Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСеминары. Книга 20. Ещё, Лакан ЖакЛакан ЖакСеминары. Книга 20. Ещё
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Жак Лакан djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

DJVU. Семинары. Книга 20. Ещё. Лакан Ж.
Страница 132. Читать онлайн

Еще: глава lX

133

ментальном, творительном падеже — думской, то есть, как я недавно вам говорил, теми предполагаемыми механизмами, которыми ero тело поддерживается.

Однако будем внимательны. Это мы, благодаря нашей физике — которой, кстати, пора на свалку, так как с тех пор, как появилась физика квантовая, о механизмах больше нет речи — мыслим в терминах механизмов. Аристотелю мир механизмов был еще чужд. Но тогда человек мыслит своей душой означает лишь, что человек мыслит мыслью Аристотеля. И мысль, естественно, правит бал.

Мы знаем, конечно, что были попытки положение дел как-то улучшить. Еще до появления квантовой физики возник своеобразный энепгетизм и связанная с ним идея гаиеостаза. В силу того, что я назвал свойственной языку инерцией, любая речь представляет собой энергию, еще не включенную в энергетику, потому что энергетика эта неудобна для измерения. Энергетика имеет дела не с количествами, а с выбранными наугад цифрами, манипуляция которыми предполагает, что какая-то величина остается всегда постоянной. Что до инерции, о которой идет речь, то нам придется рассматривать ее на уровне самого языка.

Какая связь может существовать между артикуляцией, которая организует язык, и наслаждением, которое оказывается субстанцией мысли — мысли, чьим отражением предстает мир для традиционной науки? Именно это наслаждение виной тому, что Бог — это высшее бытие. Бытие это представляет собою, по Аристотелю, не что иное, как место знания — знания о том, что является для каждого из остальных существ благом. К мысли, как мы ее понимаем, то есть к мысли, находящейся во власти присущей языку инерции, это имеет, согласитесь, самое малое отношение.

Неудивительно, что людям такдолго не удавалось загнать наслаждение в угол, сцапать ero, прищемить ему хвост, воспользовавшись для этого тем, что с инерцией языка, похоже, совместимо лучше всего, — идеей цепочки, цепочки, чьи сделанные из нитей круглые звенья непонятным образом друг с другом сцепляются.

Я развивал уже однажды здесь эту мысль и надеюсь теперь сделать это удачнее. В прошлом году — я сам удивля-

Обложка.
DJVU. Семинары. Книга 20. Ещё. Лакан Ж. Страница 132. Читать онлайн