Глава 7. Тщеславие, притворство и «рыночная ориентация». Энеатип III [157]


...

2. История исследования типа в научной литературе


Для индивидов, «в характере которых преобладают жизнерадостность и активность», Курт Шнайдер предлагает термин «гипертимический». Он говорит, что «гипертимические личности веселы, часто добры, активны, обладают сбалансированным характером и непоколебимым оптимизмом и, как непосредственное следствие этого, они достаточно поверхностны… и слишком самоуверенны» [159].

Ввиду преобладания типа тщеславия в США представляется интересным, что соответствующий синдром личности не привлек внимания комитета, выпускавшего DSM-III. Помимо сравнительной трудности, связанной с выделением черт характера, которые превалируют и, очевидно, высоко ценятся в этой культуре в целом, другой причиной такого упущения, возможно, явился тот факт, что индивиды этого типа, как правило, довольны собой вследствие того, что их психологическая аберрация состоит в смешении образа себя, который они «продают» (а другие «покупают»), с тем, чем они являются на самом деле. Возможно, более известным является описание энеатипа III, сделанное Фроммом [160], который утверждал, что открыл его как личностную ориентацию, существующую помимо трех классических ориентаций, различаемых психоанализом («рецептивная», «орально-агрессивная», или «эксплуатирующая», и «анальная», или «накопляющая»). Полагая, что это современная ориентация, появившаяся в результате развития общества как следствие возникновения современного рынка, Эрих Фромм называл ее «рыночной ориентацией».

«Рыночное понятие ценности, преобладание ценности обмена над ценностью потребления, привело к появлению подобного понятия ценности по отношению к людям и прежде всего по отношению к самому себе».

Основной чертой рыночной ориентации является то, что самое большое значение придается самопрезентации на «личностном рынке».

«Необходимо быть в моде на этом личностном рынке, а для того, чтобы быть в моде, надо знать, какого вида личности пользуются наибольшим спросом. Знание этого передается прежде всего через весь процесс образования, начиная от детского сада и кончая колледжем, и дополняется воспитанием в семье. Однако знания, приобретаемого на этой ранней стадии, недостаточно: оно выделяет лишь некоторые общие качества, такие как способность приспособляться, амбициозность и способность реагировать на изменение настроения окружающих. Более конкретная картина модели личности, способной добиться успеха, создается исходя из других источников - красочно иллюстрированные журналы, газеты и телевизионные программы полны фотографий и всевозможных жизнеописаний тех, кто сумел добиться в этом мире успеха.

Подобную функцию выполняет и красочная реклама. Процветающий служащий фирмы в ролике, рекламирующем мужскую одежду, - это имидж того, как должен выглядеть и вести себя человек, который имеет шанс сделать „большие деньги" на современном личностном рынке.

Самым же важным средством передачи желаемого образца личности является художественная кинематография. Молодая девушка пытается копировать выражение лица, прическу, жесты получающей высокие гонорары кинозвезды, так как видит в этом наиболее верный путь к успеху. Молодой человек пытается повторить внешний облик и усвоить манеры модели, которую он видит на экране. Хотя средний человек мало осведомлен о жизни наиболее процветающих в обществе людей, его отношения со звездами экрана совсем другие. Конечно, он не может себе позволить личных контактов, но он может снова и снова видеть их на экране, может писать им письма и получать фотографии с их автографами. В противоположность той эпохе, когда работа актера считалась социально презираемой, а сам он тем не менее служил для того, чтобы донести до публики творения великих поэтов, в задачу наших сегодняшних кинозвезд не входит передавать зрителям какие-то великие идеи - их функция состоит в том, чтобы служить связующим звеном между обычным, средним человеком и миром «великих». Даже если он не может надеяться достичь такого успеха, как они, он может попытаться подражать им, они как бы являются святыми, которым он поклоняется. Благодаря тому успеху, которого они достигли, они олицетворяют принятые нормы жизни».

В то время как Фромм излагает в своей работе взгляд на этот тип характера «социального психоаналитика», Хорни дает нам более четкое клиническое описание [161]. Она использует для обозначения этого характера термин «нарцистический» и делает по этому поводу следующий комментарий: «Я с некоторыми колебаниями использую термин „нарциссизм", поскольку в классической фрейдистской литературе он включает в себя без особого различия всевозможные виды напыщенности, эгоцентричности, чрезвычайной обеспокоенности своим благосостоянием и отхода от окружающих людей. Я же использую этот термин в его первоначальном, дескриптивном значении - „быть влюбленным в свой собственный идеализированный образ".

Говоря точнее, этот характер представляет собой свою идеализированную сущность, которую он, по-видимому, обожает. Это основополагающее качество дает ему ту живость и жизнеспособность, полностью отсутствующие у представителей других групп. Это дает ему кажущуюся безграничной самоуверенность, которая, по-видимому, способна вызвать зависть у всех тех, кто мучается сомнениями, в то время как у него эти сомнения (в осознанном варианте) отсутствуют, ведь он считает себя помазанником, человеком, судьба которого предопределена пророком, великим дарителем и благодетелем человечества. Во всем этом содержится определенное зерно истины. Это зачастую человек достаточно одаренный, еще в детстве с легкостью завоевывавший различные награды, часто любимый ребенок, обожаемый всеми членами семьи. Именно эта не подвергаемая никаким сомнениям вера в собственное величие и уникальность является ключом к пониманию этой личности. Из этого источника он черпает свою жизнеспособность и вечную молодость, равно как и свое часто поразительное очарование. Однако, несмотря на свою одаренность, он стоит на зыбкой почве. Он может беспрестанно говорить о своих подвигах и великолепных качествах и нуждается в постоянных подтверждениях своей самооценки в виде обожания и преданности окружающих. Его чувство превосходства покоится на том убеждении, что не существует ничего, чего бы он не мог достичь, и нет человека, которого он не сумел бы завоевать. И часто он действительно способен быть очаровательным, особенно когда в его орбиту попадают новые люди. Он должен произвести на них впечатление, независимо от того, имеет ли знакомство с ними для него какое-то практическое значение или нет. Он пытается создать и у самого себя, и у окружающих впечатление, что он „любит" людей. Он может быть щедрым, очаровывая сверкающим потоком чувств, лестью, благодеяниями и помощью - в предвкушении обожания и в обмен на ожидаемую преданность. Он удостаивает яркими эпитетами членов своей семьи и друзей, впрочем, как и свои собственные труды и планы. Он может проявлять значительное терпение, не ожидая от других того, что они окажутся совершенными; он может даже стерпеть шутки в свой адрес, конечно, если они отражают удивительные качества его натуры, но его ни в коем случае не следует задевать сколько-нибудь серьезно».

Хотя Фромм и Хорни, несомненно, оказали достаточно большое влияние на психоаналитическую культуру в целом, тот факт, что описанный ими тип был предан забвению, возможно, является результатом ограниченности их влияния на современный мир профессиональных психоаналитиков. В сегодняшней психотерапевтической практике энеатип III обычно диагностируется с помощью используемого Лоуэном биоэнергетического термина «жесткий». В сделанном Джонсоном [162] описании жесткого характера подчеркивается разрыв между отношением к любви и отношением к сексу: «Во всех случаях, где сексуальность отрывается или отходит от любви, какая-то часть естественного человеческого чувства исчезает. В этом смысле можно сказать, что представитель жесткого типа не способен испытывать истинную любовь». Давая более общую характеристику этого типа, он замечает, что жесткий тип «более, чем какой-либо другой тип, способен привлечь окружающих, достигать своей цели и быть самодостаточным. Для женщины этого типа характерна иллюзия, что она может купить любовь с помощью своих достоинств, но поскольку сама она не может допустить истинного чувства, все, что она в действительности получает, это лишь внимание со стороны противоположного пола… Любовно-сексу- альные отношения представляют собой ту часть жизни, которая с наибольшим постоянством приносит ей неприятности. Она может, например, обнаружить, что кто-то сексуально привлекает ее, хотя при этом любви к этому человеку она не испытывает, а в другом случае она может полюбить, но не испытывать при этом сексуального возбуждения. Или может случиться так, что ее привлекают лишь те мужчины, которые являются для нее недосягаемыми, а когда они становятся для нее доступны, она теряет к ним всякий интерес. Возможна также и ситуация, при которой она проявляет много искусства и испытывает удовлетворение, и способна дать удовлетворение мужчине в начальной фазе любовных отношений, но не способна удержать все это, когда отношения становятся более интимными. Компромисс, заключаемый жесткими, в большинстве случаев оказывается наиболее эффективным, наиболее прочным и, с точки зрения культуры, наиболее одобряемым в обществе… Люди, представляющие собой жесткий тип в наиболее чистом виде, обращаются в нашем обществе к психотерапии только в тех случаях, когда возникает опасность того, что супруг (супруга) покинет их, неподобающим образом начинают вести себя дети или когда работоспособность заключенного ими компромисса ставится под сомнение из-за инфаркта или какой-нибудь другой болезни».

Синдром энеатипа III является наиболее частым фоном для того, кто диагностируется как личность типа А: стремящаяся к достижению своих целей, способная конкурировать, всегда напряженная и подверженная сердечным заболеваниям.

Психоаналитики, использующие транзактный анализ, также знакомы с этим синдромом, по крайней мере в некоторых его проявлениях. В работе Стейнера «Сценарии, по которым живут люди» [163], например, мы видим описание «разборчивой Красавицы»: «У нее есть стандартные понятия о так называемой „красоте, популяризируемой средствами массовой информации", и ей кажется, что она обманывает каждого, кто находит ее красивой и считает их глупцами за то, что они купились на этот обман».

Можно привести также и описание «Пластиковой Женщины»: «В попытке получить удар, она создает свой как бы пластмассовый облик: носит яркую бижутерию, обувь на платформе, вычурную одежду, духи с резким запахом и яркий макияж. Она пытается купить красоту и благополучие, но в действительности никогда их не получает. Она ощущает себя всего на одну ступень ниже женщин, олицетворяющих красоту, навязываемую средствами массовой информации, женщин, снимки которых она видит в журналах и на экране и из которых она сделала для себя идолов… Когда эту поверхностную красоту невозможно больше покупать и наносить на себя, ее постигает депрессия: она не получает ударов, которые она в действительности ценит, ни от себя, ни от других. Она может попытаться заполнить пустоту алкоголем, транквилизаторами или другими медицинскими препаратами. В более пожилом возрасте она часто заполняет свою жизнь всякими пустяками, а свой дом - безделушками».

Я вижу модель энеатипа III в описании истерической личности, сделанном Кернбергом [164]. Я процитирую часть описания, относящуюся к проявлению этого типа у женщин: «Преобладающей чертой у женщин истерического типа является их эмоциональная неустойчивость. Они с легкостью общаются с окружающими и способны поддерживать достаточно прочные эмоциональные отношения - хотя важным исключением при этом является задержка в их сексуальной реактивности. Они часто драматичны и даже склонны к наигранности, но проявления у них эмоций хорошо контролируются и социально адаптивны. То, как они драматизируют свои эмоциональные переживания, может создать впечатление, что их эмоции поверхностны, но исследование показывает обратное: их эмоциональность аутентична. Женщины этого типа могут быть эмоционально неустойчивы, но их эмоциональные реакции не являются ни несоответствующими ситуации, ни непредсказуемыми. Они лишь в немногих случаях способны потерять эмоциональный контроль, там, где они сталкиваются с немногими близкими для себя лицами, относительно которых у них имеются внутренние конфликты, особенно сексуального или конкурентного характера». Он добавляет, что, «хотя истеричные женщины склонны к эмоциональные кризисам, они обладают способностью „выскакивать" из таких кризисов и б дальнейшем подвергать их реалистической оценке» и что «они могут часто плакать и иметь склонность к сентиментальности и романтизму, но их когнитивные способности при этом не затрагиваются». Это противоречит наблюдению Шапиро [165] за «когнитивным стилем истерических пациентов, характеризуемым тенденцией последних к глобальному восприятию, избирательной невнимательности и импрессионистской, скорее чем скрупулезной манере представления» - все это, как я считаю, прекрасно сочетается с особенностями склонного к притворству энеатипа II.

В то же время мужчин, представляющих истерическую модель, можно отличить от представителей типа притворство также в терминах более ограниченной области неустойчивости и импульсивности (при этом они сохраняют способность дифференцированного поведения в обычных социальных обстоятельствах), и они также характеризуются псевдогипермаскулинным качеством, притворным подчеркиванием принятых культурой муску- линных моделей, обычно подчеркиванием независимости и превосходства над женщинами в соединении с детской привычкой дуться, когда такие притязания не удается удовлетворить» [166].

Я не нахожу характерологической модели энеатипа III среди описаний психологических типов, сделанных Юнгом, хотя это, несомненно, экстравертный тип с хорошо развитой сенсорной и мыслительной способностями [167]. При рассмотрении тест-профилей я нахожу рассматриваемую модель в портрете ISTP (экстравертно ощущающая личность с преобладанием мышления над чувством, а восприятия - над здравым суждением). Кэрси и Бейтс [168] описывают этот тип как мужчин и женщин действия: «Когда в компании присутствует представитель этого типа, события начинают развиваться. Лампочки включаются, музыка играет, начинается игра… Если для описания типа ISTP надо было бы выбрать только одно прилагательное, удачным было бы слово „изобретательный"…

Их обаятельная, дружелюбная манера имеет налет театральности, благодаря чему даже самое обычное, повседневное событие начинает казаться чем-то весьма удивительным. Люди типа ISTP обычно хорошо осведомлены о том, в каком ресторане лучше всего пообедать, а метрдотели обращаются к ним по именам…

Они умеют поддерживать легкий разговор, и из толпы окружающих их людей то и дело раздаются взрывы смеха, когда они рассказывают одну из своих бесчисленных забавных историй…

Супруги представителей типа ISTP по временам начинают ощущать себя чем-то вроде вещи, женщина - частью имущества, а мужчина - приобретенным за деньги предметом потребления. Отношения, как правило, принимают чисто условный характер, при этом условием их существования является то, что ISTP может получить от этих отношений…

Они мастерски используют свои наблюдения для того, чтобы „продать" их „клиенту". Взгляд ISTP следит за взглядом зрителя и все его действия рассчитаны на аудиторию…

ISTP являются безжалостными прагматиками и часто пытаются оправдать целью те средства, которые они считают необходимыми для их достижений…

ISTP являются непревзойденными инициаторами любых мероприятий, имеющих целью собрать людей вместе для переговоров. Из них получаются незаменимые администраторы, которые способны быстро и эффективно вывести из неприятностей любые компании или организации. Они обладают способностью продавать идеи или проекты, как ни один другой тип…»

В гомеопатии блестящая и активная индивидуальность энеатипа III, по-видимому, может ассоциироваться с фосфором [169].

«Любой, кому приходилось наблюдать океан ночью, видел бесчисленные искорки сверкающего фосфора, танцующие в пене на гребне волны. Этот беспокойный элемент всегда привлекает внимание, и представители типа фосфор тоже обладают способностью приковывать к себе взгляды окружающих. Они привлекают к себе внимание изысканными манерами и неординарным умным лицом».

Кэтрин Культер описывает индивидов типа фосфор, как мужчин, так и женщин, как людей опрятных, грациозных и утонченных, с чистой кожей, иногда напоминающей поверхность фарфора, а иногда прозрачной: «Эмоционально тип фос фора дружелюбен, реактивен и легко настраивается на длину волны собеседника. Во всей его манере сквозит готовность установить теплые отношения со слушателем, и он немедленно начинает чувствовать, как лучше всего это взаимопонимание установить. Способный проявлять тонкую чувствительность в отношениях с окружающими, он с легкостью располагает их к себе любовной фразой, похвалой или трогательным вниманием, а иногда почти неуместной щедростью. Когда кому-то требуется помощь, он бросит то, чем в этот момент занимается, и будет первым, кто придет на помощь…

Фосфор общителен и стремится к тому, чтобы окружающие чувствовали себя здоровыми и счастливыми… Он чрезвычайно впечатлителен и подвержен влиянию своего эмоционального окружения… Неприятные ощущения могут сделать его физически больным, вызвав спазмы в желудке и головную боль или учащенное средцебиение. Подобным образом на него могут подействовать даже приятные эмоции…»

Психология bookap

Культер подробно описывает не только живость и общительность этого типа, но и присутствующие в характере энеатипа III тщеславие и нарциссизм: «Сверкание фосфора проистекает не только от его готовности отреагировать на нужды окружающих и не только от его любви к жизни, но также и от его любви к себе. Он считает себя более чувствительным и утонченным, более интуитивным, более интересным, более одаренным и более возвышенным, чем другие. Он может быть совершенно очарован собой и рассматривать свою персону как центр, вокруг которого вращаются остальные… Фосфор доминирует не агрессивно, однако ему всегда удается привлечь к себе внимание. Однако обычно он делает это столь тонко, что окружающие едва ли осознают, что происходит, и столь увлекательным образом, что они против этого не возражают… Любовь к себе следует считать здоровой характеристикой… Но если она доведена до крайнего предела, то становится отрицательной, выявляет самоограничивающий нарциссизм…

Фосфор обладает темпераментом исполнителя. Под его искренней общительностью скрывается необходимость иметь аудиторию, состоит ли она из одного человека или из тысяч, и он готов ее развлекать, любить и отдать ей всего себя целиком. Ибо для того, чтобы выявить лучшее в своей натуре и чувствовать себя живым, ему необходимы признание и внимание окружающих».