Глава 9.. О сексуальности мужчин и женщин.

Помнится, профессор Хиггинс выразился так: «Ну почему женщина не может быть такой, как мужчина!» (Бернард Шоу, «Пигмалион»). Я сказал бы, что такой вопрос мог задать только человек, которого сильно огорчили и напугали. Принять такое пожелание всерьез и действительно попытаться «быть мужчиной» могла бы только женщина, которую отвергли. Надо сказать, что женственность и мужественность порядком утратили свое значение из-за общего обесценивания такого качества как индивидуальность, и это характерно для современного западного общества. Если прежде сексуальные роли были четко определены, то теперь здесь наступила путаница. С одной стороны, Симона де Бовуар жалуется на то, что женщины стали «существами второго сорта», потому что им не нашлось места в мире, где всем заправляют мужчины. С другой стороны, поэт Роберт Грэйвз пишет, что «настоящая женщина не презирает мужчину, как и не переоценивает его; она просто делает все возможное, чтобы не поступать по-женски». Эта путаница возникла в связи с отказом от так называемого «двойного стандарта», лежавшего в основе прежних порядков. Впрочем, здесь нет большой трагедии, потому что «двойной стандарт» отрицал женщину как личность и игнорировал тело как источник истины.

Неопределенность по поводу того, что же должно составлять социальную и сексуальную позицию личности, касается не только женщин: мужчины тоже страдают от подобных сомнений по поводу их роли в семейных отношениях. Вот пример: если мужчина главенствует в доме – его считают диктатором; если он играет пассивную и подчиненную роль – его критикуют за несоответствие своему предназначению; он как будто должен балансировать на канате. Заметим, что если в семье возникают подобные проблемы, то их причину следует обычно искать в нарушениях сексуальных отношений мужа и жены и в недостатке ясности по поводу сексуальных ожиданий партнеров. Мужчина, распоряжающийся в доме, обычно сознательно берет на себя эту роль, так как уверен, что удел женщины – подчинение, как сексуальное, так и личное: ведь «тот, кто в штанах – тот и хозяин» – так думает он и считает, что спорить здесь не о чем.

Есть и другой тип мужчины: тот, который позволяет женщине управлять семейными отношениями; он исходит из ошибочного мнения о том, что его обязанность – «обслуживать» женщину, т. е. удовлетворять ее. Такую пассивную позицию часто оправдывают тем, что она позволяет мужчине и женщине бескорыстно выражать свои чувства – «проявлять альтруизм». На самом деле здесь путаются два понятия: уважение прав женщины и ее эгоизм, и делается это под фальшивым предлогом необходимости удовлетворить сексуального партнера ради сохранения семейных отношений. Это – невротическая позиция, и проистекает она от непонимания биологических факторов, определяющих взаимодействие полов. Чтобы оценить эти факторы, нужно знать различия в психосексуальном развитии женщин и мужчин.

Психосексуальное развитие индивидуума можно разделить на три периода: догенитальный, латентный и генитальный. Такое деление соответствует ходу важных биологических изменений, происходящих в организме в течение каждого периода.

Догенитальный период включает время от рождения ребенка до достижения им возраста примерно 6 лет. В этом возрасте прорезываются постоянные зубы, т. е. происходит событие, которое, говоря вообще, можно считать окончанием детства. Не случайно именно в это время ребенка отправляют в школу, поскольку с ним происходят определенные эмоциональные изменения. В догенитальный период происходит и постепенная интеграция движений и ощущений тела и их координация для обслуживания целенаправленной деятельности. Одновременно с этим осуществляется слияние догенитальных либидных импульсов в единое стремление к удовольствию, концентрирующееся в генитальной области. По завершении этого периода устанавливается первенство генитальных импульсов, т. е. генитальная область теперь преобладает над всеми другими эрогенными зонами тела в качестве главного источника эротического удовольствия. Таким образом, к концу этого периода ребенок расстается с желанием орального удовлетворения и не нуждается больше в грудном кормлении, в соске-пустышке и т. п. Заканчивается и обучение правильному отправлению естественных надобностей, и функция вы вода экскрементов уже не привлекает к себе внимания ребенка. Психологически ребенок отлучается от матери. Он может уверенно стоять на ногах, и у него развивается координация движений, позволяющая ему функционировать в качестве независимого организма вне семьи. Функции отношений с действительностью приурочены к двум противолежащим областям тела: наверху – к голове (к уму) и внизу – к гениталиям.

Во второй половине догенитального периода ребенок осознает существование своей генитальной области и удовольствие, которое он может получить от мастурбации. В этот период возрастает количество случаев мастурбации, сексуальных игр с другими детьми и проявления сексуального любопытства. Интерес ребенка к сексуальной функции способствует принятию им реальности и уменьшает его зависимость от матери в получении эротического удовлетворения. Мастурбация еще не имеет значения как способ разрядки возбуждения, применяемый взрослыми; это, скорее, возможность получения приятного возбуждения, вроде ощущения, переживаемого всем телом. У девочек мастурбация направлена не на клитор, еще не достигший нормальных размеров, а захватывает всю генитальную область. Мальчик пробует трогать пенис, но не пытается его гладить, с целью достижения кульминации.

В этот период задача родителей состоит в исполнении оральных потребностей ребенка: в питании, в проявлениях внимания и нежности, в обеспечении безопасности и т. п., составляющих нарцисстическое обеспечение, необходимое для роста и развития личности и сознания собственного «Я». Если имеет место жесткая депривация, то ребенок фиксируется на предгенитальном (оральном) уровне, а в его личности появляются тенденции к «прилипчивости» и к зависимости; после, став взрослым, он стремится использовать свои сексуальные и личные отношения для получения поддержки собственного (неадекватного) «Я», а потребность в телесном контакте во время секса затрудняет у него желание оргастической разрядки, превращая его в «сенсуалиста». К сожалению, в наше время утрачен единственный естественный способ выполнения указанных потребностей ребенка, т. е. способ кормления грудью, во время которого ребенок получает и пишу, и внимание, и нежность, и ощущение безопасности. Контакты с телом матери способствуют развитию тела ребенка, как и его «Эго». Ребенок открывает для себя свое тело, т. е. развивает свое представление о нем, переживая удовольствие от контактов с телом матери. По окончании этой стадии развития ребенок обычно осваивается со своим телом, в смысле восприятия и координации движений.

В догенитальный период не существует функциональных различий между мальчиками и девочками, т. е. различия между ними есть, но ребенок не функционирует в соответствии с ними; поэтому в поведении мальчиков и девочек 4-5 лет можно найти мало различий, указывающих на их пол. Разве что они одеты по-разному и пользуются разными игрушками (как это принято в нашей культуре), но эти различия навязаны им извне; так что маленькие дети функционируют прежде всего как сексуально недифференцированные индивидуумы, хотя их сознание сексуальности порой удивляет взрослых. Они немало озабочены оформлением своей индивидуальности, превращающей их, в их собственных глазах, в мужчину или в женщину, если только этому не мешает влияние взрослых.

Большинство современных психиатров и психоаналитиков уверенно, что к 6 годам личность индивидуума полностью детерминирована, а это значит, что корни всех нарушений личности нужно искать в травматических переживаниях, имевших место в догенитальный период; поэтому безразличие к чувствам ребенка является, пожалуй, самым важным нарушением его нужд. Например, родители часто не обращают внимания на то, что ребенку нравится, а что не нравится в еде, и это может принести немалый вред. Если заставлять ребенка есть то, что он не хочет, то он переживает это как пренебрежение его личностью. Введение в его тело разных тампонов, клизм и т. п. предметов – это не что иное как насилие над ним. Пренебрежение его боязнью и его криками говорит об отсутствии уважения к его чувствам. Каждое такое переживание уменьшает уверенность ребенка в том, что его ценят, любят и желают ему добра.

Догенитальный период оканчивается психологическим феноменом, известным как Эдипов комплекс. Например, девочка осознает свою женственность и чувствует сексуальное (не генитальное) влечение к отцу, т. е. радуется физической близости с ним иначе, чем близости с матерью; мальчик переживает такие же чувства по отношению к матери. Фактически, установление генитальной первоочередности (см. выше) связано с пиком сексуального чувства, распределенного по телу, при несколько повышенной концентрации его на гениталиях. В результате мальчику может прийти мысль занять место отца в качестве возлюбленного своей матери; а у девочки подобным же образом возникает чувство соперничества с матерью по отношению к отцу как к сексуальному объекту. Я не могу с уверенностью сказать, говорит ли это о преждевременном развитии генитальности или же указывает на то, что на ранних ступенях эволюции в этом возрасте уже достигалась половая зрелость. Как бы то ни было, но исследования аналитиков показали, что ребенок пяти-шести лет вполне осознает взрослую сексуальность в своих фантазиях и представлениях. Однако его фантазии соответствуют его сексуальным переживаниям, которые, не допуская взаимодействия со взрослым, распределены по всему телу и не слишком сильно сконцентрированы на генитальном аппарате. Поэтому желание девочки «выйти замуж за отца» не подразумевает сексуальной связи с ним, а содержит только желание быть близкой и любимой. Двукратный расцвет сексуального чувства – сначала в догенитальный период, а потом – в юности, подобен явлению двукратного роста зубов. Психологическое значение этого явления изучено пока не полностью.

Если развитие происходит нормально, то достаточно сильные сексуальные фантазии и образы подавляются ребенком при переходе на следующую ступень, но сознание сексуальности не утрачивается; ребенок знает свой пол и сознает различия между полами, хотя представление о значении этих различий сдвигается в подсознание. Таким образом, ребенок отказывается от первой точки опоры в области генитального функционирования, и делает он это ради принципа соответствия реальности, обещающего более крупный выигрыш в дальнейшем. Фактически он не оставляет достигнутых позиций, а только откладывает исполнение своих интересов.

Такое развитие событий показывает, что индивидуальность и сексуальность тесно связаны между собой; одна не возникает без другой. Концепция генитальной первоочередности функционально тождественна росту индивидуальности, поэтому если предгенитальная фаза – это фаза недифференцированности, то она заканчивается с наступлением дифференциации.

Начиная с 6 лет и до наступления половой зрелости ребенок проходит стадию развития, которую психоаналитики называют «периодом скрытого развития» или «латентным периодом», характеризующимся спадом сексуального интереса и чувства, пик которых приходился на предшествующие годы. Ребенок сознает половые различия, но его главный интерес заключается в познании роли мальчика (или девочки). Акцент смещается в сторону личности в целом и решения важной задачи приобретения знаний и навыков, необходимых для эффективного функционирования в современном сложном мире. Можно, конечно, утверждать, подобно Райху, что это – неестественный путь развития, обусловленный антисексуальным моральным кодексом нашей культуры. Такая точка зрения предполагает, что ограничивающее влияние высокоразвитой культуры противоречит реальной жизни. Может быть это и так, но не всегда. В культуре, требующей длительного обучения для обеспечения умения жить в обществе, уменьшение сексуального интереса и чувства способствует переносу внимания на решение именно этой задачи.

Степень латентности развития зависит от индивидуальности. Там, где Эдипова проблема не решена и не подавлена, латентность нарушается. У меня был пациент, рассказавший, что в этот период он занимался мастурбацией до 22 раз в день, и каждый раз достигал кульминации. Это не нормально, и он, став взрослым, испытал действие острой параноидальной шизофрении. Его болезнь, впрочем, не была, никоим образом, вызвана избыточной мастурбацией, скорее, нарушения его личности стали причиной ментального срыва, создав такое беспокойство, что он был вынужден допустить чрезмерную мастурбацию, чтобы их контролировать. В его семье создалась ситуация, принявшая форму открытого сексуального конфликта. Он испытывал чувство эмоционального искушения по отношению к матери, которая, пренебрегая его переживаниями, насильно его кормила и постоянно ставила ему клизмы; отец же отвергал его и внушал ему страх. Вряд ли можно ожидать нормального роста и развития ребенка в такой обстановке.

В латентный период многие дети занимаются сексуальной деятельностью: мастурбируют или играют в сексуальные игры с другими детьми. Обычно это указывает на существование сексуальных проблем, не решенных в предыдущий период, и действия ребенка представляют собой попытку разрядки напряжения, вызванного проблемой. Поскольку зрелость детей неодинакова, то не существует и абсолютного критерия нормальности; все же можно полагать, что если сексуальная деятельность затрудняет способность ребенка предаваться занятиям, обычным для этого возраста, то это уже будет признаком нарушения его личности.

Латентный период – это время развития у индивидуума сознательного отождествления себя со своим телом. В этот период в поведении мальчиков и девочек решительно доминирует физическая деятельность, которая лишь постепенно уступает место занятиям культурой и умственному труду. В эти годы почти заканчивает свое формирование индивидуальный телесный образ; лежащие в его основе чувства и ощущения обеспечивают соматический базис для точного и четкого очерчивания личности. Ребенку в этом возрасте свойственно подсознательное стремление к укреплению уверенности в себе и в своих силах, тесно связанное с ощущением своего тела.

Третий период развития называется «генитальным» и подразделяется, в свою очередь, на отрочество, юность и фазу сексуальной зрелости, однако мы не будем рассматривать здесь их различия, в целях краткости изложения.

У мальчиков развитие продолжается в том же направлении, что и в предыдущий период. Генитальное ощущение приобретает характер сильного побудительного переживания, воспринимаемого как внешняя сила, вызывающая эрекцию пениса, во время которой растягивается крайняя плоть и обнажается головка. Мастурбация вызывает эякуляцию, которая для новичка становится на стоящим откровением. С точки зрения энергетики тела пенис можно рассматривать как его продолжение; это связано с ощущениями, которые испытывает мужчина, производя движения тазом в виде толчков, к которым его побуждает возбуждение, охватывающее тело и перетекающее в таз и в пенис. Это чувство можно совершенно четко разделить на две составляющие. Первая представляет собой чувство агрессивного характера, распространяющееся вдоль спины и сосредоточивающееся в ягодицах и в нижней части таза; а вторая – это нежное ощущение «плавления», перетекающее в переднюю часть тела. Оба ощущения сливаются и создают импульс, возбуждающий пенис.

В отличие от мальчиков, развитие которых происходит постепенно, у девочек самые заметные изменения наступают в фазе полового созревания. Таз сильно увеличивается и отклоняется назад, в результате чего вагина, рас полагающаяся у девочек спереди (как пенис у мальчиков), теперь помещается между бедер. Отклонение таза книзу вызывает поворот бедер внутрь, так что они сходятся вместе в своей верхней части. Еще большее значение имеет изменение направления потока возбуждения, который направляется не наружу, как у мальчиков, а внутрь, вдоль стенок вагины. Это изменение обеспечивает функцию зрелой сексуальности и репродукции.

Название «вагина» имеет общий корень со словом «инвагинация», т. е. «обращение внутрь», но интересно то, что на эмбриональной стадии вагина развивается не путем углубления с поверхности, а формируется способом слияния «Мюллеровых проток», остатки которых имеются и в мужском организме. Хотя вагина формируется на ранней стадии существования эмбриона, она не является действующим органом до тех пор, пока, после полового созревания, ее не наполняет прилив энергии и ощущений; после этого в глубине вагины локализуются интенсивные генитальные чувства, проявляющиеся только при полном проникновении пениса. Именно наличие этих сильных вагинальных чувств позволяет четко различать поверхностный и глубинный отклик, тогда как до наступления половой зрелости такое различие отсутствует. Эти изменения позволяют объяснить так называемый «перенос возбуждения» с клитора на вагину. На самом деле никакого переноса нет, и клитор сохраняет свою чувствительность, но его значение уменьшается в связи с появлением более сильных, глубоких и интенсивных ощущений, приуроченных к вагине. Нормальное развитие девочки, описанное выше, зависит от правильности процесса созревания ее индивидуальности и личности, который не должен нарушаться в ее ранние годы. Существование в семье невротической ситуации может создать трудности или воспрепятствовать нормальному обращению сексуальных чувств внутрь, описанному выше. Если родители считают роль женщины второстепенной, то девушка может попытаться компенсировать чувство отверженности путем отождествления себя с мальчиками или склонностью к мужественности. В ней развивается агрессивная напористость в ущерб терпимости, жесткость – вместо мягкости, готовность дать отпор, а не желание сотрудничать. Это обращает поток ее чувств (или психической энергии) наружу, а не внутрь, и генитальное возбуждение, вместо того, чтобы, обходя клитор, фокусироваться на вагине, – наоборот, фиксируется на поверхности клитора. Благодаря этому органу она может чувствовать свою тождественность с мужчиной, но ее вагина остается неоживленной и неотзывчивой. Искажаются критерии оценки ее отличия от мужчин, которое сводится к разнице между главенствующим мужчиной (имеющим крупный пенис) и меньшим, подчиненным «мужчиной» (с малым «пенисом», т. е. с клитором), т. е. мужчина и женщина не оцениваются как равные.

Одна из трудностей, с которой сталкиваются специалисты при изучении развития женской сексуальности, проистекает от механистического взгляда на секс. Приводится довод, что в стенках вагины нет нервных окончаний, являющихся элементарными органами чувствительности, и поэтому вагина лишена ощущений, тогда как в клиторе много чувствительных нервных окончаний (как и в пенисе), поэтому именно он является наиболее чувствительным органом у женщины. Однако чувствительность к прикосновениям – это явление телесного характера, и она становится сексуальным чувством только тогда, когда возбуждение охватывает все тело и глубоко в него проникает. Это относится и к мужчинам, поскольку у них сексуальный подъем представляет собой эмоциональное явление, захватывающее все тело и не ограниченное эрекцией пениса. Вагина – не обычный орган; это также и вход в тело женщины. Только с ее помощью женщина может дать полный отклик мужчине. Сексуальность же – это в первую очередь функция движения, и только после этого – функция эротического контакта, так как самые глубокие переживания мужчина и женщина испытывают благодаря сексуальным движениям как тем, что совершаются намеренно, так и непреднамеренным. Ни одному другому типу физических отношений между двумя людьми не свойственны одно временно тесный контакт и сильное движение, характерные для нормального полового взаимодействия. Ни орально-генитальные контакты, ни контакты с помощью рук, ни другие подобные формы сексуальной деятельности не обеспечивают такой физической близости и свободы движений, которая переживается путем нормальных отношений с использованием пениса и вагины. Поэтому можно утверждать, что только такие отношения обеспечивают состояние и расположение партнеров, дающие полную оргастическую разрядку как мужчине, так и женщине.

Как же сказываются на описанном развитии различия между мужчиной и женщиной? Прежде всего, тот факт, что у мужчины возбуждение фокусируется в одном пункте и направляется наружу, обусловливает его наклонность к более быстрому генитальному подъему, чем у женщины. Это можно сравнить с поведением электростатического заряда, который быстрее фокусируется и разряжается из одной точки, чем с поверхности. Во-вторых, сам факт наличия органа пенетрации предполагает, что именно мужчина должен проявить инициативу в совершении полового акта. И, в-третьих, тело мужчины – более мускулистое, поэтому он проявляет большую сексуальную агрессию.

Слово «агрессия» применяется здесь как психиатрический термин, обозначающий «продвижение вперед», «приближение», «самоутверждение», и противоположный по смыслу термину «пассивность»; он не содержит значения враждебности. Таким образом, агрессия индивидуума считается в психиатрии положительным качеством и обозначает его способность «продвигаться» к объектам» внешнего мира. Движение – это функция мускулатуры, и поскольку мужчина обладает более развитыми мышцами, чем женщина, то можно предполагать, что в его природе функция движения значит больше, чем у женщины. Существуют довольно интересные рассуждения о таких качествах мужчины, как поток энергии, направленный наружу, и увеличенное развитие мышц. Во всех мифологиях мужское или маскулинное начало считалось воплощением духа движения, а женское или фемининное начало рассматривалось как воспринимающее и преобразующее этот дух. Фемининные функции восприятия, вмещения и преобразования необходимы и в половом акте, и для производства потомства.

Я не собираюсь утверждать, что удел женщины – пассивность и подчиненность. Немало женщин (сознательно или бессознательно) отвергают свою сексуальную природу именно потому, что считают, будто она ставит их в подчиненное положение. Ни одна женщина не желает чувствовать себя объектом эксплуатации – сексуальной или любой другой. Повседневные наблюдения показывают, что в осуществлении сексуальных отношений женщины не менее активны, чем мужчины. У женщин есть свои способы проявления желания и стремления к сексуальному взаимодействию: взгляд, прикосновение, жест и в последнюю очередь – слово, поэтому в сексуальном соединении мужчины и женщины невозможно определить инициатора контакта. Однако, когда контакт произошел, мужчина обычно выступает как «преследователь», а женщина – как «преследуемая»; но при этом она располагает всеми средствами сохранения состояния возбуждения у мужчины и продолжения им «преследования». Женщина – такая же индивидуальность, как и мужчина, и поэтому она ненамного уступает ему в агрессивности, проявляемой в жизненных ситуациях. Ее мировоззрение можно назвать «агрессивно-рецептивным». Это выражение можно принять за «оксиморон», т. е. механическое соединение противоположных понятий (вроде «громового молчания»), но его смысл в том, что фемининная функция принятия не является пассивной, поскольку женщина так же стремится принять мужчину, как он – войти в нее; и хотя агрессивность женщины – более утонченная, она действует не менее эффективно, чем мужская.

С другой стороны, большинство мужчин с неодобрением относятся к женщинам, проявляющим чрезмерную сексуальную агрессивность и пытающимся взять на себя инициативу в сексуальных отношениях. Мужчины чувствуют, что им навязывают в таких случаях двусмысленную роль, и бессознательно сопротивляются этому, причем такое сопротивление уменьшает желание мужчины и может привести его к импотенции. Бывает и так (и довольно часто), что мужчины, личности которых свойственна пассивность, женятся на женщинах, обладающих чрезмерной агрессивностью. Теоретически это может показаться хорошей комбинацией, но на практике редко приводит к добру, потому что мужчина подсознательно отвергает притязания женщины на доминирующую роль, а она, в свою очередь, возмущается его пассивностью Она предъявляет повышенные требования к его умению проявить и утвердить себя, и это приводит к его дальнейшему отчуждению и снижению его интереса. В таких семьях часто развивается обоюдная фрустрация, ведущая к жестоким конфликтам, оканчивающимся хроническим пьянством или разводом. Казалось бы, не так уж трудно решить эту проблему: пусть мужчина не ведет себя пассивно и зависимо; но такой совет не имеет смысла, если учесть остроту этих эмоциональных проблем, которые приходится решать с помощью квалифицированных психиатров или специалистов по семейным отношениям.

В большинстве случаев условием отклика женщины в ситуации сексуального сближения является направленное к ней желание мужчины; женщина испытывает обычно больший сексуальный подъем, если мужчина ведет себя агрессивно и напористо, т. е., как иногда говорят, «женщина желает, чтобы ее взяли»; однако, я полагаю, что в этом утверждении есть доля преувеличения. Правильнее будет сказать, что женщина хочет, чтобы в ней ну ждались, чтобы ее желали, и откликается на сексуальное возбуждение и желание мужчины. Конечно, бывает и по-другому, т. е. мужчина возбуждается от желания женщины, но это, скорее, исключение, потому что обращение энергии внутрь и отсутствие четкого пункта концентрации сексуального возбуждения делает женщину зависимой от мужчины (или от представления о нем) при переживании полного пробуждения чувств. Если согласиться с этим утверждением, то будет понятно, почему первобытные народы считали фаллос символом жизни и плодородия: ведь его эрекция является очевидным свидетельством потока творческих импульсов.

У млекопитающих животных самец занимает в половом акте доминирующую, покрывающую позицию. Это верно и для большинства случаев сексуальных отношений у людей. Доминирующая, верхняя позиция позволяет мужчине задавать темп и ритм сексуальной деятельности. Он определяет характер движений в начале акта, их скорость и силу и момент выхода, а женщина приспосабливает свои движения к его ритму, давая понять (словом или прикосновением) о своем желании замедлить или ускорить темп, но осуществление этих изменений зависит от него, и она не может сама изменить ритм движений, не нарушив гармонию взаимодействия. Если движения женщины соответствуют движениям мужчины, то достижение им кульминации, сопровождаемое характерными движениями таза, обычно вызывает кульминацию и у нее. В нашей культуре одновременный оргазм – редкое явление, из-за невротических нарушений, мешающих нормальному сексуальному функционированию и проявлению сексуальных чувств.

На психологическом уровне указанные различия проявляются в отношении женщины к мужчине. Она чувствует себя зависимой от него, и эта зависимость – не такая, как зависимость мужчины от женщины. Чувство зависимости имеет свои корни именно в сексуальной функции и подчеркивается еще одним доводом, не приводившимся выше: неудача мужчины в половом акте влечет за собой и неудачу женщины, тогда как обратное утверждение не действует; потеря эрекции омрачает акт для обоих его участников, а утрата сексуального чувства женщиной не оказывает такого эффекта. В силу этой зависимости женщина, рано или поздно, сознательно или бессознательно, отвечает враждебностью на слабость мужчины, с которым она связана эмоционально. Женщина может относиться к мужчине с сочувствием, проявлять понимание, помогать и поддерживать его в его усилиях по преодолению трудностей и невзгод, но если это не дает результата и мужчина остается слабым – она его бросает или разрушает его личность. Я думаю, что мужчины знают об этом свойстве женщин, и их старания удовлетворить женщину сексуально отражают их страх перед возможной враждебностью в случае неудачи. Но женщину не обманешь такой тактикой; ее интуитивное чувство естественного раскрывает любое притворство, так что ни один мужчина не может скрыть от нее свою слабость. Если же он попытается это сделать, то в действие вступает сверхъестественная способность женщин проникать в тайны мужской личности, преодолевая любые способы защиты. Такова психология женщин. Возможно, она обусловлена каким-то, еще неизвестным биологическим законом, направленным на улучшение человеческой расы путем отбора и соединения в пары самых лучших особей но, каково бы ни было происхождение этих особенностей женской психологии – именно они определяют поведение женщин. При всем равенстве и подобии, мужчина и женщина – это разные части одного и того же уравнения, и это естественное противопоставление может легко привести к конфликтам и раздору.

Что касается мужчин, то с их стороны можно редко встретить случаи проявления враждебности по отношению к женщине по причине неудачного сексуального функционирования, хотя мужчина не прочь пожаловаться на сексуальную неотзывчивость или фригидность женщины. Все же обычно мужчина склонен принимать на себя ответственность за успех или неудачу в сексуальных отношениях и считает своей задачей и возбудить, и удовлетворить женщину. Выше уже говорилось, что в таком подходе содержится элемент гомосексуальности, однако нельзя не признать, что он отчасти обоснован динамикой нормальных сексуальных отношений: ведь мужчина сознает, что женщине не на что жаловаться, если он ведет себя достаточно мужественно; а если случится, что женщина желает утвердиться в своей женственности с помощью мужчины, то сделать это можно будет только с «полноценным» мужчиной.

Вот пример: пациентка жалуется на трудности в отношениях с мужем и говорит: «Прошлой ночью он хотел заняться со мной любовью; он робко подобрался ко мне и хотел меня приласкать, но не решался. Вот червяк! Мне стало противно, и я прогнала его из постели!» Ее презрение было столь вызывающим, что возмутило меня, и я воскликнул: «Будь я вашим мужем – я бы вас отколотил!», и она, к моему удивлению, ответила: «А я и хотела, чтобы он это сделал!»

За все годы моей клинической практики мне не встретилось ни одного случая, чтобы женщина обиделась на проявление сильного агрессивного намерения или чувства со стороны мужчины; напротив, она приветствует такие действия и осуждает проявления страха и слабости. Конечно, не имеется в виду применение физической силы: ведь мужчина, который бьет женщину, – просто трус (если только он не действует в целях самозащиты), но мужчина, позволяющий женщине себя ударить или насмехаться над ним, – глупец.

Есть еще одна область, в которой проявляются психологические различия между мужчиной и женщиной – это отношение к неверности. Женщина легче смиряется с сексуальной изменой, чем с проявлением со стороны мужа нежных чувств к другой женщине, тогда как с мужчиной все обстоит наоборот: мужа сильнее ранит сексуальная неверность жены, чем ее привязанность к другому мужчине. Конечно, это обобщение, но оно указывает на существование важного психологического различия. Сексуальная неверность жены угрожает мужественности мужчины и переживается им как оскорбление его гордости и достоинства, т. е. его способности удержать женщину и удовлетворить ее сексуально. Обманутый муж – объект насмешек, тогда как жена, оставленная ради другой женщины, вызывает сочувствие. С другой стороны, пока муж обеспечивает жене сохранение достойного общественного положения, общество относится к ней с уважением, а на его «шалости» смотрит сквозь пальцы.

Некоторые женщины задаются вопросом по поводу своей способности удовлетворить мужчину сексуально. Оценка женщиной своего значения связана с учетом многих факторов, так как ее личность выражается как в роли жены, так и в обязанностях матери; поэтому ее самоуважение зависит не только от исполнения сексуальной функции, но и от состояния всего тела, которому, наряду с сексуальностью, присуща функция репродукции. Две главных функции тела определяют двойственность природы женщины, поскольку одна сторона ее личности основана на отношениях с мужчиной, а другая – на отношениях с детьми. Учитывая эту двойственность, можно сказать, что женщина связывает мужчину с будущим посредством их детей.

Двойственность свойственна и природе мужчины и выражается в его отношении к своему телу и к своему генитальному органу. Мужчина отождествляет себя с пенисом, считая его продолжением себя самого. Поскольку пенис не является субъектом его воли или его ума, мужчина часто говорит о нем как о независимом существе, называя его каким-нибудь собственным именем или прозвищем: Пит, Джон или «братишка» (как у французов). Отождествление себя со своим телом выражается у мужчины более непосредственно и, в основном, в связи со способностью функционировать в мире мужчин. Его самоуважение на этом уровне связано с развитием мышц и координации движений. Его тело принадлежит миру и предназначено для взаимодействия с другими мужчинами и с природой; однако его генитальный орган принадлежит женщине. Благодаря двойственности своих связей – с миром и с женщиной, мужчина является для женщины средством связи с внешним миром, принося ей романтику и возбуждение. Необходимость рожать и воспитывать детей ограничивает подвижность женщины; тем не менее, она дает мужчине иные ценности, столь же важные и необходимые, как и те, которые дарит он: к его уму она добавляет свою мудрость, получаемую ею благодаря тесной связи с главными явлениями бытия – с процессами жизни и смерти. Она вдохновляет его деятельность; она же, первая, оценивает ее плоды.