ЧАСТЬ ВТОРАЯ


...

XIII. Истерический характер — 2

Психоаналитики связывают истерический характер с генитальным конфликтом, возникающим из-за неразрешенной эдиповой ситуации. В работе «Анализ характера» Райх писал: «Генитальные инцестуозные желания вытеснены, но их полный катексис сохраняется, они не замещаются догенитальными влечениями» (Reich 1949, р. 190). У всех женщин c истерическим характером на сексуальность влияет бессознательная установка, проистекающая из эдиповой ситуации. Такая установка выражается в амбивалентном отношении к сексуальному объекту, и благодаря анализу можно увидеть, что за этим стоит отношение девочки к отцу.

Мы не обсуждаем истоков эдиповой ситуации и принимаем ее существование как факт нашей культуры. Для нас важно то, что для девочки первым сексуальным объектом является ее отец. Этот поток либидо ко взрослому мужчине возникает, однако, только после того, как у ребенка полностью устанавливается генитальная функция, то есть в возрасте двух-трех лет. До тех пор объектная привязанность основана на инфантильном Я с выраженными оральными, нарциссическими требованиями. В эдиповой ситуации многое зависит от реальной роли отца в детстве и подростковом возрасте девочки. Его суровая авторитарность может вызвать у девушки сильный страх перед мужчинами. В таком случае не только сдерживается генитальное желание, но и в результате фрустрации блокируется и подавляется злость. Сдерживание и подавление злости к мужчине у женщин истерического склада не сразу можно обнаружить. Еще важнее конфликт с матерью, которую девочка воспринимает как соперницу. Все это настолько хорошо известно, что я не осмелился бы говорить об этих основных понятиях, если бы нельзя было внести больше ясности благодаря несколько иной интерпретации проблемы.

В истерической структуре характера многое становится ясным, если понимать, что его основу составляет амбивалентное отношение к мужчине. С одной стороны, желание заблокировано страхом, который уходит корнями в изначально отвергнутую отцом детскую сексуальность; с другой — злость сдерживается подавленным желанием. Можно сказать проще: желание заблокировано злостью, а злость заблокирована подавленным желанием. Ригидность, возникшая из-за подавления этих противоположных побуждений, одно из которых воздействует на переднюю, а другое на заднюю части тела, создает ригидный панцирь истерического характера. Всякое подавление действует как защита от противоположных побуждений. Злость не может высвободиться, пока не подавлено сексуальное желание к отцу или к тому, кто его заменяет (например, к аналитику в ситуации переноса). Подавленная злость и гордость блокируют доступ к вытесненному желанию.

Как же ведет себя истерический характер в этой ситуации? Подавленное желание препятствует непосредственному сближению с мужчиной. Явно сексуальные жесты, включая специфическую подвижность бедер и взгляд, служат, хотя и бессознательно, тому, чтобы спровоцировать мужчину на агрессивное сексуальное поведение. Структура характера обычного мужчины, как мы увидим, вполне годится для этой роли. Воспроизводится типичный паттерн преследования, который, как правило, приводит женщину к подчиненному положению, причем он от начала и до конца отображает ее бессознательное намерение. Иногда внешнее сопротивление преодолевается силой. В итальянском кинофильме «Горький рис» драматически изображена такая ситуация. Молодая кокетливая девушка, сознающая свою сексуальную притягательность, флиртует с молодым человеком, приятелем своей подруги. Кажется, что ее действия направлены только на то, чтобы увести его от соперницы. Но однажды во время прогулки он вдруг набрасывается на нее и избивает тростью, которую специально приобрел для этой цели. После этого она отдается ему и становится покорной любовницей. Это типичный пример истерической структуры характера, которая вольно или невольно подчиняется силе. Сюда надо добавить скрытую злость к мужчине. В фильме показано, что это приводит героиню к убийству любовника. Но не всякое преследование оканчивается покорностью женщины. Бывает, что, загнанная в угол, она превращается в сущую ведьму и выражает свою ярость с бешенством мегеры.

В чем психологический смысл такого поведения? Покорность женщины не является актом любви. Если любовь проникает в сексуальные отношения, то смывается клеймо невроза, которым они отмечены. Поскольку покорность является бессознательным намерением, она служит тому, чтобы переложить ответственность за половой акт на мужчину. Это напоминает мазохизм, но в отличие от мазохиста истерический характер не остается пассивным. Под внешней покорностью скрывается агрессивная установка, которая ведет к сексуальной разрядке. Преследование со стороны мужчины помогает смягчить страдание от нарциссической обиды, связанной с отцовским отвержением сексуальности дочери. Если эти приставания увенчались успехом, то в дальнейшем это служит мести за изначальную обиду со стороны мужского пола. Подобно тому как мужчина-невротик может считать свои действия завоеванием, истеричная женщина точно так же расценивает свое поведение. Сексуальная покорность восстанавливает эдиповы отношения, но уже удовлетворительные для женщины. Агрессией мужчина демонстрирует свой интерес и желание, преследованием он заявляет о своей силе и власти, принимая женскую покорность, он берет на себя ответственность. В случае, рассмотренном в предыдущей главе, мы отметили, что сексуальная покорность была способом добиться покровительства мужчины.

Сексуальная покорность, скрывающая агрессивную установку, — характерная черта истерической женщины. Паттерн ее поведения выглядит следующим образом: поддразнивание, сопротивление, а затем смирение. В этом отношении мы далеко ушли от флирта истерического характера пятидесяти- или тридцатилетней давности, исключавшего генитальный контакт. Однако сексуальная покорность ничуть не меняет фундаментальную проблему. Покорность основана на страхе, том самом страхе, который и в прежние времена определял поведение истерического характера, хотя теперь он не является столь интенсивным. Речь идет о страхе сильного генитального возбуждения и утраты контроля. Как это ни странно, сексуальная покорность выполняет функцию предупреждения слишком сильного генитального возбуждения, которое могло бы возникнуть, если бы сексуальное желание переживалось и выражалось открыто и прямо. В этом отношении генитальность служит защитой от сексуальности.

Особенность истерического характера заключается в том, что, несмотря на ригидность и панцирь тела, таз является более или менее мягким и сексуально активным. Специфические напряжения истерического характера поверхностны: главные из них локализованы в мышцах вагины и аддукторах бедер. У орального и мазохистского характеров не встретишь того особого раскачивания бедрами, которое принято называть «сексапильностью». Иногда можно легко заметить подчеркнуто преувеличенные движения тазом, которые являются несомненным признаком истерического характера. Но сегодня такие случаи- большая редкость. Пожалуй, современные нам девушки обладают меньшей подвижностью таза, чем можно было бы ожидать от естественного, живого организма. Тем не менее первое утверждение, что истерический характер имеет структуру тела, в котором ригидность сочетается с сексуальной активностью таза, остается в силе. Таким образом, сексуальная разрядка обеспечивается одновременно тем, что ригидность ограничивает генитальный заряд. Отдавая этот ограниченный заряд, таз может двигаться совершенно свободно. Поверхностные напряжения, однако, могут быть достаточно сильными. Они неизбежно ограничивают подвижность и полноту разрядки.

Пока сохраняется равновесие между выработкой и разрядкой энергии, истерический характер функционирует без симптомов. Но если это равновесие поддерживается на уровне, отличном от того, где возможно полноценное существование, жизнь становится серой и бессмысленной. Низкий уровень продуцирования и разрядки энергии близок к состоянию смерти. Там, где выработка энергии прекращается, формирование импульсов прерывается и движение окончательно останавливается. В приведенном выше примере мы видели, что, когда продуцирование энергии значительно снижено, лицо пациентки действительно становится безжизненным.

Вернемся к вопросу о возбуждении. Человек не всегда осознает, что функционирует на пониженном энергетическом уровне, но он постоянно испытывает скуку, неудовлетворенность, жизнь кажется ему однообразной. Судя по тому, с какой энергией люди ищут возбуждения в той или иной форме, можно сделать вывод, что их повседневная жизнь весьма уныла. Все это, конечно, известно. Для нашего же исследования это важно потому, что становится понятным, почему баланс, о котором говорилось выше, в лучшем случае является ненадежным. Истерический характер постоянно стремится нарушить его, чтобы получить больше энергии и испытать более глубокие чувства. Это как раз то желание и потребность, которые приводят к флирту, поиску любовных приключений, внебрачным отношениям.

Истерическому характеру не так уж трудно повысить уровень выработки энергии; все, что усиливает возбуждение, повышает и количество энергии. Наиболее распространенный способ — через новые любовные связи. В таком случае возникает другая проблема: как разрядить дополнительную энергию. Генитальные напряжения и спастичности не устраняются во вспышке возрастающего возбуждения. Ограниченность подвижности таза тоже не исчезает. Правда, возросшее возбуждение, вызванное новизной опыта и ощущением победы в новой любовной связи, выражается в повышении сексуального заряда, жизненных сил и чувстве радости. Но поскольку способность к разрядке не соответствует увеличению заряженности, количество энергии должно вернуться к прежнему уровню. Возбуждение пропадает, количество вырабатываемой энергии уменьшается, ощущение новизны любовной связи исчезает, и приходится искать новую.

Для сохранения статус-кво задействованы мощные силы. Пациентке недостаточно осознать проблему. Во-первых, выработка энергии должна подняться на более высокий уровень, а во-вторых, женщине необходимо научиться терпеть и разряжать ее возросшее количество. Поскольку оно превышает способность к разрядке, возникает тревожность. Когда процесс выработки и разрядки энергии протекает как обычно, проблема тревожности минимальна. Нарушение энергетического баланса дает новый эффект. Таз, который может относительно легко двигаться на одном уровне энергии, при более высоком ее уровне парализуется. Генитальный аппарат, способный разряжать определенное количество энергии, при значительном ее увеличении с этой функцией уже не справляется. Таким образом, когда любовные чувства сердца приведены в движение в сексуальном импульсе, можно ожидать, что возникающая в результате тревожность может убить сексуальное желание, не допустить сексуальной разрядки или восстановить женщину против мужчины. При лечении истерического характера часто бывает, что успешная аналитическая и биоэнергетическая работа приводит к снижению полового влечения. Обычно такая реакция является временной.

Подобные наблюдения учат нас, что в наше время истерическая женщин а боится не столько генитальности, сколько глубоких, сердечных, любовных чувств. Это сексуальность, ограниченная гениталиями и не затрагивающая организм целиком. Мы обнаруживаем расщепление между любовными, нежными чувствами и генитальностью. Истерические женщины в наше время идентифицированы со своими генитальными стремлениями в отличие от истерических женщин, живших в начале века, которые, согласно Абрахаму, нормальное генитальное стремление отвергали. В то время они были романтичными мечтательницами. В обоих случаях идентификация касается только одного аспекта сексуальности: либо покорной генитальности, либо романтической любви. Невроз заключается в антагонизме двух аспектов одного побуждения. Пока существует идентификация с генитальной функцией, истерический характер обходится без той симптоматологии, которую отмечали прежде. Только когда генитальная разрядка блокирована, возникают подходящие условия для развития типичных истерических симптомов.

Если попытаться достичь сердцевины истерического характера, чтобы мобилизовать глубокие чувства любви, можно натолкнуться на самую решительную защиту. Биоэнергетическое исследование показывает, что она локализована в шее и челюсти в виде мышечного напряжения, которое делает эти структуры ригидными. Анализ экспрессии свидетельствует о гордости и решительности. Мне не встречались женщины истерического склада, которые не обладали бы этими чертами и у которых эта решительная гордость не являлась бы ключевым моментом характера. Подобное качество не свойственно людям с оральной и мазохистской структурами. Кто-то может сказать, что отсутствие гордости говорит о дефекте в характере. Разумеется, существует естественная гордость, но гордость истерического характера застывшая, негибкая и непреклонная. Эта ригидная гордость количественно соотносится со склонностью к истерической симптоматике 10.


10 Иногда, правда, выработка энергии истерического характера столь низка, что голова не удерживается в строго вертикальном положении; шея не так ригидна, а гордость не так выражена. Именно с такой ситуацией мы столкнулись в проанализированном нами случае. Если гордость скрыта, она все равно остается потенциальным фактором и при возрастании энергетического уровня выходит на поверхность.


Мне бы не хотелось ссылаться на вымышленные литературные образы для подтверждения отстаиваемых мною идей. Материал, использованный в этом исследовании, взят из клинической практики. Тем не менее гордость истерической структуры характера прекрасно описана Достоевским в его героинях: Настасье Филипповне («Идиот»), Лизавете Николаевне («Бесы») и Катерине Ивановне («Братья Карамазовы»). В каждом случае мы встречаемся с красивой и гордой женщиной, которая страдает, испытывая чувство глубокого оскорбления, нанесенного ей мужчиной. В каждом случае гордость предшествует падению. Эти героини — очень ценные и яркие примеры истерической структуры характера.

Помимо гордости, которая всегда сопутствует истерической структуре характера, в нем всегда можно обнаружить чувство глубокой обиды. Это бессознательное ощущение причиненной боли столь велико, что поведение определяется бессознательной установкой избежать ее повторения. Фактически гордость и решительность являются выражением этой установки, они служат тому, чтобы не допустить повторного переживания боли. Мне хотелось бы пояснить, почему это явление типично истерическое.

Оральный характер страдает от гораздо более глубокой боли, чем истерический, поскольку у него нет гордости. Причина проста, если вспомнить, что оральный характер — «неимущая» структура. Его потребность в любви так велика, что слабые попытки защититься быстро терпят поражение. Это один из признаков оральной структуры. Мазохист не может быть гордым, потому что чувствует неадекватность. Он не был бы мазохистом, если бы не стремился к страданию. Боль, которую переживает оральный характер, — это депривация на оральном уровне и в том возрасте, когда защита была невозможна. Мазохизм связан с переживанием униженности, которое разрушает Я. Оборотной стороной здесь выступает садизм, который психологически можно интерпретировать как механизм мести. Обида, от которой страдает истерический характер, связана с неприятием генитальных проявлений его любви. Это происходит потому, что такая любовь впервые возникает по отношению к отцу, который, разумеется, не может на нее ответить. Дело не в самом по себе переживании, а в том, что девочка оказывается в ловушке между сильными импульсами сексуальной любви и страхом отвержения из-за эдиповой ситуации.

В этот момент нежные сердечные чувства и генитальные ощущения сливаются в единый поток, или чувство. Девочка не дифференцирует любовь и сексуальность. В этом возрасте такой необходимости нет. Если такое разделение становится вынужденным, то у ребенка происходит расщепление единства импульса. Я полагаю, что, чем старше ребенок, тем рациональнее он может осуществить это разделение, соотнося его с ситуацией. Здоровый взрослый человек способен любить многих, однако эта любовь в своем полном выражении, включающем в себя генитальное желание, предназначена для одного партнера. Нежелательный эффект у ребенка возникает от сознания того, что нельзя иметь одновременно нежные чувства и половое влечение к одному и тому же человеку. В дальнейшем последнее подавляется, и это подавление генитальных ощущений у подрастающего ребенка и является причиной наступления латентного периода.

С бурным всплеском сексуальности в пубертате генитальные ощущения пробуждаются вновь. Поскольку они возбуждают и как бы придают дополнительный смысл жизни, девушка будет стремиться сдерживать их за счет глубоких любовных чувств, рождающихся в сердце. Каждая женщина с истерической структурой характера испытывает двойную боль: с одной стороны, она вызвана переживаниями раннего детства, с другой — переживаниями подросткового возраста. Фрейд говорил об этой двойственной детерминации истерии в своей работе «К вопросу об этиологии истерии», опубликованной в 1896 году. Из этих двух детерминант более важное значение имеет первая. Вторая, однако, определяет характерологический аспект, и ее необходимо тщательно проанализировать.

Чувство боли, которое сохраняется с позднего младенческого или раннего детского возраста и которое приводит к подавлению генитальных ощущений, лежит в основе аналитического понятия о женском кастрационном комплексе. Я совершенно уверен, что ни одна женщина, у которой это не является первичным нарушением генитальной функции, не будет испытывать зависти к пенису. Конечно, нельзя считать доказанным, что подавление генитальных ощущений, которое происходит с девочкой в возрасте от трех до шести лет, единственная причина эдиповой ситуации. Истерическая структура характера может возникнуть у девушек, ранний детский период жизни которых прошел без отца. Речь не идет, разумеется, о полном — физическом и духовном — отсутствии мужчины в доме, но отсутствие отца представляет собой исключительный фактор, формирующий эдипов конфликт. Все остальное вытекает из негативного отношения к сексуальности в нашей культуре. Оно проявляется во фрустрации детской мастурбации, ограничении детских сексуальных игр, порицании детского сексуального любопытства и т. д. Подрастающий ребенок сталкивается с тем, что реальность социальной жизни антагонистична его половому влечению. Он реагирует на это так же, как если бы фрустрация сексуального побуждения исходила от отца. В зависимости от силы этой фрустрации ребенок подавляет генитальные ощущения до наступления пубертата. Наиболее тяжелые случаи ригидности встречаются у девушек, детство которых прошло в монастырях. Невозможность уединиться, что не позволяет возобновить занятия мастурбацией, суровая дисциплина, основанная на страхе, и разделение полов порождают ситуацию крайней фрустрированности ребенка.

Фрустрация сексуального импульса ребенка не переживается им как отрицание генитальности. Поскольку этот импульс идет прямо от сердца к гениталиям, его отвержение воспринимается как отвержение любви. Это доставляет глубокое чувство боли. На самом деле это восприятие ребенка является верным, так как любовь, которая не проявляется в физическом контакте, не удовлетворяет базальной потребности организма. Физический контакт с родителями ребенок целиком переживает как сексуальный. Только когда единство нежных чувств и генитальных ощущений нарушено, отношения с матерью и отцом теряют свое сексуальное качество.

Испытывая боль из-за проявления любви, ребенок постепенно обучается быть менее уязвимым к ней. Он словно деревенеет, как бы говоря: «Я не буду показывать, что люблю тебя, а ты не будешь причинять мне боль тем, что меня отвергаешь». Гордость — установка, выражающая это чувство. «Одеревенение» происходит в задней части тела, от основания черепа до крестца. Как часть этого процесса, деревенеет шея, в результате чего голова удерживается в строго вертикальном положении. Поскольку анализ идет в обратном направлении по сравнению с развитием структуры характера, первым значительным сопротивлением, с которым можно столкнуться в процессе терапии, является гордость. Пока она не выявлена и не проанализирована, с пациенткой нельзя проводить аналитические и терапевтические процедуры. Разумеется, сам факт обращения пациентки за помощью говорит о том, что она хочет преодолеть ригидность, нарушающую ее функционирование. Аналитик должен показать ей, что он сознает ее боль, тогда он может ожидать, что пациентка уберет свою защиту.

Давайте обобщим основные особенности истерической структуры характера. Функция Я основана на реальности, а сексуальная функция — на генитальности. Но в истерической структуре они сверхдетерминированны. Они сохраняются за счет исчезновения гибкости агрессивного двигательного компонента, выполняющего функцию защиты. Гордость, проявляющаяся в ригидной шее, и решительность, выраженная в застывшей челюсти, являются аспектами Я, отражающими установку этого характера. Напряженность нижней части спины и ретракция таза являются сексуальными аналогами установки Я. Агрессия становится антагонистичной нежности, чувствительности и духовной стороне личности. Истерический характер боится «пасть в любовь». Такие женщины вообще боятся упасть, и этот страх проявляется в ригидности ног. Боязнь упасть и сны о падении проявляются в ригидных структурах гораздо более отчетливо, чем в структурах с менее развитым Я.

Мы видели также, что противопоставление агрессии и чувствительности отражается в расщеплении сексуальной функции. Агрессивный компонент требует выражения, тогда как нежные чувства подавляются. Истерический характер способен разрядиться, то есть достичь высшей точки. Если все отмечено ригидностью, то интенсивность чувства значительно редуцируется. Поскольку агрессия используется для защиты, она проявляется не как явная сексуальная агрессия, а как сексуальная приманка для мужчины. Такое преобладание агрессии в сексуальной функции — феномен пубертатного возраста. Оно предшествует периоду, когда сексуальность более или менее латентна и в личности преобладают нежные чувства. Девочки доподросткового возраста, ведущие себя как сорванцы, относятся к тому смешанному типу, который мы называем маскулинно-агрессивным.

Внутри этого широкого паттерна поведения существуют индивидуальные различия, определяющие специфику характера. Устойчивые оральные черты, вызванные депривацией в раннем возрасте, распознать легко. В том случае, которым мы иллюстрировали истерический тип характера, экспрессию рта можно было интерпретировать как на оральном, так и на генитальном уровне. Это — проявление оральной черты в рамках генитальной структуры. В истерическом характере нередко можно обнаружить также и мазохистские тенденции, но они не преобладают в общей картине. Сама по себе ригидность может быть слабой и сильной. Это зависит от того, насколько агрессивен был ребенок, когда он достиг генитальной фазы развития, и насколько сильна была фрустрация, которую он испытал на этой стадии. Оральность и мазохизм представляют собой тенденции, снижающие способность к агрессии. Ригидность иммобилизует агрессию, и она начинает выполнять функцию защиты.

Исследование и анализ различных истерических характеров выявляет фундаментальное сходство их биоэнергетической структуры, несмотря на существенные внешние различия. Молодая мать обратилась к терапевту с жалобой на то, что не испытывает удовлетворения и счастья в отношениях с мужем. Она заявила также, что она плохая мать, поскольку дети раздражают ее. Жалобы не были достаточно определенными, но они заставили пациентку всерьез заняться своими проблемами. Она была маленькой и изящной, но с непропорционально большой головой и вытянутым выразительным лицом. У нее были живые глаза, маленький и правильный нос, несколько асимметричный рот и тяжелая нижняя челюсть. Небольшая шея поддерживала эту голову на маленьком, довольно пропорциональном, если не считать чересчур узких плеч, теле. Я упоминаю эти детали, поскольку они сразу же бросились мне в глаза, когда я осматривал пациентку. Она напомнила одну из тех «куколок», которых можно встретить на Кони-Айленде. Плечи были не просто узкими, но еще и сильно выдвинутыми вперед, и при движении казалось, что они вращаются на искусственных суставах. Отчасти такое же впечатление производили и ноги. Было удивительно, как она справляется с домом и двумя маленькими детьми, имея такие слабые руки.

Все, что я узнал об истории этой пациентки, укладывалось в мою интерпретацию ее характера как «кукольного». По ее словам, она была единственным и избалованным ребенком. Малышкой она уже выглядела маленьким «ангелом». В автобиографии пациентка описала отношение к ней своей матери следующим образом: «Она хотела, чтобы я всем нравилась. Мне приходилось всегда быть милой и тихой и никогда не злиться, иначе я бы им не понравилась». Мать постоянно придиралась к дочери и мужу. Пациентка заметила, что у отца была решительная челюсть. В восьмилетнем возрасте она переболела полиомиелитом, который затронул шею, челюсть и ноги. Интересно отметить, что в детстве, защищаясь от других детей, она кусалась.

Когда я обратил ее внимание на то, что в ее характере много кукольного, пациентка сразу почувствовала, что я прав. Позже в автобиографии она указала, что учитель называл ее «куколкой». При всей кукольности внешнего вида у нее была достаточно сильная сексуальная разрядка, хороший контакт с реальностью и она хорошо справлялась с работой. Ригидность тела, груди, спины и таза свидетельствовали об истерической структуре ее характера. В соответствии с таким диагнозом я интерпретировал ее тяжелую челюсть как выражение решимости быть «хорошей девочкой», какой ее всегда хотела видеть мать. Несколько кривая улыбка и огонек в глазах навели меня на мысль о чертенке, скрывающемся за этим фасадом. Это наблюдение помогло быстро проанализировать ее проблему. Выполняя взрослую работу по дому, она старалась быть «хорошей девочкой», «правильно себя вести» и «всем нравиться». Именно этому служила ее решительность. Неудивительно, что она раздражалась. Меня гораздо больше удивляло, как она могла так долго все это вып олнять. Несмотря на слабые руки и ноги, моя пациентка обладала базальной силой Я, которую выражала ее твердая и решительная челюсть.

На первом занятии я постарался смягчить челюсть. Это вызвало немедленную реакцию: пациентка горько заплакала. После этого у же было несложно вызвать у нее выражение злости. Умом и сердцем она понимала, что мои интерпретации верны. Это позволило мне на следующих занятиях вести биоэнергетическую работу более энергично. С каждым занятием «кукла» становилась все более живой, «чертенок» отступал и соответственно изменялось физическое состояние пациентки. Руки и ног и становились сильнее, плечи заметно расширились, лицо приобрело более взрослый вид. Те жалобы, с которыми она обратилась ко мне, постепенно исчезли. В ходе этой работы была выявлена и проанализирована ее истерическая установка по отношению к мужчинам и сексуальности.

Если эта пациентка с куклоподобной истерической структуре хорошо поддавалась биоэнергетическому анализу и терапии, то случай «манекеноподобной» девушкой, о котором я рассказывал в одной из предыдущих глав, доставил гораздо больше трудностей. Восковая кожа лица той пациентки была показателем значительно более слабой жизненней силы. Манекеноподобность или кукольность наводит на мысль о музее восковых фигур. Это впечатление усиливается определенным жестом: лежа на кушетке, пациентка скрещивала на груди руки. Несмотря на ригидность и безжизненность, мы все же имеем дело со структурой характера, возникшей на основе прочной генитальной функции.

В последнем примере представляют интерес два аспекта. Хотя пациентка могла достичь сексуальной разрядки, доставлявшей ей удовлетворение, это появилось у нее довольно поздно. В юности она прошла через период частой и беспорядочной сексуальной активности, генитальной по своей природе. Она готова была подчиниться чуть ли не каждому требованию близости, исходившему от молодого человека. В то время ни один из половых актов не завершался удовлетворительной разрядкой, хотя девушка не была фригидной. Позже, когда появилось удовлетворение, ее не разборчивость исчезла. Я отмечал подобное изменение поведения и в некоторых других случаях. Это подтверждает мысль Райха о том, что удовлетворенная сексуальность- наилучшая гарантия естественного сексуального поведения. Если попытаться интерпретировать подобную неразборчивость, т о ее следует рассматривать как поиск среди партнеров того человека, с которым удастся пережить удовольствие от сексуальной разрядки. В то же время половой промискуитет всегда пассивен и, по существу, представляет собой покорность, в основе которого лежит страх перед мужчиной. В нашем примере дальнейший анализ вызвал воспоминание о нескольких бурных столкновениях с отцом в подростковом возрасте. Он физически наказывал пациентку за то, что она гуляла с молодыми людьми.

У меня не было возможности завершить терапевтическую работу с этой пациенткой. Анализ показал, что ее пассивная позиция была равносильна ожиданию мужчины, который своей любовью пробудит в ней жизнь. Она была «Спящей красавицей». Когда же в процессе терапии в ней зашевелилась жизнь, возникла заметная тревожность. Она ассоциировалась с чем-то неприятно липким, что можно было рассматривать как связывающую силу эроса. То есть пациентка боялась эмоционально привязаться к мужчине. Проблема переноса могла послужить и послужила средством для работы с этой ее установкой. Я уже говорил, что не завершил терапию. Моя пациентка разошлась с мужем и уехала. Это само по себе было большим шагом вперед. Перед отъездом она сказала мне, что лечение принесло ей большую пользу.

Фригидность, то есть отсутствие каких бы то ни было генитальных ощущений, — чисто истерическая проблема. Ее можно, пожалуй, назвать конверсионным симптомом или проявлением истерической анестезии или паралича11. Женщины с оральной или мазохистской структурой характера не бывают фригидными. Их попытки достичь генитальной разрядки могут быть неудачными, но ощущения присутствуют всегда, фригидность не означает отсутствие сексуальности, фригидная женщина вполне может обнаруживать в своем поведении явные сексуальные проявления, но, поскольку специфические ощущения отсутствуют, она их не сознает. Эту интересную проблему мне бы хотелось проанализировать с позиции биоэнергетики на следующем примере.


11 Отто Фенихел писал об этом: «В конце концов существуют случаи тотальной фригидности, когда эрогенные зоны в области гениталий полностью блокированы. В этих случаях то, что «ничего не чувствуется», выражает мысль: «Я ничего не могу с этим поделать». Это является особым случаем защиты, состоящей в отстранении от собственного тела. Подобное отстранение является таким же истерическим нарушением, что и сенсорные истерические расстройства» (Fenichel O., The Psychoanalytic Theory of Neurosos. New York, Norton, 1945, р.173).


Пациентка — девушка восемнадцати лет- обратилась к терапевту, почувствовав, что мужчины не вызывают у нее сексуального отклика. Она беспокоилась, что это является следствием нарушения в ее личности. Никакого эмоционального опыта, в котором ее фригидность ощущалась бы как серьезная неудача, у нее не было. Она была молода и надеялась, что если встретит подходящего мужчину, то все будет в порядке. Вместе с тем она была достаточно умна, чтобы понимать, что в настоящий момент ее сексуальная функция нездорова. В этой частной проблеме был еще один элемент. Встречаясь с молодым человеком, она часто боялась, что за ней следит отец. Это была не галлюцинация, а страх.

В психоаналитической литературе проблему фригидности иногда сравнивают со сказкой о Спящей красавице. Хотя у меня есть небольшое возражение на этот счет, но в целом такое сравнение достаточно верно. Действительно, надежду, что идеальный любовник придет и освободит подавленную женскую сексуальность, можно обнаружить в каждом случае истерической структуры характера. Жизнь индивида в фантазиях всегда компенсируется невротическим нарушением. Но если рассматривать проблему фригидности как отсутствие генитальных ощущений, это мало что добавит к ее пониманию. Мы должны учитывать, что фригидность — всего лишь один из аспектов более крупной проблемы, которая представляет собой подавление сексуальных ощущений в целом.

Может ли фригидность сочетаться с высоким энергетическим уровнем организма? Как ни странно, в моей практике я встречался с такими случаями. Если низкий энергетический уровень порождает сильную ригидность, она действует подобно полой трубе, пропускающей ощущения в гениталии. Клинические исследования свидетельствуют, что у пациенток с низкой энергетикой, как у той женщины с безжизненным лицом, о которой я рассказывал в предыдущей главе, никогда не бывает генитальной анестезии, характерной для полной сексуальной фригидности. Эта юная леди была приятной, привлекательной девушкой среднего роста, физически сильной и ловкой, с живой улыбкой и стройной фигурой. Мужчины несомненно сочли бы ее сексапильной. Ни в работе, ни в отношениях с людьми не было ничего, что могло бы дать ключ к ее проблеме.

С биоэнергетической точки зрения эта проблема интересна потому, что в ней представлено противоречие между высоким уровнем продуцирования энергии с хорошим заземлением в реальности и отсутствием генитальных ощущений. Наш основной тезис заключается в том, что генитальная функция выражает принцип реальности, и мы пытались показать, что индивидуальное отношение характера к реальности проявляется в его генитальной функции. Истерический характер, в отличие от догенитальных типов, является генитальной структурой. Мы видели, что маятник Я прочно закреплен в обоих концах своей траектории: в генитальной функции и реалистичном мышлении. Исключена ли в этом случае фригидность? Как объяснить это очевидное противоречие?

На мой взгляд, никакого противоречия здесь нет. Генитальная функция этой пациентки имела заряд и разрядку, хотя она этого и не ощущала. Эта ситуация аналогична той, с которой столкнулся Райх, пытаясь понять проблему мазохизма. Вот что он писал: «Только когда я начал сомневаться в правильности и точности того, что излагает пациент, ситуация стала несколько проясняться». Речь шла о том, почему фантазия об избиении или реальное действие могли переживаться как удовольствие. Хотя все мазохисты утверждают обратное, благодаря анализу Райха мы увидели, что ни фантазия об избиении, ни само избиение не является источником удовольствия. Так и в случае абсолютной сексуальной фригидности, о которой говорит пациентка, следует усомниться как в ее заявлении, так и в самой возможности полной фригидности. Можно согласиться, что любое генитальное возбуждение подавляется, не доходя до уровня сознательного восприятия. Когда происходит подобное подавление, функция, против которой оно направлено, редуцируется до уровня непроизвольного автономного процесса, который человек обычно не сознает. Но, продвинувшись таким образом в анализе, мы не решили проблему фригидности; просто мы устранили противоречие и теперь должны переформулировать вопрос.

Каков механизм, при котором сильный либидинозный поток не вызывает генитального возбуждения достаточной интенсивности, чтобы оно могло восприниматься? Когда проблема выражена таким образом, можно увидеть, что она является центральным вопросом истерического симптома, точнее, хронического симптома или состояния истерической анестезии. Психические элементы этой проблемы были проанализированы Фрейдом еще в прошлом столетии. Вспомним его работу «К вопросу об этиологии истерии» (1896) или его более раннюю статью «Механизмы истерии», написанную в 1893 году совместно с Брейером. В ней Фрейд указывает на то, что истерия развивается в результате расщепления сознания на нормальное и гипноидное. «Во время (истерического) приступа контроль над всей соматической иннервацией происходит в гипноидном сознании». Гипноидное состояние содержит вытесненные воспоминания, «надолго сохраняющие свой аффективный тон». Во второй статье объясняются другие элементы этого механизма. «Вытесненные воспоминания» представляют собой инфантильные сексуальные переживания, неэффективные сами по себе, но способные «оказать патогенное влияние позже, пробуждаясь после пубертата в форме бессознательных воспоминаний». Симптом обусловлен попыткой защититься от болезненной мысли о недавнем опыте, который ассоциируется и логически связан с бессознательным инфантильным переживанием. Фрейд подчеркивал, что, когда речь идет об истерии, под инфантильным опытом следует понимать те переживания, которые произошли до восьми лет. Замечательное открытие Фрейда помогло понять важную проблему, представляющую собой механизм самого бессознательного.

Мы начали обсуждение на биоэнергетическом уровне. Давайте вернемся к нему. Здесь также можно воспользоваться идеями Фрейда. В работе «Критика «невроза страха»» он писал: «В каждом из них [неврозе страха и истерии] имеет место психическая неадекватность, следствием которой является возникновение патологических соматических процессов. В каждом из них вместо психической ассимиляции происходит отклонение возбуждения в область соматики» (1894а, р.105). Это означает, что истерия представляет собой фундаментальную проблему тревожности. Истерическая предрасположенность — это тенденция к тревожности, основанная на такой энергетической организации, при которой продуцирование энергии сохраняется на таком же уровне, что и разрядка. Все, что может увеличить выработку энергии выше этого уровня, приводит к истерии (истерический приступ как реакция тревоги). Каждая ситуация, которая является причиной снижения количества разряжаемой энергии, когда разрядка становится меньше, чем продуцирование энергии, порождает невроз страха. Этот вывод Фрейд сделал в 1896 году, изучая тревожность. Специфические ситуации могут быть следующими: воздержание, прерванный половой акт, климактерическая тревожность и т. д. В случае девушки, впервые столкнувшейся с сексуальной проблемой, «невроз страха обычно сочетается с истерией».

У истерического характера количество энергии, достигающей генитального аппарата и мозга, редуцируется с каждым качанием маятника. Природа этого раскачивания требует, чтобы на обоих концах заряд был одинаков. Можно пойти дальше и рассматривать генитальный аппарат с точки з рения его подобия мозгу. Гениталии, представляющие собой только часть сексуального аппарата, связаны с передней частью мозга. Поэтому психическая неадекватность проявляется и в генитальной неадекватности. Одно не может существовать без другого. Процесс предполагает ограничение на обоих концах маятника. Если выработка энергии высока, снижение на концах маятника может произойти только в том случае, если энергия отклонилась от своего пути между корой головного мозга и гениталиями, вызвав «патологические соматические процессы». Это фрейдовское замечание напоминает утверждение Райха, что истерический характер обладает «специфической телесной подвижностью, которая носит отчетливый оттенок сексуальности». Из этого мы можем заключить, что, если сильный либидинозный поток не вызывает такого же сильного генитального возбуждения, это обусловлено тем, что отклонение возбуждения отвлекло энергию от гениталий и коры головного мозга12.


12 Здесь можно упомянуть и другие выводы, вытекающие из этой теории, хотя полное ее рассмотрение не является предметом данного исследования. По-видимому, бессознательное связано с этим снижением заряда в переднем мозге. Именно генитальные переживания и ощущения вытеснены и подавлены у истерической женщины. Терапевтические результаты подтверждают эту связь. Повышению генитального заряда способствуют воспоминания, возвращающие в подростковые или детские сексуальные переживания. Чтобы объяснить этот феномен, нет необходимости постулировать, что память сцеплена с мышечным напряжением. Удлинение движения энергетического маятника всегда влияет на оба конца. Насколько он движется вниз, настолько и вверх. Поэтому неудивительно, что представление тела в моторной области коры головного мозга имеет форму перевернутого человека: нижняя точка тела занимает верхнюю точку в кортикальной репрезентации. Бессознательное имеет как психическое, так и биоэнергетическое значение.


Если мы вернемся к нашему случаю так называемой абсолютной сексуальной фригидности, при которой выработка энергии довольно высока, мы можем ожидать проявления отвлеченной энергии в форме телесной экспрессии. Наиболее частыми проявлениями такого рода являются улыбка или смех, которые пациентка не контролирует и которые провоцируются взглядом или прикосновением. Еще больше бросаются в глаза мелкие движения тела, которые, если их сдерживать, немедленно вызывают тревожность. Создается общее впечатление, что такое тело полно жизни и неригидно. Однако оно явно сковано панцирем, как психологическим, так и мышечным. Челюсть весьма сильная и решительная. Но никогда не встречается напоминающий по форме латы панцирь груди или спины, характерный для предыдущих случаев. Мышечное напряжение есть везде, но оно удивительно податливо. Панцирь напоминает сеть или кольчугу, которая гораздо более эффективна, чем пластинчатый панцирь более ригидных структур.

Этот эластичный сетчатый панцирь позволяет перемещать внутри себя напряжение. Терапевтически воздействовать на него гораздо труднее, чем на ригидный пластинчатый панцирь. Например, если дыхание мобилизуется через работу с грудью, защита может переместиться в шею и сдерживать высвобождение энергии. Большое преимущество этого типа панциря состоит в том, что он дает большую возможность движения внутри себя. Кроме того, благодаря своей сетчатой структуре он действует как поры, через которые может разрядиться значительное количество энергии. Такой панцирь позволяет вырабатывать больше энергии, и в то же время его функция заключается в связывании тревожности и предупреждении травмы. И тем не менее он редуцирует ощущения и ограничивает проявление импульсов. Только такой панцирь может снижать генитальные ощущения ниже уровня восприятия при высокой заряженности организма. Значительная часть энергии отклоняется в мускулатуру, вызывая серии мелких движений внутри панциря и в конце концов разряжаясь через поры. В этом смысле при истерическом характере генитальное либидо наводняет весь организм подобно «гибкому» или изменчивому мазохизму13.


13 Ср. это со словами Ференци, исследовавшего ту же проблему: «Эта внешне безобидная активность может легко скрываться под либидо… если пациент заметит, что эти возможности удовлетворения ускользают от аналитика, он привяжет к ним все свои патогенные фантазии, замкнет их намертво через моторную разрядку и таким образом сохранит себе досадную и неприятную задачу довести их до сознания» (Ferenczi S., Technical Difficulties un the Analysis of a Case of Hysteria, 1919. — The Theory and Technique of Psychoanalysis II. New York, Basic Books, 1953, p.193).


Существует еще и другой аспект проблемы эластичного сетчатого панциря. Поскольку для предотвращения сильных генитальных ощущений единое раскачивание энергии прерывается, то возникающая в результате этого форма движения является скорее сегментной, чем целостной. Одна пациентка с таким панцирем сказала мне, что чувствовала, как во время полового акта ее таз двигался из стороны в сторону. Она употребила слово «извивался». Наличие сетчатого панциря вблизи поверхности, сегментные извивающиеся движения и сильная челюсть- все это напоминает змею. Райх считал, что такой тип панциря присущ истерическому характеру, и с этим связано его описание этого характера как обладающего «специфической телесной подвижностью, которая носит отчетливый оттенок сексуальности». С другой стороны, оргазмический рефлекс изгибает тело аркой от плеч до таза.

Проблема фригидности как абсолютной сексуальной фригидности — это проблема избегания генитального возбуждения с помощью извивающих тело движений, представляющих собой выражение негативного отношения. Извивающиеся движения являются естественной реакцией на боль или неудовольствие, когда средства избежать этого заблокированы, но организм «не закоченел». Несомненно, что они возникают в ситуациях, не позволяющих избежать неприятного возбуждения. Это те ситуации, в которых взрослый человек проявляет сексуальную агрессию по отношению к ребенку. Сочетание сексуального возбуждения и страха прочно фиксирует ребенка на ситуации, полной тревожности. Ребенок извивается. Таким образом, мы вернулись к ранней фрейдовской формулировке относительно этиологии истерии. Однако следует иметь в виду одно важное отличие, Фрейд изучал истерические приступы и истерические симптомы. Истерическая структура характера, которая формируется на основе симптома и обычного поведения, имеет более широкую этиологию.

Извивающиеся движения, связанные с сексуальным возбуждением, не ограничиваются опытом, в котором ребенок страдает от сексуальной агрессии со стороны взрослого. Рассмотрим такой случай: пятилетний ребенок получает большое удовольствие от мастурбации, но за этим занятием его застает разгневанная мать. Если девочка переживает сильный испуг, она может, образно говоря, «застыть». Эта реакция способна породить ригидный пластинчатый панцирь. Если же испуг не столь велик, потому что мать не очень рассержена, но ребенок, вынужденный отчитываться за свой поступок, испытывает неприятные чувства, сочетание возбуждения и тревожности все равно заставляет девочку извиваться. Такой тип реагирования закладывает основу гибкого сетчатого панциря.

Оба типа панциря ограничивают выработку энергии. Они достигают этого, снижая подвижность и дыхание. Пластинчатый панцирь является более ограничивающим, но менее эффективным. Являясь выражением процесса «застывания», он развивается в организме, не обладающем высоким зарядом. Более высоко заряженный организм не застывает так легко. Эти различия надо учитывать при характерологическом сравнении двух структур. Сама природа процесса образования панциря свидетельствует о том, что сексуальная агрессия используется как защита.

Из этого случая фригидности, который мы обсуждали, не следует делать вывод, что истерический характер с эластичным панцирем обязательно фригиден. Гораздо чаще бывает наоборот. Эластичный панцирь, как правило, связан с высокой степенью генитальной потенции. Я уверен, однако, что так называемая абсолютная генитальная фригидность может возникнуть только при этой структуре характера.

Тенденция извиваться, лежащая в основе этого типа структуры, помогает объяснить феномен, который аналитики связывают с генитальным возбуждением. Многие девушки и женщины бурно реагируют при виде змеи. Это мож н о интерпретировать как боязнь пениса, символом которого является змея. На самом деле эти женщины не реагируют подобным образом на пенис как таковой. Особенно живая змея вызывает у них чувство, представляющее собой смесь очарования и отвращения. Разве не напоминают движения ползущей змеи женщину, подавленные ощущения которой заставляют ее извиваться под влиянием сексуального возбуждения и страха? И разве мы не видим, что они проистекают из очень ранних сексуальных переживаний, которые были вытеснены? Я уверен, что такая реакция на змею присуща только истерическому типу характера.

В процессе анализа не всегда удается определить, насколько эластичен или ригиден панцирь. Все ригидные структуры обладают определенной степенью гибкости. Анализ характера основывается на преобладающих тенденциях. Но это не значит, что следует игнорировать другие черты. Они формируют свою часть характера, которая придает ему индивидуальность. Мы должны рассматривать истерическую структуру характера как класс, к которому мы относим женщин с ригидной структурой Я, покрытой либо эластичным сетчатым панцирем, либо жестким пластинчатым, которые используют агрессию как защиту. Более жесткий характер использует генитальность для отражения глубоких сексуальных чувств, тогда как гибкий пользуется поверхностными сексуальными движениями для снижения генитального возбуждения. В обоих случаях мы имеем дело с защитным механизмом, ограничивающим ощущения или энергетический заряд и разрядку.

Структура панциря соответствует всей мышечной системе организма. Если панцирь неэластичен, он образует своеобразную трубу, которая может быть шире или уже, мягче или жестче. Иногда эта внутренняя структура воспринимается. Одна моя пациентка увидела себя в «оболочке из нержавеющей стали», расположенной прямо под поверхностью тела. Внутри этой трубы энергия течет вдоль тела. Своей червеобразной структурой труба напоминает нашу внутреннюю систему. Если она становится более ригидной, дыхание, чувства и эмоциональная экспрессия соответственно редуцируются. Но в силу того, что голова и гениталии всегда связаны, функции реальности и генитальности сохраняются.

Ригидность структуры Я зависит от процесса образования мышечного панциря. В отличие от специфических напряжений орального характера или мазохиста он является тотальным и соответствует уровню развития мышечной системы. Это предохраняет от мазохистского упадка сил и обеспечивает прикрепление к реальности, которого нет у орального характера. Но это все же невротический защитный механизм, порождающий у женщин истерическую структуру характера.

Ригидность структуры Я и панциря является следствием генитальной фрустрации. Депривация приводит к внутренней опустошенности и оральности, подавление — к значительному внутреннему напряжению и мазохизму. Генитальная фрустрация на эдипальной стадии развития порождает жесткость. Ребенок словно говорит: «Раз вы отвергаете мою любовь, я буду сдерживаться и не буду проявлять ее снова. Тогда мне не будет так больно».

Поскольку ни оральный, ни мазохистский характер не достигают в своем развитии генитальной стадии организации Я, они не способны к проявлению любви. Оральный характер желает, чтобы любили его, мазохист жаждет одобрения. Разумеется, каждому человеку присущи и оральные и мазохистские черты. Их наличие в структуре ослабляет ригидность ребенка, которая может возникнуть со временем. При анализе характера пациента необходимо определить место этих элементов в общей структуре. Наличие оральных и мазохистских черт не означает, что у человека смешанный тип характера. Необходимо еще раз подчеркнуть, что анализ характера основывается на преобладающем паттерне поведения. Нередко, однако, бывает, что оральный или мазохистский элемент столь же выражен, как и ригидность. В таких случаях мы действительно сталкиваемся со смешанными типами характера. Об этом мы будем говорить в главе XV.

Ригидность структуры Я является свойством функции реальности, включающей в себя генитальность. Поскольку она возникает в результате генитальной фрустрации, она может развиться только в структуре Я, достигшей генитального уровня.

Можно ли сказать, что ригидность патологична perse? Так как фрустрация представляет собой неизбежный жизненный опыт, способность в ответ на нее терять гибкость является естественной защитной реакцией организма. Она становится патологической только тогда, когда становится чертой характера, то есть единственной реакцией, на которую способен индивид. Ригидное Я негибко; оно не умеет давать и не умеет брать, не способно адаптироваться. Точно так же можно сказать, что упадок сил мазохиста патологичен, потому что это его единственная реакция на давление. Мазохист не умеет быть твердым в ситуации давления. Желание быть любимым еще не делает оральный характер патологическим. Структура является невротической потому, что это единственно возможная реакция. Более подходящие установки, позволяющие справляться с различными требованиями реальности жизни, не развиты. В этом смысле невроз характера представляется ограничением поведения специфическим паттерном реагирования, исключающим широкий спектр эмоциональных реакций, которые присущи взрослому и зрелому Я.

Перейдем теперь к проблеме ригидности характера у мужчин.