ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


...

VI. Биоэнергетические принципы аналитической терапии

Психоанализ начался с попытки Фрейда объяснить соматическое нарушение (симптом истерии) с точки зрения психического конфликта. Следующей большой проблемой, которая привлекла его внимание, стало разграничение невротической тревожности и неврастении. За все время своего существования психоанализ так и не смог отойти от рассмотрения эмоциональных конфликтов исключительно сквозь призму психических проявлений. Даже физическая функция организма рассматривалась в психоанализе только в аспекте ее психического отражения. С большей эффективностью можно следовать в обратном направлении, то есть от физической проблемы к ее психической репрезентации.

Из гл. 1 нам известно, что Ференци дополнил традиционные методы техникой, которая предполагала более непосредственное включение тела в процесс анализа. Еще больший акцент на соматических функциях, в частности на связи дыхания с эмоциональным контролем, делал Райх. Кроме того, он ввел понятие физической энергии в противоположность фрейдовскому понятию психической энергии. Но ни у Райха, ни у других аналитиков не было систематической картины отношений соматических функций и психических проблем. 06 этих связях мы будем говорить во второй части книги. Сейчас мне бы хотелось сформулировать четыре основных биоэнергетических принципа и показать те возможности, которые они дают практическому анализу.

Некоторое время назад я лечил коллегу, который не мог работать из-за приступов депрессии, последний из которых даже потребовал госпитализации. Он прошел курс традиционного психоанализа и групповой терапии. Это, несомненно, помогло ему, но трудоспособности не восстановило. В конце концов он обратился ко мне с просьбой провести курс биоэнергетической терапии в надежде, что наши техники более действенны, чем те, с которыми он имел дело.

После восьми месяцев еженедельных сеансов он снова смог заняться аналитической практикой. Несколько позже его близкий друг, рассказывая мне о результате лечения, заметил: «Я не знаю, что вы сделали с его ногами, но никому раньше этого не удавалось». Я ответил, что в полном смысле слова «поставил его на ноги». Во время наших встреч пациент лишь изредка лежал на кушетке в расслабленной позе. Большую часть времени он стоял, двигался или говорил.

Я восхищаюсь тем, сколь многого можно достичь с пациентом, лежащим на кушетке или удобно сидящим в кресле. Но поскольку все мои пациенты страдают некоторым недостатком агрессии, физическая пассивность в позиции лежа или сидя может препятствовать продуктивной работе. Прямое значение слова «агрессия»-движение к объекту, и обычная в курсе психоанализа позиция пациента ограничивает ее, а следовательно, и подвижность.

В данном случае я не имел в виду, что обыкновенное стояние помогло преодолеть такие серьезные проблемы, как депрессия и неспособность к трудовой деятельности. Речь идет о гораздо большем. Я привел этот пример, чтобы продемонстрировать буквальный смысл таких выражений, как «стоять на двух ногах», «иметь под ногами почву» и т. д. Иногда, довольно редко, пациент спонтанно начинает сознавать непосредственную связь эмоциональной проблемы и соматического нарушения. Когда это происходит, терапевтический эффект значительно усиливается.

Ко мне обратился молодой человек, отслуживший в армии. Он жаловался на то, что не знает ни куда ему податься, ни что ему хотелось бы сделать. Он был очень высок, шести футов и пяти дюймов роста, худ и при ходьбе, как это делают многие высокие люди, немного сутулился. В первой беседе он описал важное событие, которое, по-моему, объясняло его неспособность «узнать, куда ему податься». Я приведу здесь часть его рассказа.

«Как раз перед тем, как уехать за океан, я вдруг кое-что понял. Когда я механически двигаю ногами (кроме ходьбы), я чувствую почти неправдоподобную вещь: мои ноги свободны, я их не контролирую, они просто болтаются как маятники. Когда же я иду, ноги сразу попадают под контроль. У меня такое чувство, что, если я не буду за ними приглядывать, они уйдут и не вернутся. Это ощущение, возникнув однажды, постоянно действует на меня во время ходьбы. Я смутно чувствую телом, что в движении есть какая-то живая точка и что она вне контроля. Такое впечатление, что у меня шизофрения. Есть две разные ситуации, одна — когда я жду, а другая — когда иду. Я чувствую какое-то раздвоение, как будто во не два человека, — один, который сидит, и другой, который ходит. Когда я иду, у меня такое ощущение, что я на ходулях». Затем он добавил: Я чувствую, что до сих пор учусь ходить, и поэтому становлюсь совершенно инфантильным. Вот и вы говорили, что нижняя часть моего тела выглядит инфантильной. Как будто я отрываюсь от своих ног и нахожусь где-то над ними, как будто они чужие и мне не принадлежат».

Я подумал, что человек, который не ощущает контроля над своими ногами, не может знать, куда ему идти. Конечно, ему мешал высокий рост. Высокие люди часто утрачивают контакт с собственными ногами или с землей. Время от времени у них появляется впечатление, что они «витают в облаках». Таким людям хочется сказать: «Спустись на землю!» Но в том-то и дело, что именно это и составляет техническую проблему: как спустить человека на землю и закрепить его на ней. Ощущение причастности, укоренения определенно связано с чувством тесного контакта ног с землей. Одна моя пациентка очень точно определила подобное состояние: «Я чувствовала себя так, как будто я вне жизни, как будто я нематериальна. Я передвигала ноги над поверхностью земли».

Эта же проблема — отсутствие контакта со своими ногами и с земной поверхностью — может проявляться иначе. В интерпретации рисунка человека (речь идет о методе исследования личности) говорится, что «во многих рисунках ноги, и особенно ступни, являются источниками конфликтов и проблем». Маховер утверждает, что «можно понять, почему ненадежность стояния, интерпретируя буквально, проявляется в большинстве проблемных рисунков» (Machover 1949, р. 65). Функциональную важность нижних конечностей невозможно переоценить. Наблюдения Маховер подтверждают известную истину: «Помимо возможностей контакта, в котором ноги и ступни участвуют наряду с руками и кистями, они отвечают еще за поддерживание тела в вертикальном положении, за равновесие и обеспечивают его локомоцию».

Проблему эмоциональной безопасности нельзя отделить от проблемы физической безопасности, связанной с опорой на ноги. Хотя ее можно разбирать на вербальном уровне, гораздо быстрее и эффективнее она разрешается, когда терапия сочетает «анализ сверху» с непосредственной работой над физическим нарушением «снизу». В таких случаях биоэнергетическая терапия стремится помочь пациенту установить контакт со своими ступнями и землей и одновременно осознать связь своей эмоциональной проблемы с ее физическим «дубликатом». Терапия одновременно охватывает два поля, хотя в какой-то момент важнее может быть анализ, а в какой-то акцент перемещается на тело.

Когда Ференци говорил об «анализе снизу», он подразумевал функцию сфинктеров, обеспечивающих процесс разрядки. Мне понадобились многие годы аналитической работы с телом, чтобы понять, что эта техника, чтобы приносить успех, должна буквально начинаться с «заземления». Как известно, дом не бывает прочнее фундамента. Никто не сможет исследовать ноги с динамической точки зрения, пока не выяснит, насколько слаб фундамент, который поддерживает будто бы сильные структуры Я.

Несколько лет назад у меня был пациент, страдавший сильнейшим перенапряжением. Он был кинопродюсером и пресс-агентом нескольких голливудских звезд. Он любил поесть, не прочь был выпить и поболтать. У него было округлое цветущее лицо и полное тело. Когда пациент разделся, я был потрясен его тонкими длинными ногами и узкими бедрами. Вывод напрашивался сам собой: видимая безопасность и мощь верхней половины тела компенсировала слабую нижнюю половину. Активность ограничивалась верхней частью и по своей природе была оральной. Процесс энергетической разрядки был несколько ограничен, а величина разрядки энергии в движении и сексе была очень незначительной. Биоэнергетически это можно объяснить избыточной заряженностью, превышающей разрядку. Я понял, почему пациент проявлял явный интерес к яхтам и другим судам. С его слабыми ногами он не чувствовал себя на земле уверенно.

Недавно я видел молодого человека, летчика морской авиации. В анамнезе у него были проблемы с чтением, которые ему удалось решить с помощью специальных упражнений. Он тоже жаловался, что не чувствует себя уверенным. Он был хорошо сложен, худощав и элегантен. Решительная нижняя челюсть была гладко выбрита, ноги выглядели несколько тяжеловатыми. Проблема обнаружилась, когда я попросил его ударить по кушетке. Каждый раз в момент удара он отрывал ноги от земли и слегка подпрыгивал. Когда я заметил, как ему трудно оставаться на земле, и обратил на это его внимание, он сказал: «Теперь понятно, почему я гораздо увереннее чувствую себя в воздухе». Такого рода опыт подтверждает важность изучения человека не только с психологической, но и с физической точки зрения.

Райх считал, что не бывает неврозов без нарушения сексуальной функции. В свое время это утверждение встретило множество возражений со стороны аналитиков. Но мы можем пойти еще дальше Райха. Не существует невротических проблем, которые бы не проявлялись в каждом аспекте человеческого функционирования. Этот логический вывод следует из концепции гештальт-психологии, где организм рассматривается как единое Целое. Поскольку личность или характер каждого из нас проявляется во всем, что бы мы ни делали, появляется возможность определить черты характера, например, по почерку или по походке человека. Специалист в области биоэнергетики не ориентирован на какое-то одно проявление. При диагностике структуры характера может использоваться анамнез, внешность, манера говорить и любой психологический тест. Наиболее важным, пожалуй, является то, как выглядит человек в состоянии покоя и в движении. Слова не так ясны, как язык тела, если научиться его понимать.

Мы начали с ног и стоп потому, что они являются основанием и опорой Я-структуры. Но у них есть и другие функции. Благодаря ногам и ступням мы сохраняем контакт с одной из реалий нашей жизни-с землей, или поверхностью земли. Мы говорим, что человек — «земное существо», подразумевая при этом, что он находится в тесном контакте с реальностью. Напротив, выражение «витает в облаках» означает, что такой контакт отсутствует. Биоэнергетическое лечение психотического или шизоидного характера отчасти направлено на то, чтобы пациент мог осознавать свои ноги и стопы, а также поверхность земли, на которой он стоит. Чтобы добиться успеха, необходимо знать механизм биоэнергетического нарушения. Если с пациентом установлен хороший контакт, если идет последовательная работа на физическом уровне, направленная на развитие сознания тела и его подвижности, это дает поразительные результаты.

Отсутствие контакта с собственными ногами и землей обычно сопровождает другой симптом — тревожность, — который проявляется в виде снов о падении, в страхе высоты или страхе влюбиться. Если в нижней части тела присутствует базальная неуверенность, человек компенсирует ее, хватаясь за объективную реальность. Кто-то может спросить, почему я отнес страх влюбиться к симптомам неуверенности. Уже само выражение «влюбиться» указывает на связь этого феномена с другими людьми, но мы также знаем, что влюбленность — это форма капитуляции Я. Любая тревожность связана со страхом, что Я выйдет из-под контроля.

Помимо функции опоры и поддержания равновесия ноги выполняют функцию перемещения тела в пространстве. Ослабление функции опоры неизбежно влечет за собой уменьшение активности. Мы судим о подвижности ног по тому, насколько свободно человек может покачивать тазом без помощи других частей туловища. Эти движения напоминают самбу, мамбо или румбу. Они требуют расслабленного, гибкого позвоночника, незажатого таза и релаксации всей мускулатуры ног. На наш взгляд, три условия делают движение невозможным: слабость, массивность и ригидность.

Людям со слабо развитыми голенями, лодыжками и страдающим плоскостопием очень трудно воспроизвести и сохранить это движение. Во-первых, они не контролируют необходимые мышцы, а во-вторых, быстро устают. Пухлые, полные и массивные бедра являются причиной другой проблемы: о таком недостатке подвижности говорят, что у человека «свинцовые ноги». Жировые скопления в ягодицах и бедрах с энергетической точки зрения можно объяснить как застой энергии в этой области по причине недостаточной ее активности. В ригидной ноге мышцы столь спастичны и зажаты, что из-за этого часто нарушается равновесие. Один пациент сказал мне, что он понимает, почему ему так трудно встать утром с кровати. Он заметил, что его ноги очень жесткие и он боится доверять им свой вес. Ригидность возникает как компенсация чувства слабости. У людей со спастичностью мышц ног, поскольку имеют место чувства слабости и неуверенности, движения механистичны и порывисты.

Ноги могут быть слабыми, чрезмерно тяжелыми или ригидными. Часто встречается сочетание того и другого. Анализируя строение тела, необходимо уделять внимание как каждому компоненту, так и структуре в целом. Стопы бывают узкими и широкими, пальцы ног — сжатыми вместе или растопыренными, а голени — вялыми, расслабленными или слишком напряженными. Икры могут быть узловатыми или бесформенными. Привычное положение стоп тоже различается: человек может ставить ноги прямо, параллельно друг другу, либо разворачивать носки вследствие спастического напряжения ягодичных мышц или косолапости. Каждое нарушение рассматривается с точки зрения его воздействия на опорную и двигательную функции.

Я более подробно остановился на процессе биоэнергетического анализа ног и стоп, чтобы проиллюстрировать некоторые принципы этого терапевтического подхода. Если аналитики традиционного фрейдовского направления наблюдают за выражением лица, терапевты-биоэнергетики исследуют форму и подвижность нижней части тела. В первую очередь мы обращаем внимание на осанку человека. Держится ли он прямо, сутулится или наклоняется в сторону? Как он распределяет свой вес — на ноги или на область крестца? Не опирается ли он на пятки или на носки? Когда вес тела приходится на пятки, человека легко опрокинуть, слегка толкнув назад. Общая экспрессия здесь также хорошо передает ситуацию. О таких людях говорят, что они «падки», а когда речь идет о женщинах, это выражение приобретает определенное значение. У меня была пациентка, основная жалоба которой состояла в том, что она не могла справиться с сексуальной агрессивностью, которую мужчины проявляли к ней. Она стояла, покачиваясь на пятках. Про таких девушек говорят, что у них круглые пятки». Агрессия или движение невозможны, если человек не опирается на переднюю часть стоп.

Взаимодействие таза, ног и туловища очень важно с точки зрения генитальной функции. Таз может свободно раскачиваться, позволяя человеку грациозно двигаться, а может находиться в застывшем положении, быть выдвинутым вперед или отведенным назад. В обоих случаях природная линия тела нарушена. Когда таз выдвинут вперед и приподнят, брюшная Мускулатура напряжена, прямая кишка спастична, а ягодицы зажаты. Впечатление такое, что человек не допускает естественную разрядку. Структуру такого характера в значительной степени определяют тенденции к завладению и удержанию. Иммобильность таза говорит о сниженной сексуальной потенции. Таз, отведенный назад и фиксированный в этом положении, свидетельствует о подавлении сексуальности.

В аналитической терапии недостаточно внимания уделяется такому важному структурному элементу тела, как позвоночник. Слабый позвоночный столб отражает серьезные личностные проблемы. Сутулый человек не может обладать таким же сильным Я, как тот, у кого осанка прямая. Но и ригидный, застывший позвоночник едва ли позволит увеличить гибкость. Кроме того, люди с напряженной спиной часто страдают болями в области поясницы и крестца. Многие мои пациенты жаловались на это. В каждом случае уменьшение напряженности пояснично-брюшной мускулатуры, восстановление подвижности таза, анализ вытесненного конфликта и устранение недостатка подвижности позволяли полностью избавиться от болей и нетрудоспособности. Ригидность позвоночника возникает не только из-за утраты гибкости, она может быть следствием напряженности поясничной мускулатуры.

Еще Райх в свое время обратил внимание на огромную роль дыхания в процессе чувствования. Биоэнергетический анализ тоже придает большое значение дыхательной активности. Нам обязательно надо учитывать, расширена ли грудь, ригидна она или расслаблена. Раздутой груди неизменно сопутствует раздутое Я. Это напоминает сказку о лягушке, которая пыталась надуться до размеров воздушного шара. Слабая грудь больше чувствует, но это совершенно не обязательно является признаком здоровья. Она часто встречается у импульсивных людей с догенитальной структурой характера. Желательно, чтобы в расслабленном теле вдох и выдох представляли собой единое движение груди, диафрагмы и брюшины. Разумеется, исследуя дыхание, невозможно проанализировать структуру в целом, но это очень важный аспект функционирования организма.

Положение и подвижность плеч столь же важны для функций Я, как ноги и таз для сексуальной функции. Можно без труда распознать определенные установки. Отведенные назад плечи говорят о подавленной агрессии, сдерживании импульса борьбы; приподнятые плечи связаны со страхом; развернутые, квадратные плечи говорят о том, что их обладатель много значения придает своим обязанностям; покорно опущенные плечи отражают ощущение бремени, они как бы сгибаются под тяжестью рук. С плечами связана подвижность груди, поскольку плечевой пояс распространяется от позвоночника через ромбовидную мышцу до грудины и захватывает грудную мускулатуру. Нарушения в плечевом поясе затрудняют дыхание. Поскольку основная функция рук у приматов состоит в том, чтобы доставать или давать, защищаться или бороться, объем и качество таких движений являются своеобразным мерилом Я. Клинический опыт позволяет по ним судить о специфических физических отклонениях. Шизофреник не способен «дотянуться до мира», человек с оральным типом характера «дотягивается» только при благоприятных условиях, мазохист «дотягивается», потом отступает и терпит неудачу, а ригидные типы, например фаллически-нарциссические мужчины, склонны к алчности и жадности.

Диссоциация рук и тела — специфическое функциональное нарушение шизофренической структуры. Тело и руки шизофреников не действуют как единое целое. Это придает движению механистичность, которая хорошо заметна, когда такой человек хочет до чего-то дотянуться обеими руками или что-то оттолкнуть. Такая диссоциация вызвана значительной напряженностью плечевых суставов. Кроме того, можно обнаружить, что сам по себе плечевой пояс «заморожен» и его участие в движениях рук весьма ограниченно. Поскольку тело не участвует в движении, направленном к достижению чего-то, мы говорим, что шизофреник «не дотягивается до мира».

У людей с невротической структурой руки и тело образуют единое целое. Это единство, однако, ограничивается особенностями структуры характера. Человек с оральным типом характера жалуется на чувство слабости и бессилие рук. Исследуя строение его тела, мы отмечаем, что мышцы, которые удерживают лопатки и контролируют их подвижность, слишком развиты и хронически сокращены. Лучше всего это заметно в грудных мышцах и сзади — в трапециевидной мышце. Parcontra, мускулы, которые удерживают руки в суставах, слабы и недоразвиты. По этой причине оральному типу трудно потянуться, чтобы взять или дать. Мышечная скованность рук мазохиста связана со всем телом. Его движения некоординированны, неграциозны и затруднены. Попытка дотянуться до чего-либо вызывает у него значительные затруднения. Движения человека с ригидной структурой, например фаллически-нарциссического мужчины, координированны и высоко заряжены; напряжения здесь периферические. В верхних конечностях они чаще всего локализуются в кистях и предплечьях. Высокий заряд действия противостоит сильному периферическому напряжению, и это делает руки алчными, похожими на когти.

Мы видели, что существует противопоставленность верхней и нижней частей тела. Нередко можно встретить широкоплечего человека с узкими бедрами и тонкими, слабыми, вялыми ногами. Будто вся энергия сконцентрирована в верхней части, а нижняя обессилена. Практический опыт показывает, что, когда укреплены ноги и когда сексуальная потенция поднимает опущенные плечи, грудь становится меньше и, соответственно, центр тяжести смещается. Мускулатура человека распределена таким образом, что большая ее часть находится в бедрах и ногах. Это необходимо, чтобы поддерживать вертикальное положение тела. Мышцы верхней части избавлены от функции опоры и перемещения тела в пространстве. Они могут быть мягкими, расслабленными и не приспособленными к быстрым, тонким движениям.

Положение головы непосредственно связано с качеством и силой Я. И наши теоретические взгляды, и клинические исследования подтверждают это. Мы часто встречаем людей с длинной или короткой толстой шеей, которые обнаруживают известные установки. Шизофреники держат голову под углом, как будто она вывернута. Если я вижу такое положение головы, этого мне достаточно, чтобы заподозрить психотические тенденции. Существует и другая экспрессия, когда голова настолько тяжела для тела, что повисает. Это отражает отношение пациента к реальности. Иногда человек напоминает Иисуса, снятого с креста, и это впечатление усиливается попыткой продемонстрировать мученичество всем телом4.


4 Cр. с комментарием Пола Шилдера: «Здесь мы прежде всего имеем дело с важным принципом, состоящим в том, что характер индивида выражает его самого в телеснообразной модели» (Shilder P., The Image and Appearance of the Human Body. New York, International Universities Press, 1950, p.89). В дальнейшем мы будем говорить о том, что функциональная подвижность тела соответствует телесному образу.


То, что по выражению лица можно судить о характере и личности человека, — факт, хорошо известный. Поскольку мы всю жизнь бессознательно ведем такое наблюдение, я только добавлю несколько слов, чтобы подвести под это биоэнергетическую основу. Мы сознаем доминирующую черту, но наше внимание прежде всего должно быть направлено на глаза. Я упоминал, что другие исследователи, например Шилдер, помещают Я вблизи глаз или непосредственно в глаза (Shilder 1950, р. 96–98). Недаром мы говорим, что глаза — это зеркало души. Наши собственные исследования показывают, что оба пути следования импульсов сходятся в верхней части тела, над глазами, а также внизу, в гениталиях.

Можно определить и интенсивность экспрессии, и ее качество. Чьи-то глаза оживленно блестят, они могут сиять, как звезды, а чьи-то тусклы и часто бывают пустыми. Конечно, выражение глаз меняется, но мы говорим о типичной экспрессии. Глаза бывают скучными и злыми, холодными и тяжелыми, а бывают мягкими и привлекательными. Эти качества нельзя измерять с помощью инструментов, точно так же как нельзя измерить красоту фигуры любимой женщины или ощущение мужественности, которое вызывает гибкость и живость мужчины. Но если не понимать таких вещей, психиатрия станет мертвой профессией. Многие опытные психиатры, например, могут определить, что человек страдает шизофренией, по пустому, отсутствующему взгляду.

Нередко на лице проявляются две противоположные тенденции. Глаза могут выражать слабость и замкнутость при сильной выдвинутой челюсти. Или наоборот, глаза говорят о силе, а челюсть — о слабости. Когда челюстные мышцы слишком развиты, они блокируют поток энергии, направленный к глазам. Челюсть-это мобильная структура, движение которой напоминает движения таза. Если она иммобилизована и оттянута назад или, наоборот, выдвинута вперед, это уменьшает ее подвижность. Если человек не способен агрессивно выдвинуть или расслабить челюсть, выражая нежные чувства, с функциональной точки зрения это является патологией. По положению челюсти и прикусу можно судить о многом. Выдвинутая нижняя челюсть говорит о решительности, еще более выдвинутая — свидетельствует о воинственности, а максимальное ее выпячивание, как, например, у Муссолини, — о вызове и неповиновении.

Выражение лица человека может быть самым разным. Когда мы наблюдаем за нашими пациентами, то, разумеется, сознаем эту игру чувств. Пациент презрительно усмехается, и мы задаем вопрос: почему? К нашему удивлению, он говорит, что вовсе не усмехался. Хорошо замечая чужие реакции, люди обычно не сознают своих собственных. Такие экспрессии похожи на обмолвки, значение которых много лет назад подчеркивал Фрейд.

Огромное значение для аналитической терапии имеют те бессознательные выражения, которые словно застыли на лице и как бы являются составной частью личности. Я вспоминаю профессора, бровь которого была всегда поднята вверх, что придавало его лицу выражение постоянного удивления. Никто не обращал ни малейшего внимания на это, и меньше всего сам профессор. Когда человек поднимает брови, его лицо сильно изменяется и сразу становится заметно, что он удивлен. Почему же профессор не сознавал этого? Дело в том, что, когда такая экспрессия стала привычной чертой, он освободил от этого свое сознание. Такие выражения лица, как старая одежда, становятся настолько неотъемлемой частью личности, что мы сознательно обращаем на них внимание, только когда они исчезают. Очень часто можно увидеть людей, на лицах которых написано отвращение. При этом человек раздувает или приподнимает крылья носа. Вам наверняка приходилось встречать людей, которые постоянно сохраняют страдающее выражение лица. Страдают ли они? Несомненно! Глубокий анализ бессознательного подтверждает, что на их лице отражается подавленное изумление, неприязнь, отвращение, боль или страдание.

Вы можете возразить: разве не бывает близоруких людей, глаза которых достались им по наследству и ничего не сообщают о Я? Пациенты говорят: «У моего отца была слабая челюсть, у деда — тоже, разве это не опровергает ваши выводы?» Если бы это было так, все семейство имело бы одинаковые ноги и это свидетельствовало бы о том, что их строение никак не соотносится с влиянием внешнего мира.

Такие аргументы вполне обоснованны, и их стоит серьезно обсудить. Здесь можно выделить два вопроса, и каждый из них потребует отдельного рассмотрения. Что бы ни было причиной близоруких глаз, они выражают слабость, которая затрагивает Я. Клинический опыт также подтверждает тот факт, что Я детерминируется динамикой и структурными факторами не зависимо от их этиологии. Конечно, дети от рождения значительно отличаются друг от друга, и эти различия определяют их будущее физическое и умственное развитие. Насколько это зависит от наследственности, сказать невозможно. В момент рождения ребенок уже имеет жизненный опыт девятимесячного внутриутробного развития. Качество этого опыта нелегко ценить, но его важность не вызывает никаких сомнений. Медики сегодня ее больше убеждаются, что причиной многих врожденных уродств и отклонений являются заболевания или отрицательные факторы, которые воздействовали на мать во время беременности.

Теоретические рассуждения должны заставить нас пересмотреть свое от ношение к внутриутробному развитию индивида. Два семени одного и то го же цветка или плода почти неразличимы, если они находятся на одинаковой стадии развития. И только у деревьев или кустов, выросших из них, обнаруживаются различия. Конечно, семена не идентичны, но ведь неодинаковы и те места, где они пускают корни и развиваются. Не только почва может быть разной, но и влажность и количество солнечного света редко бывают одинаковыми. Матка — это частица земли, которая девять месяцев выкармливает имплантированное в нее семя. С точки зрения способности выносить плод не бывает двух одинаковых маток: одни из них тверды и каменисты из-за фиброзных образований, другие жесткие и наряженные из-за пониженного кровотока, третьи малы и незрелы, в то время как четвертые уже выносили несколько плодов.

Дети, рожденные разными матками, тоже различны. Каждый акушер знает, что дети при рождении выглядят совершенно по-разному, от полн ых энергии, жизнеспособных младенцев до сморщенных и вялых, похожих на маленьких старичков. Тем самым ребенок сразу после рождения как бы сообщает, как ему жилось внутри матки. Без какой бы то ни было потенциальной подготовки отношение матери к ребенку будет повторять несознательный паттерн взаимодействия матки и эмбриона. Люди меняются с трудом. Опыт ребенка и матери продолжителен и начинается с момента зачатия. Возможности развития ребенка формируются и определяются только как реальные, а реальность для ребенка — это его мать. В аналитических кругах эта концепция рассматривается шире. Отношение матери к ребенку — это взаимодействие с его потребностью в поддержке и любви, с одной стороны, и в независимости-с другой, которое определяет и формирует паттерн его личности. Набор определенных черт со временем затвердевает и замораживается в динамической структуре характера, с которой сталкиваются аналитики. Роль отца и других окружающих людей тоже важна, но она, совершенно очевидно, вторична и обнаруживается позже.

Никто не может заменить матери и ее любви, которая проявляется как на физическом, так и на психическом уровне. Результатом развития в оптимальных условиях является телесная структура и личность, вызывающая у нас восхищение. Однако терапевты ежедневно имеют дело с людьми, чьи структура и личность имеют затрудняющие жизнь изъяны, из-за которых они неспособны справиться с требованиями реальности. В борьбе за выживание у таких людей вырабатываются механизмы компенсации, помогающие им преодолеть свои слабости. Идея Адлера об органической неполноценности и борьбе за власть и превосходство возникла на основе клинических наблюдений. Разумеется, компенсаторные механизмы не могут скорректировать дефект или слабость. Биоэнергетическая терапия нацелена на базальное нарушение, проявляющееся в паттерне поведения взрослого человека; она исключает потребность компенсировать его и к нему приспосабливаться.

Пациентка обратилась к биоэнергетической терапии после нескольких лет лечения у психоаналитика. Она сказала, что наш подход кажется ей более действенным. У нее было тяжелое, полное тело, короткая, но хорошо сформированная шея, лицо ее выражало непоколебимую решимость. Руки и ноги были тонкими, немного искривленными, а ступни — маленькими и слабыми. Несмотря на присущую ей решительность, она не могла сдержать аппетит. Работа ее устраивала, но ей не хватало отношений с другими людьми. Способности работать, несмотря на депрессию, тревожность и упадок духа, она не утратила.

Биоэнергетическая терапия началась с исследования решительности. Через несколько недель настроение пациентки улучшилось и она стала меньше есть. Затем тревожное состояние и подавленность вернулись. Это было связано с тем, что ее решительность и энтузиазм не смогли поддержать ее. Теперь перед ней стояла задача увеличить силу ног, обрести телесную подвижность, а также отказаться от установки непреклонной решимости. С точки зрения биоэнергетики эта черта характера компенсировала слабые ноги и гениталии. Никакая решительность не может заменить естественной безопасности и подвижности, которые человек получает благодаря хорошо уравновешенным ногам. Решительность в Я-структуре мешает заряду и разрядке в области гениталий. Раскачивание природного энергетического маятника блокируется иммобилизованной челюстью. Таким образом, хотя мы анализировали черту характера, основные усилия были направлены на устранение слабости нижней части тела.

Решительность как фиксированная установка не представляет собой реального источника силы, а свидетельствует об отсутствии гибкости Я. Замораживая энергию в паттерне поведения за счет других возможных реакций, она защищает Я от депрессии и поражения, но, как любая защита, обедняет эмоциональные проявления и может привести к тяжелым последствиям, поскольку ограничивает подвижность. При этом человек пытается преодолеть ограничение еще большим сокращением подвижности. Если же увеличить природную двигательную активность организма, решительность характера исчезает, на ее место приходит способность быть решительным, когда этого требует ситуация.

Другой пациент начал курс биоэнергетического анализа после пяти лет традиционной психоаналитической терапии. Были проработаны многие компульсивные паттерны его поведения, и он многое узнал о моих мотивациях. Он неудержимо преследовал женщин, пока не понял, что это является попыткой жить в согласии со своим Я-идеалом- молодым и привлекательным мужчиной, на которого заглядываются женщины. Его поведение изменилось; он по-прежнему интересовался женщинами, но перестал за ними ухаживать. Предыдущий анализ вызвал у него компульсивный тик глаз. Как это часто бывает в таких случаях, сексуальная потенция этого человека была слабой. Собственный оргазм был несильным, а сексуальный интерес большей частью был связан с желанием удовлетворить женщину. Психоаналитическая интерпретация его действий была точной, но не предлагала ничего, кроме отказа Я-идеала и связанного с ним поведения. К сожалению, это не избавило пациента ни от его чрезмерного интереса к женщинам, ни от компульсивности.

Он обладал хорошо развитым, но непропорциональным телом. Большая грудь и сутулые плечи придавали верхней половине тела массивный вид. Бедра были узкими, живот втянут и зажат, таз отведен назад. Мышцы ног спастичны. Подвижность таза и генитальный заряд понижены. На основе биоэнергетической динамики его телесной структуры можно по-другому проинтерпретировать его поведение. Преследование женщин было попыткой увеличить заряд и возбуждение нижней части тела. Это была компенсация, попытка устранить слабость, получив отклик женщины.

Недостаток мужественности обнаруживался затем и в идентификации с женщиной в половом акте, где клиент расходовал свое собственное оргазмическое удовольствие. Каждое переживание заканчивалось для него все той же потребностью в зависимости, что и прежде. Его Я-идеал мог только отражать реальную неудовлетворенность самим собой как мужчиной и желание стать лучше.

Биоэнергетическая терапия была направлена на то, чтобы увеличить подвижность и заряд нижней части тела. Благодаря усилению слабых мест телесной структуры потребность в иррациональном компенсаторном поведении исчезала. Как только у пациента удалось повысить генитальный заряд, его ощущение мужественности также увеличилось, а это в свою очередь изменило его Я-идеал. Он стал представлять себя более агрессивным в делах и более ответственным в семейной жизни. Компульсивный тик развился из-за чувства слабости в глазах и был не чем иным, как попыткой их усилить. Компенсаторный механизм здесь работал так же, как на генитальном уровне. Слабость в глазах была вызвана слишком развитой челюстной мускулатурой, которая выражала чрезмерную решительность. Интересно было наблюдать, как сияли его расслабленные глаза, когда верхняя половина тела освобождалась от напряжения в конце каждого сеанса терапии.

Психоанализ прежде всего ориентирован на то, чтобы раскрыть защиты Я и механизмы компенсации. Мы анализируем паттерн поведения, чтобы выявить влечения Я, которые его мотивируют. Но это самая легкая часть терапии. Гораздо труднее и важнее попытаться усилить естественные функции Я в том месте, где пациенту не требуются защиты и компенсации. Для этого психоанализ использует только две процедуры: работу с переносом и анализ обычного поведения пациента в реальной жизни. То и другое содержит элементы анализа и дидактики. Подразумевается, что личность аналитика — это сила, которая приводит пациента к изменению его поведения. Пациент не может развить необходимые позитивные установки без идентификации с аналитиком, и он делает это только в той мере, в какой они являются составной частью личности последнего.

Когда невротический симптом служит защите Я, он может исчезнуть, если раскрыть его защитную функцию. Прежде всего это относится к конверсионным симптомам, вызванных нарушением генитальной функции у лиц с истерическим характером. Фобии и навязчивые состояния снять не так-то просто. Несмотря на анализ механизма фобии, она не исчезает, пока индивид сталкивается с вызывающими страх ситуациями. При неврозе навязчивых действий совершенно необходимо разоблачить воображаемую угрозу. Эта проблема еще больше затрудняется неврозами характера, где мы имеем дело с незрелой Я-структурой. Многие подобные пациенты знают и понимают природу своих проблем ничуть не хуже аналитика. Если в дальнейшем они не меняют свою ситуацию, мы говорим, что нет понимания. Но это всего лишь означает, что у них не хватает храбрости или силы для того, чтобы принять и занять более взрослую позицию. В таких условиях анализ продолжается до тех пор, пока отчаявшийся пациент не сдастся или не утвердится. Подобного рода трудности привели Ференци к созданию «активных техник».

Биоэнергетическая терапия непосредственно работает с теми структурами организма, которые дают силу и смелость. Но силу нелегко приобрести, да и смелость возникает не вдруг. Вызывающая страх ситуация должна повторяться. То, о чем мы сказали, только часть преодоления фобии. Биоэнергетическая терапия связывает страх с трудностями выражения чувств злости, любви и т. д. Любое эмоциональное нарушение приводит к снижению подвижности. Само слово «эмоция» означает движение наружу. У высших организмов это означает разрядку. Всякое эмоциональное нарушение блокирует поток энергии к органам разрядки, в частности к гениталиям. Чем дальше от центра расположен заблокированный поток энергии, тем меньше нарушение, и чем он ближе к центру, тем сильнее. От того, какое количество энергии может достичь зон разрядки, зависит и сила и смелость. Вот небольшой пример.

Однажды я работал с молодым человеком, который сказал мне, что он не может находиться в ситуации, когда кто-то протягивает ему нож, и поэтому он всячески старается этого избегать. Само по себе действие не говорит о том, что этот человек страдает недостатком храбрости. Проблему представляет его беспокойство по поводу своего поведения, которое он ощущает как недостаток смелости. В ходе терапии мы поняли, что он избегает встречаться с жизненными проблемами лицом к лицу. Однажды ему стало плохо, его затошнило и вырвало. Когда это произошло, мы оба были очень удивлены, увидев желтый потек, появившийся у него на животе. Сразу пришло на ум слово «желтобрюхий». Человек склонен не воспринимать такие фразы буквально, но здесь все было настолько очевидно, что это нельзя было проигнорировать. Желтый цвет исчез, когда окончилось расстройство желудка.

Говоря о людях, которые ведут себя так, будто им не хватает смелости, мы говорим, что у них «кишка тонка». Поскольку тонкие кишки есть у каждого, это выражение может означать, что у человека отсутствует какое-то определенное ощущение своих кишок или что он не чувствует своего живота каким-то определенным образом. Когда клиент жалуется на то, что его кишечник будто завязан узлом или что он чувствует пустоту в желудке, вряд ли можно ожидать, что он будет храбрым.

Мой пациент страдал повышенной кислотностью желудочного сока и часто ощущал жжение в области сердца. Я замечал, что его дыхание кислое. Когда его вырвало, рвотная масса была лимонного цвета, кожа приобрела лимонный оттенок. Как появился и пропал «желтый потек», я не знаю. Годы работы убедили меня, что кожные проявления зачастую являются выражением внутренних динамических процессов, которые достигают поверхности. Пациент начал вдруг осознавать энергетический блок, с которым, как ему казалось, была связана большая часть его проблем. Этот блок — глубоко скрытая напряженность желудочной впадины, которую клиент назвал своим «гордиевым узлом». Глубинное напряжение связывало так много энергии, что живот был постоянно недозаряжен.

Базальная неуверенность пациента проявлялась и по-другому. Его напряженные ноги могли сотрясаться так сильно, что он буквально подпрыгивал. Несколько раньше мы говорили о выражении «иметь под ногами почву» как об экспрессии смелости. Внимание к динамике телесной структуры дало удивительные результаты. Кислотность снизилась, ноги и бедра расслабились, а способность «ощущать под ногами почву» усилилась. Вместе с этим клиент обрел способность браться за те проблемы, которых он раньше избегал. Кроме того, он стал испытывать приятные ощущения в животе, которые раньше были ему совершенно незнакомы.

Ощущение себя сильным зависит от притока жизненной силы, или энергии. Я без колебаний делаю столь широкое заявление. Здесь речь идет не о механических подходах. Полный жизни ребенок чувствует свою силу. Это ощущение и есть сила Я. Всем нам встречались широкоплечие люди с отлично развитой мускулатурой, чья сила состояла в способности принять наказание. Паттерн поведения, называемый пассивно-женственным, проявляется в отсутствии агрессии к женщинам и мешает физически сильному человеку. Очень развитая мускулатура компенсирует скрытую внутри слабость. Мускулы могут использоваться и для подавления импульсов, и для движения. Терапия, которая поощряет экспрессивные движения, усиливает подвижность организма, улучшает его агрессию и вызывает ощущение силы как на физическом, так и на психическом уровне.

В какой мере человек может изменить свою структуру? Если плечи чересчур подняты, может ли он опустить их? Если шея коротка, можно и удлинить ее? Если бедра тяжелы, можно ли их облегчить? Это вполне осуществимо, но пациенту, который представляет проблему, связанную структурой тела, не следует ожидать, что он станет новой личностью.

В той степени, в которой редуцируется структурная патология, функция улучшается; и наоборот, в той степени, в которой улучшается функция, патология уменьшается. Структура — это застывшая функция.

Чуть раньше мы говорили о проблеме широкоплечего мужчины. Я не имею в виду тех людей, чьи широкие плечи находятся в гармонии с развитым телом. Гармонично развитое тело само по себе говорит об относительном здоровье. Широкоплечие мужчины с узкими бедрами — голубая мечта американцев, — неизменно демонстрируют пассивно-женственные тенденции. Такие люди обычно страдают преждевременным семяизвержением, а глубокий анализ выявляет идентификацию с женщиной. Их отношение к женщинам амбивалентно; временами они играют роль отцов для девочек, а временами становятся маленькими мальчиками для мамы. Широкие плечи создают впечатление, что человек полон сил, что он может нести на плечах тяжелую ношу.

Аналитическое исследование семейного окружения выявляет, что мать такого человека занимала в семье психологическую позицию страдания и самопожертвования. Такой мальчик мог быть ее любимцем. Она делила с ним свою печаль, и он чувствовал, что она несчастна. Ребенок старался принести радость в жизнь матери, и это делало его ответственным за ее благополучие. Разумеется, здесь присутствует весь эдипов конфликт, соперничество между мальчиком и его отцом. Но что здесь для нас особенно важно, так это широкие плечи пациента, свидетельствующие о том, что он преувеличивает ответственность за благополучие женщины. Чувство ответственности застыло в структуре плеч.

Существует и противоположная установка. Столь же сильным бывает чувство обиды и страха перед женщинами. Человек проявляет эту обиду напряженной спиной и шеей, а страх отражает иммобилизованный таз. Этим объясняются узкие бедра. Можно предположить, что покатые плечи выражают чувство «я не снесу», желание освободиться от чрезмерной ответственности.

Какова энергетическая динамика в этом случае? Плечи не становятся широкими просто потому, что ребенок чувствует ответственность за благополучие матери. Структура формируется отношениями, которые начинаются с момента рождения. Плечи вырастают как составная часть реакции страха. Они выражают боязнь, которая, однако, не переходит в страх. Они занимают среднюю позицию: не слишком отведены назад и не очень выдвинуты вперед. Это выражает равное движение вперед и отступление; человек как бы балансирует между гневом и повиновением. Такой компромисс между двумя противоположными отношениями является причиной иммобильности. Энергия блокируется плечевой мускулатурой и не доходит до рук.

Ригидность плеч уменьшает подвижность груд и. Дыхание редуцировано, и уровень энергии снижен. Настроение тоже; понижено, а генитальная функция ослаблена.

Эта проблема требует биоэнергетической атаки на нескольких фронтах одновременно. Необходим психологический анализ установки ответственности за женщину и идентификации с ней. Поощряются свободные движения плеч. Подвижность таза усиливает генитальный заряд. Необходимо повысить чувство мужественности и разорвать чрезмерную идентификацию с матерью. Увеличивая поток энергии, направленный вниз от плечевого пояса, необходимо дать плечам возможность двигаться естественно и расслабить грудь. Квадратность и чрезмерная ширина исчезают по мере того, как восстанавливаются естественные очертания. Исчезновение невротической функции совпадает с изменением — структуры, то есть восстановление естественной функции приводит к появлению естественной структуры тела.

Каждое биоэнергетическое изменение происходит одновременно на двух уровнях: на соматическом повышается подвижность, координация и контроль, а на психическом реорганизуются мышление и установки. Устойчивое изменение невозможно, если нет такого двойного эффекта. Новая функция должна быть интегрирована в сознание еще до того, как пациент заявит о ней как о своей собственной. В биоэнергетической терапии это невозможно сделать без основательной работы с существующими установками и поведением, а также с генетическими и динамическими силами, которые обеспечивают и х существование.

Биоэнергетические интерпретации никогда не делаются без учета структурных особенностей, даже если проблема внешне проста. Клинический диагноз ставится только после тщательного изучения анамнеза, рассказа пациента о своих проблемах и их интеграции со структурным аспектом. Любое проявление человека рассматривается как выражение единой личности. Когда все грани личности известны и установлены их взаимоотношения, мы получаем возможность описать особенности характера пациента. Анализ и терапия работают с этой структурой характера как с системой. Поэтому важно понимать технику анализа характера и знать те динамические силы, которые формируют его структуру.