ПравообладателямПонимание Медиа: Внешние расширения человека, Маклюэн Маршалл
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Маклюэн Маршалл Герберт pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Артефакты в роли средств коммуникации Маршалл Маклуэн понимает как внешние «продолжения» человека (в книге "extensions" ошибочно переводится как "расширение"). В этом качестве в книге рассматриваются не только газеты, радио и телевидение, телефон, книгопечатание или письменность, слово, как оно выступает в устном и письменном виде, а также другие артефакты.

Автор показывает, что коммуникационное воздействие артефактов является определяющим для понимания целых эпох в жизни человечества. Подобно тому как иероглифы и другие виды древней письменности были необходимы для древних цивилизаций и, соответственно, преодоления племенной организации общества, алфавит "передал" власть от жрецов военной аристократии, и его воздействие привело к формированию античного мира с его "греческим чудом"; книгопечатание "породило" Реформацию (индивидуализм, национальные языки и национальные государства) и стало прототипом индустриальной революции; радио помогло не только Гитлеру, но и Рузвельту.

Телевидение не только стимулирует многосенсорное восприятие и интерес к глобально широкому миру, но и повседневную мифологизацию происходящего, что не может не проявляться в усилении религиозного сознания.

Ключевую роль скрытого (фонового) воздействия средств коммуникации Маклуэн выразил своим знаменитым афоризмом «Средство коммуникации есть сообщение» (The Medium is the Message). Так он назвал и первую главу своей книги.

PDF. Понимание Медиа: Внешние расширения человека. Маклюэн М. Г.
Страница 99. Читать онлайн

223

тивный аспект фотографии. В плане позитивном, эффектом ускорения временной

последовательности становится упразднение времени, во многом аналогичное упразднению

пространства телеграфом и телеграммой. Разумеется, фотография делает и то, и другое. Она

li

стирает национальныс границы и культурныс барьеры и вовлекает нас в C «»»«i чеюагчегкшо

невзирая ни па какие частные точки зрения. Изображение группы людей любого цвета кожи — это

изображение людей, а не «цветных людей». Говоря политически, такова уж логика фотографии.

Однако логика фотографии не является ни словесной, ни синтаксической, и это обстоятельство

делает письменную культуру совершенно беспомощной перед лицом фотографии. Вдобавок к

тому, полное преобразование человеческого чувственного восприятия, совершаемое этой формой,

включает развитие само-сознания, которое меняет выражение лица и косметический грим так же

мгновенно, как меняет нашу телесную позу на публике и в обстановке приватности. Этот факт

можно извлечь из любого журнала или кинофильма пятнадцатилетней давности. А потому не

будет преувеличением сказать, что если фотография оказывает воздействие на внешнюю позу, то

такое же воздействие она оказывает на наши внутренние позы и диалоги с самими собой. Эпоха

Юнга и Фрейда это, прежде всего, эпоха фотографии, эпоха полной гаммы самокритичных

установок.

Это колоссальное наполнение нашей внутренней жизни, приводимое в действие новой культурой

изобразительного,еi«lil«лллп, имело очевидные параллели в наших попытках внести новый

порядок в свои дома, парки и города. Стоит кому-нибудь увидеть фотографию местных трущоб,

как он тут же погружается в невыносимое состояние. Простое соотнесение картинки с

реальностью дает новый мотив к изменению, а вместе с тем и новый мотив для путешествий.

Дэниэл Бурстин в книге «Обрил iiiii щ»о гп пьюсь г п»«1тюл«жоб»e»nloli» предлагает

7iiIiii7iilI1tl рпу«i туристическую поездку по новому фотографическому миру путешествий.

Достаточно взглянуть на новый туризм в литературной перспективе, чтобы открьпь, что тот

вообще лишен всякого смысла. Для письменного человека, почитавшего

224

кое-что о Европе в ленивом предчувствии путешествия, рекламное объявление, вкрадчиво

нашептывающее: «Всего пятнадцать шрпнлскнг обедов на самом быстром в мире корабле

отделяют вас от Европы», — выглядит грубо и отвратительно. Рекламные объявления о

путешествиях по воздуху еще хуже: «Обед — в Нью-Йорке, несварение — в Париже». Более того,

фотография перевернула с ног на голову цель путешествия, которая до сих пор состояла во

встрече со странным и незнакомым. Еще в начале семнадцатого века Декарт подметил, что

путегнествовать — это все равно что беседовать с людьми из других столетий. Раньше такая точка

зрения была совершенно неведома. Тем, кто не в силах расстаться с таким причудливым опытом,

нужно сеголня вернуться на много столетий назад тропою искусства и археологии. Профессора

Бурстина, похоже, печалит, что так много американцев так много путешествуют и так мало от

этого меняются. Он считает, что весь опыт путешествия стал «обескровленным, притворным,

заранее сфабрикованным». Он не берет на себя труд выяснить, почему фотография сотворила с

нами такое. Но точно так же интеллигентныс люди в прошлом не переставали жаловаться, что

книга стала заменой изыскания, беседы и размышления, и при этом никогда не обременяли себя

задачей поразмыслить над природой печатной книги. Читатель книг всегда тяготел к пассивности,

поскольку она лучше всего подходит для чтения. Сегодня пассивным стал путешественник.

Дорожные билеты, паспорт, зубная щетка, и весь мнр у ваших ног. Мощеная дорога, железная

дорога и пароход изъяли из путешествия i««iuiC! '. Люди, лвижимые глупейшими капризами,

. I iç

толпами устремились в наше время в чужеземные места, ибо путезлествие теперь мало чем

отличается от вылазки в кино или перелистывания журнальных страниц. Формула туристических

агентств «Отправляетесь сейчас, платите потом» вполне могла бы звучать и так: «Отправляетесь

сейчас, приезжаете потом», — ибо можно поспорить, что такие люди на самом деле никогда не

покидают своих избитых маршрутов невосприимчивости, равно как никогда не прибывают ни в

какое новое место. Они могут отправиться в Шанхай, Берлин или Венецию в составе

туристической группы, потреб-

22«

ности покинуть которую у них никогда не возникает '. В 1961 r. компания «Трансуорлд

цз

Эйрлайнз» стала показывать во время трансатлантических полетов новые фильмы, так что вы,

направляясь, скажем, в Голландию, могли посетить Португалию, Калифорнию или любое другое

место. Таким образом, сам мир становится своего рода музеем экспонатов, с которыми вам уже

Обложка.
PDF. Понимание Медиа: Внешние расширения человека. Маклюэн М. Г. Страница 99. Читать онлайн