ЧАСТЬ ВТОРАЯ


...

XIV. Фаллически-нарциссический характер

С точки зрения психологии типы характера дифференцируются в зависимости от структуры Я, то есть от того, каково их отношение к реальности. Биоэнергетически их можно различить по генитальной функции. Оральная и мазохистская структуры относятся к догенитальным типам: их установка по отношению к реальности является инфантильной, или детской. Но эти структуры не скованы панцирем. Соответственно другую категорию составляют типы характера, основанные на генитальности. Они в той или иной степени сохраняют контакт с реальностью и снабжены панцирем. Поскольку их невротическая сущность проявляется в виде психологической и соматической ригидности, мы называем их ригидными. Нам уже известно, что к этой категории относится женская истерическая структура характера. Соответствующая мужская структура — фаллически-нарциссический характер.

Прежде чем приступить к изучению этого типа, необходимо внести ясность, почему мы различаем женскую и мужскую ригидные структуры. При оральном и мазохистском характерах и женщины и мужчины переживают одинаковые проблемы. Эти типы являются догенитальными, поэтому половые различия здесь не имеют большого значения. А вот генитальные проблемы мальчиков и девочек различаются. Хотя основное нарушение у обоих полов в равной степени обусловлено ригидным аффектом, паттерн поведения зависит от половой принадлежности.

Райх говорил, что термин «фаллически-нарциссический» обозначает тип характера, который можно разместить «между компульсивным неврозом и истерией» (Reich 1949, р. 200–201). Истерия, однако, — это не тип характера, а симптом. Хотя в целом он и связан с характером, но не всегда. Мужчины не страдают истерическими параличами. Образование симптома зависит от особых условий, а структура характера постоянна. Те различия между компульсивным, истерическим и фаллически-нарциссическим характерами, которые делал Райх, основаны на особенностях характера, а не на динамике энергетических процессов. «Если компульсивному характеру, как правило, присущи сдерживание импульсов, самоконтроль и депрессивность, истерическому — нервозность, живость, беспокойство и лабильность, то типичный фаллически-нарциссический характер самоуверен, нередко высокомерен, гибок, энергичен и выразителен». Мой опыт работы со многими пациентами показал, что эти черты не всегда удается строго разграничить. Люди с сильно выраженными компульсивными чертами часто бывают высокомерными, а гибкость и живость смешиваются друг с другом. Эта путаница проявляется в следующем замечании Райха. Рассуждая о фаллически-нарциссическом характере, он писал: «Выражение лица носит сильный маскулинный оттенок, а может быть и женоподобным, даже девичьим, несмотря на атлетическое строение».

Райх и другие аналитики использовали термин «истерический характер», не делая различия между полами. Я склонен считать истерическую структуру характера женской. Причиной этому служит то, что описание мужского истерического характера похоже на смешанный пассивно-женственный тип, который более близок к догенитальному, мазохистскому. Пассивно-женственный характер можно рассматривать как ту разновидность, которую Фрейд называл женским типом мазохизма. Мы поговорим о нем в следующей главе. Фаллически-нарциссический характер подразумевает структуру личности, которая укоренена в реальности и связана с генитальностью благодаря защитам Я, которых нет у догенитальных структур.

Если говорить о том, чем отличается компульсивный характер, который, по существу, является «европейским» типом, от фаллически-нарциссического, то я бы сказал, что это просто одна из его разновидностей, не требующая специального обозначения. Однако нельзя сказать, что понятие компульсивного характера является необоснованным. С точки зрения симптоматологии индивид с компульсивными проявлениями отличается от типичного фаллически-нарциссического характера, и, когда анализируется симптом или интерпретируется сопротивление, такое различие имеет достаточно большое значение. В биоэнергетическом отношении обе структуры ригидны и снабжены панцирем, различна только степень их жесткости. И все же давайте в первую очередь рассмотрим типичный фаллически-нарциссический характер; тогда его разновидности, которым свойственно компульсивное поведение, понять будет легче. Вот случай, с которым мне пришлось иметь дело некоторое время назад.

Молодой человек, чуть старше тридцати лет, обратился к терапевту с жалобой на преждевременную эякуляцию. Друзья рассказали ему о моей работе, и он надеялся, что я смогу улучшить его сексуальную функцию. Он достигал высшей точки через минуту после начала полового акта, всегда значительно опережал свою партнершу, и это его беспокоило. Кроме того он читал книгу Райха «Функция оргазма» и чувствовал, что мог бы получать больше удовольствия от сексуальных контактов. Адвокат по профессии, он успешно работал и был уверен в будущем. Когда пациент начал лечение, он собирался жениться. Его невеста проходила курс анализа, это укрепило его решение обратиться к терапевту.

Я детально рассказываю об этом потому, что фаллически-нарциссический характер не так уж часто приходит к врачу-аналитику. Обычно такие люди достаточно успешны в своей профессиональной деятельности, хорошо адаптированы в социальном окружении и сексуально привлекательны для противоположного пола. Райх отмечал, что одной из наиболее характерных черт таких людей является «агрессивная храбрость», которая, как правило, ведет к успеху. С другой стороны, это «агрессивное поведение само по себе выполняет функцию защиты». Если учесть этот факт, райховская концепция «генитального характера» становится идеализацией; в таком случае фаллически-нарциссический мужской характер может ранжироваться от почти полного здоровья до тяжелого невроза. Райх отмечал этот факт: «Относительно здоровые представители этого типа благодаря свободной агрессии социально активны, импульсивны, энергичны и, как правило, продуктивны, но, чем более невротичен характер, тем более своеобразными и односторонними бывают их достижения». Это описание подходит к моему пациенту, и даже его обращение к аналитической терапии было отчасти необычным.

Его поведение отличалось амбициозностью, которую можно, пожалуй, было объяснить весьма успешной адвокатской деятельностью. Он был самоуверен, откровенен и все-таки насторожен. Пациент был среднего роста, с хорошо развитым и пропорциональным телом. Он сказал мне, что всегда увлекался спортом и продолжает им заниматься и поныне. У него было выразительное лицо; живые и ясные глаза, готовый к улыбке рот, твердая и решительная нижняя челюсть. При осмотре пациента на кушетке можно было отметить широкие плечи, выпуклую грудь, узкие бедра и довольно длинные ноги. Он имел тенденцию дышать животом; грудь оставалась в положении вдоха.

Я начал с того, что обратил внимание пациента на неподвижность груди. Я предложил ему попытаться дышать грудью, и через некоторое время ему это удалось. Теперь его лицо выражало некоторое опасение. Иногда уже на первой встрече удается вызвать драматический эффект. Так случилось и здесь. Я попросил пациента широко раскрыть глаза, напрячь лоб, а затем резко отпустить нижнюю челюсть. Он закричал, как от ужаса. Реакция была мгновенной. Мой пациент сказал, что увидел нечто очень страшное. Когда он повторил это упражнение, то снова закричал, но прежнего объекта не увидел. Этот впечатляющий опыт продемонстрировал, что под самоуверенностью пациента скрывался глубоко лежащий страх и что она была защитой от этого страха.

Последующие занятия были весьма аффективно заряженными. Через некоторое время дыхание стало вызывать мощный поток ощущений, которые проявлялись как движение и покалывание в руках и ногах. Однажды этот поток стал таким сильным, что пациент застыл со сжатыми, как при болезни Паркинсона, руками. Удары по кушетке вызывали сильную злость на какого-то человека- как позже выяснилось, на своего отца. Однажды, когда пациент испытывал злость, явно направленную против отца, он вспомнил, как тот отшлепал его за то, что он играл неподалеку от дома. Эти первые занятия, как часто бывает, вызвали заметное улучшение состояния пациента. Он чувствовал себя более живым, настроение стало лучше, чем в последнее, и довольно длительное, время. Такое улучшение обычно бывает временным, поскольку представляет собой высвобождение напряжения, которое является поверхностным по отношению к панцирю характера или блоку. Тем не менее оно создает мотивацию к последующей сложной задаче перестройки характера.

В данном случае первая фаза терапии была весьма обнадеживающей. Пациент был воодушевлен. Он полагал, что его трудности быстро исчезнут. Мы возобновили работу после летнего отдыха, которым он в целом остался доволен. Специфика работы осталась прежней. В это время дыхание не вызывало никаких ощущений. Удары по кушетке были такими же решительными, как всегда, но злость заметно уменьшилась и воспоминаний было мало. В отличие от первой фазы за несколько месяцев работы мы почти не продвинулись. Иногда мне казалось, что я недостаточно работаю с динамикой структуры характера. Анализ окончательно прояснил установку пациента и его профессиональный, социальный и сексуальный опыт. Хотя для обоих из нас было очевидно, что пациент не отдается полностью ни работе, ни любви, все мои усилия изменить его характер и выпустить на волю его чувства, идущие из глубины души, оставались безуспешными. Так прошло шесть месяцев.

Когда в ходе аналитической терапии заходишь в такой тупик, часто это связано с тем, что, несмотря на очевидность паттерна поведения, определяющие его динамика и особенности индивидуальной структуры характера остаются невыясненными. В данном случае мы оба знали, что пациент амбициозен. Еще нам было известно, что он опасался глубоких чувств к девушке и страдал от преждевременного семяизвержения. Все элементы фаллически-нарциссической структуры характера были налицо. Но ригидность тела и психики оставалась без изменений. Единственной эмоцией, которую он не выражал, был плач. И мне не удавалось ничего сделать, чтобы ее высвободить. Ключ к его личности обнаружился, когда он представил себе, что терапия может не принести успеха.

Я спросил у пациента, думал ли он, что терапия может оказаться безуспешной. Он ответил «нет». Когда мы обсуждали его ответ, он заметил, что никогда не терпел неудачу в том, к чему стремился. Он никогда не проваливал школьных экзаменов, напротив, его оценки всегда были гораздо выше средних. В социальной и профессиональной жизни он всегда достигал того, чего хотел. Как он добивался этого? Упорством. Если он стремился к чему-нибудь очень важному, он не мог отдыхать, пока не чувствовал, что сделал все, чтобы его усилия увенчались успехом. Тщательно изучив этот момент после нашего разговора, я пришел к выводу, что это было навязчивостью. Пациент не терпел мысли о неудаче, но только если речь шла о чем-то очень важном. В таких случаях мысль о неудаче вызывала сильную тревогу, и пациент удваивал усилия, чтобы добиться желаемой цели. Решительность, с которой он устремлялся к успеху, была, с одной стороны, основана на сильном страхе неудачи, а с другой- на вознаграждении, которое сулил успех. Эти рамки поведения были достаточно широкими, чтобы пациент имел возможность вести себя гибко. Многие неудачи благодаря механизму изменения важности целей воспринимались без появления тревоги. Кроме того, этот механизм задействовался, когда дело касалось и значимых для него целей.

Теперь я понял, почему в предыдущие шесть месяцев терапия стояла на месте. Пациент старался достичь спонтанных чувств, действуя внутри структуры характера. Это то же самое противоречие, которое содержится в указании «постарайся расслабиться». Мой пациент решительно стремился к любви, то есть отдаться нежным чувствам. Но решительность означает твердую, тяжелую челюсть, напряженные плечи, одеревеневшую спину. Эта же установка проявлялась в значительном сопротивлении терапии, энергетическом блоке и в выражении важнейших мышечных напряжений. Если напор и решительность пациента являлись факторами, отвечающими за социальные и профессиональные успехи, то они же были ответственны и за главный аспект его невроза.

В ответ на это я просто сказал пациенту: «Не старайтесь. Это не школа с ее замечаниями и выговорами за поведение или прилежание. Моя работа состоит в том, чтобы снять с вас давление, и ничего больше. Вы можете быть таким, какой есть, и не делать того, чего хочется мне». Я был поражен эффектом, который произвели мои слова на пациента. Его глаза наполнились слезами, и он заплакал. Это была спонтанная экспрессия нежных чувств, ради которых мы и работали. Они пришли как феномен освобождения. Я не думаю, что в ходе терапии этому пациенту надо было плакать всякий раз, когда он чувствовал давление. Это вытекает из природы ригидной структуры характера. Давление, ответственность и борьба вызывают одеревенение или усиливают ригидность. Поскольку плач, в который вовлечено тело, есть конвульсивное высвобождение напряжения, ригидные индивиды будут испытывать значительные трудности в том, чтобы заплакать. В качестве основного принципа их этого следует, что у человека с ригидной структурой можно вызвать плач, только увеличив давление чуть ли не до точки взрыва, а затем быстро убрав его. В таких обстоятельствах рыдание часто становится очень приятным переживанием.

В течение последующих занятий пациенту удалось осознать некоторые психологические факторы и детские переживания, приведшие к блокировке плача. Он не считал, что плач был признаком слабости или женственности. Многие мужчины считают именно так, и нам это знакомо. Мой пациент хотел плакать, но это было больно. Сильный спазм вызывал боль в горле, глубокие рыдания сопровождались болевыми и спастическими ощущениями в кишечнике. Пациент сказал, что ему особенно трудно выразить печаль. Затем пришла мысль, что в доме его родителей и без того было много несчастья, и он не мог добавить им еще и свое страдание. Действительно, и отец и мать часто по разному поводу жаловались мальчику на свои несчастья, всякий раз он переживал приступы жалости и решил, что будет лучше, если он принесет им немного счастья. Он понял, что мучается этим чувством ответственности и в настоящее время, хотя оно связано с лежащей в его основе обидой.

Стало также понятным значение широких плеч. Высокие и квадратные плечи были знаком слишком рано взятой на себя ответственности. Плечи раздались словно для того, чтобы удержать слишком тяжелую ношу. С биоэнергетической точки зрения блок в горле отводит некоторое количество энергии на горизонтали плечевого пояса. Аналогичным образом поток злости, направленный в руки и голову, блокировался в спине на уровне седьмого шейного позвонка, что удерживало мышцы плечевого пояса в сокращенном состоянии. Если такие блоки очень сильные, они приводят к появлению пассивно-женственной структуры характера. Когда мой пациент принял эту интерпретацию, у него появилась возможность постепенно высвободить напряжение в плечах. В течение нескольких наших встреч он выражал злость и обиду, прежде всего в отношении матери за то, что она навязала ему эту ношу. Через некоторое время он обрел способность все более естественно и свободно плакать.

Страх неудачи связан у него с чувством ответственности. Пациент сам осознал, что его стремление к успеху имело целью исключительно удовлетворение желания родителей и что самая глубокая его мотивация — желание получить их любовь и одобрение, прежде всего от матери. В дополнение к этому пациент рассказал об одном случае, который произошел с ним в первые дни учебы в школе. Его отец сказал, что очень огорчится, если сын не будет получать самых высоких оценок. Пациент вспомнил, что был настолько шокирован этим заявлением, что решил не возвращаться дом ой если будет плохо учиться. Я подробно анализирую эти моменты потому, что при изучении фаллически-нарциссической структуры характера вопрос об амбициозности является одним из первостепенных. Абрахам, например, связывал подобную амбициозность с уретральной эротикой и полагал, что фаллическая структура и уретральные черты характера — понятия синонимичные, Фенихел также считал, что амбициозность связана с уретральной эротикой через чувство стыда: «Цель амбициозности, основанной на уретральной эротике, состоит в том, чтобы доказать, устыдиться еще больше попросту невозможно» (Fenichel 1945, р.139).

Связь между уретральной эротикой и амбициозностью фаллического характера несомненна. Достаточно вспомнить, как мальчики стоят в ряд и смотрят, кто из них помочится дальше всех. Функция мочеиспускания может быть проявлением агрессии, и при фаллическом характере это именно так. Энурез, например, может иметь, по словам Фенихела, «агрессивное, злобное значение, выражающее ненависть к родителям» (там же, р.233). Пожалуй, наилучшей иллюстрацией здесь служит действие некоторых обезьян в зоопарке, которые выражают свою злость к зевакам, помочившись в их сторону. Мой пациент вспомнил инцидент, происшедший с ним в пятилетнем возрасте, который подтвердил мое предположение. Его отец довольно строго выговорил ему за то, что он выставил напоказ пенис. На следующий день, оставшись один дома, мальчик вошел в гостиную и в отместку помочился на пол. Однако, несмотря на некоторую связь, нельзя утверждать, что амбициозность и уретральная эротика прочно связаны друг с другом. Но обнаружить такую связь и выяснить, какова ее природа, представляется нам крайне важным.

Фаллически-нарциссического индивида характеризует его напор, то есть его агрессия. Это динамический фактор, в основе которого лежит энергетическое функционирование. Райх обратил внимание на этот фактор уже в то время, когда работал над «Анализом характера». Он отмечал: «С точки зрения конституции вполне возможно, что повышенное количество либидинозной энергии, которое вырабатывают эти типы, делает агрессию все более интенсивной» (Reich 1949, р.206). Если это утверждение верно, встает вопрос, что же невротического содержится в этом процессе. Или же оно верно только потому, что описывает внешнее, а невроз состоит в том, что реальное и внешнее различаются. Другими словами, человек фаллически-нарциссического типа ведет себя так, словно обладает огромной половой потенцией. Такие люди хвастаются своими завоеваниями и силой (сила подразумевает количество половых актов за ночь). В действительности же их оргазмическая потенция, то есть способность переживать удовольствие, пропорционально этому снижена. Причиной частых половых актов является невозможность получить удовлетворение сразу. Таким образом, агрессия человека фаллически-нарциссического типа характера преувеличена, чтобы скрыть конституциональную слабость. Если приравнять агрессию к достижению, мы можем описать типы характера следующим образом: оральный характер боится достичь, мазохист достигает, а потом отступает, а фаллически-нарциссический характер хватает. Его хватание основано на страхе неудачи или поражения. Но если сексуальное либидо меньше, чем его притязания, и если агрессия слабее, чем выглядит внешне, как же объяснить динамику полового влечения, амбициозность и якобы «повышенное количество либидинозной энергии»?

Мы отнесли фаллически-нарциссический характер к генитальному типу. Это означает, что энергетический маятник прочно закреплен в мозговом и генитальном функционировании. Это также означает, что данный тип структуры не является недозаряженным, как оральный характер, и не зависит от чувства вины, как мазохистский. Поскольку определяющее характер нарушение появляется сравнительно поздно, около трех лет, механизм защиты или реагирования на травмирующее переживание отличается от других типов. Генитальность уже проявлена, и давление в виде фрустрации или наказания приводит к тому, что организм становится негибким. Это тот же самый процесс, который наблюдается при истерической структуре характера. Чтобы поддержать структуру Я, мускулатура сжимается, образуя вокруг тела некую трубу. Одна из моих пациенток описала это так: «Я вдруг увидела трубу из светлой стали, широкую, как люк, в которую заключено мое тело. Внутри этой трубы была я сама, полная жизни». Когда я анализировал ее восприятие и ощущения, она добавила, что прежде чувствовала себя вне тела. Внутренняя часть была лишена свободы, и пациентке никак не удавалось достичь ее. Она сумела установить контакт с глубинными пластами своего Я и была буквально околдована и зачарована этим. Все, что я обозначил как ригидные структуры, обязательно имеет такой панцирь, напоминающий трубу, кирасу или кольчугу. Толщина этих «доспехов» и диаметр трубы различны. Широкая труба свидетельствует скорее о поверхностном панцире. Узкая возникает из-за спастичности глубокой мускулатуры, она более ригидна и негибка. Нет необходимости подчеркивать ценность такой похожей на полую трубу структуры как физической поддержки, чтобы противостоять давлению, угнетающему движение энергетического маятника.

Если понять природу этого панциря, можно объяснить большинство аспектов фаллически-нарциссической структуры характера. Ригидная трубообразная структура, направляя поток энергии в мозг и гениталии, зачастую чрезмерно их заряжает. Вместе с тем ригидность снижает психологическую и соматическую гибкость организма. Чрезмерная заряженность возникает вследствие того, что энергетический поток, переливаясь через край, попадает в естественные озера прежде, чем энергия достигает выходных отверстий. Эти озера, или резервуары, — область таза внизу и голова — наверху. После более узких частей — тела шеи и талии — расположены более широкие- голова и таз. Наличие сформированного при родного резервуара, обеспечивающего течение энергии от гениталий вверх, предупреждает их чрезмерную заряженность и слишком скорую разрядку. Таким образом, мозг действует подобно резервуару, сдерживающему импульс, чтобы подвергнуть его критической оценке со стороны Я. Представить себе реальное функционирование без этих резервуаров невозможно. Приблизительно такой же принцип используется при контроле за уровнем воды в реке после сильного дождя или весеннего паводка.

Мы можем ожидать, что из-за узости резервуаров лица с ригидной структурой будут проявлять большую импульсивность, чем догенитальные типы характера. Это верно, но только отчасти. Когда дело касается агрессии, фаллический мужчина демонстрирует более сильную импульсивность, чем любой другой невротический характер. То же самое касается и его напора при достижении материальных успехов. Однако в его агрессивности отсутствует гибкость и спонтанность. Чрезмерная ригидность структуры благоприятствует генитальности и реальности, и вместе с тем она ограничивает эти функции. Мы говорили о человеке, который генитально агрессивен и страдает преждевременным семяизвержением. Половая разрядка происходит задолго до того, как вся излишняя энергия опускается вниз и достигает пениса. Поэтому, чтобы разрядить напряжение, одного акта оказывается недостаточно. Фаллический мужчина считает, что у него большая потенция, поскольку способен за ночь совершить несколько половых актов, дающих разрядку. Но сила агрессии не измеряется числом её появлений. Далее, поскольку удовлетворение зависит от степени накопления напряжения перед разрядкой, фаллический мужчина, как правило, получает мало удовольствия от сексуальных переживаний. Его амбициозность объясняется динамикой этих процессов. Энергия постоянно поступает к выходам, а удовлетворение от разрядки ограничено. Естественно, человек постоянно испытывает влечение. Легко также понять, почему фаллический мужчина ищет себе «женщину-агрессора». Поскольку сексуальное удовлетворение неполное, возникает чувство неудовлетворенности сексуальным партнером. Человек надеется, сознательно или бессознательно, что новый партнер может принести ему большее удовлетворение. В порыве возбуждения, вызванного погоней за новыми взаимоотношениями, часто так оно и бывает. Когда же эти условия исчезают и возникает прежняя ситуация, сексуальное удовольствие пропадает, и погоня возобновляется. Этот процесс, происходящий на генитальном уровне, является типичным, или характерологическим. Фаллический мужчина, чем бы он ни занимался, никогда не находит глубокого удовлетворения, и он вкладывает силы в дальнейшую погоню и завоевание. Подобную амбициозность необходимо отличать от творческой и созидательной деятельности здорового индивида.

Если все это так, то что связывает фаллическую амбициозность с уретральной эротикой? Любое увеличение количества энергии внутри ригидной трубы немедленно вызывает давление в обоих ее концах. Биоэнергетическая форма млекопитающих напоминает выгнутую вперед трубу. Надо только заметить, что мы устроены по принципу червя: труба внутри трубы. По своей природе эта форма гибкая и мягкая, два ее конца — гениталии внизу и лицо наверху (прежде всего область надпереносья, включающая глаза и основание носа). У здорового человека эта труба способна расширяться и сжиматься в сегментальных диаметрах. Когда она теряет эластичность и становится ригидной, она распрямляется. Утрата эластичности связана с тем, что давление энергии немедленно передается вниз и ощущается размещенными там органами. Фиксация таза в отведенном назад положении тоже способствует этому распрямлению. Из-за ригидности и ретракции мочевой пузырь чувствует это давление, и у человека возникает желание помочиться. Именно поэтому фаллическому мужчине необходимо помочиться перед или после каждого полового акта. Уретральная эротика, таким образом, связана с сексуальным возбуждением. А поскольку паттерн внизу дублирует паттерн вверху, связь между напористостью, амбициозностью и уретральной эротикой, по всей видимости, обусловлена динамикой телесной структуры.

Эти выводы подтверждаются наблюдениями над пациентами. В случае, о котором шла речь выше, ребенку запретили мастурбировать, и он помочился на пол. Это не могло быть обдуманным и преднамеренным действием. Скорее всего, энергия, доступ которой к гениталиям был заблокирован, зарядила мочевой пузырь. Ретракция таза подтолкнула пузырь на линию энергетического потока, но таз, чтобы освободить мочевой пузырь от давления, может быть также и выдвинут вперед. Другой пациент с заблокированным и неподвижным тазом рассказал, что справлялся с проблемой энуреза, если выдвигал таз вперед. Благодаря этому он мог спать всю ночь напролет и не бояться намочить постель.

Надо отметить, что между уретральной эротикой и фаллическим характером есть и другая связь. Кровоток подчиняется тем же законам, что и любая жидкость, текущая по трубе. То есть эти законы отчасти объясняют динамику биоэнергетических процессов в организме, поскольку все биоэнергетические феномены возникают в жидкой среде. Поток энергии, движущейся под давлением по ригидной трубе, будет постоянно перемещаться и непрерывно разряжаться через отверстие уретры. Если труба эластична, энергия пульсирует и выброс происходит с перерывами. Моча смещается без пульсации. Движение крови и семенной жидкости, то есть высокозаряженных жидкостей, пульсирующее. Когда эякуляция происходит в виде непрерывного течения жидкости, а пульсация отсутствует, это воспринимается как мочеиспускание. Именно отсутствие пульсирующей эякуляции характерно для многих ригидных фаллических мужчин.

Проблема преждевременного семяизвержения- один из важных симптомов ригидной мужской структуры. Встречаются и другие, не столь обычные симптомы, но и они объясняются на той же основе. Феномен обсессии, насколько мне удалось его исследовать, ограничен только ригидными структурами. Чаще всего он переживается как напряжение лба и с динамической точки зрения представляет собой избыточную заряженность лобных долей мозга. Этот симптом- хороший пример тесного параллелизма генитального и психического функционирования.

Мне довелось лечить студента, обучающегося на инженера, от бессонницы. Помимо нарушения сна он страдал обсессией. Данный симптом был ведущим, но на основе обсессивных проявлений можно было псилогически понять характер пациента. Кроме того, пациент боялся толпы и людей, сидящих сзади. Другой симптом представлял собой приступы заметного тремора нижних конечностей, по поводу которого он консультировался с несколькими невропатологами. Должен признаться, что в начале лечения я не связал все симптомы в единую биоэнергетическую картину, которая объясняла бы каждый аспект проблемы. Я вел терапию на основе анализа сопротивления, который был менее эффективен, чем анализ характера.

Как проявлялась обсессия в данном случае? Пациент не мог избавиться от видения молодой девушки, которую любил в юношеском возрасте. И х отношения оборвались, когда девушка влюбилась в другого юношу. На протяжении семи лет, пока они встречались, их сексуальные отношения никогда не доходили до полового акта. С другим же молодым человеком девушка вступила в интимную связь. Позже она сказала моему пациенту, что боялась половой близости с ним, потому что думала, что это разрушит их отношения. Его обсессия эмоционально проявлялась двояким образом: временами он видел девушку и переживал, что не сделал их отношения более интимными, а временами испытывал к ней сильную ненависть за то, что она его оставила. Пациент вплоть до нашего с ним знакомства воспитывался в семье с необычайно строгими пуританскими нравами. Кинематограф считался дьявольским искушением, а удовольствие рассматривалось как грех. Его домашняя жизнь проходила под знаком суровой родительской авторитарности.

Должен заметить, что имелся еще один симптом, который со временем выдвинулся на первый план. Пациент страдал частыми приступами желтухи. При этом он испытывал боль в верхнем правом подреберье, недомогание и слабость. Приступы обычно следовали после сильных эмоциональных переживаний. Пациент был убежден, что они связаны с переменой погоды, повышением влажности и снижением давления. Эти приступы, сопровождавшиеся чувством безнадежности и отчаяния, волновали его больше, чем другие проблемы со здоровьем. Хотя во время приступов он вынужден был целый день лежать в постели, они не длились долго и не оказывали заметного влияния на его трудоспособность. Исследование желчного пузыря и желчных протоков не проводилось, но, судя по скоротечности приступов, которые к тому же сопровождались стулом цвета глины, я диагностировал его состояние как желчную дискинезию. Возможно, это были либо проявления оддита, либо спазма какой-либо другой части желчевыводящей системы.

Несмотря на то что самочувствие моего пациента доставляло ему много неприятностей, ранняя фаза терапии была отмечена таким сопротивлением, что он дважды прерывал лечение. Когда мы встретились в третий раз, я настоял на том, чтобы он не прекращал своих посещений. Это, разумеется, не устранило его сопротивления, которое проявлялось буквально во всем. Пациент воспринимал терапевтическую работу как угрозу, и я вынужден был прилагать значительные усилия, чтобы аналитическим путем преодолеть этот страх. Этот конфликт и страх перед лечением и мной сохранялись до тех пор, пока самое заурядное событие вдруг не изменило его установку. Чтобы вызвать у него агрессию, я занялся с ним «перетягиванием каната», воспользовавшись для этого полотенцем. Он отреагировал неожиданно энергично и решительно. Я потянул сильнее, что заставило его напрячься, а затем позволил ему победить меня в этом импровизированном состязании. Он воспринял это так, будто одержал очень важную победу. С этого времени его страх передо мной больше не проявлялся. Не все сопротивления исчезли, но теперь пациент стал более кооперативен там, где раньше был настроен враждебно.

Несмотря на враждебность, пациент постоянно испытывал тягу к аналитической терапии из-за моего специфического взгляда на его проблемы. Я уже говорил, что он обращался к невропатологам по поводу тремора ног. Никто из них не обнаружил никаких органических нарушений, объясняющих это явление. Подобный тремор не редкость, и у многих пациентов он проявляется во время лечения. Он может быть выражением тревожности, но единственным реальным объяснением здесь является энергетическое. Энергия, перетекая в нижнюю часть тела, может разрядиться либо через генитальное отверстие, либо через ноги — в землю. Если генитальный выход блокирован или перекрыт, ноги становятся чрезмерно нагружены и могут разрядиться только в движении. Дрожание ног с биоэнергетической точки зрения аналогично тому ознобу, который охватывает человека, когда он переживает страх или злость. В любом случае тремор разряжает энергию, которая не может высвободиться через целенаправленное действие, и всякий раз дрожь выступает в качестве предохранительного клапана. Когда я объяснил это моему пациенту, ему стало значительно легче.

У этого пациента был очень сильный конфликт с генитальными чувствами. Сильному половому влечению было противопоставлено суровое религиозное воспитание. Обсессия больше всего мучила его, когда доминировало чувство вины. Если генитальный импульс разряжался через мастурбацию, вина и обсессия заметно уменьшались. Позже, когда благодаря терапии у пациента возникли прочные и удовлетворительные сексуальные отношения, обсессивные явления полностью исчезли. У орального характера не бывает сознательного конфликта с генитальным импульсом, поскольку гениталии оказываются затопленными оральным либидо. Углубленный анализ каждого характера, в структуре которого преобладает элемент оральности, показывает, что такие люди переживают генитальный импульс как достижение более тесного контакта с партнером, желание быть любимым и потребность в теплых отношениях. Оральный характер может беспокоиться по поводу своего легкомысленного поведения или отсутствия разрядки и глубокого удовлетворения, но мой опыт однозначно подтверждает, что здесь присутствуют все необходимые признаки генитальной активности. Мазохист тоже не конфликтует с генитальными импульсами сознательно. Это может вызвать удивление у тех, кто склонен думать, что мазохист подвержен чрезмерному сознаванию вины. Он идентифицируется со своим импульсом и одновременно сомневается в своем окружении или в себе. Моральность — проблема, которая вызывает затруднения только у фаллического мужчины и истерической женщины.

Теперь позвольте мне описать своего пациента. Вы увидите, что все его проблемы можно объяснить в терминах динамики структуры. Этот молодой человек был несколько ниже среднего роста, худощавый и жилистый. Лицо его тоже было худым, взгляд — пристальным и живым. Плечи широкие, голова и шея склонялись вперед, будто он нес на спине тяжелый груз. У него несомненно было много энергии, движения его были быстрыми и решительными. Он не жаловался на усталость. Несмотря на худощавость, мой пациент обладал хорошо развитой мускулатурой, тело имело хороший тонус, так что его можно было назвать узким, но отнюдь не астеничным. Дистальные части конечностей — запястья, кисти, щиколотки и стопы — были очень мощными. Мускулатура спины была напряжена и неподатлива по сравнению с передней частью тела.

Психологически и биоэнергетически можно было диагностировать фаллически-нарциссическую структуру характера. Он неоднократно — даже без повода — уверял меня в том, что женщины вызывают у него интерес. Он также сказал мне, что, на его взгляд, у него большой пенис. В то же время у него возникали фантазии, что он избивает женщин или пронзает их пенисом. Пациент проявлял обычную для такого характера амбициозность и агрессию. Его движения были грациозными, сам он хорошо разбирался в спорте. Тем не менее я не сомневался, что его тело ригидно. Мускулатура образовывала трубообразную структуру от головы до гениталий, так что энергия попадала в оба конца системы. В этом случае труба узкая, а оба ее конца сильно заряжены. Обсессия возникла в результате постоянной заряженности фронтальной области, тогда как разрядка была блокирована или ограничена. Обсессия проявлялась в виде сжатия или напряжения лба. Подобным же образом чрезмерное возбуждение в гениталиях являлось следствием невозможности полностью разрядить напряжение, поэтому пенис легко перезаряжался и имел тенденцию оставаться твердым. От нормального генитального функционирования фаллическая генитальность отличается тем, что в первом случае важна не столько степень эрекции, сколько полнота разрядки. Точнее говоря, различие состоит в оргазмической потенции, которая противоположна потенции эрективной.

В нашем случае фаллический мужчина, кроме того что нарциссичен в переоценке своей сексуальной потенции, страдает обсессией, бессонницей и приступами спазмов желчных протоков. Два первых явления, очевидно, связаны с чрезмерной заряженностью на обоих концах трубы, к которому добавляется сознательное сдерживание разрядки. Мой пациент постоянно испытывал сексуальное возбуждение и рассматривал каждую женщину как потенциальный объект своего полового влечения. Его мучило чувство вины, проявлявшееся в обсессии. Как он мог заснуть, если возбуждение не разряжалось ни в голове, ни в гениталиях! Но как объяснить приступы желтухи? Давайте на время вернемся к психологической интерпретации. Мой пациент был завистлив. Он завидовал мужчинам, которые могли вступать в интимные отношения с женщинами. Прототипом такого мужчины был его отец, который, запрещая сыну сексуальное удовольствие, сам наслаждался супружеством как патриархальной собственностью. Пациент был полон злости на отца, которую не мог выразить. Именно это чувство он перенес на аналитика. Этим же объяснялось то, почему наша борьба за полотенце была для него столь значимой. Победив аналитика, он смог взглянуть в лицо своей ненависти к отцу. Теперь приступы желтухи можно было истолковать как результат попытки подавить зависть и ненависть. Когда он бывал агрессивен, никаких приступов не было. Но если он переутомлялся, если снижалось атмосферное давление и менялась погода, его агрессивность уменьшалась и начинался приступ. Когда мы проанализировали эти проблемы, он начал вести бо лее активную половую жизнь. Его уход из домашнего окружения тоже способствовал лечению. Мне удавалось вызвать и высвободить все больше и больше агрессии. Интересно отметить, что после периода интенсивной сексуальной активности он полюбил женщину и на ней женился. С тех пор все симптомы заболевания исчезли.

Проблема обсессии тесно связана с более обширной проблемой компульсивности. Они объединяются общим названием «обсессивно-компульсивное поведение». Компульсивность более патологична, чем обсессия, хотя беспокоит меньше. Аналитики считают, что компульсивность — это реакция защиты против обсессии. Давайте взглянем на это с позиции биоэнергетики. Действительно, компульсивное поведение- это крайняя форма ригидности на психологическом уровне. Такая избыточная ригидность характеризует соматическую структуру и требует понимания биоэнергетической основы соответствующего поведения.

Когда естественная труба тела становится более жесткой, она выпрямляется и укорачивается. Я считаю, что это биологическая закономерность, которую можно проиллюстрировать на примере волоса. Потеряв естественную кудрявость, он становится более прямым и укорачивается. Такое выпрямление природных изгибов тела влечет за собой регрессию выходных отверстий. Энергетический маятник перестает раскачиваться от гениталий ко лбу, в результате чего чрезмерно заряжаются верх головы и анус. Из-за того что энергия не разряжается через нормальные выходные отверстия, ее приходится сдерживать. Человек с компульсивным характером умеет сдерживать импульсы, как никто другой. Вверху вследствие напряжения он теряет волосы, а внизу становится сдавленным анус. Он страдает тяжелыми запорами и проявляет типичный педантизм, жадность и аккуратность, которые хорошо описаны другими аналитиками. «В своих внешних проявлениях он заметно сдержан и держит себя под контролем… [который] в крайних случаях полностью блокирует аффект».

Проблемы компульсивного характера прекрасно исследованы и проанализированы Райхом. С точки зрения биоэнергетики компульсивному характеру присущи те же проблемы, что и любой ригидной структуре. Переход от агрессии к сдерживанию демонстрирует фундаментальную склонность всех ригидных структур использовать агрессию как защиту.

Фаллический мужчина проявляет это сдерживание в попытках контролировать семяизвержение и сохранять способность к эрекции. По этой причине компульсивный характер можно отнести к категории ригидных мужских структур.

Было бы ошибкой думать, что компульсивный характер отказался от собственной генитальности, поскольку он демонстрирует анальные черты. Райх считал, что «при типичном компульсивном неврозе развитие несомненно происходит в фаллическую фазу». Он полагал, что генитальность «была активирована, но вскоре снова оставлена» (Reich 1949, р.196). С точки зрения биоэнергетики можно сказать, что без отхода от реальности от генитальности отказаться нельзя. В действительности же человек с компульсивным характером может снизить генитальный заряд до той точки, когда его функция перестает доминировать в поведении индивида. Это вопрос степени, который не является главным для основных категорий структуры Я. Внутри широкой категории ригидных структур характера в некоторых из них генитальность может противостоять анальности. В таком случае чем более генитален характер, тем менее он компульсивен.

Ригидность компульсивного характера хорошо описана Райхом: «Аффективный блок — это огромный спазм Я, использующий спастические состояния тела. Вся мускулатура, особенно мышцы таза и лонного сращения, плеч и лица, находится в состоянии хронической гипертонии. Отсюда тяжелые, маскообразные лица людей с компульсивным характером и их физическая неловкость» (там же, р. 198).

Теперь мы можем описать два варианта ригидной структуры характера. Оба они являются невротическими и наиболее наглядны в своих крайних проявлениях. Один из них- маленький человек с довольно узким телом, но ведущий интенсивную эмоциональную жизнь, то есть обладающий высоким аффективным зарядом. В его организме на небольшую массу тела приходится много свободной энергии. Он обладают значительной генитальной активностью. Пациент, о котором мы говорили выше, относится к этой разновидности. В отличие от него существует ригидный тип тела с более длинным, костистым скелетом и гораздо более развитой мускулатурой. Такие индивиды имеют тяжелую, агрессивно выдвинутую вперед нижнюю челюсть; плечи у них широкие, талия узкая, бедра закрепощенные. Строение их тела производит впечатление силы и твердости. Их Я также твердое, негибкое и холодное. Такая жесткость является результатом подавления эмоциональных проявлений, блокировки аффекта. Можно сказать, что аффективная жизнь этих индивидов заморожена в структуре. Первый из этих типов — фаллически-нарциссический, второй — компульсивный характер. В крайних проявлениях компульсивный характер напоминает скалу. По выражению одного из таких пациентов, которого я лечил некоторое время, он был как скала Гибралтара. Этот тип ригидности отличается от того, который мы наблюдаем у фаллического мужчины; здесь она гораздо жестче и проникает значительно глубже. На примере таких людей легко понять динамику компульсивного поведения. Жесткость структуры не допускает никакой спонтанности движений или экспрессии. Каждое агрессивное движение требует больших усилий (разумеется, на бессознательном уровне), чтобы преодолеть сопротивление, возникающее из-за тяжести и жесткости структуры. Недостаточная вариативность экспрессии придает движениям тела оттенок механистичности. Генитальная активность обнаруживает то же качество силы, но в ней нет того заряда, который присущ этой функции у индивида фаллического типа характера.

Мы описали два крайних типа ригидности у мужчин. Один склонен к обсессии, другой — к компульсивности; в одном случае очень сильна генитальная активность, в другом она слаба из-за значительного анального напряжения. Этот тип компульсивного характера имеет ряд соответствующих симптомов из-за того, что компульсивность доминирует в каждом его действии. По сути, компульсивность- это не симптом, а образ жизни. Между крайними случаями имеется ряд промежуточных, в которых обе тенденции находятся в состоянии конфликта. Этот тип характера, у которого обсессия, связанная с сексом и генитальностью, конфронтирует с выраженными компульсивными чертами, называется обсессивно-компульсивным. В таком случае компульсивный симптом выступает в качестве защиты от лежащей в его основе обсессии и сопутствующей тревожности.

Глубинный анализ позволяет сделать следующий шаг в интерпретации этих структур и понять их генезис. Истинный компульсивный характер обнаруживает как пассивные тенденции, так и тенденции к бессознательному гомосексуальному поведению. Фаллический мужчина более агрессивен и более идентифицирован со своей генитальной функцией. Поскольку оба типа достигли генитальной стадии развития, встает вопрос, какие же факторы определили различия в их эволюции. Насколько я могу судить, это зависит от того, кто из родителей оказал более фрустрирующее влияние на ребенка. Если большая угроза исходит от отца, у ребенка развивается острый страх кастрации, и тогда высокий генитальный заряд блокируется боязнью наказания. Желание ребенка превзойти отца становится другим психологическим фактором в генезисе его амбициозности. Фаллический мужчина идентифицирован с отцом, которого он воспринимает как врага. Если, однако, основная фрустрация исходит от матери, результатом этого является еще более сильное подавление сексуальности. Ребенок сталкивается с гораздо более угрожающей ситуацией. Генитальная активность блокируется страхом потерять любовь и поддержку матери. Поскольку речь идет о матери, стремящейся доминировать над ребенком, реконструируя прошлое, во многих случаях можно обнаружить активное ее вмешательство в анальную функцию. Отец, склонный поддерживать позицию матери и добавлять свою власть и авторитет, сбивает ребенка с его генитальной позиции. На поверхности имеет место идентификация с отцовским авторитетом, но она только скрывает более глубокую идентификацию с фрустрирующей матерью.

В обоих типах мужской ригидной структуры ключевым моментом невроза является бессознательный страх наказания за генитальную активность. Вопреки этому страху фаллический мужчина ведет себя дерзко, бунтует и проявляет агрессию, которая, разумеется, сверхдетерминирована и позволяет увидеть, как далеко он может зайти, прежде чем получит ответный удар. В этом смысле агрессия имеет психологическое значение защиты и соответствует агрессии истерической женщины. С другой стороны, компульсивный индивид подчиняет и приспосабливает свое поведение в соответствии с требованиями авторитета. Он отходит от генитальной активности, но не отказывается от генитальной позиции. Его подчинение никогда не бывает настолько полным, чтобы он не мог от него отказаться, он просто становится жестким и черствым. Если у человека с анальным компульсивным характером прорывается агрессия, она проявляется в виде садизма, направленного против женщин. Фаллический же мужчина способен испытывать нежные чувства к женщине.

Биоэнергетическая терапия особенно успешна при лечении ригидных структур характера. Поскольку такие люди обладают высокоразвитой структурой Я, в ходе обычной аналитической работы они проявляют сильное сопротивление. До тех пор пока нет беспокоящих симптомов, они могут сопротивляться давлению и делать это достаточно сильно. С другой стороны, при анализе их физических спазмов и ригидности они проявляют большую кооперативность в работе с телом, необходимой для снятия напряжения. Аналитическая работа строится так, чтобы понимание и осознание сочетались с двигательными упражнениями. Движения тела пробуждают фантазии и воспоминания, благодаря которым можно реконструировать прошлое. Интерпретации, относящиеся к психической и соматической сферам, чередуются между собой, и аналитик получает представление о каждом аспекте личности. Чтобы преодолеть тенденцию к дихотомии, все проявления, психические и соматические, рассматриваются как единый биоэнергетический процесс.

Под заголовком «фаллически-нарциссический характер» мы обсудили некоторые основные биоэнергетические проблемы мужской ригидной структуры. Степень ригидности может варьироваться — от здорового человека, которому присущи теплота и спонтанность, до компульсивного холодного индивида, напоминающего некий механизм. Генитальность таких структур тоже варьируется от полноценной оргазмической потенции до почти полного ее отсутствия (при анальной компульсивности). Никто из этих людей не страдает импотенцией, то есть эрекция, как это бывает, например, у мазохистов, не пропадает. С точки зрения характерологии анальную компульсивность можно, пожалуй, отнести к генитальным структурам, однако генитальный заряд здесь может быть редуцирован. Ригидность бывает трубообразной и сплошной. Это является основанием для выделения двух групп: фаллически-нарциссической структуры и компульсивной. Последняя основана на идентификации с отцом, хотя за этим стоит идентификация с матерью. Подобное отождествление зависит от того, кто из родителей, представлявших основную фрустрирующую силу, был наиболее авторитетен для ребенка в генитальной фазе его развития. Таким образом, в рамках своей структуры ригидные типы могут быть либо пассивными, либо активными. Кроме того, к ригидному типу примешиваются элементы, возникающие в ранний период детского развития, то есть оральные или мазохистские черты, которые придают ему собственную патологическую индивидуальность.

Психология bookap

При обсуждении типов характера мы исходили из того, что невротический паттерн можно диагностировать и классифицировать. Это утверждение вполне справедливо, хотя на практике часто встречаются специфические случаи, когда это сделать трудно. Редко встретишь человека, у которого в структуре характера не было бы некоторых черт, возникших из-за депривации на оральном уровне, мазохистской нежности, связанной с подавлением Я, некоторой патологической ригидности или всего этого вместе. Характерологический диагноз зависит от того, какой фактор доминирует в личности и определяет ее поведение.

Тем не менее проблемы характера, затрудняющие классификацию, существуют. Нередко можно встретить такую смесь невротических тенденций, которая не позволяет выделить один доминирующий фактор. Та же самая ситуация создает паттерн поведения, который качественно отличается от того, что мы уже обсуждали. В психоаналитической литературе выделяется такой тип, который представляет собой смесь разных тенденций. Он называется мужской пассивно-женской структурой характера. Эта структура требует специального обсуждения. В следующей главе мы попытаемся рассмотреть ее и ее женский аналог.