Эшли

Эшли за тридцать, она получила прекрасное образование и работает по специальности, привлекательна, элегантна и обладает живым умом – чего еще можно пожелать начинающему инспектору лжи? Тем вечером, о котором идет речь, она явилась на вечер экспресс-знакомств, устроенный местными властями в хорошем ресторане, который в тот понедельник закрылся пораньше, чтобы обслуживать только одиночек, ищущих любви во всех веселых местечках.

Эшли надела свое любимое платьице, пришла пораньше, заказала себе бокал вина, заполнила полагающуюся анкету и устроилась в уютном уголке за столиком на двоих. Официантка, ставя на стол табличку с номером, бодро пожелала ей удачи.

Эшли выпила еще глоток вина для храбрости и перечитала два вопроса, которые я для нее приготовил. Она жаловалась мне, что все до единого молодые люди, с которыми она встречалась, впоследствии оказывались врунишками. Она была полна решимости найти мужчину, который бы не лгал – более того, мужчину, который считал бы ложь вопиющим оскорблением.

Поэтому я сформулировал вопросы, подходящие к ее конкретной ситуации:

Вопрос номер один : Тебе когда-нибудь случалось кого-нибудь обманывать? Вопрос номер два : Как ты думаешь, что должна делать женщина, если она обнаружит, что ее возлюбленный ее обманывает?

Эти вопросы специально сформулированы так, чтобы спровоцировать отвечающего на ложь, если он вообще имеет склонность лгать. Однако важна не только суть вопроса, но и подача, поэтому я специально научил Эшли, как правильно задавать каждый вопрос – не начинать знакомство с него, а ненавязчиво вплести его в беседу.

Эшли освежила вопросы в памяти, убрала карточку с ними в кошелек и огляделась – ресторан понемногу наполнялся посетителями обоих полов. Громогласный ведущий обратился к собравшимся с бойкой вступительной речью, сдобренной несколькими плоскими шуточками, а затем перечислил правила: никакого физического контакта, по звонку мужчины должны немедленно встать и пересесть за другой столик и так далее; между тем Эшли изучала толпившихся у барной стойки мужчин, дожидаясь первого звонка, возвещавшего начало вечера экспресс-знакомств.

Большинство посетителей-мужчин были, как и она, молоды и хорошо одеты. На первый взгляд все они казались уверенными в себе, взрослыми, состоявшимися людьми, вежливыми и ухоженными, но при этом, конечно, слегка взвинченными и напряженными. Никто из них не производил впечатления завзятого лжеца, и на краткий миг Эшли задумалась, стоит ли вообще опасаться обмана.

Но тут же поймала саму себя на противоречии: ведь если лжеца видно с первого взгляда, значит, не так уж он и ловок! Вскоре вечер начался, и Эшли познакомилась со своим первым собеседником. Это был Дейв.

Дейв

«Прекрасное начало вечера!» – подумала Эшли, когда Дейв подошел к ее столику и, прежде чем усесться, нарушил правила вечера – крепко пожал ей руку. Крепко, но не слишком, – по-мужски, но без показного суперменства, – и Эшли тут же прониклась к нему симпатией. Дейв был высок, темноволос, красив, прекрасно одет и искренне похвалил ее платье и красивую прическу только что из парикмахерской.

Эшли была готова растаять – но решила пока подождать. Да, с виду Дейв мужчина ее мечты, – именно в таких она всегда влюблялась, и именно такие потом ей врали. Теперь Эшли испугалась, как бы не отнестись к Дейву не по заслугам холодно – а он, сидя напротив, так и источал обаяние, поэтому Эшли оказалось легко выровнять курс и вернуться к прежней приветливости.

Эшли старательно вела светскую беседу, стараясь получить максимум удовольствия из обмена репликами со своим первым экспресс-знакомцем. У Дейва было индивидуальное предприятие.

– Компьютеры, – загадочно сказал он, а затем с улыбкой признался: – На самом деле три года назад я организовал фирму по ремонту компьютеров на дому, и с тех пор дела идут неплохо, в основном потому, что беру я вполовину меньше, чем попросила бы какая-нибудь крупная ремонтная фирма за то, чтобы приехать прямо домой к клиенту и все починить.

Его уверенность в себе и манера держаться произвели на Эшли приятное впечатление. Когда время подошло к концу, Эшли взяла себя в руки и задала вопрос номер один:

– Дейв, тебе случалось когда-нибудь кого-нибудь обманывать? Дейв улыбнулся, поставил ноги ровно – до этого он сидел нога на ногу – и чуть подался вперед.

– А ты сама как думаешь? – спросил он, ехидно хмыкнув. – Тебе вообще-то не кажется, что это слишком интимный вопрос? То есть все зависит от того, что ты понимаешь под словом «обманывать».

На это Эшли пожала плечами:

– Так и есть, Дейв. А тогда ответь, пожалуйста, – и она задала вопрос номер два. – Как ты думаешь, что должна делать женщина, если она обнаружит, что ее возлюбленный ее обманывает?

Дейв снова положил ногу на ногу и, немного помедлив, ответил:

– Зависит от того, что именно произошло, – сказал он наконец. – Наверное, еще и от того, признался ли он. Стал ли он извиняться? Не пришлось ли ему врать, потому что ты его вынудила? Я же не имею права судить.

– Да нет, я не прошу тебя никого судить, Дейв, я прошу тебя быть честным с самим собой… – начала Эшли, но тут зазвенел звонок. Дейв тут же вскочил, словно они говорили о погоде, и снова пожал ей руку.

– Надеюсь, мы скоро снова увидимся, – заметил он.

Эшли порозовела и невольно подумала – хотя и не сказала, – что его надежды, вероятно, очень и очень оправданы.

Чак

Следующему собеседнику Эшли, Чаку, было под сорок, но выглядел он совсем как мальчишка – с круглым улыбчивым лицом и в круглых очках в тонкой металлической оправе. Он не был таким красивым и обаятельным, как Дейв, зато казался искренним и заражал своим энтузиазмом. Как и Дейв, он нарушил правила, пожав Эшли руку, и его ладонь оказалась теплой и влажной, – однако Эшли отметила про себя, что это отнюдь не показалось ей неприятным, наоборот, она даже умилилась, что человек, который выглядит таким спокойным, на самом деле так нервничает. Совсем скоро они уже заговорщически посмеивались над некоторыми другими парами, которые сидели и таращились друг на друга, не зная, что сказать.

Тактика Чака была идеальной: он задал Эшли несколько вопросов о ней самой, похоже, внимательно выслушал ответы и даже посмеялся ее бородатым анекдотам. Не то чтобы он неотразимо привлекал ее физически – зато с ним было легко говорить, поэтому прошла всего треть отведенного времени, когда Эшли непринужденно задала наш первый вопрос:

– Тебе случалось когда-нибудь кого-нибудь обманывать?

– Нет-нет, никогда в жизни! – сразу же ответил Чак, и глазом не моргнув. Прямо посмотрев на нее, он с искренним интересом спросил: – А почему ты спрашиваешь?

Не успела Эшли ответить, как он с брезгливой гримасой закончил:

– Я не уважаю обманщиков.

Эшли задумалась, не был ли его ответ слишком быстрым и слишком красивым – а может быть, он просто говорил чистую правду? Эшли захотелось решить эту задачку, и она тут же задала вопрос номер два:

– Как ты думаешь, что должна делать женщина, если она обнаружит, что ее возлюбленный ее обманывает?

Чак на миг задумался и ответил:

– Послать подальше!

Однако после секундной неловкой паузы он добавил совсем другим тоном:

– Эшли, я должен тебе признаться…

«Ну вот, начинается», – горько подумала Эшли. Однако, к ее изумлению, вместо того чтобы промямлить «Я обманывал свою бывшую подругу», Чак признался совсем в другом:

– Прости, что так резко ответил, – извинился он, хотя Эшли едва ли сочла бы твердость в отношении лжи резкостью. – Все из-за моей бывшей девушки. Честно говоря, мы расстались не по-хорошему. Мы встречались три года, и вдруг я узнал, что она мне изменяет – уже почти два года как, и хотя я человек мягкий и терпимый, друзья говорят, что даже слишком, с этим я никак не мог смириться…

Хотя лучшая подруга и советовала Эшли хотя бы в этот вечер никого не спасать, остаток отведенного для беседы с Чаком времени она занималась именно тем, что пыталась залечить его разбитое сердце. Когда Чак с неохотой поднялся, ей казалось, что они знакомы несколько месяцев, а то и лет. Эшли тоже было жаль, что их беседа так быстро закончилась.

Фил

Особенно когда к ней подсел следующий претендент. Вечер был в разгаре. Взглянув на Фила, Эшли с тоской поняла, что у него на лбу крупными буквами написано «бухгалтер». Он был бухгалтером с ног до головы – от черных начищенных ботинок до серого, скверно сидящего костюма, от дымчатых очков до невыразительно подстриженной редеющей шевелюры. Фил явно нервничал и смущался – и первым из новых знакомцев Эшли не стал нарушать правила и жать ей руку. Правда, Эшли решила, что это ей скорее нравится. В прошлом ей хватило отношений с «плохими ребятами» (мир полон Дейвов), так что, возможно, настала эпоха законопослушных. Никакой инициативы Фил не проявлял, и Эшли пришлось самой вести разговор. Когда она наконец задала свой первый вопрос, Фил был явно огорошен.

– Ты серьезно? Неужели я похож на подобных типов? – спросил он с легкой обидой, поерзав на стуле. – Не понимаю, какое это имеет отношение к делу, я бы ни за что не стал тебе врать! Горячность Фила произвела на Эшли благоприятное впечатление. Хотя он и был тихоней, однако мысль о неверности явно вызывала у него сильные чувства. Может быть, дело в том, что в прошлом его обманывали? Этого Эшли пока не поняла. Узнать наверняка можно было лишь одним способом – немедленно задать вопрос номер два:

– Как ты думаешь, что должна делать женщина, если она обнаружит, что ее возлюбленный ее обманывает?

– Ответь лучше ты, – возразил Фил, выпрямляясь. – Что бы ты сделала, если бы обнаружила, что твой возлюбленный тебя обманывает?

– Фил, со мной так было, – призналась Эшли и опустила глаза, – и я, к сожалению, не могу ответить, что немедленно с ним порвала – нет, я его простила и дала второй шанс. А он в благодарность за это изменил мне еще раз. То есть я надеюсь, что это было только дважды! В конце концов пришлось с ним расстаться.

Эшли была не очень уверена в искренности человека, отвечающего вопросом на вопрос, однако, когда она сделала это признание, сомнения не помешали ей задать Филу еще несколько вопросов о его личной жизни. К ее удивлению, он говорил честно и открыто и явно стремился лучше узнать Эшли (вероятно, он умел быть откровенным лишь в ответ на откровенность собеседника).

К сожалению, сама Эшли не была готова на взаимную симпатию к старине Филу (к тому же он действительно оказался бухгалтером!)

Сэм

Сэм, последний экспресс-знакомец Эшли в тот вечер, был моложе ее – ему еще не исполнилось тридцати, – и одевался соответственно: на нем были джинсы в обтяжку и простая, хотя и чистая, толстовка с капюшоном. Он щеголял трехдневной щетиной – но Эшли решила, что это специально; у него были выразительные брови и глаза необычного темно-зеленого цвета. Несмотря на разницу в возрасте, Эшли мгновенно прониклась к Сэму теплыми чувствами – стоило ему сесть напротив и устроиться поудобнее, скрестив ноги у щиколоток и откинувшись на спинку стула.

Они обменялись несколькими вежливыми репликами, и тут у Сэма зазвонил мобильник, но прежде чем молодой человек успел, смутившись, выключить звук, Эшли отметила, что мобильник играет одну из ее любимых песен. Это позволило завязать бойкий разговор о музыкальных пристрастиях, который так затянулся, что Эшли едва не забыла в последние минуты разговора задать первый вопрос:

– Тебе случалось когда-нибудь кого-нибудь обманывать? Сэм явно удивился и секунду просидел неподвижно, а потом несколько натянуто ухмыльнулся и ответил:

– Ну, вообще-то нет. То есть… ну да, на выпускном вечере моя девушка выпила лишнего и во время танцев поцеловалась с двумя… нет, с тремя другими мальчиками, так что я в отместку украдкой чмокнул в щечку нашу директрису. Это считается? Эшли так хохотала, что лишь с трудом выдавила вопрос номер два:

– Как ты думаешь, что должна делать женщина, если она обнаружит, что ее возлюбленный ее обманывает? На этот раз Сэм проявил твердость.

– Надо порвать с ним отношения, послать его подальше! – отрубил он. – И поскорее найти себе нового парня!

Эшли кивнула, и Сэм проницательно заметил:

– Ага, так вот почему ты сюда пришла! Да?