Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСеминары. Книга 7. Этика психоанализа, Лакан ЖакЛакан ЖакСеминары. Книга 7. Этика психоанализа
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Жак Лакан djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

DJVU. Семинары. Книга 7. Этика психоанализа. Лакан Ж.
Страница 31. Читать онлайн

32

Жак Лакан

тен к научному дискурсу уже постольку, поскольку он учителя слушает. Лискурс, о котором идет речь, ордод Aoyos; дискурс прямой, правильный, имеет, таким образом, место в силу самого факта, что этическая проблема поставлена. Тем самым мы вновь возвращаемся к формулировке, которую с оптимизмом, не преминувшим поразить ero ближайших последователей, дал этому вопросу Сократ — если правило действия сформулировано в ордод Roy', если любой хороший поступок должен быть с ним непременно сообразован, почему продолжает существовать то, что Аристотель именует расиущенностью? Почем склонности субъекта влекут его в другом направлении? Как это объяснить?

Эта нужда в объяснении, сколь бы надуманной она нам — полагающим, будто мы знаем на этот счет куда больше — сейчас ни казалась, занимает тем не менее среди тем аристотелевой "Этики" очень важное место. Я еще вернусь к этому немного позже, когда речь пойдет о соображениях, высказанных в этом отношении Фрейдом.

Начальными условиями задачи является для Аристотеля определенный человеческий идеал, который я по ходу дела уже охарактеризовал вам как идеал господина. Ему предстоит выяснить, как соотносится акоЛажа, распущенность, с явным изъяном в том, что является главной добродетелью того, к кому Аристотель, собственно, обращается — добродетелью господина.

Господин в античном смысле этого слова — я кажется в прошлый раз обращал на это ваше внимание — это вовсе не та героическая бестия, которую рисует гегелевская диалектика и которая служит этой диалектике осью и поворотным пунктом. Я не буду сегодня распространяться о типических его чертах — достаточно сказать, что именно эта фигура позволяет по достоинству оценить то, что дает нам аристотелевская этика. Лелая это замечание, я, конечно же, ограничиваю значимость этой этики, признаю ее исторически обусловленной, но это не единственный вывод, который можно из него сделать. В аристотелевской перспективе античный господин представляет собой фигуру, человеческую судьбу, которая связана с судьбой раба гораздо менее тесно и критично, нежели в перспективе гегелевской. На самом деле, проблема, поставленная Аристотелем, остается в гегелевской перспективе неразрешенной — это проблема общества господ.

Есть и другие соображения, которые, в свою очередь„ограни-

Обложка.
DJVU. Семинары. Книга 7. Этика психоанализа. Лакан Ж. Страница 31. Читать онлайн