Часть первая. УДОВЛЕТВОРЕНИЕ В ЛЮБВИ


...

Раздел 2. Секс и сердце

Сексуальная активность оказывает огромное влияние на сердце. Большинство людей в момент оргазма ощущают сильное сердцебиение. Мастере и Джонсон отмечают, что частота сердечных сокращений может доходить в этот момент до 130 в минуту. Можно было бы подумать, что такая интенсивная работа сердца связана с истощающей физической активностью во время сексуального контакта, но в любви нет ничего истощающего. Обычно это не конфликтная ситуация, поэтому она должна быть свободна от стресса. Высокая частота сердцебиений связана с высоким уровнем возбуждения, которое возникает перед и в момент оргазма. Так как высокий уровень эмоционального возбуждения всегда вызывает сердцебиение, эта реакция абсолютно нормальна. Если частота сердцебиений во время оргазма не увеличивается, это говорит о том, что уровень возбуждения во время разрядки был низким и ограничивался половыми органами. Конечно, если человек не достигает оргазма во время полового сношения, сердце не реагирует описанным выше образом. Исследования показали, что неспособность к достижению оргазма н эмоционального удовлетворения в сексуальном акте может оказывать вредное влияние на сердце.

В одном из исследований сравнивались ощущения ста женщин в возрасте от сорока до шестидесяти лет, госпитализированных с инфарктом миокарда, с ощущениями другой группы женщин такого же размера в том же возрасте, госпитализированных по поводу других заболеваний. У 65 % пациенток с больным сердцем была обнаружена фригидность и сексуальная неудовлетворенность. В другой группе только 24 % женщин имели подобные неприятности с сексом. Это результаты статистики, и они указывают на тот факт, что недостаток сексуального удовлетворения должен считаться фактором риска по сердечным заболеваниям у женщин. Абрамов определил фригидность как "частичную или полную неспособность к достижению оргазма". Он считал женщин фригидными, если: они никогда не получали удовлетворения во время полового акта; получали удовлетворение, но не испытывали оргазма, что вызывало разочарование и эмоциональную неудовлетворённость; достигали оргазма в прошлом, но в последнее время не получали удовлетворения в половом акте и не достигали оргазма в результате импотенции или заболевания мужа.

Если у женщин существует непосредственная связь между сексом и сердцем, относится ли то же самое к мужчинам? Стоит признать, что здесь проблема заключается в другом: случаи инфаркта миокарда значительно более часты у мужчин, в то время как неспособность к достижению оргазма у них достаточно редка. Однако у мужчин тоже проявляются сексуальные дисфункции. Часто они принимают вид импотенции, что означает неспособность к возникновению пли удержанию эрекции во время полового акта. Так же как фригидность затрудняет достижение сексуального удовлетворения женщиной, так импотенция ограничивает сексуальное удовлетворение у мужчин. Здесь может быть задан вопрос: имеет ли импотенция какую-либо связь с заболеваниями сердца?

Из исследований мужской сексуальной дисфункции (131 мужчина в возрасте от 31 года до 76 лет, госпитализированные в результате сердечного приступа), проведенных Ахрером. Авторы некоторых исследований сообщают, что 64 % исследованных страдали импотенцией, 28 % сообщило о значительном снижении (до 50 %) частоты половых контактов, а у 8 % выявлена преждевременная эякуляция. Импотенцию диагностировали в результате не одной или двух неудач, но на основании недель пли месяцев безрезультатных попыток. Преждевременную эякуляцию определяли на основании утверждения пациента, что он достигал оргазма слишком рано, прежде, чем получал удовлетворение или давал его партнёрше. Несмотря на то, что данных на тему частоты мужских сексуальных дисфункции недостаточно, авторы считают результаты своих исследований достаточно информативными.

Если, как указывают результаты этих исследований, существует связь между сексуальными дисфункциями и коронарной болезнью, можно ли считать их непосредственным причинным фактором? Нет сомнений, что сексуальная дисфункция снижает самооценку мужчины и вызывает у него стресс. Одна из женщин утверждала, что её муж в результате такого "неуспеха", был "очень нервным, проклинал всё на свете, метался по комнате, его лицо стало красным, он бил кулаками мебель и несколько раз сбил горшок с цветами". Однако многие мужчины просто уходят в сторону и винят самих себя. Подвергают ли они свои сердца опасности? Я уверен, что это так, как и то, что полная разрядка приносит здоровье

Эти рассуждения могут пролить свет на использование понятия эмоциональной удовлетворённости, а не просто способности к эякуляции, как критерия здоровья мужчины. Конечно, не все мужчины в результате эякуляции и оргазма получают это удовлетворение. Мужчины, у которых происходит эякуляция сразу же перед, или сразу же после пенетрации, часто ощущают недостаток удовлетворения, другие, даже если им удаётся поддерживать некоторое время эрекцию, утверждают, что эякуляция не приносит особых ощущений. Маловероятно, что такая реакция даёт им эмоциональное удовлетворение.

Но даже эмоциональное удовлетворение не является идеальным критерием здорового секса. Многие женщины утверждали, что получали чувство тепла и удовлетворения уже в результате объятия с мужчиной. Секс является для них способом установления контакта и близости, удовлетворяющих потребности, которые возникли еще в раннем детстве. Для этих женщин сам половой акт менее важен, чем то чувство безопасности, которое приносит интимность. Мужчины также пользуются сексом не только для того, чтобы проявить любовь, но и в других целях, например, трактуя сексуальный контакт как подтверждение их мужественности, зачастую не обращая внимания на качество своих переживаний Для некоторых женщин половой контакт также может являться подтверждением их сексапильности. Когда секс используется для целей эго, сердце остается холодным и не вовлеченным. Половой контакт в этом случае является не проявлением любви, а реагированием различных чувств на противоположный пол, часто с определенной долей садизма и презрения

В каждом половом акте существует частичка любви. Половые органы не возбуждались бы и не набухали, если бы к ним не притекала кровь от сердца — органа любви. Однако, если сердце отделено от половых органов, его участие в сексуальном акте может быть чисто механическим. Человек в этом случае не переживает глубокой любви, которая должна сопутствовать половому акту. Сексуальное возбуждение будет приглушенным, а оргазм, даже если он случится, будет тусклым

В предыдущем разделе мы видели, что у многих людей голова, сердце и половые органы не взаимодействуют. Хотя это расщепление влияет на разные аспекты личности человека, наиболее ярко они проявляются в сексе. Если уважаемый и компетентный бизнесмен ведет себя на приёме, выпив лишнего, как маленький мальчик, окружающие люди усмехаются и объясняют это потребностью в расслаблении. Однако, когда этот мужчина бывает импотентен по отношению к собственной жене, которая доминирует над ним, как его мать, а другие молодые женщины сексуально возбуждают его, ситуация достаточно серьезна. Надежда получить любовь, связанная с женитьбой, превращается в фрустрацию и горечь, которые могут закончиться серьезной болезнью. Многие женщины находятся в подобной ситуации. Хотя на уровне эго они действуют как компетентные работницы или бизнесменши и способны управлять подчиненными, в постели они нуждаются в поддержке и не могут достичь настоящего оргазма. К сожалению, в таких нарушенных семейных отношениях дети страдают еще больше, чем взрослые и, в конце концов, подвергаются тому же самому расщеплению на голову, сердце и половые органы.

Для того чтобы взрослый человек достиг удовлетворения, всё его существо — сердце, голова, половые органы — должны быть вовлечены в связь с другим человеком. Чувство такого единения наиболее живо переживается в оргазме. Эту концепцию оргазмического удовлетворения предложил Вильгельм Райх в 1924 году. Он увидел, что среди его пациентов, подвергнутых анализу, те, которые получали полную оргазмическую разрядку, избавлялись от невротических симптомов. В то же время пациенты, которые не достигали полной самоотдачи в половом контакте, стали невротиками. Райх утверждал также, что эта способность характеризовала эмоциональное здоровье личности. В то время, когда он формулировал свою концепцию, Райх был выдающимся членом аналитической группы, сплоченной вокруг Фрейда. Однако его трактовка полного оргазма как критерия психического и эмоционального здоровья была отвергнута коллегами психоаналитиками. Как могут быть использованы такие критерии, спрашивали они, когда мы знаем очень многих невротичных пациентов, которые не жалуются на свою сексуальную жизнь и регулярно переживают оргазм? Райху стало ясно, что он и его коллеги определяли переживание оргазма совершенно по-разному.

Аналитики классифицировали каждое удовлетворение у женщин, независимо от его глубины, и каждую эякуляцию у мужчин, даже если ей сопутствовал минимум чувств, как оргазм. Сейчас многие люди говорят об оргазме таким же образом, а многие сексологи поддерживают их позицию. Райх, говоря об оргазме, подразумевал такую реакцию, которая охватывает всё тело волной приятных конвульсии. На вершине оргазма эго приглушается потоком ощущений и чувств. После этого наступает глубокое чувство удовлетворения, человек засыпает, а утром чувствует себя помолодевшим и более энергичным.

Во время полного оргазмического переживания сознание исчезает в единении с объектом любви. Таким образом, любовь достигает своей последней цели — единения противоположностей. Во многих случаях появляется чувство единения с пульсирующей Вселенной. Это подтверждает идею Райха, о том, что во время оргазма человек идентифицируется с космическими процессами. Одна женщина сказала, например, что чувствует себя "каплей в океане". Один из мужчин описал свои ощущения как "движение среди звёзд".

Мой пациент рассказал о своих переживаниях в тот день, когда его подруга сообщила, что хочет разорвать их связь, на что он разразился рыданиями и признался ей в любви. Она отреагировала пониманием, и они занялись сексом. Во время оргазма его дыхание стало более частым и глубоким, а таз двигался в ритм дыханию и волн эякуляции. Тело пронизывали волны приятной разрядки. Он ощущал единство со своей любовницей и с миром. Когда все было закончено, он пережил глубокий покой и удовлетворение. На следующий день мои пациент отметил, что его сердце стало таким открытым, что он стал чувствовать, как бьются сердца других люден. Опыт был таким восхитительным, что он стремился его повторить. До сих пор ему это не удалось, но он не расстался со своей подругой.

Я считаю этот рассказ необычным. Пациент сказал, что до этого случая он был влюблён в девушку, по его любовь была подавлена страхом утраты. Защищаясь от поражения, он не хотел отдать своё тело и душу. Эго удивительно, но тот же самый страх потери сломал его защитные механизмы, освобождая тоску и боль. Когда случилось то, чего он больше всего опасался, ему уже нечего было терять, и он смог полностью отдаться любви. Это случается не так уж редко. Как же часто люди ощущают глубину любви только после утраты любимого человека! Когда ломается невротическая структура — сердце открывается любви. В сексуальной самоотдаче сердце получает любовное удовлетворение и открывается жизни.

Для этого пациента, как и для очень многих людей, имеющих подобные переживания, сексуальное удовлетворение выходит за пределы самого оргазма. Все мы мечтаем об экстазе и удовлетворении в любви. Как жаль, что это случается с нами так редко, а с некоторыми из нас никогда. Паши сердца тоскуют по любви, но физическая самоотдача в любви является чем-то поразительным. Мы не отваживаемся отдаться божественному безумию, поскольку наше эго говорит нам, что мы не чувствуем себя в достаточной безопасности, чтобы отбросить всяческий контроль. Этот контроль является нашей защитой от душевных травм. Мы осуществляем его посредством напряжения мышц, особенно находящихся в области сердца мышц грудной клетки. Такой "панцирь", как называл его Райх, отделяет нас от мира и уменьшает интенсивность наших контактов с ним.

Мы поставили знак равенства между сердцем и любовью и утверждаем, что оно является «жилищем» Эроса. Стремление к эротическому контакту у нас в крови, являющейся носителем Эроса. Как мы знаем, эрогенные зоны характеризуются богатым кровоснабжением. Когда две таких зоны соединяются в поцелуе пли эротических ласках, сексуальное возбуждение очень интенсивно. Однако сам поцелуй не приводит к оргазму. Его функцией является увеличение, а не разрядка напряжения. Разрядка — функция движения. В сексуальном акте движение имеет две фазы.

Первая фаза охватывает период от пенетрации до начала оргазма. В этот период половые органы возбуждаются в результате увеличивающегося кровенаполнения, но тело ещё не готово к разрядке. Партнёры увеличивают взаимное возбуждение фрикциями, благодаря которым член возбуждает малые половые губы. Когда таз мужчины движется вперёд, таз женщины прогибается, чтобы его принять. Половые губы всасывают половой член. В этой фазе движения произвольные и контролируемые, дыхание — глубокое и регулярное. Возбуждение в области таза и половых органов нарастает до момента, когда его уже невозможно сдержать. В этот момент начинается другая фаза, приводящая к оргазму. Во время разрядки наступает глубокое расслабление, которому часто сопутствуют глубокие вздохи или плач, когда мощная волна на выдохе пронизывает всё тело. В этой фазе таз спонтанно движется вперёд и человек близок к оргазму Таз может выполнять неконтролируемые движения, временами резкие, временами спокойные в соответствии с ритмом дыхания. У мужчин в этот момент происходит эякуляция, являющаяся частью разрядки. Для мужчин старшего возраста, у которых задерживается процесс выделения спермы, эякуляция очень ограничена и содержит немного семенной жидкости, но оргазмические реакции остаются неизменными.

Удовлетворение, получаемое от секса, связано не с произвольными движениями, а с непроизвольными. Для того чтобы они возникли, надо отбросить контроль. Эякуляция, так как она непроизвольна, приносит мужчине расслабление. Женщина может испытать подобный оргазм благодаря неконтролируемому спазму малых половых губ. Хотя эти движения важны, вызываемая ими реакция охватывает только половые органы. Когда непроизвольные движения охватывают также таз, возникает наиболее глубокое чувство удовольствия. Когда в этом участвует все тело — переживается полный оргазм. Однако если непроизвольные движения тормозятся, полное расслабление невозможно. Такие торможения происходят на неосознанном уровне.

Анализ структуры тела показывает, что мышцы спины, ягодиц и ног ответственны за движения и поддержание вертикальной позы тела. Непроизвольные движения появляются, когда энергетический заряд перемещается по спине вверх — по направлению к голове, или вниз — по направлению к тазу и ногам. Таз подается вперед в сексуальном акте, когда энергетический заряд движется по спине вниз. Этот заряд или возбуждение я назвал агрессией. В противоположность ему перемещение возбуждения из сердца, которое я назвал печалью, ощущается как волна, протекающая по передней стороне тела (рис. 7).

движение вдоль спины: агрессия (моторный импульс к сближению, ударению, движению "к" или "от").

движение по передней поверхности тела: печаль (стремление к контакту)

рис. 7. ДВИЖЕНИЕ ВОЗБУЖДЕНИЯ И ЧУВСТВ В ТЕЛЕ.


ris7.jpg

Она может проявляться вытягиванием губ, таким образом, как это делает младенец, жаждущий достичь груди матери. Это чувство интенсифицируется, если одновременно вытягиваются руки. Движение вниз или агрессия напоминает "захватывание духа" во время опускания лифта. Оно появляется во время сексуального контакта, когда возбуждение перемещается вниз к половым органам, вызывая чувство тепла внизу живота.

Поток возбуждения, направленный вверх спины, переживается как волна гнева. Если он достаточно силен, он достигает макушки, глаз и щек. В этот момент зубы стискиваются, а глаза искрятся гневом. Это вызывает выпячивание таза вперед.

Оба этих компонента играют роль в сексуальной активности. Мы ощущаем стремление к близости, эротическому контакту и инстинкт к овладению партнером, единению с ним. Стремление к эротическому контакту наполнено чувственностью. Чувственность усиливает возбуждение, а инстинкт агрессии стремится его разрядить. Этот инстинкт не имеет в себе ничего садистического. Без него не было бы разрядки. В тоже время без чувственности секс был бы лишён своей глубины и силы возбуждения.

У расщепленной личности чувственность объединяется с «внутренним ребенком», агрессивный инстинкт — с взрослым эго. Такой человек может переживать чувственность или агрессию, но оба эти чувства одновременно — никогда. Когда детские аспекты берут верх — человек может быть чувственным, впечатлительным, но не проявлять никакого или почти никакого инстинкта к достижению разрядки и удовлетворения. Оргазм, насколько он проявляется, приятен, но лишён экстаза. Ему может даже сопутствовать печаль, так как он наступает после желанной близости. Для таких людей контакт более важен, чем разрядка. В некоторых случаях секс используется длительное время просто для поддержания контакта, который заканчивается малоинтенсивным оргазмом. Связь двух таких партнеров наполнена любовью, по она детская. Если, наоборот, у человека и в его поведении доминирует аспект взрослости, Инстинкт к овладению партнером и разрядке настолько силен, что для чувственности остается мало места. Такой секс не дает настоящего удовлетворения.

Чувственность — это функция нежности. Жесткая нарциссическая личность, которая действует по собственной воле, физически неспособна чувствовать другого человека. Сексуальное возбуждение перемещается в её теле и достигает половых органов, вызывая сильное напряжение, которое она старается как можно быстрее разрядить. У мужчин разрядку дает эякуляция, которая вызывает приятные ощущения, как любая разрядка состояния боли или напряжения. Однако поскольку настоящее удовольствие и удовлетворение не достигаются, чувства по отношению к партнеру остаются прохладными. Основной проблемой здесь является страх мужчины перед полной отдачей женщине. Хотя он не осознаётся, его легко определить по жесткости тела, которая вызывает блокирование естественных оргазмических движений.

Страх отдачи себя женщине наиболее характерен для мужчин, которые идентифицируют собственную мужественность с сексуальной потенцией. Райх заметил: "серьезные нарушения генитальных функций характеризуют мужчин, которые очень шумно похваляются своими сексуальными победами и тем, сколько раз в течение ночи они могли достичь оргазма. Нет сомнений, что они одарены сильной сексуальной потенцией, но их эякуляции сопутствует только небольшое удовольствие, или даже неприятные ощущения и отвращение".

Другие мужчины занимают мазохистскую позицию, которая также влияет на их сексуальные и оргазмические реакции. Они видят свою роль в сексе как роль помощников в достижении оргазма партнершей. Как сказал один из мужчин: "Я удовлетворен, когда женщина достигает оргазма". Его собственный оргазм был достаточно тусклым и слабым. Независимо от того, какое возбуждение он ощущал вначале, оно исчерпывалось торможением разрядки для того, чтобы он "мог заняться женщиной".

Страх мужчины перед самоотдачей женщине имеет свои корни в его ранних связях с матерью. Его податливость желаниям женщин, делают его настолько же чувствительным к отвержению, как в те далёкие времена, когда он был маленьким ребенком. Его защита основывается на сдерживании чувств и обеспечении себе чувства безопасности посредством запретов и их жесткостью. Он может позволить появиться сильным генитальным ощущениям только в то время, когда они отщеплены от его сердца. Секс без любви дает ему чувство силы, которое позволяет ему подавить свой страх перед женщиной, но секс без любви не дает удовлетворения.

Сексуальные проблемы женщин являются с разных точек зрения противоположностью проблемам мужчин, но оказывают то же самое влияние на способность к оргазму. Оргазмическая реакция женщины, полная и целостная, является такой же, как и у мужчины, в смысле достижения конвульсивных движении для разрядки напряжения и получения приятных чувств удовлетворения и релаксации. Такого рода реакция зависит от способности женщины к полной самоотдаче в любви. Она почти невозможна или очень трудна, когда в женщине живут подавленные чувства злости по отношению к мужчинам, исток которых коренится в её ранних связях с отцом. Мария Рубенсон сообщила, что осознание и разрядка этих подавленных чувств гнева позволили многим "фригидным" женщинам достичь оргазма.

Одна из моих пациенток в сексуальной жизни всегда поддавалась желанию мужа, без оглядки на собственные чувства. Когда эта проблема была высказана во время терапевтической сессии, я поощрил её к выражению собственных чувств. Через некоторое время она пришла ко мне и сказала: "Впервые я сказала мужу «нет». На следующий день я с удивлением отметила, что ощущаю сильное желание сексуальной близости, и когда она произошла, я испытала оргазм".

Мужчины редко переживают сексуальный акт как самоотдачу. Они сопротивляются самоотдаче, демонстрируя свою власть или контролируя себя, это служит им защитой от травм и бессилия. Однако, отрицая эти чувства, они отрицают свои страх быть отвергнутыми. Конечно, эта игра во власть не может продолжаться долго, поскольку такая игра подтачивает их связь и заканчивается утратой любви, хотя как раз этого они сильно опасались. В таких ситуациях проявляется их бессилие и ранимость, а фасад силы и власти оказывается иллюзией.

В то же время отдать себя в любви означает поддаться не другому человеку, а скорее своей собственной душе, сердцу и стремлению к любви. Это включает все наши чувства. Наше эго должно ослабить свою роль контроля тела и чувств. Мы должны осознать свой страх быть отвергнутыми, потенциальную боль связанную с утратой любви, и злость в результате возможной измены. Мы должны также принять свое бессилие по отношению к различным случаям жизни: рождению, любви, болезням и смерти. К счастью, у нас есть методы против этого бессилия. Мы имеем способность к самоизлечению. Когда мы травмированы — мы можем плакать; когда нас предают — мы можем реагировать злостью; когда мы находимся в угрожающей ситуации — мы можем бороться или убегать. Эти реакции гарантируют нашу интеграцию, мы можем справляться с изменяющимися жизненными ситуациями. Только если они блокируются, мы чувствуем обиду. Такие блокировки появляются в детстве и они вызваны теми же людьми, от которых мы ждали защиты и опеки в критические годы нашей зависимости. В конце концов, желая продержаться и выстоять в жизни, мы должны поддаться этой обиде. Как мы проследили во втором разделе, защита обретает форму хронических мышечных напряжений в области груди и таза, которые уменьшают способность к движению и реагированию тела.

Эти напряжения, если они возникают в. области таза, вызывают у мужчин "пик оргазма" слишком быстро, а у женщин — слишком медленно, что делает невозможным чудесное единение, которое проявляется, когда партнеры переживают оргазм одновременно. Это напряжение и спазмы в нижней части спины обездвиживают таз и не позволяют появиться спонтанным движениям во время оргазма. Напряжение в мышцах бедер, особенно в четырехглавой мышце бедра, также ограничивает способность таза к движению. Все это вызывает ограничение сексуальных чувств, но не всегда редуцирует возбуждение в половых органах, являясь только малой частью сексуальной реакции человека. В результате половой акт становится только актом освобождения от напряжения, а не проявления любви.

Напряжение в области таза, в противоположность напряжению в груди, связано не со страхом отвержения, а с травмой ранних сексуальных чувств ребенка. Они развиваются между третьим и шестым годом жизни. Ребенок переживает в это время сильное сексуальное возбуждение по отношению к родителям противоположного пола. Оно является целостной реакцией тела (иными словами, настоящим сексуальным чувством) с очень малым участием половых органов и не приводит к генитальной активности. Обычно возраст от трех до шести, называемый эдиповой фазой, являются периодом конфликта с родителем того же пола, который ревнует, если другой родитель уделяет ребенку слишком много внимания. Это случается часто, так как родители пользуются детьми во взаимной борьбе за власть и для удовлетворения своих нарциссическпх потребностей. Именно поэтому многие отцы испытывают возбуждение вследствие сексуальной заинтересованности своей маленькой дочери. Она воспринимается как дополнительная компенсация недостатка внимания со стороны жены. Часто возбуждение отца имеет сексуальный оттенок, который маленькая девочка чувствует и который интенсифицирует возникающий между ними заряд. Некоторые мамы ведут себя похожим образом по отношению к маленьким сыновьям. Хотя пословица "Мальчик для тебя, а девочка для меня" звучит шутливо, она не лишена буквального смысла. Родители часто, помимо воли, ведут себя соблазнительно по отношению к своим детям, втягивая их в словесную и физическую интимность, в которой их сексуальные чувства едва прикрыты. Достаточно часто случается открытая сексуальная активность между родителями и детьми.

Исследуем подробнее, что происходит, когда мать делает сына своим фаворитом и допускает его к определенной интимности. Мальчик реагирует на это углублением желаний и чувств, что приводит к отчуждению по отношению к отцу, сердечности и опеки, которого он требует. Его незрелое эго верит, что он является лучшим, чем его отец; если бы было иначе, почему мать посвящает больше времени именно ему? Позиция мальчика вызывает у отца злость. Он настраивается против сына и делает его ответственным за возникшую ситуацию. Мать не может предохранить ребенка от враждебности отца, так как это только углубило бы конфликт. Кроме того, она борется с собственным неосознанным чувством вины, возникающим из-за поведения по отношению к мальчику. Поставленный в такую ситуацию мальчик желает смерти отца и одновременно охвачен ужасной фантазией о том, что отец мог бы его убить. Фрейд описывал эту ситуацию, как эдипов комплекс, так как она аналогична легенде о царе Эдипе, который не зная того, что он делает, убил своего отца и женился на собственной матери. Для ребенка ситуация является слишком ужасной, чтобы можно было подставить голову опасности. В целях самообороны он должен изолировать сексуальные чувства по отношению к матери для того, чтобы избежать конфронтации с отцом.

Это редуцирует оргазмическую потенцию мальчика и равнозначно психической кастрации. Изоляция собственных чувств приводит не только к исключению определенных мыслей из сознания, происходит трансформация в теле, в котором укоренены чувства. Для того чтобы изолировать чувства, надо частично обездвижить тело. Полная обездвиженность — это смерть. Как мы заметили раньше, напряжение нижней части спины, бёдер и таза служат подавлению сексуальных чувств.

Ситуация идентична в случае маленьких девочек, которые вовлекаются в сексуальную связь с собственными отцами, независимо от того, является ли эта вовлечённость реализованной в поведении. Между дочерью, отцом и матерью возникает треугольник. Мать и дочь являются соперницами, и каждая неосознанно стремится убрать другую с собственной дороги. Но девочка, несмотря на свою привилегированную позицию, не может рассчитывать на помощь отца, так как эго увеличило бы ревность матери. В то же время отец обездвижен чувством вины, которое связанно с отношением к дочери, окрашенным сексом. Для того чтобы защитить себя, маленькая девочка должна изолировать свои чувства по отношению к отцу, что достигается частичной обездвиженностью, но кроме прочего — созданием кольца напряжения в талии. Такое кольцо, прерывающее связь между двумя половинами тела, является типично женской реакцией на эту проблему, в противоположность жесткости, которая характеризует реакцию мужчин.

Когда ребенок разрешает эдипов конфликт посредством изоляции сексуальных чувств по отношению к родителю противоположного пола — это неизбежно приводит к расщеплению личности. В сознании ребенка возникает табу но отношению к сексуальной вовлеченности в связь с наиболее любимыми людьми. Когда ребенок становится взрослым, ему трудно любить сердцем и телом сексуального партнера, так как эту любовь он идентифицирует с родителем, являющимся предметом табу.

Многие семьи переживают на этой почве кризис. Случается, что мужчина импотентен только по этой причине по отношению к властной жене, но имеет возможность к сексуальным отношениям с другими женщинами. Некоторые мужчины могут любить своих собственных жен, но этот акт лишён страстности, а, следовательно — полной любви. Любовь к жене постепенно принимает форму обязанности, что со временем приводит к импотенции.

Ранее мы разбирали случай с Джоном — женатым мужчиной, отцом взрослых детей, который влюбился в молодую женщину и открыл, что то что, он считал связанной с возрастом импотенцией, прошло в течение одной ночи, уступая место страсти к половой партнерше. Как мы помним, Джон утверждал, что он продолжает любить свою жену, но она напоминает ему его мать. Нам не надо напоминать о том, что мужчина не занимается сексом с собственной матерью. Для Джона это была болезненная и трагичная ситуация. Он был жертвой табу кровосмешения, а свой эдипов конфликт разрешил через изоляцию любых сексуальных чувств по отношению к матери, а затем по отношению к собственной жене.

У женщин эта проблема принимает другую форму, хотя эффект тот же самый. Она остается привязанной к отцу как "маленькая папина дочка", и не может полностью отдаться другому мужчине Она принимает своего мужа сексуально, хотя не чувствует к нему страсти. Её реакция по отношению к мужу приводит к двум ролям: или она симпатичная, соблазнительная маленькая девочка, или мать. Эти роли она играла, вероятно не без успеха, по отношению к отцу. Она не осознавала, что ведёт себя как ребенок или как мать по отношению к своему мужу, это не позволяет ему увидеть в себе сексуальную женщину. Учитывая сказанное, нет ничего удивительного в том, что такой семье недостает удовлетворения и что много подобных семейных пар разводятся.

Женщины идентифицируют себя больше с любовью, а мужчины — с сексом. Для женщины любовь не всегда обозначает секс, для мужчины секс не всегда обозначает любовь. Когда женщина отдается сексуальному мужчине, она принимает это как акт любви, но её партнер может не желать рассматривать его так, чтобы избежать перспективы быть пойманным в ловушку неудовлетворяющей сексуальной связи, в какой он был когда-то с матерью. В то же время женщина, которая давно стала "маленькой дочкой папы", может отказываться от независимости, которую может дать идентификация с сексуальностью.

В определенной степени эта разница между способами реагирования женщины и мужчины уменьшается со времени образования движения за освобождение женщин. Однако до сих пор она существует. Со времён Евы женщина воспринимается как соблазнительница и искусительница и обвиняется в грехопадении мужчины. Если она будет соблазнена — это её вина. Много матери называли своих дочерей проститутками только потому, что они реагировали на заинтересованность собственных отцов. Если пятилетняя девочка сидит у отца на коленях, а он ощущает при этом эрекцию, то не она в этом виновата. Но она оказывается отвергнутой, как если бы сделала что-то страшное. В результате такого опыта многие женщины чувствуют глубокое унижение в связи со своими сексуальными ощущениями. Мальчиков реже унижают за сексуальную заинтересованность матери. Она может сказать сыну, что если он получает такие ощущения, то он плохой мальчик, но обычно выражает восхищение пли гордость его потенциальной мужественностью. Мальчик чувствует со стороны отца определенную опасность кастрации, но факт, что он соперник, увеличивает его заинтересованность генитальностью и своей идентификацией с ней. Когда он вырастает, его наибольшим опасением является утрата способности к эрекции. Женщины никогда не боятся этого, так как всегда способны к сексуальному акту. Их страх основывается на том, что если они слишком легко отдадутся или будут сексуально агрессивными, их поведение будет рассматриваться как плохое. В прошлом внебрачная беременность была поводом к стыду для женщины и подчеркивала мужественность мужчины.

Многое изменилось в связи со сменой моральных критериев, с возможностью повсеместного использования противозачаточных средств, с доступностью прерывания беременности и принятием женщин в мир мужчин. Однако вместе с процессом получения независимости углубилось расщепление личности современной женщины. Действуя в большей степени на уровне эго, а не сердца, она стала более жесткой, чаще ищущей социальных успехов и более восприимчивой к болезням сердца Если женщина отделила секс от любви, это означает только, что ее «внутренний ребенок» более не признается, сердце еще более изолируется, а сексуальное удовлетворение становится все не доступнее.

Следующий случай иллюстрирует некоторые проблемы современной женщины. Женщина на руководящей должности, после шестидесяти лет, которую мы будем называть Иреной, обратилась по поводу депрессивной реакции, возникшей в результате смещения ее с высокого поста на большом предприятии Она нуждалась в помощи и знала это. Это касалось не только депрессии, но также некоторых факторов риска коронарной болезни. У нее был избыточный вес, слишком высокий уровень холестерина в крови, она много курила.

Эти проблемы находили отражение в теле Ирены. Ее грудная клетка была уплощённой, а дыхание — слабым. Она стояла на ногах так, как если бы ее поддерживали поднятые руки. У неё был обвислый живот и тяжелый таз. Она старалась втянуть живот, но могла только зажимать собственную талию, не было также связи между грудной клеткой и тазом. Ее ноги были худыми, а стопы болели во время ходьбы и стояния

Ирена отдавала себе отчет в собственных деструктивных тенденциях. Она знала, что курение вредно и пробовала бросить его с помощью гипноза, но ей удалось это на очень короткое время. Ее собственный врач настаивал на том, чтобы она сбросила вес, но она не смогла соблюдать диету. Во время одной из сессий она призналась: "Вчера вечером я вышла, купила себе пирожное и мороженое, и съела их" Бедная Ирена. Она очень жаждала удовольствии. Она была в плохом состоянии, как физически, так и эмоционально.

Цель терапевта — помощь пациенту в понимании динамики внутренней борьбы и выражении чувств, связанных с этой борьбой. Ирена была грустной, она думала, что проиграла жизнь, и испытывала боль. Много лет она была разведена и сама воспитывала ребенка. Ее первой потребностью была потребность почувствовать собственную печаль и выплакать ее. Стараясь функционировать в современном мире бизнеса и сравняться с мужчинами, она подавила большинство своих чувств. Я научил её дыханию, а затем склонил к ударению в матрац и повторению вопроса "зачем?", что вызвало немного слез. Она была удивлена тем, что намного лучше чувствует себя после этого выплакивания. Я сказал ей также, чтобы дома она била вытянутыми ногами по кровати, лежа на спине. Удары ногами выражают протест, а у Ирены было против чего протестовать.

Она была единственным ребенком и при этом очень хорошим. Отец относился к ней как к любимице, он умер, когда ей было пять лег. Мать повторяла, что Ирена должна быть солдатом, как отец, что маленькая девочка восприняла как приказ быть деловитой и подавлять печаль Во время терапевтической сессии она заметила: "Я всегда знала, что во мне есть боль. У меня был спазм в горле, но я никогда не связывала это с сердцем". Она говорила это, лежа на софе Я предложил, чтобы она вытянула руки и сказала:

"Папочка, папочка". Она сделала это, а затем стала всхлипывать и рыдать. "Все эти годы, я носила в себе эту боль и не знала, что с этим делать", — сказала она.

Эти ранние переживания определили линию жизни Ирены и ее судьбу. Важным фактором была утрата отца в эдиповой фазе. Но другие силы также сыграли значительную роль. Наиболее сильной из них было чувство вины, которое она испытывала из-за сексуальных чувств по отношению к отцу. Она объясняла его смерть как кару за нарушение табу кровосмешения, которое она допустила. Она опасалась также матери, ревнивой соперницы, от которой её никто не защищал после того, как любимый отец ушел. Влияние этих ранних переживаний было видно в ее взрослом теле и ее поведении. Ирена не только все еще пробовала быть деловитым солдатом, чего ожидала от нее мать, но изолировалась также от собственной сексуальности и старалась найти удовольствие для себя в деловых успехах. Она чувствовала себя обязанной поддерживать деловитость усилием воли. Сломаться пли расплакаться было для нее равнозначным ввергнуть себя в бездну отчаяния, связанную с утратой отца, которую она не могла принять.

Ирена дважды была замужем и, кроме этого, два раза была влюблена. К сожалению, и в одном и в другом браке она связалась с мужчинами, которых не любила, а ни один из мужчин, которых она любила, не предложил ей супружества. Этот сценарий обозначился переживаниями её детства. В своем подсознании Ирена ставила знак равенства между любимыми мужчинами и отцом, который был табу. Так как табу действовало там, где речь шла о глубокой любви, она вышла замуж за двух мужчин, которые не будили в ней сильной страсти. Ее стремление к независимости было важной частью этой борьбы, так как она сопротивлялась глубокому стремлению получить опеку. Она поддерживала иллюзию, что если она станет зависимой и отдастся полностью мужчине, она будет отвергнута, так как была отвергнута отцом. Поэтому она выходила замуж за мужчин, на которых не могла положиться и которые нуждались в её опеке. Ее первый муж не сумел удержаться на серьезной работе, а другой оказался больным маниакально-депрессивным психозом и нуждался в госпитализации. Будучи с ними она могла проявить псевдонезависимость. Однако позволяя себя использовать, она чувствовала себя пойманной в ловушку и подавленной.

Держась твердо, Ирена не могла позволить себя любовь и секс. Подобно многим другим женщинам, она отдавалась сексуально, но делала это пассивно и покорно. Только изредка она получала оргазм и разрядку во время полового акта, которую дает секс.

Когда в процессе терапии Ирена осознала, что её использовал мужчина, с которым она остается в связи, в ней начала нарастать злость. Я предложил ей ударять теннисной ракеткой в матрац для того, чтобы разрядить злость, связанную с предательством этого мужчины. Одновременно она стала ощущать злость по отношению ко всем мужчинам которые ее использовали и которые ее бросили. Она почувствовала даже гнев по отношению к своему отцу за то, что он умер в то время, когда был ей так нужен.

Напряжение в плечах и руках Ирены было выразительным показателем количества сдерживаемого ею гнева. Она буквально ходила с поднятыми плечами. Осознание собственного гнева и выражение его очень помогли Ирене. Уменьшилось чувство вины, и она могла полнее принимать собственную сексуальность.

Ирене удалось поднять гнев на поверхность, прежде чем она серьёзно заболела. Другой пациент, которого мы будем называть Пауль, был не столь удачлив. Пауль обратился ко мне впервые за консультацией по поводу импотенции, через семь лет после развода и девять лет после сердечного приступа. Прежде чем у него случился приступ, Пауль был классической личностью типа А: он любил состязания, соперничество, был полон энергии, перерабатывал и переедал. Он курил, имел высокий уровень холестерина в крови, а его артериальное давление было склонно к повышению. Работая на две ставки, он довёл себя до состояния полного изнеможения. Однако оказалось, что стресс, связанный с работой был не сравним со стрессом в семейной жизни.

Пауль описал свою жену как доминирующую женщину, которая всегда настаивала на своем. С течением лет их любовная связь распалась, а секс стал случайным и формальным актом, лишенным страстности. В период после приступа они редко занимались любовью, но Пауль оставался верным жене. Странно, что он никогда не мастурбировал. Он пояснил это так: "Мой отец испугал меня не на шутку". Даже во время сексуального акта с женой Пауль никогда не допускал эякуляции, прежде чем его жена не испытает оргазм. "Я должен был сдерживаться долгое время", — сказал он и прибавил: "я мастер по сдерживанию". Во второй половине брака он стал неспособен к поддержанию эрекции. Сдерживание было для Пауля обязательным, так как он знал, что он крайне возбудим. Он узнал это после женитьбы. Однажды вечером, вскоре после его возвращения с войны, теща Пауля, которая была немкой, обвинила его в убийстве ее родных. Пауль потерял голову, подошел к теще и стал ее душить. Через несколько минут он осознал, что делает. После этого инцидента он приказал себе никогда больше не терять над собой контроль и никогда его не терял. Если не считать многочисленных споров с женой, он никогда не выходил из себя.

Пауль описал свои отношения с родителями следующим образом: "Я был близок с матерью, и она меня разбаловала. Моя младшая сестра была любимицей отца. Отец и я никогда не дружили и никогда ни о чем не разговаривали. Если я сопротивлялся, он меня бил, до тех пор, пока я в 16 лет не разбил ему лицо. С этого момента он никогда больше меня не трогал. Однако, когда я был ребенком, он регулярно наказывал меня ремнем. Он утверждал, что хочет сделать из меня мужчину". В определенном смысле его отцу это удалось. Пауль занимался требующими соперничества видами спорта, охотился и рыбачил. Он подчеркивал всей своей жизнью, что может быть твердым. Однако он имел и другую сторону, которую научился подавлять: был чувственным, деликатным и восприимчивым.

Когда я спросил его о том, когда он в последний раз плакал, Пауль описал мне инцидент который случился с ним 20 лет назад. В местечке, в котором он жил, Пауль был в резерве полиции. Однажды его вызвали на место дорожного происшествия, в котором двое маленьких детей получили серьезные увечья. Их вид и боль вызвали наплыв слез в глазах. Он также помнил, что плакал, получив известие о смерти матери, и вспоминал, как, будучи мальчиком, бегал в лес, чтобы выплакаться. Он был несчастливым ребенком и даже, будучи взрослым, испытывал печать при виде несчастий маленьких детей. В Пауле боролись две стороны его личности: твердый, мужской фасад и чувствительное детское сердце. С виду он производил впечатление уверенного в себе и расслабленного человека. Но когда он переставал улыбаться, его лицо принимало печальное выражение, а в глазах можно было увидеть ярость. Он был хорошо сложен, у него были развитые мышцы, но и большой живот, от которого он хотел избавиться. Подушечки жира в области таза свидетельствовали о женском аспекте его личности. Таз его был напряжен и отставлен назад. Верхняя часть тела производила впечатление сильной, а нижняя — слабой. Это расщепление между верхней и нижней половинами тела очень часто встречается у мужчин, которые считают, что должны быть мужественными. Но эта потребность "быть настоящим мужчиной" появляется из-за внутреннего чувства неуверенности. Настоящая мужественность заключается в идентификации человека со своими сексуальными чувствами, а не в его сексуальном функционировании.

Мужественность Пауля была подорвана отцом, который относился к нему так, как будто хотел совершить его психическую кастрацию. Это было причиной подчеркнутой женской линии в тазу. Еще одной серьезнейшей травмой было матери. Мы не знаем всех причин, из-за которых она не встала на его защиту от отца, но одной из них было чувство вины, связанное с соблазнительным поведением по отношению к Паулю. Сам Пауль не осознавал того, что его близость с матерью возбуждала ревность и ярость отца, или того что мать использует его против отца. Он испытывал огромный гнев к отцу за унижающее битьё, но чувствовал еще большую ярость по отношению к матери. Атаку на тещу можно принять как проекцию долго накапливающегося гнева на мать за её соблазняющую позицию, и последующее предательство. Пауль никогда не мог непосредственно выразить гнев по отношению к матери, поскольку чувствовал себя виновным из-за сексуальной заинтересованности в ней. Чувство вины появилось также из-за того, что он запрещал себе ненависть. Однако в глубине сердца он любил мать. Так же, наверное, как Джон, случай которого мы рассмотрели в разделе первом, Пауль попался в ловушку амбивалентносги «любовь — ненависть».

Со временем он перенес все амбивалентные чувства к матери на жену, которая доминировала над ним, и по отношению к которой он проявлял сексуальную зависимость. Как же он должен был ненавидеть свою жену! Но он подавлял эту ненависть н отрицал её, подобно тому, как он отрицал печаль и боль, которую испытывал в связи с утратой любви. В конечном счете, это чувство вины вызвало импотенцию, а разбитое сердце и подавленный гнев привели к сердечному приступу.

В этом разделе мы подчеркнули значение здоровой сексуальности в профилактике заболеваний сердца. Она гарантирует здоровье, обеспечивая сохранение гибкой груди и естественным образом расслабляя напряжение, возникающее в грудной клетке в процессе жизни, полной соперничества. Оргазм является как бы возрождением или, более дословно, омоложением. Он делает тело (в том числе и артерии) более эластичным и расслабленным.

Полный оргазм, который приносит телу состояние глубокого спокойствия и удовлетворения это спонтанная реакция тела, во время которой таз колеблется непроизвольно в ритм дыханию. Подобные конвульсивные движения возникают, когда человек глубоко всхлипывает. Каждое всхлипывание — ото пульсация или волна, которая, протекая по телу, выдвигает вперёд таз, когда волна во время выдоха достигает его дна. Когда между одним и другим всхлипыванием появляется короткий вдох — таз идет назад. Если плач усиливается, движения таза приобретают непроизвольный характер, также как во время оргазма. Сходство этих двух реакций частично объясняет, почему многие женщины взрываются всхлипываниями или рыданиями во время оргазма. Их плач — проявление того, что они обрели рай и отражение печали, связанной с его утратой. Оргазмические конвульсии открывают путь интенсивному плачу, который вызывает такие же движения тела. Человек, который может отдаться глубокому рыданию, сумеет также отдаться конвульсивным оргазмическим движениям.

Для большинства людей это нелегко. В следующем разделе мы рассмотрим процессы взросления в современной культуре.