Глава седьмая

Формы проявления индивидуальных отношений

Полные индивидуальные отношения

Индивидуальные отношения это не какая-то фиксированная данность, которую можно положить в карман и время от времени извлекать оттуда по собственному усмотрению для удовлетворения духовных нужд. Индивидуальные отношения – нечто куда более значительное: сам факт способности человека вступать в эти отношения свидетельствует о высоком уровне развития его личности. По большому счету, они – способ бытия личности, вышедшей на уровень так называемых «вторичных моделей», описанных нами в книге «Развитие личности»47.

Индивидуальные отношения преображают человека, изменяют его мировоззрение и мировосприятие, определяют приоритеты, ценности, направленность его активности и деятельность, соответственно. Под формами проявления индивидуальных отношений мы понимаем степень, если так можно выразиться, вовлеченности человека в реальность индивидуальных отношений. Это позволяет выделить две основные группы (формы) индивидуальных отношений, а именно – полные и неполные индивидуальные отношения. Но также говорить и о транзиторных индивидуальных отношениях, которые может пережить любой человек вне зависимости от уровня развития его личности, но которые не влекут за собой длительных и значимых изменений в его личностной организации.

Под полными индивидуальными отношениями следует понимать такие индивидуальные отношения, которые в полной мере соответствуют всем приведенным выше критериям индивидуальных отношений – изменение способа существования, специфическое гештальтирование, аннигиляция структур личности, адаптивность. Достижение же этих изменений – дело непростое и встречается нечасто, ведь очевидно, что если отношения соответствуют всем этим критериям, то мы имеем дело с особенным существованием, которое, например, в буддийской традиции, получило название «просветления», «прекращения страдания», хотя, вероятно, здесь применимы и другие аналогии. В любом случае это говорит о высочайшем уровне развития личности, перерождении сущности человека, переходе ее в новое качество.

Критерием, позволяющим отличить полные индивидуальные отношения от неполных, является одновременно переживаемая человеком генерализованная и недифференцируемая общность его индивидуальных отношений с миром, другими и самим собой. В тот момент, когда теряется эта граница, разделяющая индивидуальные отношения человека с самим собой, с другими людьми и с миром, его окружающим, он достигает полных индивидуальных отношений.

Притягательность конкретной индивидуальности, с которой мы находимся в индивидуальных отношениях, очень сильна и потому приоритетна, благодаря чему чаще всего мы находимся в каком-то одном виде индивидуальных отношений – то ли с другим человеком, то ли с миром, то ли с самим собой – и отмечаем индивидуальность отношений с конкретной индивидуальностью. В реальности полных индивидуальных отношений сущностность человека раскрывается максимально широко и границы «вещей» исчезают. Все в сущем одномоментно ощущается одинаково значимым и индивидуальным, сама же личность приобретает своеобразную внешнюю неизменность. «Лишь тот человек действительно велик, – пишет С. Вивекананда в своей “Философии йога”, – чей характер велик и неизменен во всех обстоятельствах жизни»48. Когда речь идет об индивидуальных отношениях с другим человеком – это всегда именно пара, двое, но не трое и не пятеро. Если в пространстве отношений появляется кто-то третий, они в значительной степени искажаются, но при полных индивидуальных отношениях это уже не имеет значения – хоть два, хоть три, хоть пятнадцать. Человек, достигший способности к полным индивидуальным отношениям, видит единство окружающих его сущностей через их сродство, общий признак – индивидуальность каждой из них.

Реальность полных индивидуальных отношений – это совершенно новый и иной взгляд на жизнь, в ней нет тех различий, которые определяют структуру содержательных отношений. Она воспринимается такой, какая она и есть на самом деле, – целостной. Общая, полная, непрерывная, взаимопроникающая взаимосвязанность всего в мире – вот то, что осознаёт и действительно ощущает человек в реальности полных индивидуальных отношений. Не случайно именно Гаутама Будда формулирует широко известный закон причинности, который в переложении С. Радхакришнана звучит следующим образом: «Природа – это постоянное вибрирование, бесконечный рост, связанный железной цепью причинности. Это – постоянное целое, единое и неделимое. Все происходящее посылает пульсацию через весь круг существования, а это только другое название для бесконечного изменения. Даже в простом механизме бездушной вселенной буддизм видит вечный космический закон или упорядоченный процесс. Это – “огромный лабиринт, но не без плана”. Колесо космического порядка движется “без создателя, без известного начала и будет существовать вечно в силу природы сцепления причины и следствия”»49.

Хотя приведенная цитата из монографии по индийской философии доктора Сарвепалли Радхакришнана и содержит основную мысль закона причинности, а иначе мировоззрения, дарованного реальностью полных индивидуальных отношений, понять ее истинность чисто интеллектуально не представляется возможным. Только тогда, когда эта мысль-осознание пронизывает все существо человека, она становиться истинной и наполняется действительным смыслом. Но чтобы сделать эту мысль ближе, для того чтобы приблизиться к пониманию того, что же такое в действительности реальность полных индивидуальных отношений, попробуем обратиться к собственному воображению…

Если попытаться найти аналогию этому буддийскому закону причинности, то ближе всего к нашему мировосприятию будет выражение «совпадение случайностей» или нечто в этом роде. Итак, всё в мире определяет всё. Если мы дадим эту формулировку с использованием оси времени, то ее можно будет сказать и так: все, что случилось до данного момента времени, определило данный момент времени. Это соответствует даже формальной логике, так что, по идее, мы должны с этим согласиться. Хотя, если мы будем пытаться понять, как рождение младенца, произошедшее только что в одном из племен, населяющих долину Амазонки, повлияло на то, что сейчас вы держите в руках эту книгу, логика явно нам откажет. Но все же надо думать, что повлияло. Возьмем более реалистичный пример: посмотрите на свой письменный или кухонный стол – на нем стоит несколько предметов, повлиял ли один предмет на то, что другой стоит именно там, где он стоит? Вероятно, да, поскольку если бы стол был пуст, то мы бы расположили этот один предмет как-то иначе.

Заметим попутно, что стереотипное западное мышление, склонное к расчленению (анализу), предпочитает находить одну-единственную причину и ее непосредственное следствие, в контексте же закона причинности о следствии говорить даже как-то неудобно. Причинно-следственность очень физиологична (мы определяем ее как гносеологическую особенность субсубъекта), это структура устройства рефлекторной дуги – «стимул-реакция». Но это не только не опровергает, а, напротив, доказывает, что данный феномен носит лишь приспособительный характер – особи действительно необходимо выделить главное, непосредственное воздействие, но эта ее избирательность не отражает сути единого мирового процесса. Впрочем, даже животные способны корректировать свою деятельность, полагаясь на явления, которые не могут быть осмыслены как «причины»: как птицы заранее чувствуют приближение холода? как рыба определяет направление к месту, где совершит нерест? и т. д. Человек же пошел куда дальше: он прогнозирует количество снега по погоде в определенный день осени, а свою судьбу сопоставляет с движением небесных светил. Ощущение того, что все взаимосвязано, заложено уже в нашем подсознании.

Теперь представьте, что все происходящее в мире – единый процесс. На первый взгляд это кажется допущением, но если мы приглядимся повнимательней, то заметим, что представить обратное куда сложнее. Несметное количество событий происходит в каждый момент времени, само существование чего-то – уже является событием. Всякое событие можно рассмотреть в роли эпицентра происходящего, понятно, что чем дальше (в широком смысле этого слова) другое событие, от принятого нами за точку отсчета, тем меньше влияние на него того события, которое мы рассматриваем в качестве основного, пусть оно опосредованно и не раз, но оно оказано. Осознавая это, и, видимо, под впечатлением этого осознания, Будда говорил даже о неком общем законе, некой общей идее, общем плане происходящего, что нашло свое отражение как в конкретных высказываниях по этому вопросу, так в и концепции кармы. Все в мире взаимосвязано, так гласит, в упрощенном понимании, принцип отношений, а это и есть закон причинности.

Впрочем, осознаём ли мы это? Кто-то скажет, что, только пытаясь представить себе это наглядно, «и с ума сойти недолго», что уж говорить об осознании. Но в реальности полных индивидуальных отношений это возможно. Более того – так и происходит, только форма этого понимания-ощущения несколько иная. Посмотрим на закон причинности с другой стороны: если все происходящее влияет на то, что есть, значит, иного «есть» быть не могло, хоть оно и «относительно» случайно, это единственно возможная случайность. В результате всякое событие может быть осознано и как результат творения Вселенной, и как причинность этой самой Вселенной, а также как ничтожное событие, ничего собой не представляющее, раз оно столь жестко детерминировано. Такое «одновременное» ощущение и абсолютной ценности, и совершенной проходящности единичного явления может быть достигнуто только в реальности полных индивидуальных отношений с миром.

Самый главный вопрос, который встает в этой связи, – это вопрос о «свободной воле», который пытались разрешить и Артур Шопенгауэр, и Будда, и множество других философов. С точки зрения формальной логики, закон причинности противоречит закону кармы, поскольку если все продиктовано причинностью, то и то, что мы делаем, от нас зависеть не может. Но коли так, то о какой карме и о каком возмездии за наши «неблагочестивые» деяния может идти речь? Чтобы как-то нивелировать это противоречие, буддизмом постулируется наличие этой самой «свободной воли», чем на каждого возлагается ответственность за то, что он делает, а судьей и палачом назначается сама карма. Все это плод допущений и идеалистических конструктов, необходимых в чисто прагматических целях, а закон причинности все-таки является довлеющим в любом случае. Но оставим это здесь…

Итак, мы в общих чертах уяснили систему восприятия мира в реальности полных индивидуальных отношений, теперь коснемся того, как человек, будучи в ней, ощущает других людей. Есть такое расхожее словосочетание: «видеть насквозь». Обычно под ним понимают способность понимать суть потребностей того или иного человека: то ли он лжет, то ли просит, то ли справляется со смущением и неловкостью. Мы же предлагаем представить его значение несколько по-другому, а именно, как видение сущности другого человека, видение сущности сквозь сложные системы внешних контуров личности. Будучи в реальности полных индивидуальных отношений, вся содержательная шелуха отпадает, и перед нами предстает беззащитная, часто даже несчастная человеческая сущность, движимая множеством содержательных причин, которые как раз и вынуждают человека лгать, просить, смущаться и сдерживать смущение.

Таким образом, осознаётся наносность и незначительность всего того, чем нам обычно представляется конкретный человек, все, кроме его истинной сущности, представляется нам проходящим, пустым и не имеющим никакого значения. Только она постоянна и ценна, все остальное – случайно. Здесь рождается сострадание ко всякому человеку, поскольку сущность всякой личности измучена содержательностью, одинока и несчастна. Владыка мира и последний из нищих – всякий страдает. Имеет ли значение содержательная сторона этого страдания? Для простой личности – да, для человека, пребывающего в реальности полных индивидуальных отношений, – нет. Всякий человек для него – истинная красота, исковерканная содержательностью жизни. Именно это видит просветленный человек, а иного для него и не существует. Неслучайно, согласно легенде, именно увиденное наследным принцем Сиддхартхой Гаутамой человеческое страдание пробудило в нем потребность искать истину и, в конечном итоге, стать Буддой.

Как же ощущает сама себя такая просветленная личность? Вышеизложенное должно приводить нас к мысли о том, что он ощущает себя сопричастным всему, хотя, на самом деле, это не совсем так. Он ощущает себя во всем, причем, именно благодаря полному и истинному отношению с собственной сущностью. Весь мир для него – это движение сущности такой же, как и его собственная, а значит, и движение его собственной души – это движение мира и других людей. Такой человек синхронизирует процесс своей сущности со всеми процессами, составляющими мир, и поскольку его собственный, внутренний процесс гармонизирован, такая синхронизация с прочими процессами оказывается целительной для них. Он вряд ли бы стал это говорить, но, скорее всего, это прозвучало бы так: «Я вижу суть вещей. Я ощущаю свою сопричастность всему. В мире нет качества, нет постоянства формы и содержания – и именно это ценно, другая же истинная ценность в том, что создает возможность этой проходящности».

Семантическая слабость языка, к сожалению, не позволяет нам четко определить и представить переживания полных индивидуальных отношений. На аналогичные трудности наталкиваются и попытки определить Нирвану. С. Радхакришнан говорит, что, какие бы эпитеты превосходной степени ни использовались для определения состояния Нирваны, мы не достигнем искомого. Гаутама Будда давал лишь отрицательное определение Нирване: «Не становленное, Не рожденное, Не производимое, Не имеющее формы», посредством чего «избавляются от того, что Становится, Рождается, Производится и Принимает форму». Лама Анагарика Говинда добавляет: «Радость растворяется в том возвышенном состоянии ясности и безмятежности, которое, как мы видим, сохраняется даже в наивысших состояниях внутреннего самососредоточения, возникающих после преодоления чувств удовольствия и боли и любых других эмоций. В этом наивысшем состоянии все оттенки мышления и чувств, рассудка и души сглажены. Теперь их место занимает то блаженное сознание единства, тождественности, неизменяемости и согласия, которое может быть описано только в отрицательных терминах»50. Полные индивидуальные отношения – это нечто близкое Нирване.

Там, где прерывается череда рождений и смерти и, согласно воззрениям буддистов, заканчивается страдание, там, где человек обретает божественную святость и возносится в царствие небесное, как об этом говорят христианские мистики, там, где человек, согласно мифологическому мышлению, поднимается на небесный свод, по которому кружат боги в своих колесницах, – там восстанавливается истинная целостность, там она становится действенной и нерушимой, там полностью являет себя в конкретном человеке принцип целостности. Это «там» – реальность полных индивидуальных отношений.