Смысл

В раннем детстве у меня было ощущение, будто я живу в волшебном мире вне времени, где не нужно что-то делать или кем-то становиться… Неосознанное единство с мирозданием, бесхитростный восторг перед сущим. Мне кажется, нечто подобное ощущают большинство детей.

Однажды все это изменилось, и я вошел в мир разобщения и потребностей. Оказалось, что у меня есть вполне определенные папа и мама, имя и мнимый выбор делать то или это. Я переместился в мир пространства и времени, границ и исследований, усилий и манипуляций, погони за удовольствием и бегства от страданий.

Я принял все это и поверил, что таковы естественные условия моего существования.

А еще меня научили и убедили, что если я буду много трудиться, правильно себя вести, достигну успехов в выбранной или навязанной мне работе, женюсь, заведу детей и буду следить за своим здоровьем — это даст мне хорошие шансы стать счастливым.

Я более или менее преуспел во всем этом и нередко бывал доволен собой, но все-таки чувствовал, что от меня скрыто еще что-то существенное и неуловимое. Какая-то тайна.

Тогда я начал искать то, чего мне недоставало, в религии.

И опять мне сказали, что если я хорошенько постараюсь, — если буду соблюдать определенные правила, совершать необходимые ритуалы и обряды очищения, — то, в конце концов достигну «духовной реализации». Я с головой окунулся во все это, но все же не смог отыскать источник своей неудовлетворенности.

И вот в один прекрасный день, словно случайно, я вновь обрел тайну или, может быть, она вновь обрела меня.

Невозможно толком объяснить, что произошло. Если это с чем-то и сравнимо, то с переполняющей тебя любовью и отчетливым осознанием непостижимости происходящего.

Откровение, сопутствовавшее этому состоянию, было настолько простым и в то же время настолько революционным, что от всего, чему меня учили и во что я верил, разом не осталось и следа.

Один из важных моментов состоит в том, что просветление совершенно не связано ни с попытками изменить свой образ жизни, ни с жизнью вообще. Необходимо полностью изменить свое понимание того, кто именно этой жизнью живет.

Ибо я сам изначально и есть то, что мне нужно. Что бы я ни искал, к чему бы ни стремился, как ни долог был бы список моих мнимых потребностей, все эти желания — всего лишь отголосок тоски по родному дому. А этот дом — единство с мирозданием, этот дом — моя истинная природа. Он находится прямо тут и представляет собой просто то, что есть. Никуда не нужно идти и никем не нужно становиться.

С того дня я принял это откровение и живу им, — и в то же время отверг и забыл его.

Конечно, невыразимое не передать в словах, поэтому здесь я пытаюсь лишь сформулировать свое понимание этого откровения. Я стараюсь объяснить, каким образом мои верования и представления о просветлении, о времени и о цели, а также попытки достичь духовной реализации могли непосредственно мешать осознанию этого единства, всегда открытого для прямого восприятия. Каким образом иллюзии разобщения, страха и вины отвлекают от свободы.

Я хотел бы показать, как это легко и естественно — расслабиться и открыться для свободы.

Воспринимать эту книгу как призыв к медитативной жизни или к «присутствию в текущем моменте» означало бы упустить самую суть.

Я рассказываю о качественном революционном сдвиге самовосприятия. Это не требует долгих витиеватых пояснений. Стоит лишь понять, о чем идет речь, и тема нашей беседы исчерпана.

Замечу сразу, что такие термины, как просветление, освобождение, реализация, свобода, единство и т. д., обозначают здесь одно и то же, — а именно абсолютное осознание человеком, кто он есть на самом деле.