Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСеминары. Книга 11. Четыре основные понятия психоанализа, Лакан ЖакЛакан ЖакСеминары. Книга 11. Четыре основные понятия психоанализа
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Жак Лакан djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

DJVU. Семинары. Книга 11. Четыре основные понятия психоанализа. Лакан Ж.
Страница 271. Читать онлайн

272

Жак Лакан

Напрашивается, однако, другая формулировка, более радикал ная. Встает вопрос об отношениях между желанием господина, с одной стороны, и желанием раба, с другой. Гегель уверяет, что этот вопрос решен. На самом деле, до решения ему далеко.

Поскольку я собираюсь, до начала следующего учебного года, с вами расстаться, поскольку следующая наша встреча станет вэтом году последней, позвольте сделать в заключение несколько замечаний, которые дадут вам понять, в каком направлении мы впоследствии будем двигаться.

Если позицию господина действительноопределяетотношение его к принятию смерти, приписать ему какое-то внятное отношение к желанию, по-моему, нелегко. Я имею в виду именно господина у Гегеля, а не господина, каким предстает он в античности. От этого последнего дошло до нас несколько портретов — Алкивиада, скажем, чье отношение к желанию вполне, как раз, ощутимо. Алкивиад приступает к Сократу, требуя от него чего-то такого, что он, сам не представляя, что это, зовет агальмой. Некоторые из вас знают, что термином этим воспользовался, в свое время, и я. К агальме этой, к тайне, которая в заволакивающем взор Алкивиада тумане представляется ему чем-то лежащим по то сторону любых благ, я, в дальнейшем, вернусь.

С чем, как не с первыми начатками техники проработки переноса, сталкиваемся мы в эпизоде, когда Сократ, вместо того, чтобы советовать Алкивиаду, как некогда в юности, заняться своей душой, рекомендует ему заиятяься, как подобает окрепшему, в расцвете сил, мужу, своим желание и — своими, как говорят французы, луковицами? Верх же иронии Платона состоит в том, что пресловутые луковицы эти воплощены на сей раз в существе нелепом, едва ли не шутовском, никчемном. Я первым, кажется, обратил внимание, что сами стихи, которые вкладывает Платон этому персонажу в уста- стихи, где речь идет о природе любви — свидетельствуют о ero граничащем с шутовством ничтожестве — ничтожестве, делающем из Агафона предмет, для желания господина, пожалуй, наименее подходящий. Само то, что персонажа этого зовут Агафоном — именем, которому приписывал Платон верховную ценность — вносит в диалог, быть может, невольную, но неоспоримую ноту иронии.

Желание господина оказывается, таким образом, с самого появления своего на исторической сцене, термином, по природе своей. наиболее неприкаянным. Сократ, напротив, желая получить ответ,

Обложка.
DJVU. Семинары. Книга 11. Четыре основные понятия психоанализа. Лакан Ж. Страница 271. Читать онлайн