ПравообладателямПонимание Медиа: Внешние расширения человека, Маклюэн Маршалл
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Маклюэн Маршалл Герберт pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Артефакты в роли средств коммуникации Маршалл Маклуэн понимает как внешние «продолжения» человека (в книге "extensions" ошибочно переводится как "расширение"). В этом качестве в книге рассматриваются не только газеты, радио и телевидение, телефон, книгопечатание или письменность, слово, как оно выступает в устном и письменном виде, а также другие артефакты.

Автор показывает, что коммуникационное воздействие артефактов является определяющим для понимания целых эпох в жизни человечества. Подобно тому как иероглифы и другие виды древней письменности были необходимы для древних цивилизаций и, соответственно, преодоления племенной организации общества, алфавит "передал" власть от жрецов военной аристократии, и его воздействие привело к формированию античного мира с его "греческим чудом"; книгопечатание "породило" Реформацию (индивидуализм, национальные языки и национальные государства) и стало прототипом индустриальной революции; радио помогло не только Гитлеру, но и Рузвельту.

Телевидение не только стимулирует многосенсорное восприятие и интерес к глобально широкому миру, но и повседневную мифологизацию происходящего, что не может не проявляться в усилении религиозного сознания.

Ключевую роль скрытого (фонового) воздействия средств коммуникации Маклуэн выразил своим знаменитым афоризмом «Средство коммуникации есть сообщение» (The Medium is the Message). Так он назвал и первую главу своей книги.

PDF. Понимание Медиа: Внешние расширения человека. Маклюэн М. Г.
Страница 80. Читать онлайн

путешествий, которые он мерил усталостью ног. Красноречивостью своей карты я стер величие

его тяжелых и изнурительных переходовж

Никакими словами в мире не описать ТВ«оН предмет, как ведро, хотя мы легко сумеем в

нескольких словах рассказать, как его можно гд«ниль Эта неадекватность слов для передачи

визуальной информации об объектах была действенной преградой на пути развития греческих и

римских наук. Плиний Старший" сообщал о неспособности греческих и латинских ботаников

разработать средства для передачи информации о растениях и цветах:

«Поэтому-то другие авторы и ограничивались словесным описанием растений; а некоторые даже

не столько их описывали, сколько по большей части довольствовались пустым воспроизведением

их названий...и

Здесь мы еще раз сталкиваемся с основной функцией средств коммуникации, состоящей в

сохранении и ускорении информации. Ясно, что сохранять значит ускорять, поскольку то, что

хранится, одновременно и более доступно по сравнению с reM, что еще только предстоит собрать.

То, что визуальная информация о цветах и растениях не может быть сохранена вербально,

указывает также и на то, что наука в западном мире долгое время находилась в зависимости от

визуального фактора. И нет ничего удивительного в том, что так обстоит дело в письменной

культуре, базирующейся на технологии алфавита, культуре, кото-

I Nt

рая даже разговорный язык сводит к визуальной модели. Когда электричество создало

многочисленные невизуальные средства хранения и восстановления информации, не только

культура, но и наука полностью изменила свою базу и характер. Однако ни у педагога, ни у

философа не возникает потребности узнать, что означает этот сдвиг для обучения и умственного

процесса.

Задолго до того, как Гутенберг изобрел печать со съемных наборных литер, много печатных работ

делалось с помощью ксилографии. Пожалуй, самой популярной формой ксилографической печати

текстов и изображений была В~Ни Рпидегшл, или «Библия для бедныхяз1. Печатающие устройства

ксилографического типа опередили по времени появление типографских станков, хотя на сколько

именно, установить трудно, поскольку этн дешевые и популярные оттиски, презираемые людьми

образованными, хранились не дольше, чем хранятся сегодня сборники комиксов. В этой

разновидности печати, которая предшествует Гутенберговой, вступает в силу великий закон

библиографии: «Чем больше нх было прежде, тем меньше их сейчаса. Помимо печатной

продукции, он применим и ко многим другим единицам, например, к почтовой марке и первым

формам радиоприемников.

В опыте средневекового человека и человека эпохи Возрождения почти нс было того разлеления и

специализации искусств, которое получило развитие позже. Рукопись и первые печатные книги

прочитывались вслух, а поэтические произведения пелись или читались нараспев. Ораторское

искусство, музыка, литература и рисунок бьши тесно связаны. И, прежде всего, мир

иллюминированной рукописи был миром, в котором самому тиснению придавался пластический

акцент, доходящий едва ли не до скульптурности. В исследовании, посвященном искусству

ы з

иллюминатора рукописей Андреа Мантеньи, Миллард Майе'' говорит, что посреди полей

страницы, украшенных цветами и листьями, выполненные Мантеньей буквы «высятся словно

монументы — каменные, непоколебимые и изящно выточенные... Осязаемо прочные и весомые,

они уверенно возвышаются на раскрашенном фоне, часто отбрасывая на него тень...»

I 8 I.

Такое же ощущение букв алфавита как резных икон возродилось в наши дни в графических

искусствах и рекламных вывесках. С предчувствием этого грядущего изменения читатель,

возможно, столкнется в сонете Рембо, посвященном гласным буквам' ', и в некоторых живописных

N

полотнах Брака. Однако и обычный стиль газетных заголовков стремится подтолкнуть буквы к

иконической форме — форме, очень близкой к слуховому резонансу, а также тактильности и

скульптурности.

Возможно, высшим качеством печати является качество, пропавшее для нас даром в силу своего

слишком случайного и очевидного существования. И состоит оно попросту в том, что именно

изобразительное высказывание может повторяться точно и до бесконечности — по крайней мере

пока сохраняется оттиск. Повторяемость составляет ядро механического принципа, овладевшего

нашим миром, особенно с появлением Гутенберговой технологии. Сообщение печати и

книгопечатания — прежде всего сообщение о повторяемости. С рождением книгопечатания

принцип съемных литер явил средство механизации любой ручной работы путем сегментирования

Обложка.
PDF. Понимание Медиа: Внешние расширения человека. Маклюэн М. Г. Страница 80. Читать онлайн