Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСеминары. Книга 20. Ещё, Лакан ЖакЛакан ЖакСеминары. Книга 20. Ещё
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Жак Лакан djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

DJVU. Семинары. Книга 20. Ещё. Лакан Ж.
Страница 138. Читать онлайн

Еще: глава iX

139

кими верованиями настолько хорошо совместимо, что история стала свидетелем возрождения политеизма — того самого ренессанса, что дал свое имя целой эпохе.

Я говорю это, потому что посетил недавно немало музеев и понял, что Контрреформация — это возвращение к истокам, а барокко — это ее лицо.

Барокко — это регуляция души путем созерцания тела.

Нам следовало бы однажды — не знаю, найдется ли у меня для этого время — затронуть, хотя бы краем, и тему музыки. Сегодня, однако, я говорю лишь о том, что можно видеть во всех христианских храмах Европы, о том зрелище конвульсий, наслаждений и бреда, что разворачивается перед зрителем на их стенах. Это не что иное, как непристойность, о которой я только что говорил, — непристойность, превознесенная до небес.

Я пытаюсь представить себе человека, который приехал в Европу из китайской глубинки — интересно, какое впечатление произведет на него это изобилие изображений мучеников, Впрочем, верно в их отношении и обратное — ведь слово мученик, как вы знаете, означает свидетель, так что эти изображения сами мученики, сами свидетели более или менее беспримесного страдания. Именно это представляла собой наша живопись, пока художники не выхолостили ее, всерьез занявшись расчерчиванием холста на маленькие квадратики.

В живописи барокко налицо умаление рода человеческого — недаром слово гуманитарный созвучно гумусу, праху. Именно путем умаления рассчитывает Церковь довести человеческий род до конца времен. Умаление это прочно укоренено в характерном для сексуальности говорящего существа зиянии; не менее прочно, увы, нежели — я ни на что не собираюсь утратить надежду — будущее науки.

Будущее науки — так назвал свою книгу еще один попик, Эрнест Ренан, тоже служивший истине изо всех сил. От истины он требовал одного — но непременно, а то беда; чтобы она не влекла за собой никаких последствий.

Икономия наслаждения — вот до чего нам пока еще далеко. Но мы, как-никак, заинтересованы в ней. Аналитический дискурс как раз и дает нам маленький шанс время от време-

Обложка.
DJVU. Семинары. Книга 20. Ещё. Лакан Ж. Страница 138. Читать онлайн