ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


...

V. Биоэнергетическая концепция влечений

В предыдущих главах мы познакомились с некоторыми аспектами природы импульсной активности. Импульс как движение энергии от центра к поверхности организма определяет его взаимодействие с внешним миром. Это движение энергии от центра к периферии имеет две задачи. Одна из них связана с функцией зарядки, достигаемой вместе с приемом пищи, в процессе дыхания, при сексуальном возбуждении. Вторая связана с функцией энергетической разрядки, прежде всего выражающейся в половом акте и размножении. Любое проявление активности можно классифицировать по этому простому критерию в зависимости от того, какую функцию она выполняет. Целью этой активности не является поддержание постоянного уровня напряжения или энергетической заряженности. Заряд и разрядка — части жизненного процесса, цель которого лежит за пределами нашего понимания. Феномен эволюционного развития не признает в качестве динамического принципа жизни никакого постоянства. Жизнь представляется движением вперед к неведомым целям, детерминированным принципом удовольствия.

Индивидуальное развитие и эволюция видов следуют по линии замены простого принципа удовольствия более эффективными способами взаимодействия с внешним миром. Эта модификация принципа удовольствия известна как принцип реальности, в основе которого лежит разделение базисных функций заряда и разрядки. Первой структурной особенностью, связанной с этим принципом, является дифференциация частей организма, служащая тому, чтобы заряжать его энергией. Амеба не имеет этой особенности, но другие простейшие обладают ею. Разделение основных функций создает внутреннюю полярность, которая будет определять будущую организацию всех высших форм жизни. В соответствии с развитием принципа реальности, выражающимся в увеличении дифференциации специализации, мы обнаруживаем более высокие уровни энергетической функции.

Со своей стороны, дифференциация, специализация и возросшая организация являются функциональным выражением высших энергетических уровней. Позвольте мне показать это с помощью простого анализа. Структурное и функциональное совершенствование аэроплана не имело бы смысла без создания более мощных двигателей и без нового горючего. У аэропланов братьев Райт не было необходимости убирать шасси или иметь радарное устройство. Чем больше мощность, тем большего контроля она требует, а это подразумевает более высокую организацию и специализацию. Это относится и к живым организмам. Сила — это всего лишь моторное выражение возросшего энергетического уровня. Неотъемлемыми частями этого же энергетического процесса являются более тонкое восприятие, более высокое сознание и усиление контроля.

Рассуждая биологически, необходимо избежать телеологических положений. Мы опишем то, что видим, и попытаемся понять динамику процесса. Все системы движения существуют благодаря взаимодействию свободной энергии и массы тела. функция не может совершенствоваться, если увеличение выработки энергии не сбалансировано с величиной массы тела. История исчезновения динозавров в некоторой степени связана с появлением млекопитающих, развитие которых пошло по пути совершенствования энергетической функции, что воспрепятствовало чрезмерному увеличению массы и не дало виду погибнуть. Сегодня мы наблюдаем то же самое при замене вакуумной трубки транзистором, тогда как сама вакуумная трубка пришла на смену более старым, более громоздким методам энергетического контроля. Этот принцип лежит в основе концепции кибернетики Норберта Винера (Weiner 1956) и относится как к живым, так и к неживым системам.

По сравнению с другими формами жизни млекопитающие как класс, несомненно, обладают наивысшей степенью подвижности. На это утверждение можно возразить, вспомнив птиц, но их подвижность как перемещение в пространстве достигается за счет утраты подвижности в отношении к объектам. Увеличение подвижности является результатом повышения уровня энергии, который дает организму способность оторваться от земли. Конечности млекопитающих более развиты, чем конечности рептилий. Все биологические концепции, однако, подчиняются основному закону противопоставления противоположностей. Длинноногий жираф не обладает такой подвижностью, как кошка или канарейка. Если противопоставить подвижности как перемещению в пространстве подвижность как способность обращаться с объектами, можно смело сказать, что двуногие приматы наиболее подвижны.

Возросшая подвижность, которая столь очевидна у человека, является непосредственным результатом прямостояния, благодаря которому передние конечности освобождаются от подчиненной функции опоры и локомоции. Здесь снова важную роль играет развитие принципа реальности. Дифференциация структуры тела с точки зрения заряда и разрядки распространяется на конечности. Вся верхняя часть тела может теперь служить функции энергетического заряда. Разрядка энергии становится специализированной функцией нижней части тела, которая берет на себя одновременно важную функцию перемещения организма в пространстве. Возникновение принципа реальности само по себе является продуктом нового, высшего энергетического уровня. Человеческий организм устроен так, что свободная энергия настолько преобладает над массой тела, что передняя часть организма поднимается над землей. Благодаря этому появляется возможность дифференциации, специализации и контроля, которую мы, собственно, и называем жизнью человека. Сравните изображения на рис. 8.


ris5.jpg

С развитием принципа реальности на биологическом уровне проблема координации и контроля подвижности вначале выходит за пределы простого расширения объема подвижности.

Психологам известно, что рост Я-сознания человека связан с развитием духовных чувств. Но этому предшествует длительный период развития. Эрих Нойманн в книге «Истоки и история сознания» прослеживает это развитие в сфере психики. Вначале существовало единое бессознательное — мир без начала и конца, который символически можно представить в виде круга. Это мир принципа удовольствия. Его единство разрушил свет сознания. Нойманн описывает это следующим образом: «Только сознавая, человек может знать. Это акт познания, сознательного выделения, разбивающий мир на противоположности, поскольку познать мир можно только в противоположностях» (Neumann 1954, р.104).

Сознание имеет два аспекта. Первым является сознание чувств и действии, вторым — сознание знания. Нойманн говорит: «Является важным, что сознание как центр действия предполагает сознание как центр познания» (там же, р. 126). При высоком развитии у Я-сознания возникает тенденция встать в оппозицию к телу, которое, таким образом, становится представителем бессознательного. Сияющий свет сознания дифференцируется и противопоставляется тому потоку, который его создает и поддерживает. Этот поток есть не что иное, как импульсы тела, которые, двигаясь вверх к голове, питают мозг и тем самым позволяют ему сиять. Но это только один шаг, показывающий, что сила Я-сознания человека отражает силу его импульсов и является продуктом высших энергетических процессов, происходящих в его организме.


ris6.jpg

На бессознательном уровне всякая активность инстинктивна, все импульсы равны и едины и все можно привести к общему принципу — принципу удовольствия. Заряд — " разрядка, напряжение — " расслабление. Сознание расщепляет это единство. Импульс больше не представляет собой простое действие, он делится теперь на энергию импульса и собственно движение. Первое переживается как чувство, а второе проявляется как его экспрессия. Такая диссоциация-часть принципа реальности, иначе человек не мог бы сдерживать свои действия. Сдерживаются не чувства, а их двигательное исполнение. Подобно человеку, другие животные обладают сознанием действия, они тоже могут произвольно контролировать мускулатуру.

Но только человек идет в этом развитии дальше. Когнитивное сознание — это сознание контроля. Это не просто контроль над произвольной мускулатурой, но и переживание, или знание, этого факта. Такой опыт может быть следствием ситуации, в которой чувства выражаются соответствующим ей образом, а участие мускулатуры минимально. Я должно иметь иной орган для выражения, нежели просто физические движения. Такой функцией наделяется орган речи. Человек может сказать: «Я зол», не выражая своей злости движениями.

Возможность противопоставления, понятие противоречивых отношений, возникающие из предшествующего единства, биологически обусловлены расщеплением импульса. Это понятие положено в основу фрейдовской концепции влечений. Остановимся на ней более подробно.

В предыдущей главе мы отметили, что Фрейд рассматривал в качестве первичной противоположности любовь и голод. Это соответствует направленности вовнутрь и вовне. Затем он связал их с инстинктом самосохранения и противоположным ему инстинктом сохранения вида. Позже это было сформулировано как противопоставление либиднозного Я (нарциссизма) и объектного либидо (сексуальности). Однако все это лишь различные аспекты внутренних и внешних отношений, представляющие вторичные явления. До 1920 года проблема расщепления импульса затрагивалась.

Причины, по которым Фрейд отказался от прежних взглядов и по-новому подошел к природе влечений, обсуждались выше. Даже если его идеи вызывают возражения, надо оценить их смелость.

Изучая природу влечений Я, Фрейд пришел к выводу, что эти инстинктивные побуждения особенно консервативны и «стремятся восстановить прежнее положение вещей» (Freud 1950а, р.48). В другом месте он заметил: «Мы предполагаем, что влечения Я возникают по мере того, как неодушевленная материя становится живой, и стремятся восстановить неодушевленное состояние». В то же время Фрейд отмечал в своей первоначальной концепции сексуальных влечений, что эта сила направлена на «сохранение жизни на сравнительно длительный период». Но далее он добавил, что «влечения к жизни действуют в противовес другим влечениям, которые по своей функции ведут к смерти, и этот факт указывает на имеющуюся между ними противоположность» (там же, р. 53).

По этой причине Фрейд отказался от концепции влечений Я и сексуальных влечений как первичных сил в жизненном явлении. Вместо этого он выдвинул идею, что такими силами являются влечения к жизни и смерти. «Это как бы замедляющий ритм в жизни организмов: одна группа влечений стремится вперед, чтобы как можно скорее достичь конечной цели жизни, другая в определенном месте своего пути устремляется обратно, чтобы проделать его снова и таким образом продлить путешествие» (там же, р. 54). Фрейд поместил влечение к смерти в мускулатуру.

Он назвал влечение к жизни эросом, «эросом поэтов и философов, объединяющим все живое» (там же, р. 68), подразумевая под этим либидо сексуальных влечений.

Первоначальная концепция либидо ограничивалась энергией сексуальных влечений, направленных на объект. Позже Фрейд пришел к заключению, что либидо может быть повернуто вовнутрь, проявляясь в виде нарциссизма. Невозможно опровергнуть то, что в его основе лежит энергия. Но нельзя согласиться с Фрейдом, когда он приравнивает эрос и сексуальное влечение. Одно есть сила. Другое, по нашему определению, канал, по которому эта сила перемещается. В этом отношении Юнг был более близок к истине, когда придавал термину «либидо» значение инстинктивной силы в целом. Пожалуй, Фрейд приблизился к биоэнергетической концепции, подчеркнув, что «различие двух видов влечений, которое сначала мыслилось качественно , теперь трактуется иначе, а именно топически» (там же, р. 71). Как раз это топическое различие мы и будем сейчас рассматривать.

Наблюдая за бегом собаки или галопом лошади, нетрудно понять природу движения млекопитающих. Чередующееся соединение и размах двух пар ног по своей сути являются процессом заряда и разрядки, который изображен на рис. 9. Энергия проходит через мышечную систему, которая сосредоточена на спине животного; два конца его тела приближаются друг к Другу и соприкасаются с землей. Энергия уходит в землю через четыре конечности. В результате этой энергетической разрядки происходит прыжок, при котором ноги разъединяются. Растяжение спины приводит к вдоху. Формируется новый импульс, который, зарядив передний конец тела, продвигается дальше, заряжая мышцы спины. Организм готов теперь к новой разрядке и новому прыжку.

Перед нами вновь фрейдовская концепция противопоставления. Одна группа влечений движет животное вперед, но в процессе разрядки энергии другая группа перезаряжает систему для нового движения. Недостаток заряда мог бы привести к смерти.

Вертикальное положение тела человека разрывает две фазы. Заряд не обязательно ведет к разрядке, то есть он может быть оторван от мышечной системы. Энергия заряда локализуется вдоль передней части тела, увеличивая ее восприимчивость, но снижая подвижность. Вследствие повышенной восприимчивости возникают определенные чувства, выражаемые либо действием, либо звуками, либо тем и другим. В двух типах экспрессии имеются фундаментальные различия. Наиболее важным из них является то, что только мышечное действие может разрядить то большое количество энергии, вырабатываемое человеческим существом. Речь как продолжение мышления имеет дело с гораздо меньшими количествами энергии. Давайте рассмотрим эти энергетические процессы человека (см. рис. 10).


ris7.jpg

Мое представление о путях следования энергии основано на наблюдениях за пациентами, на моем личном опыте и на анализе движений животных. Его исходным пунктом явилось понятие о продольном энергетическом маятнике, но я все еще не объяснил его связь с Я, или с принципом реальности. Позвольте мне изложить вам свой опыт, который привел меня к этим идеям.

Проходя с Райхом курс анализа, я понял, что при глубоком и спокойном дыхании можно почувствовать движение, направленное вниз, вдоль передней части тела. Если полностью расслабиться, это чувство оканчивается ощущением в области гениталий. Райх считал, что это чувство и сопровождающее его движение отражают энергетический поток, который начинается в грудной клетке и направляется вниз, к гениталиям. Он не говорил ни о движении вверх, ни о том, что поток энергии работает как маятник.

Слушая однажды музыку Шопена, я вдруг осознал поток чувств, направленный вверх. Музыку Шопена можно узнать по ее эмоциональности. Наиболее подходящим для определения этого качества является слово «стремление». Это чувство столь велико, что едва не переходит в острую тоску. В музыке ощущается невозможность достичь удовлетворения; чувство будто сжимает горло.

Вскоре я заметил, что и другая музыка вызывает это ощущение стремления. Когда человек поет, он может испытать движение чувств от диафрагмы к голове. Есть и другие формы экспрессии, например, плач или смех, в которых импульс направляется вверх и выражается голосом. Голосовое выражение, будь то пение, речь, плач или смех, является одним из средств достичь контакта с другими. Но есть и другие способы выражения, позволяющие достичь этого контакта. Руки, воздетые в молитве, губы, готовые к поцелую, протянутые руки ребенка — все это имеет тот же самый фундаментальный смысл; установить контакт с кем-то или с чем-то во внешнем мире. Я называю это «стремлением», подразумевая стремление к контакту.

В половом акте то же самое чувство движения вниз, к гениталиям, обладает иным качеством. Благодаря тому что верхняя половина тела вступила в контакт, это чувство переживается как расслабление и желание выплеснуться.

В музыке чувство стремления является основным в мелодии. Но, кроме того, музыка имеет и ритмический компонент. Если мелодия, как птица, взлетает вверх, то ритм связан с землей и находит свое естественное выражение в движении ног. По своей природе ритм представляет собой высокую пульсацию, и с ним связаны все другие виды энергетической разрядки. Это хорошо заметно в танце, когда верхняя половина воспринимает мелодию, а нижняя ритмически двигается.

Обучаясь танцевать, я пришел к выводу, что в основе танца лежит чувство радости. Если верно выражение, что «человек танцует для радости», то мы можем также сказать, что, танцуя, человек всякий раз выражает этим свою радость. В то время я не соотносил ритм с радостью, хотя знал, что активные ритмические движения, направленные на разрядку, как при оргазме, вызывают восторг.

Размышляя над этим, я вдруг, как это обычно случается, ясно увидел картину, где все элементы спонтанно встали на свои места. Мы начали с ходьбы, ритм которой хорошо известен: левой-правой, левой-правой, с равной силой. Если мы несколько возбуждены, мы можем подскакивать, прыгать, бежать вприпрыжку или просто бежать. Рост возбуждения приводит к более интенсивной разрядке. Ходьба, бег, прыжки, танец — это взаимодействие организма с землей. Пение и речь — взаимодействие с воздухом и пространством. Мы движемся благодаря тому, что энергия разряжается в землю, которая с этой точки зрения выполняет основную функцию. Вся энергия обычно находит свой путь в землю; это принцип, известный как «заземление». Все происходит так же, как при мощных грозовых разрядах. Этот же принцип лежит в основе полового акта. Не останавливаясь на нем подробно, я просто отмечу, что сексуальное принятие мужчины женщиной означает для него принятие землей. Женщина несет в себе частицу земли. Принимая мужчину, она принимает дух.

Здесь проявляется полярность, ведущая к принципу реальности. Энергия движется от солнца, проходит сквозь атмосферу и достигает земли. Фигурально выражаясь, все организмы стремятся к солнцу, чтобы получить энергию, а растения делают это буквально. Стремление вверх — часть функции заряда пищей, кислородом, впечатлениями. Мы видели, что они задействуют верхнюю часть тела. Разрядка направлена вниз, но перед этим энергия обеспечивает важнейшие жизненные функции: развитие и движение. И только избыток энергии, который больше у прекративших свой рост взрослых, чем у детей, разряжается в землю в половом акте.

Я объединяю эти движения понятием пульсации, центр которой расположен в сердце. Порождая чувства, сердце вводит человека в ритм заряда и разрядки. Но такая формулировка не дает полной картины. Эти чувства, хотя и добавляют силу Я, не объясняют слабость определенных структур характера, обнаруживающих недостаток агрессии. Кроме того, они не объясняют такие эмоции, как злость или ярость.

Некоторое время я ограничивался понятием энергетического маятника, центр которого находится в сердце. Можно было почувствовать это движение в передней части тела. В то же время я знал, что злость «переживается спиной», особенно между лопатками, именно там, где у озлобленного животного встает дыбом шерсть. Дарвин объяснил этот феномен в книге «Выражение эмоций у человека и животных». Описывая обезьяну, он отметил: «Я видел, как шерсть разъяренного бабуина встает дыбом вдоль спины, от шеи до поясницы».

Я сам ощущал у себя такое «вздыбливание» вдоль спины при гневе. Про человека, который злится, мы говорим, что он «встает дугой». Это напоминает кошку. Лев выражает это чувство движением губ, когти его растопыриваются, чтобы схватить, челюсти размыкаются и готовы кусать. Энергия человека больше всего направлена в руки, которые принимают на себя агрессивную функцию зубов.

Однажды, изучая движение энергии вдоль спины, я пришел к выводу, что оно является маятниковым. Когда человек злится или приходит в ярость, энергия движется вверх, к поверхности головы и верхней челюсти. Движение вниз по спине происходит при половом акте. Энергия, возникающая при толчковых движениях таза, переживается как импульс, спускающийся по спине, затрагивающий ягодицы и промежность и достигающий гениталий.

Я понял, что раскачивание энергии вдоль спины качественно отличается от того, что происходит в передней части тела. Я изучил соотношение двух потоков энергии благодаря наблюдениям за движущимися животными.

Предыдущие рисунки представляют собой непосредственный результат этого исследования. Несколько позже я увидел связь с развитием принципа реальности и усилением Я.

Выше, на рис. 10, я изобразил движение энергии вдоль спины красной (здесь тонкой черной. — Ред.) линией, а движение вдоль передней части — голубой (здесь жирной черной, — Ред.). Такое сочетание цветов не случайно, в нем заключен глубокий смысл.

Голубая линия (движение вдоль передней части тела) изображает чувства, которые обладают качеством нежности. Например, сострадание, лость, милосердие, доверие и т. д. Они направлены на идентификацию человека с другими людьми или объектами. Эти чувства, разумеется, различны и специфичны: нежность к сексуальному объекту, религиозные чувства по отношению к Богу, жалость в тому, кто страдает и т. д. Их источник-сердце. Если эти чувства не связаны с потоком, идущим вдоль спины, они голубого цвета и вызывают «голубое настроение». Красная линия изображает агрессивные чувства: злость, ярость, сексуальную агрессию, голод и т. д. Их никак нельзя назвать нежными, равно как и спину не назовешь мягкой. Поскольку основное мышечное развитие связано с областью спины, можно ожидать, что энергетический поток, проходящий по ней, обеспечивает мотивирующую силу передвижения организма в пространстве. Они являются агрессивными, поскольку их цель состоит в том, чтобы «подвинуть» организм к объектам, которые, естественно, могут быть такими же объектами для других инстинктивных сил. И снова объективное определяет специфику качества. Я склонен считать, что центр энергетического маятника находится в области диафрагмы. Если в этих чувствах нет компонента нежности, они вызывают покраснение и ощущение жара. Поэтому человек краснеет от злости, с этим связаны жар сексуальной страсти и жажда крови во время охоты.

Использование этих цветов имеет еще более глубокий смысл. Голубым цветом окрашены духовные чувства. Они тесно связаны с дыханием и потреблением воздуха. Голубой цвет означает, что в чувстве преобладает духовный, или небесный, компонент. Спиной же человек чувствует то, что ориентировано на материю и связано с системой пищеварения и поиском пищи. Важно то, что обе функции, дыхания-циркуляции и питания-пищеварения, равноправны в теле и являются основой существования. Пища в отличие от кислорода порождается землей; агрессивные чувства, в сущности, земные, и этим также объясняется их красный цвет.

Каждое действие содержит оба компонента. Когда, например, человек пытается дотянуться руками до другого, это движение одновременно порождается импульсами передней части тела и спины, а его качество зависит от их сочетания. Если преобладает нежность, телодвижение выражает принятие, если же сильнее оказывается элемент агрессии, руки протягиваются для того, чтобы продемонстрировать силу. Как мы увидим дальше, при неврозах соотношение компонентов фиксируется тесными рамками, без учета реальной ситуации. Человек с оральным характером склонен подходить ко всем ситуациям с позиций симпатии, тогда как основной установкой человека с фаллическим характером является агрессивная решительность. Соотношение этих компонентов является особым для каждого типа нарушения характера.

Аналитику биоэнергетическая концепция влечений, несомненно, напомнит позицию Фрейда, изложенную им в работе «По ту сторону принципа удовольствия». На это сходство я обратил внимание только после того, как пришел к своим формулировкам. Поскольку анализ на соматическом уровне приносит те же результаты, что и анализ психических тенденций, можно говорить о единстве двух функций.

Проблема влечений вызвала у Фрейда затруднения, поскольку ему не удалось уловить разницу между природой влечения и его направленностью, которая определяет его специфическое качество. Фрейд считал, что компонент либидо «привязан» к влечениям Я. Он также полагал, что «сексуальное влечение содержит компонент садизма» (Freud 1950а, р. 73). Позже мы увидим, что во влечениях Я можно выделить агрессивность, которая действует, и нежность, которая ощущается. И тот и другой компоненты связаны с движением вверх, что определяет их идентичность Я, поскольку оба приносят энергетический заряд к голове. Сексуальное влечение тоже состоит из двух компонентов, но движение здесь направлено вниз, к гениталиям.

Очень важно различать путь движения энергии и саму энергию. В организме есть только одна энергия, или сила; она идентична психоаналитическому понятию либидо и фрейдовскому эросу. Именно эта энергия действует и проявляет оба влечения. При агрессии она становится источником силы, которая активизирует двигательную систему и напрягает мышцы. Если энергия диссоциирована с мышечной системой из-за того, что действие либо сдерживается, либо нуждается в сознательном понимании или контроле, она имеет тенденцию перемещаться вдоль передней части тела. Вследствие того, что ткани текучие и мягкие, чувства становятся нежными. Отсутствие развитой мускулатуры делает ткани очень чувствительными. Энергия доминирует над структурными элементами, которые главным образом служат проводниками ее движения. Эти чувства выражаются в основном голосом.

Я способно создавать противоположности и одновременно синтезировать их, катализировать как разделение, так и соединение. Сдерживание мышечной экспрессии чувства можно разделить на движение и ощущение. Человек не способен осознать нежность, если непосредственное действие содержит оба импульса, поскольку физическое действие и его последствия подчиняют себе Я. Он останавливает движение, чтобы увеличить чувственное восприятие. Расщепление единства импульса — основа Я-сознания; оно позволяет в дальнейшем рекомбинировать элементы для наиболее эффективной реакции. Однако расщепление не должно быть слишком сильным, иначе слияние заново двух компонентов может не произойти.

Если бы мы стали искать антитезу эросу, чтобы удовлетворить дуалистической концепции природы жизненного процесса, мы бы обнаружили в понятии неорганизованной материи или плоти, выражаясь языком Библии. Эрос, таким образом, — это дыхание, которое Бог придал плоти, чтобы сделать ее живой. Здесь, однако, мы удаляемся от влечений как таковых и вступаем в физическую область материи и энергии. Жизнь — это не смесь материи и энергии, это энергия в материи, связанная с нею гак, что их разделение невозможно до тех пор, пока продолжается процесс жизни. Эрос, таким образом, связан с понятием духа; структурные элементы тела являются производными материи, из которой они выстраиваются. Смерть — это состояние, в котором происходит диссоциация духа, и ли души, от материального тела. Мы говорим: душа покинула тело.

Каждая клетка, как и любая организация клеток в тканях, органах или организме — это смешение плоти и духа, тела и души, материи и эроса. Жизненные процессы возникают в результате этого соединения, но не являются им самим. Это отношение становится понятным, если сравнить жизнь с пламенем. Горение нуждается в горючем материале и кислороде. Но огонь не появится, если то и другое будет в отдельности. Только определенные условия вызывают горение. С точки зрения существования горение — это новый элемент, это не материя и не энергия, это процесс. О н обладает собственной тенденцией к росту и зажиганию нового пламени. Жизнь подобна огню, который может погаснуть в одном месте, но вспыхнуть в другом, продолжая процесс горения.

Как огонь не стремится к тому, чтобы погаснуть, так и сама по себе жизнь не стремится к смерти. Такое самосохраняющееся горение жизни и есть ее главное таинство. Пока есть горючий материал и кислород и тока не закончится выброс продуктов горения, процесс продолжается. Для жизни тоже необходимы пища, кислород и удаление отработанных продуктов, но здесь аналогия заканчивается. Жизнь следует по законам развития, организации и воспроизведения, которые нам еще не совсем понятны. И только когда исчерпывается возможность роста, организации и воспроизведения, которая передается по наследству от одного живого организма к другому, индивид умирает, но это вовсе не означает, что существует влечение к смерти.

Понятие влечения к смерти нелогично. Поскольку слово «влечение» подразумевает жизнь, такое понятие могло бы означать следующее; «жизнь равнозначна жизни плюс смерти», или А равно А плюс Б. Смерть противоположна жизни, она не составляет ее части. Живое возникает как часть структуры, ограниченная часть неживой природы, которая может тормозить движение. Но это нельзя назвать тенденцией или инстинктом.

Фрейд утверждал, что «сексуальное влечение содержит компонент садизма», который он принял за проявление влечения к смерти. Однако я не читаю, что термин «садизм» соответствует этому компоненту. Нам необходимо различать садизм и агрессию. Лев, убивающий свою жертву, агрессивен, но садизм в этом случае отсутствует. Пример садизма — линчующая толпа. Здесь удовольствие возникает от разрушения perse. Когда лев лишает жизни живое существо, его действие лишь делает возможным удовольствие, которое возникает от удовлетворения потребности в пище. Это же различие можно применить к половому акту. Если удовольствие доставляет чувство превосходства или оскорбляет Я женщины, действие носит оттенок садизма. Когда же удовольствие возникает от переживания взаимодействия, физического и духовного, когда именно это составляет суть полового акта, никакого оттенка садизма в этом действии не найти.

С точки зрения биоэнергетики сексуальный акт-это разрядка. Он всегда включает два компонента: агрессивный фактор, который дает мотивирующую силу, и нежные чувства, которые придают действию его значение. Само по себе чувство любви не обладает силой и не может обеспечить разрядку без помощи агрессивного движения. Этот момент нередко порождает проблемы. Женщины с оральной доминантой характера переживают сильное сексуальное возбуждение, но часто не могут довести его до завершения. Биоэнергетический анализ их структуры выявляет слабую агрессивную направленность, связанную с недостатком подвижности в ногах и спине. Существуют и противоположные ситуации, ригидное строение фаллически-нарциссического мужчины вызывает преждевременную разрядку из-за недостатка нежных чувств. Это дает чувство освобождения, но не приносит достаточного удовлетворения. Если агрессивный компонент не смягчен любовью или нежностью, проявляется садизм. Но это — патологическое явление.

Как часть своего теоретического предположения о влечении к смерти Фрейд сформулировал понятие первичного мазохизма, согласно которому влечение к смерти — это тенденция к разрушению, которая направлена вовнутрь. Эрос поворачивает ее наружу в форме садизма. В клинической практике отсутствуют примеры первичного мазохизма. Все аналитики ежедневно сталкиваются с проблемой мазохизма или мазохистскими тенденциями, и, если они не могут разрешить ее, терапия заканчивается неудачей. Когда мы анализируем такие случаи, то обнаруживаем обращенную вовнутрь агрессию. Успех терапии опровергает, однако, идею первичного биологического стремления к неудаче. Как же тогда объяснить наблюдаемые тенденции к саморазрушению?

Биоэнергетическая структура человека мазохистского склада характеризуется чрезмерно развитой и вместе с тем зажатой мускулатурой. Фрейд связывал мышечный аппарат с влечением к смерти. В то же время нежные чувства в значительной степени подавлены, но не вытеснены. Такое подавление нежных чувств вызывает заметную зажатость и напряженность брюшной мускулатуры. Если составить схему потока энергии вдоль передней части и спины, получится следующее изображение (см. рис. 11).


ris8.jpg


В естественном, не невротическом состоянии каждый импульс представляет собой сплав двух компонентов: агрессии, связанной с моторикой, и нежности, связанной с ощущениями. Один компонент может перевешивать другой в зависимости от внешней ситуации, но конфликт между ними не является значительным. При мазохистской структуре эти тенденции накладываются друг на друга и вызывают состояние амбивалентности. Это один из типов расслоения влечения, на который указывал Фрейд при обсуждении влечений.

Не рассматривая подробно мазохистскую структуру характера, отметим лишь две основные причины ее возникновения. Слишком развитая мускулатура-это результат чрезмерного акцента в детстве на материальной стороне жизни. Обычно это связано с гиперпротективным поведением матери, придающей большое значение процессу еды, или высаживанию на горшок, или тому и другому. Таким образом, развитие мускулатуры предназначено для «сдерживания» импульсов, что противоположно растяжению и расслаблению мышц, необходимому для движения. Поскольку движения тела и живота тесно связаны, каждое вмешательство в естественное функционирование кишечника приводит к общему снижению подвижности организма. В таких случаях нежная сторона отношений между матерью и ребенком подавляется. Мать демонстрирует свою любовь через внимание к кормлению и дефекации; от ребенка ждут отклика через хороший аппетит и регулярные, контролируемые движения кишечника. Здесь очевидна малая толерантность к выражению личных желаний и интересов ребенка; другие его эмоциональные потребности игнорируются, а сопротивление разрушается. Такие матери задавливают детей своим вниманием к тому, какие проявления ребенка были бы для них (матерей) нежелательными. Точное взаимодействие сил мы рассмотрим позже на подробных примерах соответствующих случаев. Сейчас же моей целью является показать, что концепция обращенной вовнутрь агрессии биоэнергетически обоснованна. Но для этого нам необходимо обсудить второй, невротический компонент.

Зададим себе вопрос: верно ли то, что именно эрос направляет агрессию наружу и что без эроса мускулатура могла бы напрячься до состояния трупного окоченения? Ответ однозначен: да. Об этом свидетельствуют и наши рисунки. Но эрос-это не сексуальное влечение, он только мотивирующая сила всякой инстинктивной активности. Жизнь без него невозможна, он составляет ее единственную силу, или энергию. В этом отношении наши воззрения являются монистическими. Но эта сила, или энергия, действует через материю. Передняя Часть тела, таким образом, является сенсорной стороной, а спина — моторной. Преобладание жестких элементов в спине отвечает за материальное качество агрессивного поведения. И наоборот, доминирование энергии над материей в передней части тела определяет ее духовное свойство.

Сравните это положение с фрейдовским, которое изложено в «Я и Оно»: «В каждой живой субстанции действовали бы оба первичных влечения, но все же в неравных пропорциях, чтобы одна субстанция могла быть главным представителем эроса» (Freud 1950b, р. 56). Фрейд не сказал, какой эта субстанция должна быть, но назвал специальный орган, назначение которого — «успешно нейтрализовать влечение к смерти отдельной клетки и отводить разрушительные склонности во внешний мир… Этот орган-мускулатура». Я бы предположил, что специальной субстанцией, которая «представляет собой эрос», является кровь. Этим, возможно, объясняется то, почему идентификацию членов семьи называют «кровными узами». Этим же мы объясняем и противоположность жидких и структурных элементов тела.

Нет надобности углубляться в этот вопрос. Нам интересно узнать, как два «класса влечений» взаимодействуют в каждом отдельном акте. Фрейд и здесь дал теоретический ответ. Согласно его концепции, «два вида влечений слиты друг с другом, смешаны и переплетены». Райх обнаружил механизм, который мог бы объяснить этот феномен. Я имею в виду его концепцию наложения, суть которой в общих чертах такова: когда две одинаково направленные волны движения встречаются, они сливаются в общую волну с большей амплитудой и силой.

Происходит «расслоение» влечения. Фрейд полагал, что «эпилептический припадок является продуктом и признаком» такого явления (там же, р 57). Моторная разрядка полностью отделена от какого бы то ни было компонента нежных чувств, которые могли бы связать действие с внешним миром. Садизм — другой пример расслоения. Здесь акт разрушения направлен на объект, который в нормальном состоянии мог бы быть реципиентом нежных чувств. Можно найти пример неясности, при котором нет двигательного компонента. Человек, который тоскует или томится по другому человеку, отождествляется с ним, но агрессивная необходимость достичь удовлетворения, объединившись с объектом, отсутствует.

Полное расслоение влечений характерно для психотических состояний. Неполное расслоение приводит к состоянию амбивалентности, которое является обычным симптомом при неврозе. Анализируя проявление амбивалентных чувств любви и ненависти, Фрейд пришел к биоэнергетическому по своей сути заключению. Прежде всего он понял, что «во многих обстоятельствах, ненависть переходит в любовь и наоборот». Механизм этого изменения следующий: «Амбивалентная установка (неполное слияние) имеется с самого начала, и превращение совершается путем реактивного смещения катексиса, причем энергия отнимается у эротического импульса и передается энергии враждебной». В основе этого утверждения лежит предположение о психической эквивалентности биоэнергии. «Мы показали, что в психике, в Я или Оно, существует способная к перемещению энергия, сама по себе индифферентная, но которая может примкнуть к эротическому или разрушительному импульсу» (там же, р. 61).

Подведем итоги. Единая энергия мотивирует все действия. Когда она проходит через мускулатуру, особенно через произвольно сокращающуюся мускулатуру, то Заряжает ее и вызывает движение в пространстве, названное нами агрессией (движением к объекту). Если эта энергия заряжает мягкие структуры, такие, как кровь или кожа, возникают эротические ощущения, или нежные и любовные чувства. Каждый из этих аспектов эмоциональной жизни человека локализован: моторный компонент в спине и в ногах, сенсорный компонент в передней части тела и руках. Хотя это не абсолютная тенденция, для практических целей биоэнергетической терапии такого разделения на заднюю и переднюю части тела вполне достаточно.

При отсутствии неврозов эта единая энергия распределена на два канала, что позволяет действовать рационально и адекватно ситуации. Импульсы обоих каналов соединяются или накладываются друг на друга, и возникает действие, которое внешне выглядит как единая экспрессия. Слияние является внешней функцией, то есть экспрессией под контролем Я. Если слияние произошло полностью, наблюдателю выделить два компонента невозможно. Частичное слияние порождает амбивалентность и влечет за собой иррациональное поведение. Это легко заметить, наблюдая пациента, который плачет, агрессивно двигаясь, или злится, когда чувствует, как текут слезы. Полное расслоение является синонимом психотического расщепления.

Теперь мы можем двинуться дальше. Мы рассмотрели противоположность материи и энергии и постулировали противопоставленность моторного, агрессивного пути и сенсорного, нежного. Теперь мы можем поговорить о Я и сексуальном влечении на более высоком уровне. Сексуальное влечение включает в себя оба компонента: сенсорный и моторный, нежность и агрессивность. Эротический компонент движется вниз по передней части тела и сливается с агрессивным компонентом, движущимся по спине, затем спускается к промежности и гениталиям. Сексуальная природа этих импульсов определена их целью, половым актом с объектом, и местом их слияния в гениталиях. С другой стороны, когда движение двух импульсов направлено к голове с точкой слияния между глазами, мы говорим о влечении Я3.


3 Ср. с идеями Пола Шилдера: «К телесным тенденциям относится не только агрессивность. Тенденции Я обеспечивают пищу и самозащиту» (Shilder P., The Image and Appearance of the Human Body. New York, International Universities Press, 1950, p. 121–122).


Вследствие своей противоположной направленности влечение Я противостоит сексуальному влечению. Этим объясняется то, что на вершине сексуального оргазма Я перестает существовать. Я можно узнать по выражению глаз, повороту головы и шеи, по тому, что «написано на лице», и т. д. Все это хорошо соотносится с нашим обсуждением принципа реальности, когда мы говорили о базисном продольном маятнике, находящимся между головой и гениталиями, между органами заряда и разрядки. Если же эту продольную пульсацию энергии разделить на два основных компонента, такое разделение можно было бы описать только в терминах нарушения функции, то есть расслоения влечения. На уровне Я и сексуальной разрядки заметен только единый поток. Движение живых организмов является пульсирующим. Энергетическое движение вверх-вниз по своему характеру является маятниковым. Влечение Я не может быть сильнее сексуального влечения, само по себе Я не сильнее, чем сексуальное чувство. Если на уровне Я имеется амбивалентность, подобная амбивалентность будет присутствовать и в сексуальной функции. Этот маятник, лежащий в основе принципа реальности, является краеугольным камнем всех биоэнергетических принципов и терапии.

На этом мы завершаем обсуждение теоретических принципов, лежащих в основе биоэнергетической терапии. В следующих трех главах изложение теории объединено с техниками, чтобы таким образом представить структуры рассматриваемых характеров как в теоретическом, так и практическом аспекте.