ЧАСТЬ ВТОРАЯ


...

XI. Мазохистский характер — 2

Типичные паттерны поведения человека мазохистского склада характера проявляются во всех аспектах его функционирования. В ходе биоэнергетического анализа эти паттерны поведения исследуются, последовательно анализируются и изменяются. Райх указал на некоторые особенности, и мы можем расширить понятие о них как с точки зрения психологии, так и с точки зрения биоэнергетики.

Среди качеств, характеризующих мазохиста, первое место занимает субъективное ощущение страдания и несчастливой судьбы, которое объективно проявляется как тенденция жаловаться. Он страдает на самом деле, и его жалобы, как правило, имеют под собой основание. Однако мазохиста трудно убедить в том, что одно с другим не связано, что удовлетворение его жалоб не избавит его от страдания. Молодая женщина с мазохистской структурой характера жаловалась на то, что ее муж с ней холоден. Хотя она знала, что он ее любит, но, по ее мнению, он недостаточно проявлял сексуальное желание. Жалоба была оправданной, но, зная специфику структуры ее характера, можно было предположить, что ей не удастся получить достаточного удовлетворения от сексуальных контактов. Чаще всего жалоба состоит в том, что терапия не оказывает реальной помощи. Мазохисту всегда кажется, что он прилагает максимум усилий, которые не ценятся и не приносят успеха. Если так, то в этом виноват кто угодно. Такая позиция — трудная проблема для аналитика, поскольку он признает, что мазохист действительно старается.

Для мазохиста характерно то, что чем больше он прикладывает усилий, тем более безнадежной становится ситуация. Он находится в западне, и чем больше старается выбраться из нее, тем больше в ней вязнет. Пока агрессия направлена внутрь, нужно помнить, что его активность самодеструктивна по своей природе. Именно это «старание» создает западню для мазохиста. Его усилия не направлены на рациональные требования ситуации. Он старается завоевать одобрение, расположение, получить любовь за то, что искренне старается. Это очень хорошо видно, если мазохиста бить по кушетке. Он вкладывает в действие все свои силы, но не понимает его значения, цели или последствии, и не испытывает злости, хотя и может ненадолго разозлиться. Необходимо убедить мазохиста в том, что его усилия не выдают истинных чувств, что он делает то, чего от него ожидают; что он старается понравиться терапевту, завоевать его одобрение.

Успеха при лечении мазохистской структуры характера можно достичь, если «упросить» пациента выразить свои негативные чувства. Этим людям легче всего удается выражение таких чувств, как «я не хочу», «я тебя ненавижу» и т. д. Сдерживание агрессии вызывает негативные чувства. Здесь необходима осторожность, поскольку действие выражает искренние чувства. Чтобы удостовериться, я спрашиваю, против кого направлена это негативная установка. Если ответ не относится к терапевту, можете ему не верить, поскольку каждый человек мазохистского склада имеет особенно негативное отношение к терапии или аналитику.

Эта работа, раскрывающая негативный характер паттерна поведения мазохиста, может продолжаться довольно долго, но ее необходимо старательно выполнять. До тех пор пока имеется это базисная негативная установка, добиться какого бы то ни было существенного облегчения страдания невозможно. Окруженный этим слоем негативности, мазохист не доверяет миру, реальности и терапевту. Ни любовь, ни одобрение не могут преодолеть барьер, и никакие позитивные чувства не в силах пробиться сквозь него. Это также причина того, что мазохист страдает. Он хочет вырваться, но не осмеливается, он хочет, чтобы вы его освободили, но не верит вам. Достоевский очень верно подметил характерную черту мазохиста. В «Братьях Карамазовых» отец Зосима говорит: «Что есть ад? Страдание о том, что нельзя более любить».

Глубокое недоверие, сквозь которое мазохист воспринимает мир, делает лечение таких людей очень трудным. Мы видим, что от него сложно добиться даже выражения негативных чувств. Все так пронизано недоверием, что мазохист не доверяет даже самому себе, своим действиям и успехам. Поскольку это недоверие основано на опыте ранних лет жизни, которые оправдывают такую позицию, нельзя ждать, что пациент с легкостью от нее откажется. Чтобы при таком сопротивлении добиться положительного результата, аналитику необходимо руководствоваться доверием пациента и его доброй волей. Это похоже на лазанье по отвесной скале по едва заметным уступам. Аналитик противопоставляет силу своих позитивных установок, строящихся на понимании стойкого негативизма мазохиста. Те, кто бился над этой проблемой, знают, что нередко случаются неудачи. Симпатия к действительно страдающему мазохисту и одобрение каждого позитивного проявления- необходимая основа аналитической и биоэнергетической работы с ним.

Тенденция жаловаться, как подчеркивал Райх, — это действительное выражение мазохистского страдания. Но жалоба при этом выступает как способ, ее содержание не так уж важно. Подобные жалобы оправдываются усилиями и неудачами, стремлением и отсутствием удовлетворения. Мазохист хнычет, постоянно повторяется, обвиняет, и у терапевта возникает подозрение, что все это не имеет отношения к проблеме. Рано или поздно он начинает злиться, и было бы странно, если бы после такой реакции он мог заметить положительные сдвиги в чувствовании и поведении мазохиста. Понятно, что такое типичное провоцирующее поведение мотивировано теми же самыми потребностями, которые вызывают мазохистские фантазии или приступы самобичевания. Мазохист провоцирует, доводит ситуацию до точки кипения для того, чтобы получить хоть какое-то эмоциональное высвобождение.

Важно знать биоэнергетическую динамику страдания и нытья мазохиста. Энергия организма попадает в капкан, поскольку агрессия, направленная внутрь, блокирует выходы. Желание, запертое внутри, порождает страдание. Но выходы закрыты не полностью, иначе наступила бы смерть. Скорее они значительно ограничены. Маленькая струйка энергии все же просачивается и вызывает ноющие звуки. Если бы мазохист действительно освободил свою гортань и подал голос, он не стал бы хныкать. Но тогда он не был бы мазохистом.

Тенденции к причинению себе вреда и самоуничижению — еще одно свойство таких людей. Психологически это означает: «Смотри, какой я жалкий. Почему ты меня не любишь?» Очень часто эти тенденции не выражаются вслух. Они проявляются в манере одеваться и в том, как человек заботится о своем теле. Мазохисты часто приходят на встречи с терапевтом неопрятными и в грязной одежде. Один пациент сказал мне, что, собираясь туда, где он чувствует себя неловко, он надевает рубашки с обтрепанными воротничками. Жалость, которая исходит от других, мазохист тоже оборачивает вовнутрь, на себя. Здесь также задействован провоцирующий элемент: «Ты любишь меня вот таким грязным и неухоженным, как сейчас?» В некоторых случаях проявляется другая сторона медали — преувеличенная чистоплотность. Обычно это защитная реакция на мазохистскую склонность к самоуничижению.

Какова энергетическая динамика этих тенденций? Каково их генетическое происхождение? В предыдущей главе я говорил о том, что мазохист функционирует на кишечном уровне, что он не ощущает позвоночника. Теперь мы можем сказать, что на бессознательном уровне мазохист чувствует себя червем или змеей. Его склонность извиваться можно рассмотреть психологически и биоэнергетически. На бессознательном уровне он чувствует, что принадлежит земле. Ему очень трудно удерживать свое тело строго вертикальном положении, ему присуща тенденция падать на землю. Это-результат движения вниз продольного энергетического маятника, который мы описывали как основу принципа реальности. Мазохист боится сильного напора и сильной генитальной эрекции. На языке его тела нагрузка вызывает мышечное напряжение, которое препятствует развитию прямой осанки, возникающей благодаря сильной энергетической волне. В следствие того что поток энергии блокируется, ее течение неуверенное, как бы наощупь. Движения не выражены прямо и убедительно, они беспокойные, нерешительные и уклончивые. Именно это и заставляет пациента чувствовать себя червем. Мазохистское чувство своей никчемности является выражением такого восприятия. Я говорю об этом буквально, таково истинное положение вещей.

Общим знаменателем ранних переживаний, в результате которых возникает мазохизм, является чувство униженности. Мазохист — это человек, который ребенком был глубоко унижен. Это повлекло за собой чувство неадекватности и никчемности. Какие переживания могут вызвать такое чувство? В том случае, о котором мы говорили в предыдущей главе, это принудительное кормление, при котором желания и чувства ребенка в расчет не принимались, и приучение к гигиене дефекации, которое лишало ребенка ощущения интимности в отношении своего тела. По всей видимости, таковы наиболее важные механизмы. Использование клизмы наносит, пожалуй, меньший ущерб, чем стимуляция пальцем, который мать вставляет ребенку в анус. Из-за чрезмерной заботливости ребенок лишается чувства интимности. Старый обычай шлепать ребенка по ягодицам действует подобным же образом.

Причиной униженности при таких переживаниях отчасти может быть принудительное вторжение, вмешательство в глубоко личные для каждого живого организма функции. Попробуйте силой впихнуть пищу в собаку или кошку и посмотрите, как они будут реагировать на это. Интерес, который некоторые родители проявляют к функции кишечника своих детей, связан с их собственным чувством стыда, который они испытывают по поводу своих выделительных процессов. Невозможно встретить мазохиста, который бы не чувствовал, что функции разрядки- анальные, уретральные и генитальные — грязны. Ребенком мазохиста заставили считать, что эта область тела и те функции, которые она выполняет, грязные, и внушили к ним отвращение. Принудительное кормление тоже может породить подобную проблему. Ребенок, которого заставляют есть, обычно реагирует на это срыгиванием пищи. Это действие затем перерастает в более сильную реакцию отвращения к матери.

Маленький ребенок, как животное, изо всех сил борется против вмешательства в свои естественные функции. Чтобы сформировалась мазохистская структура характера, эта борьба должна быть подавлена. Однако для того, чтобы добиться согласия, редко используется физическая сила. Такие матери уверены, что они действуют на благо ребенка и в его интересах. Как правило, они не бьют его. Наградой послушанию служит одобрение, а бунт влечет за собой неодобрение. Однажды ребенок подчиняется, и устанавливается определенный паттерн поведения. С этого момента все его будущие действия ориентированы на то, чтобы их одобрили. Все мазохисты испытывают чрезвычайную потребность в том, чтобы их похвалили. Они стараются быть приятными в надежде, что вместе с одобрением получат и любовь, и, конечно, постоянно разочаровываются. Мы не осуждаем тех, кого любим, и не можем любить тех, кого осуждаем. Униженность означает, что организм чувствует: безопасность и одобрение зависят от его раболепия. В конце концов мазохист становится рабом.

В истории каждого человека с мазохистской структурой характера аналитик найдет период бунта, который сопровождается сильнейшими приступами гнева и ярости. На этой стадии агрессия еще направлена наружу. Мазохизм, как видно на примере взрослых пациентов, окончательно устанавливается в послепубертатный период. Бунтующий ребенок может проявлять многие мазохистские черты, но не страдать при этом. Нежные чувства подавлены неповиновением и бунтом. Только после того, как о себе заявляют сексуальные потребности, ловушка захлопывается. Конфликт между потребностью и злостью, покорностью и бунтом только усиливает невозможность разрешить его.

Внимание к материальным нуждам ребенка при отсутствии понимания его духовных потребностей создает проблему мазохизма. Неудивительно, что впоследствии мазохист будет рассуждать о потребностях души, но действовать на материальном уровне. Он старается завоевать любовь, меняя работу и прилагая усилия. Он отрицает важность материальной стороны жизни, говорит, что она мало для него значит. Он путается в своих желаниях, смущается, когда надо их выразить, и сомневается, что может получить удовлетворение.

Из-за ранних переживаний мазохиста напряжение сконцентрировано вокруг двух отверстий кишечного тракта. В горле напряжение, вызванное страхом, что его будут кормить насильно или что его вырвет. В анусе и прямой кишке — страхом необходимости освободить кишечник, иначе в него что-нибудь вставят. Плечи мазохиста сильно напряжены, чтобы защитить горло; ягодицы и бедра зажаты, чтобы обезопасить анус. За всем этим стоит побуждение освободиться от того, что содержится в кишечном тракте.

Мазохистский характер — структура догенитальная. Проблема возникает когда генитальная функция еще не установлена. Это можно также рассматривать как один из аспектов оральной проблемы, возникающей из-за воспрепятствования естественному развитию независимости. Только здесь это связано не с депривацией, а с подавлением чувств ребенка. Поскольку мазохист развивается в среде, враждебной к выражению нежных чувств, подобные проявления лишь вызывают у него недоверие. Разве его собственная мать не играла на его симпатии и любви, унижая его? Разве не игнорировались его просьбы и мольбы? Аналитику необходимо сознавать все это при работе с такими пациентами.

Из-за сильного напряжения, сконцентрированного вокруг двух выходных отверстий, мазохист может обеспечить себе разрядку, только выталкивая что-либо наружу. Это характерно для его и профессиональной и сексуальной жизни. Хотя мазохист действует на уровне, недоступном, для человека с оральным характером, при этом не он способен расслабиться и вести себя с легкостью; он словно «проталкивается» в работу. Он действует кишками, а не сердцем, и ему обычно не хватает спонтанности и творчества. Пока мазохист функционирует «из кишечника», он плохой работник. Он слишком нуждается в одобрении. Длительное напряжение до такой степени «связывает» кишки, что упадок сил неминуем.

Тенденция достигать разрядки проталкиванием и напряжением еще более свойственна сексуальной функции мазохиста. Здесь дела обстоят крайне плохо. Если в трудовой деятельности проталкивание какое-то время еще может что-то давать, то в половой сфере оно неизбежно препятствует сексуальному удовлетворению. В результате возникает обида на партнера. Типичным паттерном является напряженность и взаимное обвинение, усилие и обида. Важнейшим моментом этой проблемы является чувство вины, связанное с сексуальностью, стыд половых органов и страх чрезмерных требований к Я.

Анализ действий мазохистов при мастурбации всегда выявляет одно и тоже. Мастурбация не совершается обычным способом. И мужчины и женщины достигают возбуждения и разрядки, когда трутся гениталиями о бедра и одновременно крепко сжимают вместе ягодицы. Иногда половые органы прижимаются к постели, и при этом ограничивается использование рук, как будто им запрещено прикасаться к гениталиям. Скорее всего, так оно и есть на самом деле. Подобный способ мастурбации дает очень слабую разрядку. Мазохист не может выдержать сильного высвобождения энергии. Один пациент признался мне, что в момент эякуляции он сильно сжимает пенис, чтобы предотвратить выброс семени. Райх отмечал, что мазохист переносит на генитальную функцию анальный тип разрядки с его плоской кривой возбуждения и высвобождения энергии.

За таким поведением стоит страх мазохиста, что сильная энергетическая разрядка разорвет его на части, поскольку сильное напряжение причиняет боль. Это трудно себе представить, но так бывает.

В общении с другими людьми мазохист может иметь довольно глупый вид. Даже поверхностный анализ показывает, что это вызвано смущением, которое обычно испытывают такие пациенты. Они страдают, потому что способность выразить мысль и чувства блокирована. Экспрессия мазохиста отличается от экспрессии человека с оральной структурой характера. Несмотря на внешнюю неуклюжесть, мазохист очень умен и чувствителен. Он проницателен, точно воспринимает и понимает поведение других людей. Par contra, он игнорирует те силы, которые определяют его собственное поведение. Он использует свои умственные способности для того, чтобы поставить их на службу собственному недоверию, и они, таким образом, играют зловещую роль в его личной жизни.

Если оральному характеру присущи циклические колебания приподнятого настроения и депрессии, то энергетический паттерн мазохистского характера проявляется в том, что человек, образно говоря, пребывает в болоте, попеременно испытывая состояние тревожности и упадка. Теодор Рай к хорошо сказал: «Это похоже на погружение в зыбучие пески, где, совершая любое усилие, человек погружается еще глубже». Это не тупик, а постоянная борьба, не статичное, а очень динамичное, мобильное состояние. Каждое движение вперед сталкивается с возрастанием тревожности, пока измученный мазохист снова не завязнет в болоте. Здесь он пробудет до тех пор, пока не возникнут новые импульсы, не начнется новый день или новые условия не потребуют дальнейших усилий. Выход из этого — генитальное высвобождение, но этот путь для мазохиста блокирован необъяснимым ужасом. Для того чтобы он получил возможность преодолеть барьер, необходима внешняя сила. Его надо подгонять хлыстом, иногда фигурально, а иногда и буквально.

Если вникнуть в душевное смятение, которое лежит у пациента на поверхности, то на более глубоком уровне можно добиться полного понимания и решения проблемы. На этом уровне мазохист знает, в чем состоит его проблема и те побуждения, которые лежат в ее основе. Этим он тоже отличается от человека орального типа характера. Позже, когда сила побуждений, приводящих мазохиста в смятение, ослабевает, он осознает амбивалентность любви и ненависти, которая определяет его состояние. Поэтому таких людей мучает подавленное чувство вины и держит в страхе Сверх-Я.

Проблему мазохизма можно понять и решить, только рассматривая ее как нарушение характера. Амбивалентность, нерешительность и сомнения пронизывают поведение таких людей во всех его аспектах. Каждый Агрессивный импульс, каждое движение или жест свидетельствуют об этом исходном нарушении. Прежде чем полностью выразить импульс, мазохисту надо преодолеть нерешительность и сомнение, любой импульс может быть ограничен, удержан или реализован вопреки сопротивлению. Мы рассматриваем только те импульсы, которые возникают; для обнаружения блоков злости и ярости необходим глубокий анализ.

Мазохист не переживает внутреннюю опустошенность, он постоянно ощущает внутреннее напряжение и тревожность. Он чувствует, что готов многим пожертвовать ради любви и работы, если бы только ему удалось их получить. Он более независим, чем оральный характер, но эту независимость подрывает сильная потребность в одобрении. Мазохист всегда очень старательный пациент, но в процессе терапии таким людям не удается достичь значительных результатов. Чтобы лучше понять динамику этого аспекта проблемы, давайте сравним биоэнергетику мазохистской и оральной структур характера.


ris12.jpg

У людей с оральной структурой характера отсутствует агрессия, поскольку недоразвит моторный компонент энергетической системы. Мышечный аппарат слаб, некоординирован и незрел. Если такой слабости мышц нет, ставить диагноз орального характера неправомерно. У шизоидных личностей, по крайней мере внешне, проявляется множество особенностей и установок, которые похожи на оральный характер, но они обладают сильными мышцами, которые не встретишь у человека с оральной структурой характера. Высокая степень духовного развития орального типа не сбалансирована с инфантильной моторной функцией. Поэтому оральный тип «парит в облаках». Это несоответствие можно изобразить, используя иудейский символ гармонии. Один треугольник сильно расширен, в то время как другой- уменьшен (см. рис. 15, левый), что соответствует оральному типу с его склонностью к восторженности, мегаломании и всезнайству.

Мазохистский характер демонстрирует чрезмерно развитую мускулатуру и пониженную духовность, как будто мышечная система поглотила духовную сторону организма и разрушила ее. Мазохист приземлен, тяжел, и его агрессия снижена. Как мы выяснили раньше, чрезмерное развитие мускулатуры связано не с двигательной активностью, а с ее удерживанием. Неудивительно, что агрессия редуцирована.

Маленький треугольник на рис. 15 (правый) отображает тенденцию к самоуничижению, появлению чувства никчемности и униженности. Этот дисбаланс у мазохиста столь же очевиден, как и у человека с оральным характером. Проблема последнего возникает из-за отсутствия достаточно развитой, чтобы выдержать длительные усилия, мускулатуры. Когда такой человек перестает сопротивляться и принимает реальность, грамотная биоэнергетическая терапия обеспечивает быстрый прогресс. Благодаря физическим движениям и упражнениям развитие мускулатуры идет полным ходом. Человек с оральным характером проявляет действительный интерес к внешнему миру, хотя боится и неспособен дотянуться до него. При этом внешний нарциссизм, свойственный таким людям, действительно имеет место, но он скорее напоминает эгоцентризм ребенка.

При мазохизме, однако, мы сталкиваемся с проблемой двоякого рода, поскольку природные инстинктивные влечения обращены друг против друга. Если мы поощряем агрессию, она действует против нежных чувств и не дает настоящего удовлетворения. Освободить духовные чувства, когда необходимая для этого освобождения моторная сила сама по себе является тюремщиком, становится почти невозможным. Нелегко достичь духовного центра лишенного свободы мазохиста, поскольку он заточен в глубину темницы, построенной жесткой и очень развитой мышечной системой. Душа плачет, желая освободиться, и ее слабость постоянно принимает форму нытья.

Терапевтический подход к проблеме мазохизма многосторонен. Необходимо установить определенный контакт с запертой в темнице душой, чтобы поддержать в той тяжелой борьбе, которая ждет ее впереди. Это означает, что аналитик всегда должен проявлять симпатию, понимание и оказывать поддержку пациенту, несмотря на его постоянные неудачи, пессимизм, недоверие и враждебность. В то же время нельзя разрешать пациенту перекладывать тяготы и ответственность за свое состояние на терапевта. Трудность здесь состоит в том, что необходимо сохранить рациональный баланс между симпатией, с одной стороны, и критическим анализом поведения — с другой. Только в этих рамках можно проводить терапевтическую работу. Необходимо устранить спастичность мускулатуры, освободить заблокированные движения. Когда амбивалентность агрессии и нежных чувств исчезнет, произойдет слияние влечений, а это и есть генитальное функционирование.

Надо признать, что решение проблемы мазохиста связано с увеличением его сексуального удовольствия и удовлетворения. Но результат здесь обеспечит его собственное энергетическое функционирование, а терапевт может только направлять его и показывать ему, как преодолевать трудности. Мы сильны исключительно своими знаниями и верой и бессильны что-либо сделать вместо пациента. Если это знание и вера сильнее, чем недоверчивость и враждебность, которые испытывает пациент, терапия будет успешной. Но без успешного применения любые знания теряют ценность. Можем ли мы доказать это и продемонстрировать пациенту возможность иного функционирования?

Устранение мышечных напряжений и спастичности зависит от знания динамики телесной подвижности. Этот вопрос, однако, выходит за рамки настоящей книги. Тем не менее некоторые соображения, связанные с лечением мазохиста, можно высказать прямо сейчас. В основе мазохистской структуры лежит чрезмерно развитая и контрактированная мускулатура. Необходимо устранить эту контрактуру, что требует движений, растягивающих и удлиняющих мышцы. Например, при ударах по кушетке у человека должно возникнуть ощущение подъема в голове и теле и вытяжения рук. При этом он сознает глубокие напряжения, которые связывают лопатки и плечи. Это действие является одним из сильных утверждений Я. Подобным же образом используются движения, которые раскрывают и высвобождают глубинные напряжения тазового пояса. Для того чтобы таз стал мобильным, необходимо растянуть контрактированную мускулатуру бедер. В дальнейшем в сознании пациента должно возникнуть чувство расслабления и наполненности таза.

Пожалуй, самая заметная особенность строения тела мазохиста — бычья шея, то есть толстая, мускулистая, но не очень ригидная. Ригидность шеи является выражением гордости, которая у мазохиста отсутствует. Укорачивающая шею сильная спастичность локализуется в глубоко расположенных мышцах, не участвующих в обычных произвольных движениях. Эти мышцы сдерживают бессознательную ярость и блокируют экспрессию импульсов, направленных вверх. Если у таких пациентов попытаться вызвать рвотный рефлекс, то можно увидеть, как волна импульсов прокатывается вверх и блокируется в горле. Это не связано с ригидностью горла, свойственной истерическому характеру. Блок создается контрактурой, которая подавляет импульс, направляя его от головы вниз и останавливая экспансивное действие. Как будто голова командует «нет» импульсу рвоты. Это состояние идентично тому, что происходит в нижней части тела. Но когда мы вызываем рвотный рефлекс, у нас есть возможность помочь пациенту осознать этот механизм и показать ему, как его преодолеть.

Если говорить про нижнюю часть тела, то тенденция втягивать живот и поднимать тазовое дно, останавливая тем самым продвижение вниз волны возникающего возбуждения, является другим аспектом того же самого механизма, о котором мы только что говорили. Проблема мазохизма не решится, пока не будет преодолена эта тенденция втягивать и напрягать живот. Это можно проработать сознательно, но нельзя забывать, что за таким напряжением стоит страх боли, вызывающий волну возбуждения, которая доходит до спастичного тазового дна и напряженного генитального аппарата. Активное сжатие выполняет функцию предупреждения связанного с болью переживания. Пациент должен встретиться с этой болью, научиться терпеть ее, чтобы перестать бояться. Добиться этого можно с помощью специальных упражнений, основанных на растяжении глубоких мышц. Здесь действует принцип боли-удовольствия. С увеличением терпимости к боли, возрастает и возможность удовольствия. Мазохистской структуре характера присущ догенитальный паттерн поведения, который непрочно «заякоренен» во взрослой реальности.

Если у орального характера отсутствует контакт с землей, потому что у него слабые своды стоп и недозаряженные периферические структуры, то у мазохиста такой контакт ограничен контрактированными сводами и спастичными ступнями и мышцами нижних конечностей. Причины разные, но опоры ненадежные и база двигательной активности сильно ограничена. Необходимо преодолеть эту напряженность мазохистской структуры и укрепить ноги, подобно тому как нужно укреплять ноги и стопы у индивида с оральной структурой.

На противоположном конце тела экспрессия лица также ограничена. Я уже отмечал, что для мазохиста типично выражение невинности и наивности, Это могут быть широко открытые невинные глаза, наивная естественная или глуповатая улыбка. За всем этим скрыт страх, презрение, недоверие, а еще глубже — напуганный ребенок. Такие экспрессии могут достичь поверхности и стать осознанными, а испуг- проявиться открыто и отреагироваться. Ни одно изменение не является более ценной наградой, чем высвобождение этих застывших экспрессий.

Биоэнергетическая терапия не даст эффекта, если ее не сопровождает глубокий анализ характера. При терапевтической работе с проблемами мазохизма такая аналитиче с кая работа имеет первостепенное значение.

Аналитические интерпретации, однако, обладают общим для всех психологических толкований недостатком: я избегаю, потому что боюсь, или я боюсь, потому что избегаю? Нередко одно и то же действие интерпретируется по-разному7. Позвольте мне проиллюстрировать это.


7 Ср. с замечанием Фрейда о знаменитом «обоюдоостром ноже» Достоевского в работе «Женская сексуальность» (1931), Collected Papers V.London, Hograd Press, 1953, р. 258–259.


Женщина со значительно выраженной мазохистской структурой характера рассказала об инциденте, который произошел с ней в юности. Когда учитель вызвал ее отвечать, она нарочно ответила неправильно, чтобы представиться глупой, хотя знала верный ответ. Пациентка объяснила это так: она не могла перенести того, что оказалась в центре внимания всего класса. Райх интерпретировал такое поведение как страх эксгибиционизма. С другой стороны, Теодор Райк интерпретировал такое поведение как негативно эксгибиционистское. Мазохист добивается внимания своими неудачами и жалобами. На самом деле верны обе интерпретации, одна является оборотной стороной другой. Мазохистский характер подавлен эксгибиционистскими тенденциями. На сознательном уровне мы встречаемся с сильным страхом проявить себя и оказаться в центре внимания. При этом неизбежно блокируются импульсы, которые могут иметь несколько способов выражения: как косвенно и бессознательно, так и в типичной мазохистской манере. Вполне возможно, что неправильный ответ, полученный от нормального сообразительного ученика, привлечет больше внимания, чем правильный. Но индивид привлекает внимание своей виной, тогда как в другом случае он оказывается в центре внимания позитивным способом. Чтобы не возникла подобная проблема, мы даем свои интерпретации на биоэнергетической основе и делаем это как можно чаще. Биоэнергетически такое поведение можно было бы объяснить как страх самоутверждения, удовольствия и экспансивных чувств.

При мазохизме мы имеем дело с личностью, для которой характерна неопределенность, амбивалентность и манипулирование ситуациями. В истории болезни, о которой я пересказывал в предыдущей главе, пациент описывал, как его пенис втягивался в мошонку. Такая тенденция явно противоположна нормальной детской склонности к эксгибиционизму. Поскольку мазохист манипулирует ситуацией, чтобы получить одобрение от матери, он демонстрирует свое состояние и просит мать его компенсировать.

Эксгибиционизм маленького ребенка- это проверка реальности. Чаще всего он принимает форму атлетических достижений, но может быть и открыто сексуальным. Ребенок ждет одобрения и восхищения, которые усилят его Я, и обеспечивает себе поддержку окружения. Позитивная реакция побуждает ребенка двигаться к более высоким уровням функционирования Я, в то время как негативная — подрывает уверенность в том, что самоутверждение необходимо, и делает человека в его взрослой деятельности зависимым от одобрения. Источник мазохизма- неодобрительное отношение и осмеяние малыша. Именно поэтому он связан с униженностью.

Существует еще один аспект этой проблемы, который необходимо разобрать. Разрядка, наступающая в результате мазохистского маневра, приятна, хотя она никоим образом не дает выход всему возбуждению. Это создает для мазохиста проблему, поскольку ему хочется получить удовольствие так, чтобы снизить цену, которую приходится за него платить. Поэтому во многих случаях можно ожидать, что, если пациент откажется от нажима и провоцирования, его сексуальная потенция снизится. Но путь для истолкования стоящей за этим злости и устранения глубинной спастичности открыт. Я встречался с таким феноменом: мне удалось добиться заметных успехов в лечении пациента с мазохистской структурой характера за несколько месяцев работы, но вдруг однажды он погрузился в мазохистское болото со всеми соответствующими симптомами. Он не мог назвать ничего, что объяснило бы этот рецидив. Я спросил о его половой жизни на прошлой неделе. Он рассказал про половой акт с женой, во время которого он был сильно возбужден, но его пенис выскользнул из вагины как раз перед завершением. Пожалуй, это можно было интерпретировать как выражение злости. Пациент избегал сексуального удовлетворения своей партнерши даже в ущерб собственному. После данного инцидента других сексуальных контактов с женой не было, и нам обоим стало ясно, что неразряженная энергия застоялась и породила настоящее внутреннее болото.

Зная динамику структуры характера, можно сделать вывод о проблеме переноса и природе сопротивлений. Мы можем предвидеть те позиции, которые займет мазохист. Во-первых, он видит в аналитике человека, который будет одобрять его, и полагает, что однажды ему удастся завоевать полное одобрение, услышать, что все будет хорошо. Когда этого не происходит, он ждет, что аналитик «сделает это за него», и в это время воспринимает его как знающую и заботливую мать. Негативную сторону составляют презрение, отвращение, враждебность и злоба, которые пациент первоначально испытывал по отношению к родителю. Мазохист переносит свою зависимость на аналитика в виде бессознательного требования «сделать это за него» и сопротивляется всякому рациональному предложению взять на себя ответственность за собственное поведение. При лечении мазохизма очень важно потребовать от пациента, чтобы он выразил позитивные чувства. Только так может полностью проявиться природа сохраняющейся злобы. Возможно, такое требование вызовет сильное сопротивление, поскольку мазохист очень боится раскрыться. Сказать, что он боится, что его любовь будет отвергнута, — значит выразиться слишком мягко. Он был унижен еще ребенком и не будет рисковать снова. Сомнение и недоверие пустили глубокие корни. Может ли он обрести радость и счастье? Разве не приведет это к дальнейшему страданию? Приведет. Он будет рыдать и испытывать острую муку. Но только после рыдания он почувствует умиротворение и в какой-то мере может стать счастливым. «Мазохист должен страдать. Только когда он откажется от н а жима и давления, печаль оставит его. Если злость, заблокированная его смирением, высвобождается, перед терапевтом оказывается очень несчастный ребенок. Но специфика мазохистского характера уже преодолена.

Вернемся вновь к дилемме мазохиста. Его страстное желание любить и быть любимым затрагивает оба конца энергетического маятника. Сверху, в мозгу — недоверие и сомнение. Это задерживает поток чувств (как при рыдании) в горле. Злость в тыльной стороне шеи действует против самого мазохиста, как и против его матери. Его «я не хочу», первоначально направленное наружу, теперь не позволяет уступить самому. А у «дьявола» в сознании всегда найдется убедительное, рациональное объяснение такой позиции. Снизу поток слез сдерживают глубокие напряжения в животе. Пока мазохист сохраняет таз и живот в контрактированном состоянии, он находится в безопасности. Может прорваться тонкая струйка, но это не страшно. Если давление становится очень сильным, пар выходит в виде нытья или другой формы провоцирующего поведения. Нельзя игнорировать ценность такого действия, ведь оно играет роль предохранительного клапана.

Что могло бы произойти, если бы этот клапан не сработал? Ведь именно его мы перекрываем, когда останавливаем хныкание пациента и его провоцирующее поведение. Какие возможности при этом возникают?

Если заставить пациента посмотреть на неудовлетворенное желание, скуку и печаль, мы рискуем, что он впадет в состояние безнадежности. Именно с этим состоянием он и борется. Оно вызывает бессознательный страх, который может выражаться как страх утонуть или быть захлестнутым внутренним морем страданий. Только приняв эту безнадежность, можно разбить паттерн давления, провоцирования, фрустрации и провала. Если все безнадежно, какой смысл бороться? Необходимо понять, что за безнадежностью стоит вера, под печалью скрывается радость, а под спастичным тазовым дном расположен генитальный аппарат и путь к свободе. Может ли мазохист одновременно хотеть и бояться страдания? Я в этом не сомневаюсь. Вспомните текст популярной песни, которая звучала некоторое время назад и которая очень хорошо выражала это мазохистское состояние: «Я в ловушке, между дьяволом и глубоким синим морем».

В упомянутом выше случае из моей врачебной практики я стремился обозначить важные аспекты мазохизма как характерологической проблемы. Мазохистская структура характера лежит в основе всех форм мазохизма — сексуального, женского или морального (пользуясь фрейдовскими понятиями). Внутри этого типа существуют индивидуальные вариации, детерминированные спецификой личности. Пациента, которого Я описывал в предыдущей главе, отличала манера смотреть искоса, которая маскировалась выражением серьезности. Учитывая его структуру характера, он был дьяволом, который косо смотрит на вас, издевается над вами и осмеивает ваши усилия. Мне бы хотелось описать еще двух пациентов.

Первый — молодой человек с типичной мазохистской структурой характера. У него было круглое и одутловатое лицо. Его манера улыбаться, в сочетании с маленькими глазками, придавала его лицу очень глупое выражение. Но он был вовсе не глуп, о чем говорили его прекрасные профессиональные достижения. Черты его лица напоминали поросенка. Нельзя не отметить, что поросячьи черты имеют отношение к мазохистскому болоту, а каждый мазохист был «обжорой» или по крайней мере так его называли в детстве. В данном случае выражение глупости было ключом к специфике личности. Мальчишкой мой пациент организовывал небольшие гангстерские рейды по окрестным магазинам, которые торговали фруктами, овощами и сладостями. Когда он попадался с поличным, то превращался в «глупого и придурковатого», маскируя злобу и обезоруживая таким выражением лица поймавших его на месте преступления людей. Дома его маска тоже помогала выйти сухим из воды и не отвечать за те поступки и поведение, которые сулили суровое наказание.

Другая пациентка — молодая женщина с мазохистскими фантазиями — обладала очень ярким, улыбчивым лицом. У нее были широко раскрытые, но близорукие глаза. Легкая улыбка придавала ей выражение изумленной невинности. За этой экспрессией стоял расчетливый ум. Мне не удавалось добиться с ней ни малейшего прогресса, пока в процессе анализа я не обнаружил ее тенденцию манипулировать людьми, оказываясь в различных ситуациях невинной и обиженной.

Оральный характер боится дотянуться до мира. Мазохист дотягивается до реальности, но его одолевают такие сомнения, что он отступает назад прежде, чем достигает. Оба типа характера относятся к догенитальным энергетическим структурам, они не обладают независимостью, не чувствуют себя в безопасности и нуждаются в благоприятном окружении. В широком смысле мазохизм представляет собой форму оральности, в отличие от организмов, функционирующих на генитальном уровне. При оральном характере энергии очень мало, поэтому, не считая спастичности и напряжений в генитальном аппарате, ощущение страдания тоже невелико. Мазохист продуцирует много энергии, но имеет низкую генитальную способность. Это ведет к сильной фрустрации и страданию. Более высоко организованные структуры Я, с сексуальностью, закрепленной на генитальном уровне, прекрасно балансируют между излишком энергии и способностью к разрядке, между сенсорным и моторным компонентом, между духовной и материальной природой своего существования.

Перед тем как рассмотреть типы характеров этой группы, важно понять, что мазохизм- это тенденция к тому, чтобы сжаться, усомниться, по терпеть неудачу и хныкать. Это вызвано, как мы видели, переживаниями, которые возникали, когда личности ребенка наносилась травма в результате активного подавления его независимости и стремления утвердить себя. Если эта тенденция является ключевым моментом личности и детерминирует ее базисный паттерн реакции, мы говорим о мазохистской структуре характера. Это не значит, что тип характера присутствует вчистом виде, скорее мы можем категоризировать его фундаментальные энергетические отношения. Очень редко, по крайней мере в нашей культуре, попадаются дети, которые могут избежать активного вмешательства в свою независимость и утверждение. Также редко встречаются индивиды, которые не проявляют в той или иной степени мазохистской тенденции отступить, усомниться, пожаловаться. Если эта склонность не доминирует, мы говорим о чертах мазохизма. При более высокой организации структуры Я на психологическом уровне это компенсируют защиты Я, а на соматическом уровне — ригидность.

Анализ мазохистских черт происходит так же, как и анализ структуры характера. Важно только понимать, какова их роль в целой личности. Как действует механизм компенсации? Насколько мазохизм угрожает Я? Эти факторы необходимо оценивать с точки зрения индивидуальной структуры характера. Если мазохистские тенденции очевидны, надо начинать с них. С другой стороны, когда компенсация более эффективна, эти тенденции не будут проявляться, пока не ослабится (характерологически и телесно) доминирующая ригидность.

Мы можем подвести итоги обсуждения проблемы мазохизма, еще раз сравнив ее с проблемой орального характера. Оральность возникает в результате чувства депривации, от которого человек страдал в младенчестве и раннем детстве. Мазохизм- это результат активного подавления независимости и стремления утвердиться в том возрасте, когда ребенок начинает сознавать свои оральные, анальные и генитальные функции. Материнское вмешательство и доминирование над оральным и анальным функционированием ребенка играет при этом решающую роль. Если людям с оральной структурой свойственно бессознательное «я не могу», то мазохисту соответствует бессознательное «я не хочу». И тот и другой тип обладает недостаточно развитой структурой Я, что связано с преобладанием догенитальной энергии. Хочется надеяться, что знания о том, что у ребенка есть собственные потребности в пище, и о физиологической основе его выделительных процессов помогут уменьшить проявления мазохизма в будущих поколениях.