивается распространение раздражитольного процесса. C другой стороны, тормозной процесс индуцирует раздражительный процесс, чем в свою очередь ограничивается торможение. Таким образом, упрочивается разграничение всей территории больших полушарий на возбунсдаемые и тормозные пункты.

Вот самый беглый очерк наппзх старых работ. Переходя к новостям, я должен заявить, что все это — не моя лично работа, по главным образом моих сотрудников. У меня были не только руки чужие, по Il паши мысли постоянно сливались.

Итак, из того, что я сказал, ясно, что полное поведение животного складывается из балансирования раздражительного и тормозпого процессов, приуроченных к различным агентам. Но далее оказывается, что это балансирование для животного — вещь часто не очень легкая и отбит большого напряжения, большого труда. Это отчетливо можно видеть па наших лабораторных н<ивотных.

Если я вызвал раздражительный процесс и хочу ого ограпнчить тормоапым процессом, то животному трудно: оно начинает визжать, лаять, рваться из станкci н т. д. И это только потому, что я вырабатывак1 трудный баланс меясду возбуждением и тормоншпием. Если калтдый из нас обратится Ic своей нгнзпи, к деталям своего поведения, то пайдот много сходных примеров. Если я, например, чем-нибудь занят, меня IIB- правляет известный раздражительный процесс, и если в это вромя мпе скажут: «сделай то-тоэ, мне делается неприятно. Это ведь значит, что сильпьтй раздражительный процесс, который меня занимал, мпе надо затормозить и перейти потом к другому. Классическпй пример в этом отпошении представляют так пазываемыо капризные дети. Вы приказываете нм что-нибудь сделать, т. е. требуете от ребенка затормозить один

Обложка.
PDF. Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных. Павлов И. П. Страница 282. Читать онлайн