Видимое и невидимое

В этой книге утверждается, что просветление являет собой внезапный, простой и энергетически насыщенный опыт, в каждый момент доступный любому человеку, готовому освободиться и впустить в себя такое переживание. В этом и состоит тайна, которой нет, — тайна, разгадка которой лежит на поверхности во всех сферах нашей жизни. Никакие усилия, никакой путь очищения, никакое обучение не поможет нам приблизиться к просветлению. Ибо наша мнимая тайна состоит не в том, какие усилия нужно предпринять, чтобы изменить свою жизнь. Она состоит в том, что нам нужно заново открыть, кто мы есть.

Никакая концепция или набор концепций не могут описать просветление. Стремиться передать словами дивное ощущение от открытия того, кто ты есть, так же тщетно, как надеяться, что, прочтя рецепт сливового пудинга, ваш друг узнает его вкус.

Мне кажется, что слова могут выразить только понимание. Поэтому я пытаюсь рассказать вам о понимании того, что, на мой взгляд, является самым важным и значительным прозрением из тех, что доступны человеку.

В том, что я рассказываю, нет ничего нового. Каждый из нас когда-нибудь чувствовал нечто подобное. Об этом многократно писали и говорили в разных словах и на разных языках многие последователи самых различных убеждений и традиций.

Некоторые из тех, с кем я делился своим пониманием, поместили услышанное в отдельную коробочку, снабдив ее тем или иным ярлыком. Многие и сами когда-то переживали то же, что и я, но сразу возвращались к привычным попыткам узнать или сделать что-то. Иные отвечали мне, что «жизнь не так проста». Должен сказать, что именно простота — то удивительнейшее качество, которое особенно поразило меня в этом откровении наряду с его всеобъемлющей природой.

Некоторые люди полагают, что «просветление требует времени», что необходимо пройти через некие процессы или впитать определенные верования, прежде чем «воспринять этот подход». Были и те, кто, пытаясь практиковать осознание присутствия, жаловались, что при этом «ничего не изменилось к лучшему»! А кое-кто просто яростно отверг саму мысль о том, что освобождение возможно без упорного труда, жертвенности и дисциплины. Но встречались и те, кто, выслушав меня, совершили свой неповторимый прыжок.

Независимо от того, кто и как рассказывает об этом опыте, просветление не должно быть связано с такими понятиями, как «достижение», «цель», «вера», «путь» или «процесс». Осознанию нельзя научить, хотя люди постоянно делятся им друг с другом. Поскольку просветление дано нам от рождения, никто и ничто не может предъявить на него свои права. Не о чем спорить, нечего доказывать или приукрашивать: данный опыт существует отдельно от всего остального, и можно либо отвергнуть, либо принять его и жить им.

Тони Парсонс, 1995