Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСеминары. Книга 10. Тревога, Лакан ЖакЛакан ЖакСеминары. Книга 10. Тревога
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Жак Лакан djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

DJVU. Семинары. Книга 10. Тревога. Лакан Ж.
Страница 46. Читать онлайн

Тревога: глава III

47

счете, совершает сам Гамлет. Принц Датский, чье желание, IIo причинам, которые я ранее вам уже изложил, бессильно исполнить волю тени, ghost, ero отца, пытается воплотить в этой сцене нечто такое, что напоминало бы его собственный зеркальный образ, причем образ этот ставится им в ситуацию, где он не мстит за преступление, а усваивает для начала преступление, за которое предстоит отомстить, себе.

В итоге, однако, этого оказывается недостаточно. Увидев, словно в волшебном фонаре, эту сцену, Гамлет действительно испытывает, судя по его речи и поведению, как обычно представляют их здесь актеры, настоящий приступ маниакального возбуждения — но что в этом толку, если минутой позже, когда ему предоставляется возможность с врагом расправиться, он находит предлог, чтобы уклониться от действия — предлог, который для любого зрителя выглядит смехотворным. Застав короля за молитвой, он говорит себе, что не хочет, нанеся удар в столь благочестивый момент, отправить его душу прямо на небо.

Я не стану разъяснять вам эту сцену в подробностях, так как нам предстоит идти дальше. Это всего лишь отголосок идентификации совершенно иной природы, о важности которой мне приходилось говорить вам раньше — идентификации Гамлета с Офелией. Позже, на следующем витке, он словно одержим становится яростью, в которой мы без труда узнаем чувства той, чье самоубийство явно было самозакланием, жертвой манам отца, чья смерть как раз и стала для Офелии роковой.

Люди с незапамятных времен верили, что когда погребальные церемонии не совершены до конца, это имеет дурные последствия. Месть, к которой взывает Офелия в момент, когда она неожиданно понимает, кем отец, этот ненужный, незнакомый предмет, на самом деле для нее был, — месть эта остается неутоленной. Здесь налицо то, в чем Фрейд видит главный источник функции скорби — идентификация с объектом. Именно таково беспощадное определение скорби, к которому сумел прийти Фрейд — она выступает у него как своего рода обратная сторона посвященных умершему слез, фон упреков, наличие которого предполагает тот факт, что каким бы покойный ни был в действи-

Обложка.
DJVU. Семинары. Книга 10. Тревога. Лакан Ж. Страница 46. Читать онлайн