Глава 9. Психодуховная инерция и предрасположенность к сверхприспособлению. Энеатип IX


...

2. Предшествующие описания характера в научной литературе

Хотя Курт Шнайдер в своих исследованиях обращался к пациентам, страдающим от более серьезных нарушений психики, мы все же можем распознать наш энеатип IX в его «абулическом психопате», главной отличительной чертой которого является «недостаток воли и неспособность противостоять давлению во стороны внешнего мира». Такие личности «легко сбиваются с пути истинного как под давлением обстоятельств, так и под влиянием окружающих. Закономерно, что при их податливом поведении они также чувствительны и к доброму влиянию… Эти люди, которые почти всегда добры, не уделяют никакого внимания медицинским и образовательным заведениям, они благоразумны, молчаливы, усердны и скромны». Он отмечает, что люди такого склада „идеальные гости" в таких заведениях, однако после того, как они эти заведения покидают, влияние жизни снова берет верх, сводя, таким образом, на нет все достижения».

Вероятно, самый известный из синдромов, соответствующий энеатипу IX, был определен Эрнстом Кречмером [191] как циклотимия. В исследовании личности на грани психического расстройства, проведенном среди маниакально-депрессивных пациентов, отчет о котором содержится в его классическом труде Physique amp; Character [192] (после статистической обработки сведений), Кречмер отметил наиболее часто встречающиеся черты этого характера:

1. Общительный, добродушный, дружелюбный, радушный.

2. Бодрый, наделенный чувством юмора, веселый, мягкосердечный.

3. Спокойный, уравновешенный, легко подавляемый, мягкосердечный.

То, что Кречмер представлял как циклоидный характер, для Шелдона - продолжателя его идей - стало переменной, которую люди проявляют в различной степени, и только меньшинство проявляет в максимальной.

В своем труде «Многообразие темпераментов» Шелдон [193] в «кратчайшем изложении» сообщает, что «висцеротония проявляется в таких чертах, как: стремление к расслаблению, стремление почаще бывать в веселой компании, а также страсть к еде, к общению, к расположению или к социальной поддержке. Когда один из этих компонентов преобладает, главным мотивом жизни представляется поглощение и сохранение энергии».

Я процитирую ниже двадцать основных черт висцерото- нии, которые Шелдон выделил в своем исследовании в пятидесятых годах:

1. Расслабленность в позах и движениях.

2. Любовь к физическому комфорту.

3. Замедленная реакция.

4. Любовь к еде.

5. Обобществление, социализация процесса еды.

6. Получение удовольствия от процесса пищеварения.

7. Любовь к вежливому обхождению.

8. Стремление к общению.

9. Неразборчивость в выборе друзей.

10. Жадное стремление к расположению и поддержке.

11. Ориентация на людей.

12. Эмоциональная уравновешенность.

13. Терпение.

14. Удовлетворенность собой.

15. Крепкий сон.

16. Отсутствие уверенности в характере.

17. Простота, уравновешенность чувственных связей, висцеротоническая экстраверсия.

18. Расслабление и стремление к общению под воздействием алкоголя.

19. Потребность в чьем-либо участии при возникновении проблем.

20. Ориентация на связи, приобретенные в детстве, и семью.

Принимая без возражений утверждение Шелдона, что висцеротония может проявляться в различных стадиях, мы не вправе усомниться в том, что в медлительном типе она проявляется в максимальной степени, так как висцеротонические черты характера в нем не только бросаются в глаза, но, похоже, являются тем материалом, который поддерживает весь остальной характер. Мы можем отметить, что крайняя экстра- вертность энеатипа IX не только имеет структуральные истоки, но что эта структура является точкой опоры для защитного уклонения от своей внутренней сущности. Ариетти [194] различал два основных вида депрессии, демонстрируемых разными типами личности: «притязающую депрессию» (нашего типа зависть) и депрессию самообвинительного типа, «при котором особенный акцент делается на самообвинение и самоуничижение». Хотя Арьетти занимается в основном состояниями психотической декомпенсации, которая противоречит общительности, типичной для праздного типа, здесь все же возможно разглядеть пример энеатипа IX: мы знаем, что для него характерны обязательность, усердие, сильное патриотическое чувство, конформизм с сильным желанием принадлежать и консервативные идеи.

Хотел бы отметить, что терапевты-биоэнергетики в наше время классифицируют личностей энеатипа IX как «мазохистских»:

«Примечательно, что у мазохистов обычно полное тело с сильными мышцами, наличие которых, как полагают, сдерживает прямое проявление агрессии и блокирует лежащий в основе этого характера мощный негативизм. Мазохистский характер имеет тенденцию чрезмерно угождать окружающим, принося себя при этом в жертву, хотя в то же самое время он демонстрирует пассивно-агрессивное поведение» [195].

Вариант такого характера, напоминающий известную «Матушку Хаббард», описывается в «Трансактном анализе».

«Всю свою жизнь она нянчится и проявляет заботу обо всех, кроме себя. Она постоянно отдает больше, чем получает, и соглашается с таким неравенством, так как считает себя наиболее незначительной из всех членов семьи, а ее значение измеряется исключительно тем, что она отдает другим» [196].

Из всех типов личности, описанных в DSM-III [197], наиболее конгруэнтным энеатипу IX является «зависимая личность», описанная в контексте следующих характеристик: наиболее распространенный образец зависимого и покорного поведения, проявляющегося к моменту вступления человека во взрослую жизнь и существующий в различных контекстах, включает по крайней мере пять перечисленных ниже характеристик:

1) не способен принимать решения без множества советов или поддержки со стороны окружающих;

2) позволяет окружающим принимать за него важные решения типа: где жить, какую работу выбрать;

3) из-за страха быть отвергнутым соглашается с людьми, даже когда считает, что они не правы;

4) ему или ей трудно проявлять инициативу в каких-либо начинаниях или просто действовать в одиночку;

5) вызывается справиться с вредной или унизительной работой, чтобы заработать симпатию окружающих;

6) в одиночестве ощущает дискомфорт или беспомощность, идет на все, чтобы избежать одиночества;

7) ощущает себя опустошенным или беспомощным, если близкие отношения с кем-либо прекращаются;

8) его часто одолевает страх быть всеми покинутым;

9) его легко задеть критикой или неодобрением.

Миллон отмечает следующую особенность этого синдрома:

„центры притяжения" зависимых личностей находятся в окружающих, а не в них самих. Они приспособляют собственное поведение, чтобы угодить тем, от кого они зависят, а поиск любви приводит к тому, что они отрицают те мысли или чувства, которые могут не понравиться окружающим».

Согласно Миллону, «зависимые личности в исключительной мере способны на самоуничижение, подобострастны, всегда согласны со всеми, молчаливы, они легко располагают к себе окружающих… Они отрицают свою индивидуальность, подчиняют себе свои желания и скрывают те отличительные признаки, которыми наделены как личности, отдельно от окружающих» [198].

Хотя кто-нибудь из специалистов, знакомый с понятием циклотимии, охарактеризовал бы ее как экстраверсию, в описании психологических типов Юнга к энеатипу IX ближе всего стоит интровертно чувствующий тип, который он чаще наблюдал среди женщин:

«Их внешнее поведение гармонично, не привлекает внимания, создается впечатление, что она приятно проводит время или испытывает ответную симпатию, при отсутствии всякого желания повлиять на окружающих, произвести на них впечатление, как-либо изменить их… И хотя она всегда проявляет желание к мирному и гармоничному сочувствова- нию, незнакомцев она воспринимает безо всякого намека на дружелюбие или душевное тепло, демонстрируя явное безразличие… Столкнувшись с чем-либо увлекательным, способным пробудить энтузиазм, она придерживается благожелательного, хотя и критичного нейтралитета… Однако любой сильный эмоциональный порыв будет встречен с мертвенной холодностью» [199].

Просматривая данную главу как раз после публикации работы Лорны Бенджамин «Межличностная диагностика и лечение личностных расстройств» [200], я обнаружил, что ее понимание расстройства зависимой личности существенно отличается от нашего представления о фобической личности (самосохраняющийся подтип энеатипа VI). Если ее восприятие отражает точку зрения всего профессионального мира в целом, мне кажется, что энеатип IX в коллективном восприятии медицинского мира Америки стал таким же невидимым, как и энеатип III.

Тем не менее, если мы обратимся от воззрений Юнга к описаниям фон Франц [201], я отмечу, что ближайшим соответствием энеатипу V, учитывая характерную для него недостаточность внутренних переживаний, будет ее тип с экстравертным восприятием [202]:

«Личности, принадлежащие к типу с экстравертным восприятием, наделены способностью и специальной функцией реагировать и связываться, устанавливать связь с окружающими в конкретном практическом плане… они также наделены великолепной фотографической памятью и способны быстро и объективно установить связь происходящих вокруг событий. Вот почему люди такого типа часто встречаются среди хороших альпинистов, инженеров и деловых людей - всех тех, кто имеет широкое и точное представление об окружающей реальности во всем ее разнообразии… Юнг отмечает, что люди такого склада очень часто производят впечатление бездушных. Большинство людей, вероятно, сталкивалось с такими бездушными, инженерного склада ума типами, при общении с которыми складывалось впечатление, что человек полностью посвятил себя машинам и их шестеренкам и смотрит на жизнь под этим углом зрения… Интуиция у них, как правило, отсутствует начисто, так как представляется им чем-то типа бредовой фантазии».

Исследуя тестовые профили (test profiles), я узнаю энеатип IX в описании типа ISTJ (личность с преобладанием ин- тровертности в отношении, мышлении и суждении), который отличается «решительностью в практических делах», а также «преданностью установкам, проверенным временем». Я цитирую Кэрси и Бейтс [203]:

«Если только можно описать этот тип с помощью всего одного прилагательного, то наиболее подходящим будет „зависимый". И на работе, и дома представитель этого типа ведет себя спокойно и серьезно ‹…› мысль о невыполнении контракта приведет такую личность в состояние шока ‹…› они выполняют свои обязанности без шумихи и фанфаронства, поэтому та преданность, с которой они отдаются работе, часто остается незамеченной и неоцененной по заслугам».

«Склонность ISTJ к скрупулезности, детализированию, беспристрастности в суждении, практической стороне дела, заботе о состоянии материалов и о персонале приводит к тому, что люди такого склада обычно заняты в тех профессиях, где их предпочтения оказываются полезными. Из личностей типа ISTJ получаются великолепные банковские эксперты, аудиторы, бухгалтеры или налоговые эксперты… Они вполне справились бы с обязанностями владельца похоронного бюро, юрисконсульта или правоведа».

«В роли мужа или жены личность типа 1ST J представляет собой несущую колонну любого брака. Такие личности относятся к брачному контракту с таким же трепетом, как и к деловому».

Однако в том же источнике мы можем распознать черты энеатипа IX в описании типа ESFJ (с преобладанием экстраверт- ности в восприятии, чувствах и суждениях), Кэрси и Бейтс описывают его как самый общительный из всех характеров:

«Гармоничное существование - вот ключ к пониманию этого типа характера… ESFJ - убежденные апологеты признанных жизненных институтов, таких как дом, школа, церковь и социальная группа… Их легко ущемить безразличием, они испытывают потребность в признании как для себя самих, так и для удовлетворения своего чувства привязанности, которое проявляют в виде услуг, которые они оказывают окружающим… всегда сознательные и порядочные, личности этого типа, однако, могут прийти в смятение, если их изолировать от общества… Для них характерен интерес к событиям и проблемам в жизни их коллег, но когда предметом разговора становятся абстрактные научные или философские проблемы, личности типа ESFJ могут проявлять беспокойство».

«Личности типа ESFJ любят, когда семейные решения принимаются быстро и эффективно, а семейная жизнь четко расписана, строится по определенному расписанию и протекает планомерно. Они не возражают против исполнения повседневных обязанностей, преданы общепризнанным ценностям, таким как семья и дом, соблюдают свою супружескую клятву и являются наиболее симпатичными из всех типов».

Гомеопатическая литература также содержит сведения о энеатипе IX. Такие свойства этого типа, как стабильность и стремление занимать нейтральную позицию, приравниваются к свойствам карбоната кальция, который по сей день используют для покрытия белых стен. Карбонат кальция, входящий в состав лекарств, добывают из внутреннего слоя раковины устрицы, сам же моллюск тоже рассматривается как модель этого типа людей: «внутри - само животное, холодное, бледное, влажное, вялое и пассивное; снаружи оно окружено раковиной - непроницаемой, прикрепленной к скале, которая надежно защищает беспомощное существо внутри. В то же время внутри этого неразвитого существа растет жемчужина невероятно изысканной красоты, которая образовывается с помощью постепенного затвердевания ткани вокруг раздражающей моллюска крупицы песка…» [204]

Далее я цитирую из работы Кэтрин Культер: «Праздность или инерция (Геринг) является ключевой характеристикой данного типа. Он очень напоминает по своей вялости устрицу, самого пассивного представителя семейства моллюсков, которая раскрывает и закрывает свою раковину только для добывания пищи или же для продолжения рода ‹…›

В общем, для представителей типа Calcarea (Калкарея) характерна некоторая незрелость или невыработанность каких- либо качеств, даже во взрослом возрасте. Они охотно общаются с детьми, и порой таким людям гораздо приятнее находиться в их обществе, нежели в обществе взрослых… на самом деле им хотелось бы остаться детьми, - они предпочитают жить в их защищенном, спокойном мире, в котором время протекает медленно, чем в вечно стремящемся куда-то соревновательном мире взрослых… Инерция, присущая типу Калкарея, прослеживается в „недостатке решительности" (Ханеманн) и отсутствии таких качеств, как амбиция, энергичность и стимул. Такая личность становится пассивной в результате собственной чрезмерной податливости и самоотречения, - он или она могут представлять, что в восприятии окружающих какие-либо устремления или работа выглядят такими же бесполезными и отвратительными, как и в их собственном. Таким образом, окружающие чаще всего воспринимают личностей энеатипа IX как неудачников… так как для людей данного типа нехарактерно сражаться и соревноваться в мире, где и то и другое до определенной степени необходимо».

Психология bookap

Картина умственной лености представляется довольно ясно: «Личность такого типа привыкает откладывать дела на потом, очень легко приходит в замешательство, расточает себя на выполнение незначительных дел и не способна приступить к решению серьезных насущных проблем. Они готовы истратить все свои силы на что-либо сиюминутное с целью как-то оттянуть выполнение действительно важных дел…

Калкарея также может демонстрировать поведение, совершенно полярное традиционному проявлению праздности, при котором то, что обычно вызывает у этого типа напряженность, может восприниматься как часть нормального, установленного порядка… Таким образом, иногда личность типа Калкарея, вялая, апатичная и флегматичная, вдруг превращается в неутомимого работника с целью превзойти или же сверхком- пенсировать лежащую в основе ее характера медлительность и инерцию. Часто такое упорство может приобретать характер „преувеличенного" или „ненормального трудолюбия" (Кент), когда человек способен работать день и ночь без отдыха…»