Глава восьмая

Способ достижения индивидуальных отношений

Этапы развития индивидуальных отношений

Способность к индивидуальным отношениям – есть, по сути, характеристика уровня развития личности человека (в том смысле, в котором этот процесс понимается психософией). Иными словами, человек способен на то или иное качество индивидуальных отношений в зависимости от уровня развития своей личности. Соответственно, чтобы понять способ достижения индивидуальных отношений, мы должны хотя бы в общих чертах представлять себе этапы развития личности. Не повторяя здесь всей теории развития личности, изложенной нами в книге «Развитие личности», мы сосредоточимся здесь на конкретизации способности человека к индивидуальным отношениям, в зависимости от того уровня развития личности, на котором он находится. Тем более, что именно эта способность позволяет нам наиболее точно определить уровень развития личности конкретного человека.

Первый уровень развития личности носит название первичной открытой модели (ПОМ). Для такого человека возможны лишь транзиторные индивидуальные отношения. В нем пока слишком сильна тенденция к отождествлению, а значит, и средний контур личности, и пробиться к его сущности оказывается делом почти невозможным. Если же это и происходит, то случается, как мы уже знаем, только при стечении огромного множества обстоятельств, совершенно случайно и непроизвольно. А после того, как такая – транзиторная – поездка в реальность индивидуальных отношений состоялась (если состоялась), он не осознаёт ни глубины, ни значимости пережитого опыта. Отожествив его с какой-нибудь прозаичной (или, напротив, весьма романтичной) содержательностью, он уже не может извлечь из собственного психологического опыта того ценного и дорогого, что он потенциально несет. Он обращается с ними так же, как малый ребенок, который играется с предметами искусства или историческими раритетами, – что ему до того, что этой безделушке несколько веков или что ее касалась рука какого-то гения? Для него это просто предмет неугасимого исследовательского интереса, ничего больше.

Но вот случается глубокий, субъективно неразрешимый личностный кризис, знаменующий собой переход на новый уровень развития личности, и пред нами уже не тот былой «рядовой продукт» социализации, «винтик социальной машины», простой элемент социальных отношений («марионетка», как он сам скажет теперь), перед нами теперь индивидуалист, который с прискорбием взирает на окружающий его мир, «понимая», насколько глубоко все вокруг и во всем заблуждаются: глупы, поверхностны и лживы. Он теперь «знает» это! Так возникает новая граница между «мной» и «миром», причем, не та, прежняя, психофизическая, а новая – идейная, моральная, выношенная и выстраданная. На этом этапе своего развития личность пытается отграничить себя от мира непреодолимой стеной транзиторно-формальных отношений. Средний контур личности подвергается серьезной редукции: ее роли, которые ранее были я-отождествленными, теперь одна за одной, с каждым новым разочарованием в людях, превращаются в я-неотождествленные. Личность продолжает играть роли, с которыми не имеет ничего общего, защищая от посторонних глаз свою собственную – ощущаемую, но не понятую должным образом – сущность. Так в общем виде выглядит человек на втором уровне развития личности – на уровне первично-закрытой модели (ПЗМ).

Для личности уровня ПЗМ все разделено и поделено – и внутри, и снаружи. Все определено и всему найдено свое место, но от этого не легче. Цинизм кажется спасительным лекарством, но лечит он, как это не парадоксально, «раны сердца», которого, кажется, уже и нет у такого человека. Тут и воинственность, и гордое одиночество, и череда трагических озарений, и ощущение собственной избранности, чередующееся с чувством никчемности и потерянности, в общем, вся традиционная романтическая лирика «страдающей души». Колоссальным образом раздвигается внутреннее пространство, да это и понятно – слишком далеки транзиторно-формальные отношения от индивидуальных, я-неотождествленные роли от сущности. Но именно в тоске этой разделенности, раздвоенности рождается бесконечное неисполнимое влечение, мечтание об индивидуальных отношениях, поиски «родной души», желание найти, наконец, пристанище для скитающейся души, обрести покой и благодать, отказаться от лавр собственной исключительности, ради радости близости и душевно родным человеком. Изначально ПЗМ фактически отказывается от жизни, ведь разве можно жить, не будучи самим собой? И теперь, к концу этого этапа развития личности, желание жить полно, по-настоящему, всем своим существом возвращается к человеку.

Тут открывается примечательная возможность войти в индивидуальные отношения с самим собой – принять себя таким, каким ты являешься, ощутить собственную способность быть любящим и нежным, принимающим и проявляющим заботу. На смену осознанию собственной исключительности приходит ощущение собственной индивидуальности, именно в таком виде, в каком она была описана выше. Хотя люди сейчас по-прежнему одиноки, но зато мир, окружающий человека в его одиночестве, может предстать перед ним совсем по-новому, совершенно в другом свете – таким же самостоятельным и таким же одиноким, как он сам. Чем не повод войти с ним в индивидуальные отношения – «вот и встретились два одиночества». Когда и те, и другие индивидуальные отношения становятся возможными, когда для человека начинает потихоньку приоткрываться реальность индивидуальных отношений, ПЗМ находится на излете, и далее наступит черед третьего этапа развития личности, переход во вторично-закрытую модель (ВЗМ).

Личность – образование социальное, поэтому, если говорить о ее развитии, то кульминацией каждого этапа (уровня) этого процесса является качество отношений с другими людьми. И если ПЗМ отвергала другого в его сущности, то ВЗМ, наконец, открывается ему. Но открытие это далеко не полное, неслучайно система личности все еще несет название «закрытой», хотя уже и «вторичной».

Итак, реальностью становится сфера индивидуальных отношений, точнее говоря, неполных индивидуальных отношений. Но в жизни не все проходит так гладко, как бы того хотелось, и, зачастую, ПЗМ так и не переходит на следующий уровень развития личности, оставаясь тем никчемным странником жизни, который тяготится окружающим его миром, ощущает свою чуждость ему (причем в большей степени миру социальному).

Впрочем, возможен и благополучный исход второго этапа развития личности, причем двух типов. Нечасто, но встречаются личности с огромной самоактуализирующей тенденцией внутри себя, которая заставляет их двигаться по пути развития личности от этапа к этапу, от уровня к уровню, несмотря даже на отсутствие сопутствующих, катализирующих условий. Такие люди сами достигают реальности индивидуальных отношений с другим явственно, репрезентируя ему собственную индивидуальность, по сути, вынуждая его к ответному шагу, к индивидуальности отношений. В том же случае, когда самоактуализирующая тенденция не настолько сильна, чтобы понуждать человека к самостоятельному и целенаправленному поиску таких отношений, осилить эту задачу в одиночку не так-то просто. И тут необходимо появление того, кто откроется «закрытой» личности навстречу, откроется своим существом, не требуя, впрочем, ответного шага. Тот, кто предложит индивидуальные отношения, создавая те самые условия, которые необходимы личности для перехода на третий уровень ее развития. И именно психотерапевт, зачастую оказывается тем самым «идущим навстречу», катализатором самоактуализирующей тенденции своего «пациента».

Так или иначе, но развивающаяся личность самой своей жизнью, своей активностью, своими страданиями, переживаниями и поступками предуготовливает себя к тому, чтобы сделать индивидуальные отношения возможными для себя. До тех пор никакие усилия не позволят нам достигнуть заветной цели – путь должен быть пройден целиком и полностью самой развивающейся личностью. В этом смысле показательна христианская традиция – присутствие Христа не сделало его учеников святыми, подлинно верующими (о чем говорят отречения Петра, сомнения Фомы и т. д.), однако, тот путь страданий и лишений, который они прошли после смерти и воскрешения Христа, действительно, изменил их сущностно.

Изменения, которые происходят в развивающейся личности, не мгновенны. И период, когда человек находится меж двух миров, курсируя между реальностью обыденной жизни и реальностью индивидуальных отношений (неполных индивидуальных отношений), может быть очень долгим. И только когда индивидуальные отношения становятся осознанной ценностью, смыслом жизни человека, только когда они стали его целью и святыней – только тогда, долгим и кропотливым трудом, он достигнет реальности полных индивидуальных отношений. Последняя ступень, равно как и любая другая, конечно, не является обязательной, кроме того, отсутствие должного внутреннего потенциала развития, какие бы мы условия ни создавали, и вовсе не позволит человеку дойти до этого, третьего уровня развития личности. Но если это все-таки происходит, то человек обретает удивительное свойство, которое можно было бы назвать самопсихотерапевтичностью.

Проблемы, жизненные трудности не исчезают, но человек научается справляться с ними без внутреннего напряжения. Теперь он свободен от большей части своих идеалистических конструктов, способен мыслить эйдесически. Он знает теперь, что представляет действительную ценность, и этим он освобождает себя от груза бесконечных сомнений. «Самоактуализацию, – пишет Абрахам Маслоу, – можно было бы определить как такое развитие личности, которое освобождает человека от дефицита проблем роста и от невротических (или инфантильных, или воображаемых, или ненужных, или “ненастоящих”) проблем жизни, так что он может обратиться к “настоящим” проблемам жизни (сущностно и предельно человеческим проблемам, неустранимым, “экзистенциальным” проблемам, у которых нет окончательного решения), – и не только обратиться, но и устоять перед ними и взяться за них. То есть самоактуализация – это не отсутствие проблем, но движение от преходящих или ненастоящих проблем к проблемам настоящим»52.