Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСеминары. Книга 20. Ещё, Лакан ЖакЛакан ЖакСеминары. Книга 20. Ещё
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Жак Лакан djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

DJVU. Семинары. Книга 20. Ещё. Лакан Ж.
Страница 126. Читать онлайн

Еще: глава 1Х

127

Однако, как это ни печально, все, что бихевиоризм сделал — это спроецировал в нервную систему выработанное философией, аристотелевской философией, о душе. Ничего больше. Это ясно уже из того, что он так и не совершил, насколько я знаю, никакого решительного переворота в этике, в наших ментальных, фунда-ментальньп, навыках. Человек, будучи лишь объектом, служит определенной цели. Его жизнь, чтобы он сам об этом ни думал, направляется целевой причиной. Заключается эта цель в том, чтобы жить, а точнее, выжить — отдалить момент смерти и взять верх над соперником.

Количество мыслей, которое подобная картина мира, Weltanschauung, подразумевает, исчислению, ясное дело, не поддается. Неизменным остается эквивалентность мысли и

мыслимого.

Что безусловно отличает свойственный традиционной науке способ мышления, так это его, так сказать, классицизм — аристотелевское царство классов, родов и видов, заключающее в себе индивида как частную разновидность. На этом строится определенная эстетика и зиждется определенная этика. Эту этику я определю очень просто, так просто, что это может вас вогнать в краску, но не надо торопиться с выводами — итак, мысль на той стороне, где власть, а мыслимое на д~зугой стороне. Это легко прочитывается уже в том, что рычагом власти, является, по сути, речь — она одна объясняет и дает отчет.

Бихевиоризм в рамки этой классической модели вполне укладывается. Это dit-тапсЬе, рычаг речи, а значит, dimanсЬе, воскресенье: тот, по выраженью Кено, праздник жизни, что оборачивается, как он же показал, одичанием.

С первого взгляда это вовсе не кажется очевидным. Хочу, однако, заметить, что Праздникжизни Кено нашел себе благосклонного читателя в Кожеве, человеке, в истории мысли далеко не последнем, который разглядел в этой книге ни больше ни меньше, как абсолютное знание — то самое, что было обещано нам в свое время Гегелем.

Обложка.
DJVU. Семинары. Книга 20. Ещё. Лакан Ж. Страница 126. Читать онлайн