ПравообладателямПонимание Медиа: Внешние расширения человека, Маклюэн Маршалл
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Маклюэн Маршалл Герберт pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Артефакты в роли средств коммуникации Маршалл Маклуэн понимает как внешние «продолжения» человека (в книге "extensions" ошибочно переводится как "расширение"). В этом качестве в книге рассматриваются не только газеты, радио и телевидение, телефон, книгопечатание или письменность, слово, как оно выступает в устном и письменном виде, а также другие артефакты.

Автор показывает, что коммуникационное воздействие артефактов является определяющим для понимания целых эпох в жизни человечества. Подобно тому как иероглифы и другие виды древней письменности были необходимы для древних цивилизаций и, соответственно, преодоления племенной организации общества, алфавит "передал" власть от жрецов военной аристократии, и его воздействие привело к формированию античного мира с его "греческим чудом"; книгопечатание "породило" Реформацию (индивидуализм, национальные языки и национальные государства) и стало прототипом индустриальной революции; радио помогло не только Гитлеру, но и Рузвельту.

Телевидение не только стимулирует многосенсорное восприятие и интерес к глобально широкому миру, но и повседневную мифологизацию происходящего, что не может не проявляться в усилении религиозного сознания.

Ключевую роль скрытого (фонового) воздействия средств коммуникации Маклуэн выразил своим знаменитым афоризмом «Средство коммуникации есть сообщение» (The Medium is the Message). Так он назвал и первую главу своей книги.

PDF. Понимание Медиа: Внешние расширения человека. Маклюэн М. Г.
Страница 20. Читать онлайн

Русский пользуется телефоном для достижения такого рода эффектов, которые мы обычно

связываем с энергичной манерой беседы любителя хватать собеседника за воротник, чье лицо

ы

находится от вас на расстоянии двенадцати дюймов" .

42

И телефон, и телетайп как конкретизации бессознательной культурной предрасположенности

Москвы, с одной стороны, н Вашингтона, с другой, служат приглашением к чудовищному

взаимному недопониманию. Русский прослушивает комнаты с помощью жучков и шпионит ухом,

находя это вполне естественным. Вместе с тем, его выводит из себя наша визуальная разведка; ее

он считает совершенно противоестественной.

Принцип, в соответствии с которым все вещи на каких-то этапах своего развития проявляются в

формах, противоположных тем, которые в конечном счете они представляют, известен с

древности. Интерес к способности вещей обращаться в процессе эволюции в свою противополож-

ность очевидным образом присутствует во множестве наблюдений, как глубокомысленных, так и

шутливых. Александр Поуп' писал:

w>

Чудовищен порок на первый взгляд,

И кажется, он источает яд,

Но приглядишься, и пройдет боязнь,

Останется сердечная приязнь' .

>0

Гусеница, пристально взирая на бабочку, будто бы сказала: «Ваал, тебе никогда не поймать меня в

одной из тех негодных тварей».

На другом уровне мы в этом столетии стали свидетелями перехода от разоблачения традиционных

мифов и легенд к благоговейному их изучению. Как только мы начинаем глубоко реагировать на

социальную жизнь и проблемы нашей глобальной деревни, мы тут же становимся реакционерами.

Вовлечение, приходящее с нашими стремительными технологиями, превращает наиболее

«социально сознательных» людей в консерваторов. Когда на околоземную орбиту впервые вышел

спутник, одна школьная учительница попросила своих второклашек написать на эту тему какое-

нибудь стихотворение. Один ребенок написал:

Звезды такие большие.

Земля такая маленькая.

Оставайся таким, как есть.

43

Знания человека и процесс приобретения знаний равновелики самому человеку. Наша способность

постигать как галактики, так н субатомные структуры есть развитие заложенных в нас

возможностей, которые и вмещают их в себя, и выходят за их пределы Второклассник, на-

писавший приведенные выше строки, лгпвел> в мире, намного превышающем тот, который может

измерить своими инструментами и описать, пользуясь своими понятиями, современный ученый.

Как писал об этом превращении У. Б. Йейтс, «видимый мир перестал быть реальностью, а

невидимый мнр — грезой».

С этим преобразованием реального мира в научный вымысел связано стремительно протекающее

в настоящее время обращение, вследствие которого западный мир становится восточным, а

восточный становится западным. Джойс зашифровал их взаимное превращение друг в друга в

своей загадочной фразе:

The West shall shake the East awake

While ye have the night for morn'.

Название его романа «lh>nn»K» по г)»пл>ес>п>»> (Fihnig«n> 242>йе) представляет собой целый набор

многоуровневых каламбуров на тему обращения, вследствие которого западный человек вновь

вступает в племенной, или финский (Finn) цикл, следуя дорогой старика Финна, но на этот раз

зорко бдит (wide awake), пока мы возвращаемся в племенную ночь . Эго что-то вроде нашего

современного осознания Бессознательного.

Нарастание скорости, переводящее ее из механической формы в мгновенную электрическую,

останавливает процесс взрыва и переворачивает его, превращая в процесс имплозивного сжатия. В

нынешнюю электрическую эпоху быстрое уплотнение, или сжатие, энергий нашего мира входит в

столкновение со старыми экспансионистскими и традиционными образцами организации. До

самого последнего времени наши социальные, политические и экономические институты и

упорядочения укладывались в один общий односторонний образец. Мы до сих пор продолжаем

считать ero «взрывным», или экспансивным; и хотя теперь его уже нет, мы все еще продолжаем

разглагольство-

Обложка.
PDF. Понимание Медиа: Внешние расширения человека. Маклюэн М. Г. Страница 20. Читать онлайн