Глава 2. Обоснование метода и частных приемов аутогенной тренировки


...

Нейропсихологические эффекты комплекса упражнений аутогенной тренировки

Основные нейропсихологические эффекты аутогенной тренировки связаны с развитием способности к образным представлениям, улучшением функции памяти, повышением аутовнушаемости, усилением рефлексивной способности сознания, возможностей саморегуляции произвольных функций и формированием навыков к сознательному управлению некоторыми непроизвольными психическими и физиологическими функциями. Особенно демонстративным является влияние аутогенной тренировки на память. Так, в описываемых I. Schultz опытах испытуемые полностью вспоминали стихотворения, которые они учили в раннем детстве, хотя до усвоения аутогенной тренировки не могли вспомнить более 1—2 строчек. Интересные результаты были получены в опытах Э. Г. Рейдер и С. С. Либиха, которые предъявляли испытуемой (обученной аутогенной тренировке) и контрольной группам учащихся запись текста на неизвестном им иностранном языке. При этом ни один из учащихся контрольной группы не смог воспроизвести ничего из прослушанного текста, в то время как в группе испытуемых 93% учащихся смогли повторить две строчки. Повышение на 20-30% способности к запоминанию иностранных слов под влиянием аутогенной тренировки и другие эффекты гипермнезии отмечали также Л. М. Ицигсон, А. С. Ромен и А. М. Свядощ (1982). В наших опытах с использованием идеомоторных упражнений на базе аутогенной тренировки было показано позитивное влияние аутотренинга на функцию моторной памяти [Решетников М. М., 1978; Лобзин В. С. и др., 1982], что существенно повышало эффективность освоения сложных видов сенсомоторной деятельности.

А. М. Свядощ и А. С. Ромен с помощью аутогенной тренировки обучали пациентов целенаправленно вызывать у себя гипнотическое состояние с эффектами глоссолалии (автоматической речи) и автоматического письма. О возможности достижения в состоянии аутогенного погружения общей каталепсии с восковой гибкостью и каталептическим мостом неоднократно сообщалось различными авторами.

Наблюдения А. М. Свядоща и Ю. Б. Шумилова над 180 здоровыми людьми показали, что обучение аутогенной тренировке позволило на 50% повысить скорость сенсомоторного реагирования; при этом улучшилась способность к концентрации внимания, в связи с чем значительно уменьшалось число ошибок (более чем на 60 %) и повышалась производительность деятельности (на 49%) при выполнении заданий, требующих высокой устойчивости внимания.

Проведенные нами наблюдения и исследования с помощью адаптированной методики MMPI (СМИЛ) показали, что аутогенная тренировка способствует повышению эмоциональной устойчивости, стабилизации настроения и поведенческих реакций, нормализации сна, снижению тревожности, внутренней напряженности, развитию уверенности в себе, улучшению социальной адаптации и общительности (рис. 8), а также способности к психофизиологической мобилизации резервных возможностей организма и личности [Решетников М. М., 1981; Лобзин и др., 1982].


ris10.png

Приведенные данные подтверждались результатами психологического обследования с использованием 16-факторного личностного опросника Кеттела, которые также свидетельствовали о том, что под влиянием аутогенной тренировки повышается эмоциональная устойчивость, способность к психофизиологической мобилизации, снижается тревожность (рис. 9).

Овладев аутогенной тренировкой, можно научиться просыпаться в строго заданное время, выработать «сторожевой пункт», позволяющий воспринимать речевые сообщения во время естественного сна [Свядощ А. М., 1982], целенаправленно вызывать глубокую анестезию в различных частях тела, позволяющую в некоторых случаях даже проводить оперативные вмешательства без дополнительного обезболивания.

Краткосрочный отдых (5 — 10 мин) в состоянии аутогенного расслабления, как показали исследования, ведет к быстрому восстановлению сил и снижает развитие утомления при значительных физических нагрузках. Возникающие при аутогенной релаксации эффекты тяжести, сменяющиеся ощущением невесомости тела, «парения», позволяют активно применять метод при моделировании деятельности человека в условиях гипер- и гиповесомости [Гримак Л. П., 1978]. При этом, как показали наши исследования [Решетников М. М., 1981], яркость и выраженность субъективных ощущений связана как со степенью освоения аутогенной тренировки, так и с прошлой повторяемостью моделируемого состояния или «знакомостью» с ним. Другие многочисленные психологические эффекты аутогенной тренировки будут более подробно изложены в последующих главах, при описании модификаций специальных приемов и методов аутогенного воздействия.

Заканчивая изложение механизмов аутогенной тренировки в главе «Лечение неврозов», А. М. Свядощ (1982) задается вопросом: «Чем же объяснить силу оказываемого воздействия? Почему самовнушение стало вызывать у здоровых лиц такие явления, которые до этого не вызывало?». На этот вопрос пока нет однозначного ответа. В эволюционном аспекте формирование высших психических функций человеческого разума, реализующих преимущественно внешние коммуникативные и регуляторные функции, не могло не привести к изменению структурных и функциональных связей внутренней, гомеостатической регуляции. В то же время и внешние, и внутренние функции — есть работа все той же (одной и той же) нервной ткани. Высказываемое некоторыми авторами [Кесарев В. С, 1983, 1984] мнение, что развитие психических функций в определенном смысле могло идти в ущерб внутренней регуляции, необоснованно и противоречит основному закону эволюции. Прогрессивное развитие психики предполагает все большее увеличение рефлексии сознания и сознательной регуляции, управления состоянием человека на всех уровнях — от высших психических до простейших биологических функций. Возвращаясь к сказанному во введении, следует еще раз подчеркнуть, что не только теория, но и практика медицины будущего связана с проблемами адаптивного реагирования и сознательного управления этими процессами. Подтверждением этому служит наблюдаемое в последние годы существенное повышение внимания исследователей и практических врачей к проблеме биологической обратной связи («biofeedback-training», «biofeedback-therapy»), которая, как отмечает Н. П. Бехтерева (1978), «несомненно принесет новые зрелые плоды медицине, педагогике и различным областям физиологии и патологии труда» 24.


24 Бехтерева Н. П. Предисловие к монографии Н. В. Черниговской «Адаптивное биоуправление в неврологии». — Л: Наука, 1978.


Становление и развитие навыков психофизиологической саморегуляции на основе самовнушения во многом обнаруживает сходство с двигательными навыками у ребенка: сначала беспорядочные движения, потом неловкие попытки целенаправленных актов, постепенно трансформирующихся в систему произвольной регуляции моторных функций. Многолетний опыт применения аутогенной тренировки позволяет сделать заключение, что, возможно, нет неуправляемых функций; есть функции, задача сознательного опроизволивания которых не ставилась. И все же вопрос, поставленный А. М. Свядощем, остается открытым: в механизмах аутогенного воздействия по-прежнему больше проблем, чем находок и решений. Излагая опыты с произвольным управлением частотой сердечных сокращений, D. Shapiro описывает диалог с одним испытуемым, достигшим особых успехов: «Когда я спросил его, как он это делает, он ответил: «А как вы двигаете рукой?» Приведенный пример еще раз свидетельствует о том, что изучение механизмов аутогенной тренировки тесно связано со всеми исследованиями по нейропсихологии и нейрофизиологии человека. И еще об одном факторе, обусловливающем во многих случаях достаточно высокую эффективность психотерапевтического воздействия аутогенной тренировки. Это регулярность и существенное увеличение времени лечебного воздействия. По сравнению с другими методами длительность терапевтического воздействия увеличивается в среднем в 5—10 раз преимущественно за счет самостоятельного применения усвоенных приемов.

В многочисленных исследованиях было показано, что внушение и самовнушение может быть реализовано на поведенческом уровне, на функциональном уровне (выражаясь в изменениях частоты пульса, дыхания и т. д.), на процессуальном психологическом уровне (опыты В. Л. Райкова и Л. П. Гримака по стимуляции способностей) и на уровне тканевых реакций (опыты с внушенными ожогами). Механизмы всех отмеченных реакций пока недостаточно изучены, во многом гипотетичны и носят в значительной степени психологический или нейропсихологический характер. В то же время активное и, главное, эффективное использование современных теоретических концепций в психотерапевтической практике позволяет сделать заключение об их адекватности исследуемым феноменам. Несмотря на относительную многочисленность теоретических подходов и представлений, а также некоторую терминологическую путаницу, в целом большинство авторов в настоящее время солидаризируются во мнении, что психика человека имеет свое гомеостатическое состояние, стабильность которого обеспечивается как осознаваемым и, следовательно, целенаправленным самовоздействием, так и с помощью некоторых неосознаваемых механизмов.

Такое большое внимание, которое уделено нами изложению теоретических основ и нейропсихологических механизмов аутогенной тренировки, обусловлено тем, что только на основе их знания и понимания возможно действительно плодотворное и эффективное применение метода. В альтернативном случае психотерапевтическое воздействие сводится к ремесленничеству, чему, к сожалению, пока немало примеров.