Сделаем выводы.

Описанные научные данные получены при массовом исследовании россиян. Использование при этом тестов, методик, признанных во всем мире, позволило получить валидные данные по отношению ко всем людям. Наряду с этим, эти данные получены в основном на примере анализа русских людей, русских крестьян. Поэтому они могут быть поучительными и по отношению к осмыслению психологических особенностей, строения души русских людей. Это понимание было бы неверно свести к навешиванию ярлыков шизоидности на русских, речь идет скорее о некоторых национальных чертах, которые сродни им. И это далеко не худшие черты народа. Это не второстепенные национальные черты русских, и они важны для целостного понимания национально-психологических особенностей, архетипов общественного сознания, важны для учета их в процессе социально-экономического обустройства России. Для русских особую роль играют душевность, справедливость, эмпатичность и масса других черт, которые душат и коверкают грубый меркантилизм и денежный фетишизм. Если это не учесть сейчас, то через некоторое время русская душа сбросит с себя эти оковы, причем настолько неистово и нетерпимо, что «с водами выплеснет и ребенка». Никакие упования на национальные особенности и особый душевный склад русских не отменяют у большинства общечеловеческой эгоистической сущности. Хотя среди шизоидов чаще встречаются лица с антиматериальными потребностями. Самое мудрое жизнеустройство для россиян – это то, которое будет создано на основе соответствия архетипам русской души, на личном интересе и личной выгоде, которые, однако, также специфичны у русских. При этом было бы неправильно отрицать право на это и других народов, с иными архетипами. Интересы всех российских народов должны быть гармонизированы. И для поиска такого жизнеустройства, истины, счастья и справедливости сама Россия превращается в странника, ищущего смысл жизни на Земле, странника для которого прибыль и материальное благополучие не затемняют души, человечности и справедливости.

Заключение

1. Шизоидные черты личности – это группа черт, предполагающая наличие взаимоисключающих для обычного человека тенденций, алгоритмов, метапрограмм, личностных качеств, мотивов поведения и других компонентов, которые в совокупности дают эффект «двойного зажима» в значительной степени за счет снижения активности защитных механизмов личности. У шизоидов господство в сознании одного эмоционального центра, одной доминанты со временем меняется на господство противоположного эмоционального центра, противоположной доминанты, которая в это время сосуществует в бессознательном.

Черты шизоидной акцентуации связаны с выраженной эмоциональной и интеллектуальной маргинальностью, при сохранении высокой психической активности, которая более направлена вовнутрь, в себя, при этом она обычно спонтанна, что порождает порой снижение эффективности экстравертированной деятельности. Однако чрезмерное повышение шизоидности связано с уменьшением силы личности, ее энергетического потенциала.

Людей, у которых эти особенности выражены рельефно, постоянно, системно, можно назвать шизоидами. Личности, у которых эти особенности и сопутствующие им выражены более ситуативно, функционально, обладают шизоидными чертами. Они могут составлять до 1/3 всех лиц той или иной выборки госслужащих.

2. Методика анализа шизоидных черт личности, построенная в большинстве случаев на использовании теста MMPI в совокупности с другими методами и методиками, в настоящее время может быть существенно усовершенствована на основе применения современных психодиагностических средств, новых информационных технологий, системы психодиагностических приемов анализа собранной психодиагностической и экспериментальной информации. Важнейшими из этих психодиагностических приемов в настоящее время можно считать:

а) сопоставление результатов психодиагностики лиц с чертами шизоидности с результатами психодиагностики лиц с относительно противоположными чертами и в целом по выборке, комплексно, по всем шкалам, с максимально полным использованием возможностей психодиагностических средств;

б) группировку и анализ результатов психодиагностики обследуемых по их биографическим данным;

в) сопоставление результатов психодиагностики лиц с относительно высокими и низкими значениями по шкале шизоидности теста MMPI с их биографическими данными и их анализ;

г) анализ статистических взаимосвязей роста степени выраженности шизоидных черт (что диагностируется с помощью фиксации роста значений шкалы шизоидности теста MMPI) c изменениями значений всех других шкал примененных тестов;

д) сравнение полученных результатов с помощью первых четырех методических приемов по качественно различным выборкам;

е) анализ относительных результатов по динамике изменения шкал тестовых методик;

ж) сравнительный анализ ценностных ориентаций шизоидов и других типов и подтипов личностей.

з) статистико-психодиагностическую проверку выдвигаемых и уже существующих гипотез, предположений в науке;

Данные методические приемы должны использоваться в комплексе с другими, хорошо известными в науке.

3. В зависимости от условий, в которые попадает человек, шизоидность и связанные с ней черты личности, могут рассматриваться не только как отклонения от нормы, не только как особая акцентуация, но и как дополнительная специальная способность человека, позволяющая ему в некоторых случаях, в некоторых условиях, ситуациях достигать большего, чем человеку без данной особенности и способности.

Шизоидность не отрицает наличия положительных моментов в развитии личности. Так люди привыкли цепляться за принятые нормы, сопротивляться новым идеям. И это нередко создает угрозу прогрессу. Безопасность порой становится самоценностью, которая как бы оттягивает человека от других самоутверждающих видов деятельности. А человек-шизоид в некоторой степени свободен от традиционных социокультурных доминант и тем самым нередко способствует прогрессу, изменению общественной морали, общепринятых норм поведения по принципу известной реплики ребенка в сказке Андерсена: «А король-то голый».

Априорно, вне контекста условий, ситуаций, в которых действует личность, дать однозначную оценку шизоидным чертам личности нельзя. Но по мере усиления шизоидности, усиливается эффект «двойного зажима», нарастает апатия, снижается общий энергетический потенциал и т. д., и все более сужается сфера ситуаций, условий, когда шизоидность приносит позитивные плоды в том или ином виде деятельности. Хотя у шизоидов вплоть до появления шизофренических черт могут возникать идеи, которые сродни идеям великих изобретателей, реформаторов. Личности хочется если не все, то многое перестроить, изменить в соответствии со своими идеями, взглядами. Лицо с шизоидной акцентуацией при этом чаще не меняет свои психические особенности, внутренний и духовный мир вслед за изменениями объективной реальности, а пытается изменить окружающую жизнь в соответствии с закономерностями функционирования своей психики. И с ростом шизоидности данная тенденция усиливается.

У ярко выраженных шизоидов может проявиться аутизм, снижение общей энергичности и некоторые сопутствующие акцентуации черт характера. По мере развития личности, с возрастом у них на смену дружеским связям эмоционально окрашенным, открытым, приходят связи, которые уже не отличаются такой эмоциональной насыщенностью. С возрастом шизоидность чаще усугубляется.

4. Для шизоидов характерны интеллектуальные, личностные особенности, затрагивающих их мотивацию, мораль и другие личностные компоненты, в том числе и поведенческие.

а) Оценивая психологические особенности мышления лиц с чертами шизоидной акцентуации, следует отметить, что мышление обычных людей подчиняется формально-логическим законам и протекает в большей степени в соответствии с ними. При этом жизнь, процессы, которые протекают в духовной сфере людей, в обществе, природе не всегда соответствуют формально-логическим законам. Нередко они функционируют по законам диалектики, где царит тождество противоположностей, количественные изменения переходят в качественные, одно отрицает другое. Основным законом диалектики является закон единства и борьбы противоположностей. Важными законами являются переход количественных изменений в качественные, закон отрицания отрицания. Диалектика учит, что в противоположных явлениях и вещах всегда можно найти элемент тождества.

Для лиц с повышенной шизоидностью статистически чаще, чем для лиц с относительно противоположными качествами, характерно видение противоположного в вещах – одновременно и плохого, и хорошего; сильного и слабого, светлого и темного; качественного и количественного; успешного и неуспешного и т. д. Тождество противоположностей – это то, что характерно как для ценностных ориентаций шизоидов, так и для их мышления.

Экспериментально-психодиагностически выявлена зависимость: относительно противоположные взгляды на явления характерны для лиц с повышенной шизоидностью.

Что же касается ученых-психологов, которые отмечали у лиц с чертами шизоидности, шизофрении негативное отношение к своим родителям, то нередко они подчеркивали только одну сторону вопроса – ту, которая рельефно контрастировала, выделялась на фоне типичного, большинства случаев. Шизоидные личности способны на глубокую, самоотверженную любовь к своим близким. Однако эта любовь импульсивна, и она периодически заменяется на относительно противоположные чувства. Если у обычного человека противоположные чувства, противоположные мысли функционируют с помощью когнитивного диссонанса, то у шизоидной личности эти чувства могут сосуществовать одновременно, вызывая тем самым внутреннее психическое раздражение, внутреннее напряжение, стрессовое состояние. И лица с подобными чертами личности хотят выйти из подобного сложного психического состояния, но объективно не могут, так как спонтанно, помимо своей воли они видят противоречия в окружающей жизни, в нас самих.

И порой трудно сказать, кто объективнее – обычный человек, который вытесняет эти противоречия из себя, попадая в ситуацию когнитивного диссонанса, или шизоидная личность, которая видит реальные противоречия в окружающем мире, однако не может найти взаимопонимание с ним.

Для мышления шизоидных личностей характерны: внезапные обрывы мысли, некоторая разорванность, многоаспектность, недостаточная логичность, хотя при этом аспекты, в которых анализируется то или иное явление могут быть и существенными. Лица с выраженными чертами шизоидности испытывают чувство мучительного затруднения в образовании понятий, заключений, затруднения в выражении своих мыслей. У них нередко бывает повышенная отвлекаемость, недостаточная концентрация внимания; наряду с этим присутствует и склонность к парадоксальным построениям, странным, вычурным фразам, к фантазированию, что может принести неожиданные плоды.

б) Для шизоидных лиц характерна меньшая роль и значимость моральных норм в детерминации их поведения. У них снижена регулирующая функция общечеловеческих правил, законов поведения. Если сила личности шизоида достаточно велика, то он продолжает борьбу за себя, за свою «самость». Скепсис, разочарование, моральную и интеллектуальную «разорванность» они используют для самоутверждения, самовыражения.

в) Эмоциональный мир шизоидов напряжен и порой перенапряжен. Лица с выраженными чертами шизоидной акцентуации чувствуют нередко свою непоследовательность, внутреннюю несобранность, отсутствие внутренней цельности. В силу этого, как реакция на данное психическое состояние, нередко возникает стремление добиться совершенства в чем-то: в занятиях йогой, психологией, философией и т. д. Причем нередко шизоид пытается построить завершенную систему, найти себя в этой системе и более того – навязать эту систему окружающим. И в соответствии со степенью неудовлетворенности своей внутренней противоречивостью, он порой интенсивно строит ту систему, подсознательно надеясь, что она как бы должна дать ему гармонию и свободу, и не только ему, а также и всем окружающим.

Для шизоидов характерна одна особенность: они нередко переносят свои чувства, свое горе, свои страдания и на других людей, то есть они считают, что аналогичные чувства переживают и другие люди. И так же, как шизоид хочет, чтоб ему помогли окружающие, он пытается помочь им, в том числе и путем построения своей системы.

Переживания шизоидов часты и мучительны. Вечные колебания, сомнения, вечное несогласие с окружающими и с самим собой, вечная неудовлетворенность – это участь людей с шизоидными чертами личности. И порой этого не желая, они продуцируют разрушение вместо живого созидания. Бывают случаи, когда подобные люди попадают в систему межличностных отношений, когда они занимают относительно высокие руководящие посты или когда имеют доступ или влияние на человека, обладающего реальной властью. В этих случаях данные лица могут мешать продуктивной, согласованной, цельной, последовательной деятельности других людей. Внешне они могут ратовать на словах за более эффективную, за более собранную, за более системную деятельность, но на деле же, по сути, разрушают уже достигнутое, существующее. Скепсис, внутренняя раздвоенность личности шизоида являются его очень важными чертами. При этом, чем больше шизоид теряет свою внутреннюю целостность, тем больше он стремится к созданию какой-то системы, какой-то целостности, чего-то завершенного во внешнем мире. Чем больше он внутренне неудовлетворен, тем в большей степени эта неудовлетворенность проецируется на окружающих. Внутренняя неуверенность шизоида неразрывно связана с внешней бравадой, со специфической целеустремленностью и это стремление нередко сочетается с желанием подчинить данному движению к цели всех остальных.

Мучительная неуверенность, противоречивость шизоида доставляет немало хлопот окружающим. Причем самые категоричные, самые несправедливые требования шизоид предъявляет к самым близким людям.

г) Противоречивость чувств, мыслей шизоидов связана с их сбивчивостью, несвязностью, порой импульсивной замкнутостью, несогласованностью, разбалансированностью движений, поз, взглядов и т. д. Необычность функционирования механизма, который запускает у человека те или иные установки, диспозиции, сбой в этом механизме, или, точнее, его отличия от подобного механизма обычных людей в значительной степени порождает шизоидные черты личности.

Противоречивое отношение шизоидов к самым близким людям нередко объясняется их высокой интуицией. Если учесть, что эгоизм людей является фактом не менее реальным, чем какие-то физические явления, но этот эгоизм маскируется, принимает внешне альтруистические формы, то подобное противоречивое отношение шизоидов к близким не так уж и беспочвенно. Шизоиды видят, как с помощью защитных реакций самые близкие люди скрывают порой свои подлинные чувства, отношения, мнения. И подобное со стороны близких людей лиц с чертами шизоидности не может не ранить.

На уровне наблюдений, эмпирических знаний родилось изречение: от любви до ненависти один шаг. Чрезмерная любовь, не встретив взаимности, встает на перепутье: или неимоверно страдать, или снять с себя чрезмерное напряжение и перевести чувство любви в ненависть, тем самым уравновесив свое психическое состояние, соотношение сознательного и бессознательного. Психика защищается путем перевода одних чувств в противоположные. Однако если у обычных людей одни чувства постепенно заменяются другими, противоположными, то у шизоидов эти относительно противоположные чувства не исчезают, а существуют параллельно, одновременно – им присуща амбивалентность чувств, переживаний.

д) Внутренний мир шизоида, в силу слабого контроля сознательного над бессознательным, представляет собой непрерывный процесс их столкновения, сосуществования. Переживания шизоида порождены одновременно и бессознательными инстинктами, и сознательным размышлением, и эмоциями, и разумом. А это для нормального человека есть нечто необычное.

Поведение, переживания, чувства шизоида можно сравнить с воображаемой думающей, размышляющей, переживающей коровой. Она видит как ее любит хозяйка и вся семья, ее благодарят за молоко, ее кормят из рук, гладят, моют, убирают за ней, нередко поют песни для буренушки, искренне проявляют чувства любви и привязанности. Эти чувства у русских людей к своей кормилице-коровушке отражены в пословицах, сказках, притчах. Однако конечная участь всех буренок одинакова: после того, как она перестает давать молоко, ее забивают на мясо. Вот так и условная шизоидная корова искренне отвечает любовью на любовь, переживет моменты наслаждения, однако, кроме данных чувств, постоянно помнит и о том, что человек скоро ее убьет и съест. И такая модель поведения в данной ситуации, возможно, более реально отражает мир, каков он есть. Поэтому не случайны пьесы, романы, которые повествуют о якобы ненормальных людях-шизоидах, которые в какой-то момент действительности оказываются правы в своих взглядах, миросозерцании. Шизоиды «ненормальны» в том, что они не могут на месте коровы в момент, когда ее гладят забыть, не помнить, вытеснить из сознания тот факт, что ее скоро убьют эти же люди. Так одновременно переживаются и стенические, и астенические чувства.

На примере данной мифической коровы легче понять и шизоидов, которые уходят в себя, отказываясь от активного общения с окружающими. Для них попытка общения с окружающими трудна и болезненна. Они не могут в процессе общения вытеснить мысль, что через некоторое время эти милейшие люди их «убьют». Для шизоида насмешка, невнимание к их переживаниям, грубость, бестактность, нелюбовь по свой психотравмирующей силе порой приближаются к смерти. Обычный юноша, поссорившись с товарищем, через некоторое время может забыть этот конфликт и обнимать того, с кем только что чуть не подрался. Шизоид же не обладает развитой этой удивительной человеческой способностью вытеснять из сознания все причиняющее боль. Но и слабо выраженная способность к вытеснению в обычных ситуациях вдруг начинает действовать необычно интенсивно и активно, вытесняя то, что для обычного человека составляет психическую травму, а для шизоида просто непереносимо. Так, шизоиды могут быть сильно привязаны к отдельным людям, но в момент их смерти полностью защитить свою психику с помощью противоположной реакции: они не придают этому значения или даже улыбаются. Так психика шизоида бессознательно защищает себя от сильнейшей психической травмы.

е) В науке уже неоднократно высказывалась идея о том, что шизоиды обладают порой непреодолимой тягой к чему-то, наличием трудноизменяемых доминант (см. Адлер Г., с. 102–131). Если учесть, что отношение между сознательным и бессознательным носит компенсирующий характер, то можно сделать вывод, что сознательное слабо компенсирует (а порой и вообще почти не компенсирует) бессознательные устремления шизоидов. Однако это характерно по отношению не ко всем психическим явлениям, ценностям, а лишь к наиболее значимым для шизоидной личности, ставшим для нее доминантами. Доминанты же подчиняют себе всю суть человека, все его психические силы. И они в принципе могут быть самыми разнообразными: у одного шизоида – одни, а у другого – совершенно иные, в том числе и противоположные. Поэтому-то для шизоидов типичны ситуации, когда проявляются противоположные, противоречивые тенденции в развитии и функционировании личности. Доминантные образования у шизоидов слабо разрушаются с помощью сознательного компонента, нередко они даже усиливаются попытками это сделать с помощью рационального воздействия даже специалистами высокого уровня. Шизоид, не смотря ни на что, продолжает жить своим внутренним миром, своими доминантами.

Одна из основных особенностей лиц с чертами шизоидной акцентуации заключается в их стремлении навязать свои нормы, ценности, свое понимание мира окружающим. В то же время они не склонны воспринимать нормы и ценности окружающих. Потребность данных лиц во взаимопонимании, внутренняя требовательность к окружающим намного выше, чем их требовательность по отношению к себе. Этот «уход в себя» является логичной чертой их характера. Однако уход в себя сопровождается действием актуализированной потребности в признании, в эмоциональной идентификации – но на почве их индивидуальных особенностей, их актуализированных потребностей, а не актуализированных потребностей других. Такую психологическую особенность сложно назвать эгоизмом, ввиду того, что духовные актуализированные потребности лиц с чертами шизоидной акцентуации далеко не всегда меркантильны, материальны.

д) К внешним признакам проявления шизоидности относятся, кроме поведения и деятельности, и самые различные двигательные психомоторные реакции. Они могут быть связаны с проявлением и суетливости, и малоподвижности; и активной деятельности, и бездеятельности.

5. Шизоиды могут занимать различные места в структуре межличностных отношений. Они могут быть как «белыми воронами», объектами отвержения, так и обладать довольно высоким социометрическим статусом. Однако в любом случае, они держат определенную эмоциональную дистантность с окружающими, ибо иначе просто не могут. Холодная сдержанность, независимость, в сочетании с другими качествами личности, рождает их различную степень авторитетности в коллективе. В случае недостаточной развитости лидерских качеств насмешки, жестокие преследования могут сопутствовать шизоиду на протяжении всей жизни.

Но шизоиды могут занять и высокий социометрический статус, особенно в коллективе, где чтят интеллектуальные ценности, особые увлечения, нестандартность личности. В этих ситуациях необычные увлечения шизоидов, их связи с аналогичными людьми резко повышают их социометрический статус.

При этом работа с людьми нередко служит самоцелью шизоида, которая может прийти в противоречие с целью деятельности той организации, в рамках которой он работает. Для него важна порой не предметная цель деятельности, а моменты эмпатии, взаимопонимания с окружающими людьми. Для него важен факт самореализации как личности.

Увлечения шизоидов нередко отличаются не только необычностью по сути и содержанию, но и своей последовательностью, силой, устойчивостью. В социальном плане они выглядят свежими, оригинальными, нестандартными – занятия экзотерикой, астрологией, восточной философией, необычными видами самообороны – восточными, славянскими стилями и т. д. Причем эти увлечения нужны шизоиду не для самоутверждения, не для внешнего бравирования. Эти увлечения пронизывают психологическую сущность шизоидов вообще, они соответствуют их сути.

Система их межличностных отношений более ограничена, чем у среднестатистического человека. Нередко у них проявляется «надлом профессионального стандарта» (Mundtck, 1983). Для них характерны попытки изменить весь жизненный уклад, перестроиться, обновить всю свою систему межличностных отношений с окружающими. Для лиц с шизоидной акцентуацией характерна проблемность в социальной адаптации. Для крайних форм проявления шизоидности свойственно некоторое снижение эффективности мышления и определенные личностные изменения. Если же у обследуемых, кроме того, наблюдаются некоторые признаки, которые можно диагностировать как элементы эпизодических галлюцинаций, то можно уже говорить о ярко выраженных шизоидных чертах личности, постепенно переходящих в шизофренические.

Лица с шизоидной акцентуацией нередко обладают прекраснейшими интуитивными способностями, на основе которых они могут как бы цепляться за нужных людей и достигать своих целей не путем предметной деятельности, а путем «хватания за рукав», психологического принуждения, подыгрывания и точного прогнозирования поведения людей. И это подтверждается не только наблюдениями, но и экспериментальными данными. Лица с более высокими значениями по шкале шизоидности статистически чаще тянутся к работе с людьми. Однако эффективность этой деятельности весьма различна, как различны, противоречивы личностные особенности лиц с чертами шизоидности.

6. Специфичны у шизоидов их жизненные пути, биографии. Их судьбы полны эмоциональными взрывами, неожиданными поступками, определенными социальными надломами как в личной жизни, так и в профессиональном росте. Поэтому периоды относительно стабильного развития личности сменяются конфликтными периодами, коллизиями. При этом человек может принимать на своем жизненном пути какие-то крайние решения. Для шизоидов характерна импульсивность их эмоционального мира, а в силу этого – и импульсивность решений. При этом они готовы сменить и своего партнера по жизненному пути, профессию, друзей, в зависимости от накопившейся раздражительности, в зависимости от сложившейся ситуации. Им кажется, что сменив профессию, место работы, мужа или жену, они смогут найти себя как личность. И все-таки необходимо отметить, что их решения находятся нередко на грани здравого смысла, на грани способности реально оценивать ситуацию.

7. Типизация шизоидов наиболее сложная проблема, но тем не менее возможно выделить различные подтипы шизоидов по различным формально-логическим основаниям.

Применительно к личностям с чертами шизоидности, которые заняты в сфере управления людьми, особо важно деление на:

– шизоидов с высоко развитым интеллектом способностями, способных предвосхищать развитие тех или иных процессов и явлений на рациональном уровне;

– шизоидов, которые с трудом владеют формально-логическим мышлением и с трудом осмысливают окружающий мир на рациональном уровне. Они отражают окружающий мир главным образом интуитивно, эмоционально. Этот тип чаще противопоказан в системе управления, хотя может быть успешен в иных видах профессиональной деятельности, предполагающей работу с людьми (социальная помощь престарелым и др.).

По степени развития аутичности можно выделить:

– шизоидов, которые и по своим внутренним переживаниям, и по количеству контактов с окружающими относятся к так называемым аутичным личностям, замкнутым, необщительным, ушедшим в себя (этот тип противопоказан в сфере управленческой деятельности);

– шизоидов, которые внешне активно общаются с окружающими людьми, количество контактов которых может не уступать количеству контактов общительных людей, но которые внутренне одиноки, переживают недостаток эмпатичных связей.

При анализе шизоидных личностей, работающих с людьми выявлено, что примерно 2/3 из них в целом успешно справляются со своими обязанностями, но около 7 % – испытывают явные сложности, они оказались неспособными к продуктивной работе с людьми.

Важнейшими факторами, предопределяющими возможность использования их в системе «человек – человек» являются:

– профессионализм;

– достаточно высокая сила личности (ЭГО);

– не низкие интеллектуальные способности (IQ не менее 95 Т-баллов).

Как и другие типы и подтипы личностей, шизоиды могут быть полезными и малоэффективными, приносящими проблемы, в зависимость от того насколько их индивидуально-психологические особенности соответствуют типу деятельности, требованиям конкретных ситуаций.

8. Диагностика шизоидных черт личности является одновременно и наукой, и искусством. Шизоидные черты личности могут с успехом диагностироваться тестовыми методиками, где учитываются признаки проявления шизоидности. Если эти признаки логично связаны между собой и многоаспектны, многокачественны, то с высокой степенью вероятности по сумме полученных баллов можно судить о степени выраженности шизоидных черт личности. В этом подходе проявляется наука в полной ее мере. Именно так выявляются общие, статистические закономерности, зависимости развития шизоидных черт личности от других параметров, в том числе и от биографических. Есть достаточно точные научные данные о зависимости шизоидных черт личности от генотипа человека и т. д. Однако наряду с этим в каждой личности шизоидные черты уникально неповторимы, как и колорит каждой личности. И в этом смысле диагностика шизоидных черт личности напоминает искусство, она связана с чувствованием конкретного человека, с внимательным отслеживанием его реакций, жестов, движений, с совмещением полученных тестовых и иных «точных» данных с результатами наблюдения.

При диагностике процесса развития шизоидных черт личности важно «схватить» места надлома человека, где сложившаяся ситуация заставляла его уйти в себя, быть противоречивым и недостаточно логичным.

Диагностика шизоидных черт строится на анализе определенных фактов. Эти факты отражают жизненный путь, проявления личности в текущей деятельности, особенно в ведущих ее видах, внутреннюю духовную жизнь, особенно специфику мышления человека.

Шизоидные черты личности диагностируются в единстве анализа прошлого и настоящего личности, а настоящего – в единстве деятельностного и субъективно переживаемого.

При диагностике шизоидных черт личности принципиально важно выявить тот момент, когда данные черты личности стали относительно выраженными. Обычно это начинается с момента осознания человеком того, что его недопонимают другие. Чаще всего у лиц с чертами шизоидности возникает чувство непонимания со стороны самых близких людей. Нередко это члены семьи. Они начинают уединяться от ближайшего окружения и искать такие виды деятельности, где смогли бы быть наедине с самим собой и удовлетворенными эмоционально. Это нередко сопровождается негативным отношением к работе, которой они занимались в тот период. Поэтому эти два признака – появление негативного отношения к предыдущему виду деятельности (нередко даже в этих видах деятельности у них был некоторый прогресс, успех) и появление чувства недопонимания – служат теми точками отсчета, начиная с которых шизоидные черты личности могут развиваться весьма и весьма интенсивно. Этот процесс может напоминать снежную лавину, когда первый комочек снега тянет за собой огромную снежную массу – лавину, связанных между собой личностных черт: недоверчивость, молчаливость, аутизм, подавленность, раздражительность, противоречивость, потерю инициативы, утрату цели в жизни, в профессиональной деятельности и т. д. При этом нередко наблюдаются очень резкие противоречивые черты личности у обследуемых. Так, могут появиться элементы оскорбительного отношения к окружающим наряду с застенчивостью; напористость наряду с внутренним замешательством и т. д.

Высокие значения по шкале Sc теста MMPI (в диапазоне от 60 до 70 Т-баллов) при обследовании лиц, имеющих опыт работы с людьми, статистически чаще можно интерпретировать как показатель склонности к нестандартным, нешаблонным решениям, переживаниям, необычному восприятию окружающего мира. Необычность личности рождает и некоторую эмоциональную отверженность, отчужденность от других. Более конкретно структуру данного фактора, данного симптомокомплекса личности можно выявить путем анализа полученных ответов на вопросы теста.

В диапазоне значений шкалы Sc более 70 Т-баллов также наблюдается нестандартность, неординарность индивидуального стиля деятельности, склонность к нешаблонным решениям, переживаниям. Необычность личности может рождать в отношениях с отдельными людьми эмоциональную отверженность, отчужденность от других.

При значении шкалы Sc более 100 Т-баллов необходимо углубленное изучение личности с точки зрения структуры ее шизоидности и способности к работе с людьми.

Неоднородность шизоидов по своим личностным особенностям, по методам руководства, по стилю деятельности предопределили сложность их психодиагностики, потребность ее совершенствования. В связи с этим в шкале Sc теста MMPI выделены подфакторы: расщепленности, раздвоенности личности; эмоциональной неудовлетворенности, аутичности; энергетичности. Высокие значения по любому из данных подфакторов статистические чаще показывают проблемные шизоиды; особенно неблагоприятно сочетание подфактора расщепленности личности (высокой) с энергичностью (низкой).

Важнейшими психодиагностическими показателями, показывающими компенсаторные возможности личности с чертами шизоидности в сфере управления людьми являются:

– высокая стрессоустойчивость (психодиагностический показатель – значения шкалы С теста Кэттелла);

– оптимальная, высокая общительность (психодиагностические показатели – шкала А теста Кэттелла и шкала О теста MMPI);

– достаточно высокая моральная нормативность (шкала G теста Кэттелла);

– уверенность в себе (шкала Н теста Кэттелла);

– отсутствие комплексов в общении с людьми (подозрительность, тревожность и др. – шкалы Н, L, О теста Кэттелла и др.);

– высокий самоконтроль (шкала Q3 теста Кэттелла), релаксированность психики (шкала Q4 теста Кэттелла) и др.;

– хорошее здоровье, настроение (шкалы HS – ипохондрии и De – депрессии теста MMPI);

– сбалансированность психики, отсутствие акцентуаций личности (истероидной, психопатической, паранойяльной, психастенической, гипомании и др.).

Негативные значения по данным факторам усугубляют проблемность шизоида с точки зрения его использования в системе управленческих отношений, повышает вероятность профессиональной деформации в сфере управления.

Важнейшими биографическими факторами, позволяющими выявить компенсаторные возможности шизоидов в системе управленческих отношений, являются:

– успешные результаты обучения в школе, вузе;

– успешные результаты практической деятельности;

– удовлетворенность родственными отношениями, особенно с наиболее близкими людьми;

– успешное участие в общественной работе и др.

Эффект компенсации шизоидных черт личности другими качествами в принципе поддается алгоритмизации, а следовательно и может быть автоматизирован, включен в систему автоматизированной психодиагностики на базе создания экспертных систем.

При психодиагностике лиц с выраженными шизоидными чертами путем массовых опросов они очень редко говорят о наличии среди их родственников лиц с психическими отклонениями. Однако, в то же время они значительно реже категорично отвечают, что таких родственников нет, «уходя» в так называемые запасные вопросы, которые позволяют проявиться защитным реакциям. Такие ответы могут служить своеобразными «ловушками» для лиц, скрывающих что-то из своей биографии. На них должно быть направлено особое внимание исследователей.

9. Лица с чертами шизоидной акцентуации, и особенно шизоиды, требуют учета своих индивидуально-психологических особенностей в интересах психолого-акмеологического сопровождения их профессиональной деятельности. Рекомендации по профоориентации, психокоррекции, профессиональной ориентации; профессионально-психологическому отбору; психокоррекции; психологическим тренировкам с использованием технологий формирования «акме»; психологическую реабилитацию (в случае, если это необходимо) и другим компонентам психолого-акмеологического сопровождения для лиц с четами шизоидности в высшей степени индивидуализированы.

Обычно профессиональную деятельность, связанную с работой с людьми, выбирают лица с четами шизоидности, у которых актуализирована потребность в контактах. В большинстве случаев это не тяжелые шизоиды. Однако в процессе профессиональной деятельности, особенно если она протекает с большим напряжением, в ситуациях стресса, может актуализироваться и потребность в уединении. Если она не будет своевременно удовлетворена, то вероятен процесс профессиональной деформации, активного перехода работника из группы лиц с чертами шизоидной акцентуации в группу шизоидов, что может привнести немало проблем в процесс управления людьми, снизить эффективность деятельности всей организации.

Поэтому психолого-акмеологическое сопровождение профессиональной деятельности таких лиц – важный резерв повышения эффективности человеческого фактора в сфере управления людьми. Особо важно при этом уловить, что более стабилизирует личность в профессиональном плане: ограничение ее контактов, создание условий для уединения, большей самостоятельности в профессиональной деятельности или же интенсификация эмпатичного общения, введение в коллективную профессиональную деятельность, своевременная смена круга профессионального общения.

Диагностика этого момента – центральная проблема психолого-акмеологического сопровождения профессиональной деятельности лиц с чертами шизоидности. Точность принятия такого решения зависит как от точности тестовой психодиагностики, так и от точности диагностики путем наблюдения, анализа результатов деятельности и другими традиционными методами исследования. Важная роль при этом принадлежит и жизненному опыту, и интуиции психолога. Таким образом, успешное психолого-акмеологическое сопровождение профессиональной деятельности лиц с четами шизоидной акцентуации это не только наука, но и искусство.

10. Шизоиды обладают рядом преимуществ перед другими людьми. Активация их нервной системы выше, чем у анти-шизоидов и всех других обследуемых. Это касается как исходных психофизиологических показателей, так и динамики их изменения.

Они чаще показывают более высокую частоту сердечных сокращений как в период отдыха, так и в период активной деятельности. Более высокое у них и стандартное отклонение, то есть вариабельность этих показателей: есть среди шизоидов и лица с типичными показателями частоты сердечных сокращений, но есть и с весьма завышенными. Поэтому самочувствие шизоидов может иметь минорные тона порой и в силу психофизиологических причин.

У шизоидов больше (примерно в 1,5 раза) время угасания кожногальванической реакции после воздействия раздражителя. При этом степень однородности реакций шизоидов на данный стимул выше, чем у других обследуемых (стандартное отклонение – наименьшее). Их нервная система более возбудима. Интенсивность психофизиологических процессов служит одной из причин их большей психологической усталости, депрессивности. Но в то же время это является и психофизиологической основой большей эффективности шизоидов в видах деятельности, результат которой существенно зависит от имманентной, спонтанной психической, психофизиологической активности личности, ее интеллекта.

11. Анализ выполнения интеллектуальных тестов также показывает неоднородность интеллектуальных способностей лиц с чертами шизоидности, занятых в сфере управления: в целом они прошли интеллектуальное тестирование несколько хуже, чем по всей выборке, но эти данные не катастрофически низки. И среди лиц с чертами шизоидной акцентуации нередки случаи блестящих результатов по интеллектуальному тестированию.

Но, тем не менее, в целом для лиц с чертами шизоидной акцентуации характерны несколько более низкие результаты по интеллектуальному тестированию и по математическим наукам. Их мышление менее склонно к анализу формально-логических закономерностей, однако нельзя сказать, что оно не цепкое. По общественным наукам, там, где требуется более конвергентное, нежели дивергентное мышление, лица с чертами шизоидной акцентуации показывают в целом неплохие результаты.

По характеру своего интеллекта рассматриваемые личности более склонны к деятельности в системе межличностных отношений, нежели в системе предметной деятельности (хотя существуют различные, противоположные типы и подтипы шизоидов). И это они осознают сами, выбирая профессии, сферы деятельности чаще всего в таких областях как торговля, здравоохранение, просвещение и др. Таких лиц в процентном отношении значительно меньше в строительстве, промышленности, то есть там, где требуется практический склад ума.

Анализ шкалы Sс теста MMPI, сопоставление значений этой шкалы с другими показателями позволяет утверждать, что статистически черты шизоидной акцентуации связаны с выраженной эмоциональной и интеллектуальной маргинальностью при сохранении высокой активности, которая более направлена вовнутрь, в себя, нежели вовне, при этом данная психическая активность в значительной мере спонтанна, нередко – с частичной потерей саморегуляции в экстравертированной деятельности.

12. Экспериментально-психодиагностическая перепроверка концепции «двойного зажима» показала, что для лиц с чертами шизоидности характерно одновременно противоречивое отношение к наиболее важным ценностям, к наиболее близким людям. У данных лиц заметно стерты различия между противоположными ценностями. Можно утверждать, что тождество противоположностей, известная противоречивость свойственна им в большей степени, чем для обычных людей.

Для таких лиц менее характерно действие механизмов вытеснения. Когнитивный диссонанс, столь характерный для обычных людей, не работает в полной мере у лиц с повышенной шизоидностью, особенно по очень значимым ценностям. (Хотя есть случаи, когда он срабатывает просто показательно).

От изнуряющего психологического влияния взаимоисключающих стимулов обычный человек избавляется с помощью активного включения механизмов вытеснения, когнитивного диссонанса. Однако шизоиды ограничены в возможности активного использования этого механизма. Это тип личности у которых чувства любви и ненависти, эмоции жизни и смерти являются реально и одновременно присутствующими психическими переживаниями. Если у обычного человека радость сменяется огорчением, положительные эмоции сменяются отрицательными, то у шизоидов эта смена затруднена, а порой и невозможна: у них относительно противоположные эмоции как бы сосуществуют.

И это подтверждается экспериментальными данными: для лиц с чертами шизоидности характерно менее рельефное отношение к основным дихотомическим ценностям людей, что отражено в результатах тестирования «семантическим дифференциалом». С ростом шизоидности растет степень близости таких дихотомических ценностей как «жизнь – смерть», «счастье – несчастье» и др. В большинстве случаев по мере роста шизоидных черт личности наблюдается эффект «нисхождения» дихотомических (и не только) ценностей. На основе данных результатов можно сделать вывод, что по мере роста шизоидности в сознании человека сближаются противоположные, порой взаимоисключающие ценности, уменьшается эмоциональная контрастность восприятия окружающего мира.

Если у обычного человека многие противоречивые явления, переживания деформируются по законам соответствия сознательного и бессознательного (сознательное подчиняет себе бессознательное, или наоборот), то у шизоидов бессознательное далеко не всегда подчиняется принципу реальности.

Для шизоидной акцентуации характерны противоречивые сочетания черт личности, обусловленные фундаментальными особенностями шизоидов. Нередко их искренность, естественность, душевная тонкость, мягкость, ранимость прикрываются, защищаются оболочкой равнодушия, подозрительностью и т. д. У шизоидов защитные реакции не способны снять внутриличностные противоречия, вытеснение у них действует менее активно, чем у обычного человека. И защита шизоидов приобретает вид присутствия в личности не ситуативно различных взглядов, чувств, а фундаментально присущих ей относительно противоположных качеств, взаимно исключающих взглядов, чувств. Но личность за это расплачивается внутренним беспокойством, страданием.

13. Интенсивность психофизиологических процессов у шизоидов выше, чем у анти-шизоидов и всех обследуемых. Именно повышенная интенсивность психофизиологических процессов служит одной из причин (психофизиологической) их большей психологической истощенности, депрессивности. Но в то же время это является и психофизиологической основой большей эффективности шизоидов в видах деятельности, которые зависят от имманентной, спонтанной психической, психофизиологической активности личности, ее интеллекта. Есть виды интеллектуальной деятельности, в которых шизоиды могут быть эффективнее анти-шизоидов.

Существует устойчивая вероятностная статистическая зависимость степени выраженности шизоидности от наличия среди родственников лиц с психическими отклонениями.

14. Среди шизоидных личностей, работающих в сфере управления людьми, можно выделить следующие подтипы (по мере распространенности): психически перенапряженные шизоиды; шизоиды-«прилипалы»; шизоиды с характерологически нормальным стилем деятельности; аутичные шизоиды; конфликтные шизоиды; шизоиды-«интеллектуалы»; шизоиды-«правдоискатели». Группа шизоидов неоднородна по своему составу, по стилю деятельности и по степени вклада в систему руководства людьми. Среди них немало лиц, успешно справляющихся со своими обязанностями, но большая часть шизоидов привносит трудности, сложности в процесс управления.

15. Исходя из результатов исследования, наиболее интересной, перспективной гипотезой (концепцией) объяснения психологических особенностей лиц с четами шизоидности является информационная (Д. Хелл и М. Фишер-Фельтен и др.). Ее предположения, объяснения вписываются в полученный экспериментальный материал, сделанные выводы и заслуживают отдельного, более тщательного анализа. Проблемы обработки поступающей информации у шизоидов психологически закономерны. Это связано с тем, что многие причины, воспринимаемые обычными людьми как факторные, для шизоида принимают вид процесса, что порой резко затрудняет процесс обработки поступающей информации, но одновременно и дает реальную возможность «увидеть» процесс, явление в большем числе аспектов, измерений.

16. Важная особенность, позволяющая более глубоко понять шизоидные личности заключается в том, что «двойной зажим», характерный для них, имеет различную, динамично изменяющуюся степень осознания. Противоположные эмоциональные центры, противоположные влечения, потребности существуют у них на уровне бессознательного. Осознается же какой-то один эмоциональный центр, одна доминанта. Но длительное господство такой доминанты на уровне сознания оборачивается потребностью ее смены на противоположную. При этом одна, ранее осознаваемая доминанта, трансформируется, переходит в бессознательное, а другая, ранее не осознаваемая, осознается и существенно предопределяет направленность сознательной активности личности. И такие смены эмоциональных центров на противоположные нужны как каждой личности, так и группам лиц, нациям с чертами шизоидности.

Момент их смены – важный компонент творчества человека, но одновременно это и психологический механизм, который делает шизоидов отличными от других.

Личности с чертами шизоидности имеют тенденцию объединяться в пары, группы, коллективы, социальные общности. При этом нередко данные общности самозамыкаются, самоизолируются.

Таким общностями нередко являются безработные и крестьяне многих сел. Психологические закономерности функционирования этих общностей достаточно своеобразны и требуют особого изучения и специфических мер по руководству, управлению ими.

Влияние на таких лиц средствами массовой информации ограничено.

Наряду с этим следует отметить, что существуют достаточно эффективные системы управления, которые учитывают особенности лиц с чертами «двойного зажима» и делают их профессиональную деятельность эффективной, превращая данные черты в конкурентные преимущества предприятия, государства. Они заслуживают отдельного внимания. (см. Хисамова З. Что подумает сосед Василий? «Эксперт» № 38 (344) от 14 октября 2002. Интервью с В. Н. Кустовым).

Необычность, неординарность шизоидной личности – одна из основных ее черт, которая воспринимается окружающими как ведущая, основная.

Это и понятно: большая часть людей не переживают «двойной зажим», или эти переживания не являются ведущими, определяющими в структуре их психики. Отсюда – сделать вывод о сложности, противоречивости душевной структуры личности с чертами шизоидности – непросто.

Зато необычность очевидна для всех.

Окружающие легко замечают и интеллектуальное, эмоциональное, мотивационное своеобразие шизоидов. Нередко они бросают вызов человечеству как своим мышлением, так и своим поведением. Российский математик Перельман вдруг отказывается от миллиона долларов, заявив, что ему ничего не надо. Он живет своим внутренним миром и ему не понятно, зачем люди тратят свое драгоценное время, не на науку, а на деньги. Но такое поведение вдруг заставляет многих задуматься: а правильно ли мы живем?

Шизоид живет своими смыслами, своим внутренним миром, который может не совпадать с ценностями экстравертов, большинства других людей.

Отношение к лицам с чертами шизоидности необычно. Оно может быть и отношением типичного человека к лицам, которые изобрели или могут изобрести колесо, мельницу, бумагу, порох, новую модель мира, решить сложнейшие проблемы человечества. Но это может быть и отношение как к людям, создающим проблемы в межличностных отношениях, не контролируемые общественным мнением. Но в любом случае они заслуживают уважительного понимания.

Литература

1. Абульханова-Славская К. А. Стратегия жизни. – М.: Мысль, 1991. – 299 с.

2. Абульханова-Славская К. А. Жизненные перспективы личности. // Психология личности и образ жизни. – М.: Наука, 1987. – С. 137–145.

3. Абульханова-Славская К. А., Воловикова М. И., Елисеев В. А. Проблемы исследования индивидуального сознания. // Психологический журнал. – 1991. – № 4.

4. Адлер А. Понять природу человека. – СПб.: Академический проект. 1997. – 256 с.

5. Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания. – Л., 1968. – 340 с.

6. Анастази А. Психологическое тестирование. – М., 1982. Т.1.

7. Анисимов С. А., Деркач А. А., Гордеева Т. П. и др. Методы акмеологических исследований. – Кострома, 1994.

8. Анцыферова Л. И. Психологические закономерности развития личности взрослого человека и проблема непрерывного образования. // Психологический журнал. – 1980. – № 2.

9. Анцыферова Л. И. Личность в динамике: некоторые итоги расследования. // Психологический журнал. – 1992. – № 5.

10. Асеев В. Г. Личность и значимость побуждений. – Москва, 1993.

11. Асеев В. Г. Мотивация поведения и формирование личности. – Москва, 1976.

12. Асмолов А. Г. Личность как предмет психологического исследования. – Москва, 1984.

13. Асмолов А. Г. Психология личности  – Москва, 1990.

14. Асмолов А. Г. Деятельность и установка. – Москва, 1979.

15. Баканов Е. Н., Иванников В. А. О природе побуждения. // Вопросы психологии. – 1983. – № 4.

16. Белицкая Г. Э. О личностном аспекте социального мышления. Методологические и теоретические проблемы социальной психологии. – Москва, 1988.

17. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. – Москва, 1988.

18. Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. – Москва, 1986.

19. Бобнева М. И. Социальные нормы и регуляция поведения. – Москва, 1978.

20. Бодалев А. А. Восприятие и понимание человека человеком. – Москва, 1982.

21. Бодалев А. А. Акмеология как учебная и научная дисциплина. – Москва, 1993.

22. Бодалев А. А. Психология о личности. – Москва, 1988.

23. Бодалев А. А., Рудкевич Л. А. Как становятся великими или выдающимися? – Москва, 1997.

24. Бодунов М. В. Структура формально-динамических особенностей активности личности. // Вопросы психологии. – 1977. – № 5.

25. Божович Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте. – Москва, 1968.

26. Боришевский М. И. Саморегуляция личности как показатель эффективности социальных воздействий. Тезисы научных сообщений советских психологов к XXII Международному психологическому конгрессу (ГДР, Лейпциг, 6 – 12 июля 1980). – Москва, 1980.

27. Борозди на Л. В. Исследование уровня притязаний. Учебное пособие. – Москва, 1993.

28. Бороздина Л. В. Что такое самооценка? // Психологический журнал. – 1992, Т. 13. – № 4.

29. Боцманова М. Э., Захарова А. В. Показатели и уровни рефлексии в оценке и самооценке качеств личности. Сообщ.1: Характеристика показателей рефлексии в оценке и самооценке качеств личности. // Новые исследования в психологии. – 1983. – № 2/29.

30. Боцманова М. Э., Захарова А. В., Чан Тхи То Оань. Самооценка как фактор нравственной саморегуляции в младшем школьном возрасте. Сообщ.1: Развитие моральных знаний и особенности самооценки в младшем школьном возрасте. // Новые исследования в психологии. – 1987. – № 2/37.

31. Боцманова М. Э., Захарова В. А. Показатели и уровни рефлексии в оценке и самооценке качеств личности в младшем школьном возрасте. Сообщ.2: Характеристика уровней рефлексии в оценке и самооценке личности. // Новые исследования в психологии. 1985. – № 2/33.

32. Брушлинский А. В. Мышление и прогнозирование. – Москва, 1979.

33. Брушлинский А. В. О взаимосвязи мотивационного и процессуального аспектов мышления. Мотивационная регуляция деятельности и поведения личности. – Москва, 1988.

34. Визгина А. В., Столин В. В. Внутренний диалог и самоотношение. // Психологический журнал. – 1989. – № 6.

35. Воловикова М. И., Ребеко Т. А. Соотношение когнитивного и морального развития. Психология личности в социалистическом обществе. – Москва, 1990.

36. Выготский Л. С. Избранные психологические исследования. – Москва, 1956.

37. Выготский Л. С. Развитие высших психических функций. – Москва, 1960.

38. Вяткин Б. А., Щукин М. Р. Развитие учения об интегральной индивидуальности: проблемы, итоги, перспективы. // Психологический журнал. – 1997. – № 3.

39. Гинзбург М. Р. Психологическое содержания личностного самоопределения. // Вопросы психологии. – 1994. – № 3.

40. Гинзбург М. Р. Личностное самоопределение как психологическая проблема. // Вопросы психологии. – 1988. – № 2.

41. Годфруа Ж. Что такое психология? – Москва, 1992.

42. Голубева Э. А. Индивидуальные особенности памяти человека. – Москва, 1980.

43. Гордон В. М., Зинченко В. П. Методологические проблемы психологического анализа деятельности. Системные исследования. Ежегодник. – Москва, 1975.

44. Готтсданкер Р. Основы психологического эксперимента. – Москва, 1982.

45. Грановская Р. М. Элементы практической психологии. – Ленинград, 1988.

46. Гримак Л. П. Общение с собой: начала психологии активности. – Москва, 1991.

47. Деркач А. А., Кузьмина Н. В. Акмеология: пути достижения вершин профессионализма. – Москва, 1993.

48. Деркач А. А., Михайлов Г. Методология акмеологии. // Прикладная психология и психоанализ. – Москва, МПА. – 1997 – № 3.

49. Деркач А. А., Огнев А. С., Гончаров Ю. Н. Психодиагностика и акмеография. – Воронеж, 1997.

50. Деркач А. А., Старовойтенко Е. Б., Кривокулинский А.Ю. Реализация концепции «Я» в системе жизненных отношений личности. (Акмеологический аспект). – Москва, 1993.

51. Джемс У. Психология. – Москва, 1991.

52. Додонов Б. И. Структура и динамика мотивов деятельности. // Вопросы психологии. – 1984. – № 4.

53. Додонов Б. И. Потребности, отношения и направленность личности. // Вопросы психологии. – 1973. – № 5.

54. Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. – 1982. – № 6.

55. Запорожец А. В. Действие и интеллект. Избранные психологические труды. – Москва, 1986. Т.1.

56. Захарова А. В. Психология формирования самооценки. – Минск, 1993.

57. Зинченко В. П. Психологическая теория деятельности и психология действия. Деятельностный подход в психологии: проблемы и перспективы. – Москва, 1990.

58. Зинченко В. П., Смирнов С. К. Методологические вопросы психологии. – Москва, 1983.

59. Езекиэл М., Карл А. Фокс. Методы анализа корреляций и регрессий линейных и нелинейных. – Москва, 1966.

60. Елисеев О. П. Конструктивная типология и психодиагностика личности. – Псков, 1994.

61. Зазыкин В. Г. Акмеографический подход в изучении профессионализма. Конспект лекции. – Москва, 1997.

62. Зазыкин В. Г., Чернышев А. П. Акмеологические проблемы профессионализма. – Москва, 1993.

63. Зак А. З. Диагностика основных компонентов творческого мышления. Психодиагностика и школа: Тезисы симпозиума. – Таллин, 1980.

64. Зарайский Д. А. Упра вление чужим поведением. Технология личного психологического влияния. – Дубна, 1997.

65. Захарова А. В. Структурно-динамическая модель самооценки. // Вопросы психологии. – 1989. – № 1.

66. Захарова А. В. Деятельностный подход к изучению самооценки. Психодиагностика и школа: Тезисы симпозиума. – Таллин, 1980.

67. Захарова А. В., Андрущенко Т. Ю. Исследование самооценки младших школьников в учебной деятельности. // Вопросы психологии. – 1980. – № 4.

68. Захарова А. В., Мамажанов М. Роль самооценки в формировании познавательной активности младших школьников. Сообщ. 1. // Новые исследования в психологии. – 1983. – № 1/28.

69. Захарова А. В., Шакенова Л. Х. Учебное сотрудничество как фактор формирования самооценки. Сообщ. 2. // Новые исследования в психологии. – 1990. – № 2/4.

70. Здравомыслов А. Г. Потребности. Интересы. Ценности. – Москва, 1986.

71. Зейгарник Б. В. Теория личности К. Левина. – Москва, 1981.

72. Ильин Е. П. Сущность и структура мотива. // Психологический журнал. 1995. – № 2.

73. Ильин Е. П. Успешность деятельности, компенсация и компенсаторные отношения. // Вопросы психологии. – 1986. – № 5.

74. Имедадзе И. В. К проблеме побуждения деятельности. // Вопросы психологии. – 1986. – № 5.

75. Исследование мотивации достижения. Методическое пособие. – СПб. 1993.

76. Калашников С. В. Пластичность поведения как общий фактор активности и саморегуляции и ее биоэлектрические корреляты. // Вопросы психологии. – 1979. – № 1.

77. Калмыкова Е. С. Исследование индивидуального сознания методом контент-анализа. // Вопросы психологии. – 1994. – № 3.

78. Калмыкова Е. С. Внутриличностные противоречия и условия их разрешения. Автореф. канд. дисс. – Москва, 1986.

79. Климов Е. А. Психология профессионального самоопределения. – Ростов-на-Дону, 1996.

80. Климов Е. А. Психология профессионала. – Москва, 1996.

81. Ковалев А. Г. Достоевский как психолог // Психол. журн. – 1987. – № 4. С. 103–110.

82. Ковалев В. И. К проблеме мотивации. // Психологический журнал. – 1981. – № 1.

83. Ковалев В. И. Мотивы поведения и деятельности. – Москва, 1988.

84. Ковалев В. И. Особенности личностной организации времени. Активность и личностная позиция личности. – Москва, 1988.

85. Козловская С. В. Личностное самоопределение в формировании индивидуального стиля деятельности кадров государственной службы. Дисс. канд. псих. наук. – Москва, 1996.

86. Колосова В. В. Ценностные ориентации как профессиональное качество государственных служащих. Автореф. канд. дисс. – Москва, 1994.

87. Кон И. С. Психология ранней юности. – Москва, 1989.

88. Кон И. С. В поисках себя. – Москва, 1984.

89. Конопкин О. А., Моросанова В. И. Стилевые особенности саморегуляции деятельности. // Вопросы психологии. – 1989. – № 5.

90. Конюхов Н. И., Шаккум М. Л. Акмеология и тестология. – Москва, 1996.

91. Корнеева Л. И. Самооценка как фактор саморегуляции деятельности пилота. Автореф. канд. дисс. – Ленинград, 1984.

92. Корнилова Т. В. Введение в психологический эксперимент. – Москва, 1997.

93. Коссов Б. Б. Личность: актуальные проблемы системного подхода. // Вопросы психологии. – 1997. – № 6.

94. Кравченко Л. С. Жизненный выбор личности (психологический анализ). Автореф. канд. дисс. – Москва, 1988.

95. Кроник А. А. Психологические основания типологии индивидуальных стилей жизни. Стиль жизни личности. – Киев, 1982.

96. Крупнов А. И. Психологические проблемы исследования активности человека. // Вопросы психологии. – 1984. – № 3.

97. Крутецкий В. А. Психология. – Москва, 1986.

98. Крылов А. Н. «Образ Я» как фактор развития личности. Автореф. канд. дисс. – Москва, 1994.

99. Кублицкене Л. Ю. Организация времени личностью как показатель ее активности. Активность и жизненная позиция личности. – Москва, 1988.

100. Кулагин Б. В. Основы профессиональной психодиагностики. – Ленинград, 1984.

101. Кучинский Г. М. Диалог и мышление. – Минск, 1983.

102. Кучинский Г. М. Психология внутреннего диалога. – Минск, 1988.

103. Лабунская В. А. Невербальное поведение. – Изд. Ростовского университета, 1986.

104. Лазарсфельд П. Латентно-структурный анализ и теории тестов. Математические методы в социальных науках. – Москва, 1973.

105. Лаптев Л. Г. Мотивация профессионального самосовершенствования. Основы общей и прикладной акмеологии. – Москва, 1995.

106. Ласко М. В., Шафранская К. Д. Влияние объективных и субъективных факторов на оценку психического состояния человека по экспрессии. Вопросы психологии познания людьми друг друга и самопознания. – Краснодар, 1977.

107. Леонгард К. Акцентуированные личности. – Киев, 1981.

108. Леонтьев А. Н. Деятельность, сознание, личность. – Москва, 1975.

109. Леонтьев А. Н. Развитие личности и ее жизненный путь. Принципы развития в психологии. – Москва, 1978.

110. Леонтьев А. Н. О системном анализе в психологии. // Психологический журнал. – 1991. – № 4.

111. Леонтьев Д. А. Человек и мир: логика жизненных отношений. Логика, психология и семиотика: аспекты взаимодействия. / Отв. ред. Б. А. Парохонский. – Киев, 1990.

112. Липкина А. И. Психология самооценки школьника. Автореф. докт. дисс. – Москва, 1974.

113. Липкина А. И. К вопросу о методах выявления самооценки как личностного параметра умственное деятельности. Проблемы диагностики умственного развития учащихся. – Москва, 1975.

114. Лисина М. И., Силвестру А. И. Психология самопознания у дошкольников. – Кишинев, 1983.

115. Личко Е. А. Подростковая психиатрия. – М., 1985.

116. Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. – Москва, 1984.

117. Ломов Б. Ф. О системном подходе в психологии. // Вопросы психологии. – 1975. – № 3.

118. Ломов Б. Ф. Личность в психологии с позиций системного подхода. // Психологический журнал. – 1987. – № 1.

119. Магомед-Эминов М. Щ. Мотивация достижения: структура и механизмы. Автореф. канд. дисс. – Москва, 1992.

120. Маркова А. К. Психология профессионализма. – Москва, 1996.

121. Матюшкин А. М., Сиск Д. Одаренные и талантливые дети. // Вопросы психологии. – 1988. – № 4.

122. Мельников В. М., Ямпольский Л. Т. Введение в экспериментальную психологию личности. – Москва, 1985.

123. Мерлин В.С. Очерк интегрального исследования индивидуальности. – Москва, 1986.

124. Мерлин В. С. Очерки теории темперамента. – Пермь, 1972.

125. Мерлин В. С. Психология индивидуальности. – Москва, 1996.

126. Могилевкин Е. А. Личностные факторы профессиональной карьеры государственных служащих. Автореф. канд. дисс. – Москва, 1998.

127. Моисеенко Н. В. Потребность во власти и ее отражение в имидже государственного служащего. Имидж госслужбы. Сборник научных трудов. – Москва, 1996.

128. Моросанова В. И. Акцентуация характера и стиль саморегуляции у студентов. // Вопросы психологии. – 1997. – № 6.

129. Моросанова В. И. Стилевые особенности саморегуляции личности. // Вопросы психологии. – 1991. – № 1.

130. Насиновская Е. Е. Методы изучения мотивации личности. Опыт исследования личностно-смыслового аспекта мотивации: Учебно-методическое пособие. – Москва, 1988.

131. Наумов У. Становление устойчивых характеристик самооценки в младшем школьном возрасте. Автореф. канд. дисс. – Москва, 1986.

132. Нахапетов Б. А. Печорин – акцентуированная личность? // Вопросы психологии. – 1994. – № 1. С. 111–115.

133. Общая психодиагностика. Основы психодиагностики, немедицинской психотерапии и психологического консультирования. / Под ред. А. А. Бодалева, В. В. Столина. – Москва, 1987.

134. Орлов А. Б. Развитие теоретических схем и понятий в психологии мотивации. // Вопросы психологии. – 1989. – № 5.

135. Орлов Ю. М. Измерение мотивации достижения. Общая психодиагностика. – Москва, 1987.

136. Орлов Ю. М., Шкуркин В. И., Орлова Л. П. Построение теста-опросника для измерения потребности в достижениях. Вопросы экспериментальной психологии и ее истории. – Москва, 1974.

137. Основы общей и прикладной акмеологии. – Москва, 1995.

138. Паповян С. С. Математические методы в социальной психологии. – Москва, 1983.

139. Пашина А. Х. Художественный и мыслительный типы личности: особенности эмоциональной сферы. // Вопросы психологии. – 1994. – № 3.

140. Правоторов В. Ф. Формирование активной жизненной позиции: опыт и актуальные проблемы нравственного воспитания. // Социологические исследования. – 1979. – № 3.

141. Петренко В. Ф. Психосемантика сознания. – Москва, 1988.

142. Петренко В. Ф. Психосемантическое исследование мотивации. // Вопросы психологии. – 1983. – № 3.

143. Петровский А. В. Введение в психологию. – Москва, 1995.

144. Петровский А. В. Личность в психологии с позиций системного подхода. // Вопросы психологии. – 1981. – № 1.

145. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. – Москва, 1995.

146. Платонов К. К. Теория и методы. Личность и труд. – Москва, 1965.

147. Пономарев Я. А. Знания, мышление и умственное развитие. – Москва, 1967.

148. Практикум по психодиагностике. Дифференциальная психометрика. Под ред. В. В. Столина, А. Г. Шмелева. – Москва, 1984.

149. Психодиагностика: теория и практика. Под ред. Н. Ф. Талызиной. – Москва, 1986.

150. Психологический анализ, диалектика профессионального самоопределения личности. // Вопросы психологии. – 1983. – № 2.

151. Психологический статус личности в различных социальных условиях: развитие, диагностика и коррекция. – Москва, 1992.

152. Психологическое тестирование. Раздел 7. Личность: опросниковые методики. Часть 1. Тексты опросников. – Пенза, 1990.

153. Радзиховский Л. А. О психологическом аспекте культа личности. // Психологический журнал. – 1989. – № 2.

154. Радченко С. В. Влияние самооценки на формирование познавательной мотивации в процессе решения мыслительных задач. Мотивационная регуляция деятельности и поведения личности. – Москва, 1988.

155. Романов В. Л. Прохождение государственной службы: карьерная стратегия и служебная тактика. – Москва, 1997.

156. Рубинштейн С. Л. Проблемы общей психологии. – Москва, 1976.

157. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. В 2-х томах. – Москва, 1989.

158. Русалов В. М. Предметный и коммуникативный аспекты темперамента человека. // Психологический журнал. – 1989. – № 1.

159. Русалов В. М. О природе темперамента и его месте в структуре индивидуальных свойств человека. // Вопросы психологии. – 1985. – № 1.

160. Русалов В. М. Теоретические проблемы построения специальной теории индивидуальности человека. // Психологический журнал. – 1986. – № 4.

161. Русалов В. М. Новый вариант адаптации личностного теста ЕРI. // Психологический журнал. – 1987. – № 1.

162. Русалов В. М., Базылевич Т. Ф., Потемкина О. Ф. Индивидуальность человека и общественная практика. Индивидуальность и способности. – Москва, 1994.

163. Савонько Е. И. Оценка и самооценка как мотивы поведения школьников разного возраста. // Вопросы психологии. – 1969. – № 4.

164. Садкова А. В. Психологические особенности профессиональной самооценки личности и условия ее совершенствования. – М.: 1998. – 192 с.

165. Сафин В. Ф. Устойчивость самооценки и механизм ее сохранения в подростковом и юношеском возрасте. // Вопросы психологии. – 1982. – № 1.

166. Семенов И. Н. Проблемы рефлексивной психологии решения творческих задач. – АПН, 1990. – 216 с.

167. Семенов И. Н. Методологические проблемы системного исследования организации мыслительной деятельности // Системные исследования. Методологические проблемы. Ежегодник – 1982. – М.: Наука, 1982. – С. 301–319.

168. Семенов И. Н. Методологические проблемы гуманитаризации непрерывного образования на основе рефлексивно-акмеологического подхода //Философские проблемы инновационной деятельности в образовании. – 1994. – № 1. – С. 20–29.

169. Серебрякова Е. А. Уверенность в себе и условия ее формирования у школьников. Учебные записки Тамбовского пед. института. – 1956.

170. Ситников А. П. Акмеологический тренинг: теория, методика, практика. – Москва, 1996.

171. Слободчиков В. И., Исаев Е. И. Основы психологической антропологии. Психология человека: введение в психологию субъективности. Учебное пособие для вузов. – М.: Школа-Пресс, 1995. – С. 327.

172. Слуцкий В. М. Влияние оценки взрослого на формирование отношения к себе детей. Автореф. канд. дисс. – Москва, 1986.

173. Собчик Л. Н. Введение в психологию индивидуальности. Теория и практика психодиагностики. – Москва, 1997.

174. Соколова Е. Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности. – Москва, 1989.

175. Спиркин А. Г. Сознание и самосознание. Москва, 1972. Старовойтенко Е. Б. Жизненные отношения личности: Модели психологического развития. – Киев, 1992.

176. Степанова Е. И. Психология взрослых – основа акмеологии. – Спб, 1995.

177. Стеркина Р. Б. Роль деятельности в формировании самооценки у детей дошкольного возраста. Автореф. канд. дисс. – Москва, 1977.

178. Столин В. В. Мотивация и самосознание. Мотивация личности (феноменология, закономерности и механизмы формирования). – Москва, 1982.

179. Столин В. В. Познание и себя и отношение к себе в структуре самосознания личности. Автореф. доктор. дисс. – Москва, 1985.

180. Столин В. В. Самосознание личности. – Москва, 1983.

181. Столин В. В., Пантелеев С. П. Методика исследования самоотношения. – Москва, 1993.

182. Столин В. В., Пантелеев С. П. Опросник самоотношения. Практикум по психодиагностике. Психодиагностические материалы. – Москва, 1988.

183. Сухарева А. И. Диагностика структуры личности. Психологическая диагностика: проблемы и исследования. Под ред. Гуревича К. М. – Москва, 1981.

184. Суходольский Г. В. Основы психологической теории деятельности. – Изд-во ЛГУ, 1988.

185. Тагиева Б. К. Становление самооценки старших дошкольников как фактора психологической готовности к школьному обучению. Автореф. канд. дисс. – Москва, 1983.

186. Тульчинский Г. Л. Проблемы осмысления действительности. – Ленинград, 1986.

187. Узнадзе Д. Н. Психологические исследования. – Москва, 1966.

188. Шмелев А. Г. Введение в экспериментальную психосемантику. Теоретико-методологические основания и психодиагностические возможности. – Москва, 1983.

189. Файзуллаев А. А. Мотивационные кризисы личности. // Психологический журнал. – 1989. – № 3.

190. Файзуллаев А. А. Мотивационная саморегуляция личности. – Ташкент, 1987.

191. Федотова Е. О. Нарушение устойчивости самооценки при неврозах. Автореф. канд. дисс. – Москва, 1984.

192. Филиппова Г. П. Совершенствование профессионализма социальных ра бот ников с учетом их личностных особенностей. – М.: РАГС, 1998. – 169 с.

193. Франк В. Человек в поисках смысла. Пер. с англ. и нем. / Общ. ред. Л. Я. Гозмана и Д. А. Леонтьева. – Москва, 1990.

194. Фрейд З. Основные психологические теории в психоанализе. – Москва, 1923.

195. Фрейд З. «Я» и «ОНО». – Ленинград, 1924.

196. Фресс Н., Пиаже Ж. Экспериментальная психология  – Москва, 1966.

197. Фромм Э. Душа человека. – Москва, 1992.

198. Хекхаузен Х. Мотивация и деятельность: в 2-х томах. Пер. с нем. / Под ред. Б. М. Величковского. – Москва, 1986.

199. Хелл Д., Фишер-Фельтен М. Шизофрении. Основы понимания и помощи в ориентировке. – М.: 1998.

200. Хисамова З. Что подумает сосед Василий? «Эксперт» № 38 (344) от 14 октября 2002

201. Хорни К. Невротическая личность нашего времени. Самооанализ. Пер. с англ. / Общ. ред. Г. В. Бурменской. – Москва, 1993.

202. Хорни К. Культура и невроз. В кн.: Психология личности Тексты. – М.:, МГУ, 1982.

203. Худобина Е. Ю. Соотношение эмоционального и когнитивного компонентов самооценки у младших школьников. Автореф. канд. дисс. – М., 1988.

204. Хъелл Л., Зиглер Д. Теории личности (Основные положения, исследования и их применение). – СПб., 1997.

205. Цукерман Г. А., Мастеров Б. М. Психология саморазвития. – М., 1995.

206. Чеснокова И. И. Проблема самосознания в психологии. – Москва, 1977.

207. Чеснокова И. И. Особенности развития самооценки в онтогенезе. Принцип развития в психологии. – Москва, 1978.

208. Шафажинская Н. Е. Личностная и профессиональная самооценка студента педвуза. – Москва, 1986.

209. Шибутани Т. Социальная психология Пер. с англ. – Москва, 1996.

210. Шорохова Е. В. Психологический аспект проблемы личности. Теоретические проблемы психологии личности. – Москва, 1974.

211. Эльконин Б. Д. Введение в психологию развития. – Москва, 1994.

212. Юдин Э. Г. Системный подход и принцип деятельности. – М., 1978.

213. Юркевич В.С. Изучение индивидуальных различий и способности к саморегуляции. Автореф. канд. дис. – Москва, 1973.

214. Яблокова Е. А. Психология коллектива и личность. – Москва, 1974.

215. Якобсон С. Г. Адекватная самооценка как условие нравственного воспитания дошкольников. // Вопросы психологии. – 1985, – № 3.

216. Якобсон С. Г. Деятельность, сознание, личность и предмет психологии. Проблемы деятельности в советской психологии. – Москва, 1977.

217. Ядов В. А. Анализ социального в индивидуальном. // Вопросы психологии. – 1979. – № 1.

218. Achenbach, – Thomas-M.; Edelbrock, – Craig-S. The classification of child psychopathology: A review and analysis of empirical efforts. Psychological-Bulletin; 1978, Nov. Vol. 85(6). Р. 1275–1301.

219. Achenbach, – Thomas-M. The Child Behavior Profile: I. Boys aged 6 – 11. Journal-of-Consulting-and-Clinical-Psychology; 1978, Jun. Vol. 46(3). Р. 478–488.

220. Aguilar, – Jaume; Mauri,-L.; Salamero,-M.; Amadei,-P.; et al. The Kleinian Psychoanalytic Diagnostic Scale (revised version): Presentation and study of reliability. Barcelona, Spain, Acta-Psychiatrica-Scandinavica; 1996, Aug. Vol. 94(2). Р. 69–78.

221. Alford,-C.-Fred. Group psychology and political theory. – US, 1994, 223 pp.

222. Alper, – Gerald. Portrait of the artist as a young patient: Psychodynamic studies of the creative personality. – NY, 1992, 243 pp.

223. Arnold, – Margery-E.; Thompson, – Bruce. Love style perceptions in relation to personality function. Texas. Journal-of-Social-Behavior-and-Personality; 1996, Sep. Vol. 11(3). Р. 425–438.

224. Asarnow, – Joan-R.; Ben-Meir, – Sharon-L.; Goldstein, – Michael-J. Family factors in childhood depressive and schizophrenia-spectrum disorders: A preliminary report. – NY, 1987, 332 pp.

225. Beck, – Aaron-T.; Freeman, – Arthur-M. Cognitive therapy of personality disorders. – NY, 1990, 396 pp.

226. Belsher, – Gayle; Wilkes,-T.-C.-R.; Rush,-A.-J. An open, multisite pilot study of cognitive therapy for depressed adolescents. Calgary, Canada. Journal-of-Psychotherapy-Practice-and-Research; 1995, Win, Vol. 4(1). Р. 52–66.

227. Benjamin, – Lorna-Smith. Interpersonal diagnosis and treatment of personality disorders. – NY, 1993, 434 pp.

228. Benjamin, – Lorna-Smith. Interpersonal diagnosis and treatment of personality disorders (2nd ed.) Guilford Press; NY, US; XVI, 1996, 431 pp.

229. Bergman, – Andrea-J.; Walker, – Elaine. The relationship between cognitive functions and behavioral deviance in children at risk for psychopathology. – NY, Journal-of-Child-Psychology-and-Psychiatry-and-Allied-Disciplines; 1995, Feb, Vol. 36(2). Р. 265–278.

230. Betensky, – Mala-Gitlin. What do you see? Phenomenology of therapeutic art expression. – London, 1995, 196 pp.

231. Blais, – Daniel-J. On communicating in shyness: An object relations point of view. – Toronto, Canada. Melanie-Klein-and-Object-Relations; 1995, Dec, Vol. 13(2). Р. 81–99.

232. Blanco, – Ralph-F.; Bogacki, – David-F. Prescriptions for children with learning and adjustment problems: A consultant\'s desk reference (3rd ed.). – Philadelphia, 1988, 242 pp.

233. Bromberg, – Philip-M. On the occurrence of the Isakower phenomenon in a schizoid disorder. – Contemporary-Psychoanalysis; 1984, Oct, Vol. 20(4). Р. 600–624.

234. Bromberg, – Philip-M. «`Obsessions and/or obsessionality: Perspectives on a psychoanalytic treatment\': Comment»: Erratum. – NY. Contemporary-Psychoanalysis; 1993, Apr, Vol. 29(2). Р. 372.

235. Bromberg, – Philip-M. On the occurrence of the Isakower phenomenon in a schizoid patient. – Warshaw, 1992, Р. 257–279.

236. Bromberg, – Philip-M. «Obsessions and/or obsessionality: Perspectives on a psychoanalytic treatment»: Comment. – NY, Contemporary-Psychoanalysis; 1993, Jan, Vol. 29(1). Р. 90 – 101.

237. Bromberg, – Philip-M. Getting into oneself and out of one\'s self: On schizoid processes. 40th Anniversary Conference of the William Alanson White Institute: Psychoanalytic controversies and the interpersonal tradition (1983, New York City, NY). Contemporary-Psychoanalysis; 1984, Jul, Vol. 20(3). Р. 439–448.

238. Caper, – Robert. Immaterial facts: Freud\'s discovery of psychic reality and Klein\'s development of his work. – California, 1988, 266 pp.

239. Comings, – David-E. Tourette syndrome and human behavior. – US, 1990, 828 pp.

240. Coovert, – Dale-L.; Powers, – Pauline-S. Bulimia nervosa with enema abuse: A preliminary abuse based on four case reports. JN: International-Journal-of-Eating-Disorders; 1988, Sep, Vol. 7(5). Р. 697–700.

241. Da-Rocha-Barros, – Elizabeth-L. Identificacao projetiva e interpretacao. / Projective identification and interpretation. – Revista-Brasileira-de-Psicanalise; 1990, Vol. 24(1). Р. 35–56.

242. DeBerry, – Stephen-T. Quantum psychology: Steps to a postmodern ecology of being. – Westport, 1993, 201 pp.

243. Derksen, – Jan Personality disorders: Clinical and social perspectives: Assessment and treatment based on DSM-IV and ICD-10. – England, 1995, 358 pp.

244. Epstein, – Lawrence. Aggression in clinical psychoanalysis: A symposium: An interpersonal-object relations perspective on working with destructive aggression. 40th Anniversary Conference of the William Alanson White Inst: «Psychoanalytic controversies and the interpersonal tradition» (1983, New York, NY). Contemporary-Psychoanalysis; 1984, Oct, Vol. 20(4). Р. 651–662.

245. Eurelings-Bontekoe, – Elisabeth-H.-M.; van-der-Slikke, – Marianne; Verschuur, – Margot-J. Psychological distress, depressive symptomatology, coping and DSM-III-R/ICD-10 personality disorders. A study among primary mental health care patients. – Netherlands. Personality-and-Individual-Differences; 1997, Sep, Vol. 23(3). Р. 407–417.

246. Eysenck, – Hans-J. How valid is the Psychoticism scale? A comment on the Van Kampen critique. – London, European-Journal-of-Personality; 1995, Jun, Vol. 9(2). Р. 103–108.

247. Fals-Stewart, – William. Personality characteristics of substance abusers: An MCMI cluster typology of recreational drug users treated in a therapeutic community and its relationship to length of stay and outcome. San Diego. Journal-of-Personality-Assessment; 1992, Dec, Vol. 59(3). Р. 515–527.

248. Feak, – Marcus. Kleinian contributions to a life span psychology: Preliminary considerations, with some interpretations from folk tales and literature. – Toronto. Melanie-Klein-and-Object-Relations; 1992, Jun, Vol. 10(1) Р. 46–61.

249. Feilbert-Willis, – Ruthe; Kibel, – Howard-D.; Wikstrom, – Thomas. Techniques for handling resistances in group psychotherapy with severely disturbed patients. NY, Group; 1986, Win, Vol. 10(4). Р. 228–238.

250. Frederickson, – Jon. Exorcism as a process of family projective identification and indigenous psychotherapy. – Family-Therapy; 1983, Vol. 10(2). Р. 165–172.

251. Freeman, – Arthur; Leaf, – Russell-C. Cognitive therapy applied to personality disorders. – NY, Comprehensive handbook of cognitive therapy, 1989, Р. 403–433.

252. Freiheit, – Stacy-R.; Overholser, – James-C.; Brink-man-Sull, – David-C. Utility of the Minnesota Multiphasic Personality Inventory Personality Disorder Scales with adolescent psychiatric inpatients. – Cleveland, Journal-of-Youth-and-Adolescence; 1996, Dec, Vol. 25(6). Р. 803–815.

253. Frosh, – Stephen. The politics of psychoanalysis: An introduction to Freudian and post-Freudian theory. – London, 1987, 290 pp.

254. Godwin, – Robert-W. Wilfred Bion and David Bohm: Toward a quantum metapsychology. – Los Angeles. Psychoanalysis-and-Contemporary-Thought; 1991, Vol. 14(4). Р. 625–654.

255. Gordon, – Betty-N.; Schroeder, – Carolyn-S. Evaluation and treatment of a child with a schizotypal personality disorder. – NY, 1989, 468 pp.

256. Grotstein, – James-S. A reappraisal of W.R. D. Fairbairn. First Annual Donald B. Rinsley Memorial Lecture (1992, Topeka, Kansas). – Los Angeles, Bulletin-of-the-Menninger-Clinic; 1993, Fal, Vol. 57(4). Р. 421–449.

257. Grotstein, – James-S. The significance of Kleinian contributions to psychoanalysis: III. The Kleinian theory of ego psychology and object relations. International-Journal-of-Psychoanalytic-Psychotherapy; 1982 – 83 Vol. 9. Р. 487–510.

258. Guntrip Harry A study of Fairbairn\'s theory of schizoid reactions. // Kets-de-Vries, – Manfred-F.-R. (Ed); Perzow, – Sidney-M. (Ed). Handbook of character studies: Psychoanalytic explorations. – Madison, 1991, 639 pp.

259. Guntrip, – Harry-J.-S.; Hazell, – Jeremy (Ed). Personal relations therapy: The collected papers of H. J. S. – Guntrip. Nort-hvale, 1994, 430 pp.

260. Gutsch, – Kenneth-Urial. Psychotherapeutic approaches to specific DSM-III-R categories: A resource book for treatment planning. – Hattiesburg, 1988, 254 pp.

261. Haines, – Janet; Williams, – Christopher-L.; Brain, – Kerryn-L. The psychopathology of incarcerated self-mutilators. Australia. Canadian-Journal-of-Psychiatry; 1995, Nov, Vol. 40(9). Р. 514–522.

262. Hedges, – Lawrence-E. Working the organizing experience: Transforming psychotic, schizoid, and autistic states. 1994, NY, 298 pp.

263. Hinshelwood,-R.-D. Clinical Klein: From theory to practice. 1994, NY, 259 pp.

264. Hudson, – Wayne-C. Persona and defence mechanisms. Journal-of-Analytical-Psychology; 1978, Jan, Vol. 23(1). Р. 54–62.

265. Hughes, – Judith-M. Reshaping the psychoanalytic domain: The work of Melanie Klein, W. R. D. Fairbairn, and D. W. Winnicott. – California, 1989, 244 pp.

266. Humphreys, – Antony. Review of the literature on the adjunctive use of hypnosis in behavior therapy: 1970–1980. British-Journal-of-Experimental-and-Clinical-Hypnosis; 1986, Jan, Vol. 3(2). Р. 95 – 101.

267. Hyer, – Lee; Woods, – Marilyn-G.; Boudewyns, – Patrick-A.; Harrison, – William-R.; et-al MCMI and 16-PF with Vietnam veterans: Profiles and concurrent validation of MCMI. Journal-of-Personality-Disorders; 1990, Win, Vol. 4(4). Р. 391–401.

268. Hyer, – Lee; Woods, – Marilyn-G.; Boudewyns, – Patrick-A.; Bruno, – Ralph; et-al Concurrent validation of the Millon Clinical Multiaxial Inventory among Vietnam veterans with Posttraumatic Stress Disorder. Psychological-Reports; 1988, Aug, Vol. 63(1). Р. 271–278.

269. Ingle, – David. EVol.utionary perspectives on the function of the optic tectum. Brain, – Behavior-and-EVol.ution; 1973, Vol. 8(3). Р. 211–237.

270. Johnson, – Paul-B.; Rosen, – Alexander-J.; Davis, – John-M. Maintenance of induced muscle tension, stimulus generalization performance, and schizophrenia. Journal-of-Clinical-Psychology; 1986, Jan, Vol. 42(1). Р. 54–62.

271. Josephs, – Lawrence. Character structure and the organization of the self. – NY, 1992, 332 pp.

272. Kanishev, – Pavel-A. Problems of clinical psychology and digestive diseases cases. Psikologicheskii-Zhurnal; 1983, Vol. 4(1). Р. 99 – 105.

273. Kaufman, – Gershen. The psychology of shame: Theory and treatment of shame-based syndromes (2nd ed.) NY, 1996, 353 pp.

274. Kirsch, – Thomas. Reflections on introversion and/or schizoid personality. NY, 1991, Р. 127–137.

275. Kovac, – Damian. Psychology in Slovakia – Leaving the Iron Curtain behind. Psychology in Europe: Facts, figures, realities. (Angela Schorr, Salli Saari, Eds.), Hogrefe & Huber Publishers, Gottingen, Germany; Р. 103–110.

276. Leszcz,-M. Group psychotherapy of the characterologically difficult patient. International-Journal-of-Group-Psychotherapy; 1989, Jul, Vol. 39(3, Spec Issue). Р. 311–335.

277. Light, – William-J.-Haugen. Psychodynamics of alcoholism: A current synthesis. – Denver, 1986, 196 pp.

278. Lopez-Corvo, – Rafael-E. Self-envy: Therapy and the divided internal world. – US, 1995, 233 pp.

279. Lyons, – Michael-J.; Toomey, – Rosemary; Faraone, – Stephen-V.; Kremen, – William-S.; et al. Correlates of psychosis proneness in relatives of schizophrenic patients. – Boston, Journal-of-Abnormal-Psychology; 1995, May, Vol. 104(2). Р. 390–394.

280. Mak, – Marshall. A contrasting bipolar Jungian method of modeling military character and nonmilitary character. Psychological-Reports; 1984, Feb, Vol. 54(1). Р. 331–334.

281. McMahon, – Robert-C.; Davidson, – Robert-S. An examination of the relationship between personality patterns and symptom/mood patterns. Journal-of-Personality-Assessment; 1985, Oct, Vol. 49(5). Р. 552–556.

282. McWilliams, – Nancy. Psychoanalytic diagnosis: Understanding personality structure in the clinical process. – NY, 1994, 398 pp.

283. Mendez, – Anita-M.; Fine, – Harold-J. A short history of the British school of object relations and ego psychology. Bulletin-of-the-Menninger-Clinic; 1976, Jul, Vol. 40(4). Р. 357–382.

284. Merritt, – Rebecca-D.; Balogh, – Deborah-W.; Leventhal, – Donald-B. Use of a metacontrast and a paracontrast procedure to assess the visual information processing of hypothetically schizotypic college students. Journal-of-Abnormal-Psychology; 1986, Feb, Vol. 95(1). Р. 74–80.

285. Miller, – Harold-R.; Streiner, – David-L.; Kahgee, – Sylvia-L. Use of the Golden-Meehl indicators in the detection of schizoid-taxon membership. Journal-of-Abnormal-Psychology; 1982, Feb, Vol. 91(1). Р. 55–60.

286. Millon, – Theodore; Davis, – Roger-D. The development of personality disorders. Developmental psychopathology, Vol. 2: Risk, disorder, and adaptation. Wiley series on personality processes. (Dante Cicchetti, Donald J. Cohen, Eds.), 1995, Р. 633–676.

287. Mogenson, – Greg. God is a trauma: Vicarious religion and soul-making. – Dallas, 1989, 167 pp.

288. Money, – John& Forensic sexology: Paraphilic serial rape (biastophilia) and lust murder (erotophonophilia). American-Journal-of-Psychotherapy; 1990, Jan, Vol. 44(1). Р. 26–36.

289. Mujeeb-ur-Rahman, – Mohammed. The psychological quest: From Socrates to Freud. – NY, 1987, 371 pp.

290. Munley, – Patrick-H.; Bains, – Dharm-S.; Bloem, – William-D.; Busby, – Rebecca-M.; et al. Posttraumatic stress disorder and the MCMI–II. Psychological-Reports; 1995, Jun, Vol. 76(3, Pt 1) Р. 939–944.

291. Nachmani, – Gilead. Hesitation, perplexity, and annoyance at opportunity. 40th Anniversary Conference of the William Alanson White Inst: Psychoanalytic controversies and the interpersonal tradition (1983, New York City, NY). Contemporary-Psychoanalysis; 1984, Jul, Vol. 20(3). Р. 448–457.

292. Nakano, – Keiko; Saccuzzo, – Dennis-P. Schizotaxia, information processing and the MMPI 2-7-8 code type. British-Journal-of-Clinical-Psychology; 1985, Sep, Vol. 24(3). Р. 217–218.

293. Nerviano, – Vincent-J. Common personality patterns among alcoholic males: A multivariate study. Journal-of-Consulting-and-Clinical-Psychology; 1976, Feb, Vol. 44(1). Р. 104–110.

294. Nigg, – Joel-T.; Goldsmith,-H.-Hill. Genetics of personality disorders: Perspectives from personality and psychopathology research. – California. Psychological-Bulletin; 1994, May, Vol. 115(3). Р. 346–380.

295. Ortmeyer, – Dale-H. «Obsessions and/or obsessionality: Perspectives on a psychoanalytic treatment»: Comment. – NY, Contemporary-Psychoanalysis; 1993, Jan, Vol. 29(1) Р. 101–105.

296. Peniston, – Eugene-G.; Kulkosky, – Paul-J. Alcoholic personality and alpha-theta brainwave training. Medical-Psychotherapy-An-International-Journal;

1990, Vol. 3. Р. 37–55.

297. Persinger,-M.-A. Canonical correlation of a temporal lobe signs scale with schizoid and hypomania scales in a normal population: Men and women are similar but for different reasons. – Canada. Perceptual-and-Motor-Skills;

1991, Oct, Vol. 73(2). Р. 615–618.

298. Petot, – Jean-Michel; Trollope, – Christine (Trans). Melanie Klein, Vol. 2: The ego and the good object, 1932–1960. – Paris, 1991, 281 pp.

299. Polansky, – Norman-A. Integrated ego psychology (2nd ed.). – NY, 1991, 375 pp.

300. Portella-Nunes, – Eustachio. Recentes avancos na teoria e na tecnica psicanalitica. (Recent advances in psychoanalytic theory and techniques.). – Revista-Brasileira-de-Psicanalise; 1988, Vol. 22(1). Р. 81–90.

301. Quigley, – John-F.; Sherman, – Martin-F.; Sherman, – Nancy-C. Personality disorder symptoms, gender, and age as predictors of adolescent disgust sensitivity. – Baltimore, Personality-and-Individual-Differences; 1997, May, Vol. 22(5). Р. 661–667.

302. Raine, – Adrian; Venables, – Peter-H. Antisocial behaviour: EVol.ution, genetics, neuropsychology, and psychophysiology. – Los Angeles, 1992, Р. 287–321.

303. Ranchetti-Varon, – Corinna. Problemi d\'identita nell\'attuale psicopatologia. / On the identity problems in current psychopathology. Rivista-Sperimentale-di-Freniatria-e-Medicina-Legale-delle-Alienazioni-Mentali; 1984, Jun, Vol. 108(3). Р. 504–514.

304. Rascovsky, – Arnaldo; Rascovsky, – Matilde. «On the genesis of acting out and psychopathic behavior in Sophocles\' Oedipus: Notes on filicide». Buenos Aires, – Argentina, 1988, 532 pp.

305. Rieder, – Ronald-O. The offspring of schizophrenic parents: A review. Journal-of-Nervous-and-Mental-Disease; 1973, Sep, Vol. 157(3). Р. 179–190.

306. Robbins, – Arthur. The artist as therapist. NY, 1987, 226 pp. Robbins, – Bill. Neutrality under attack: Devaluation in the therapeutic relationship. Professional School of Psychology, San Francisco, CA, 1995, NY, 435 pp.

307. Robbins, – Michael. A Fairbairnian object relations perspective on self psychology. – Boston, 1994, Р. 302–317.

308. Robbins, – Michael. Primitive personality organization as an interpersonally adaptive modification of cognition and affect. International-Journal-of-Psycho-Analysis; 1989, Vol. 70(3). Р. 443–459.

309. Rogovin,-M.-S.; Polyvyanaya,-M.-Yu. Comprehensive experimental psychological investigation in differentiation between schizophrenia and schizoid psychopathia., USSR. Zhurnal-Nevropatologii-i-Psikhiatrii-imeni-S.S.-Korsakova; 1988, Vol. 88(7). Р. 113–118.

310. Rosenfeld, – Herbert. Primitive object relations and mechanisms. International-Journal-of-Psycho-Analysis; 1983, Vol. 64(3). Р. 261–267.

311. Saccuzzo, – Dennis-P.; Schubert, – Donald-L. Backward masking as a measure of slow processing in schizophrenia spectrum disorders. Journal-of-Abnormal-Psychology; 1981, Aug, Vol. 90(4). Р. 305 – 312

312. Sass, – Louis-Arnorsson. Madness and modernism: Insanity in the light of modern art, literature, and thought. – NY, 1992, 595 pp.

313. Samuels, – Andrew (Ed). Psychopathology: Contemporary Jungian perspectives. – London, 1991, 355 pp.

314. Segal, – Hanna-M. Psychoanalytic dialogue: Kleinian theory today. Journal-of-the-American-Psychoanalytic-Association; 1977, Vol. 25(2). Р. 363–370.

315. Skolnick, – Neil-J. (Ed); Warshaw, – Susan-C. (Ed). Relational perspectives in psychoanalysis. – Hillsdale, 1992, 363 pp.

316. Slavik, – Steven; Sperry, – Len; Carlson, – Jon The schizoid personality disorder: A review and an Adlerian view and treatment. Canada. Individual-Psychology-Journal-of-Adlerian-Theory, – Research-and-Practice; 1992, Jun, Vol. 48(2). Р. 137–154.

317. Smith,-E.-Kim. Reassessing a model of assessment. Bulletin-of-the-Menninger-Clinic; 1978, Sep, Vol. 42(5). Р. 423–432.

318. Solie, – Pierre. Die Rolle des Isis– und Osiris-Mythos und des Agyptischen Totenbuchs bei der Behandlung eines Falles von pathologischer Trauer. (The myth of Isis and Osiris and the Egyptian Book of the Dead in the treatment of a case of pathological mourning.) Analytische-Psychologie; 1987, Sep, Vol. 18(3). Р. 182–203.

319. Sperry, – Len. Handbook of diagnosis and treatment of the DSM-IV personality disorders. – NY, 1995, 251 pp.

320. Stein, – Samuel-M. Some second thoughts on the nature and timing of the depressive position: Implications of neurocognitive developmental research. Journal-of-Contemporary-Psychotherapy; 1996, Sum, Vol. 26(2). Р. 193–203.

321. Storr, – Anthony. The dynamics of creation. – NY, 248 pp. Strack, – Stephen. Development and validation of an adjective check list to assess the Millon personality types in a normal population. Journal-of-Personality-Assessment; 1987, Win, Vol. 51(4). Р. 572–587.

322. Sutker, – Patricia-B. (Ed); Adams, – Henry-E. (Ed). Comprehensive handbook of psychopathology (2nd ed.). – NY, 1993, 864 pp.

323. Thorne, – Elizabeth (Ed); Schaye, – Shirley-Herscovitch (Ed). Psychoanalysis today: A case book. – NY, 1991, 402 pp.

324. Turkat, – Ira-Daniel. The personality disorders: A psychological approach to clinical management. – NY, 1990, 111 pp.

325. Widiger, – Thomas-A. (Ed); Frances, – Allen-J. (Ed); Pincus, – Harold-Alan (Ed); Ross, – Ruth (Ed); First, – Michael-B. (Ed); Davis, – Wendy-Wakefield (Ed). DSM-IV sourcebook, Vol. 2, 1996, US; XXXVI, 1195 pp.

326. Winterhoff-Spurk, – Peter (Ed); Van-der-Voort, – Tom-H.-A. (Ed). New horizons in media psychology: Research cooperation and projects in Europe. – Germany, 1997, 219 pp.

327. Wolfenstein, – Eugene-V. Mr. Moneybags meets the Rat Man: Marx and Freud on the meaning of money. Special Issue: Political theory and political psychology. – Los Angeles, Political-Psychology; 1993, Jun, Vol. 14(2). Р. 279–308.

328. Zander, – Wolfgan. Untersuchungen zum motorischen Grundmuster bei den vier Neurosestrukturen. (Studies of basic motoric patterns in the four neurotic structures.) Zeitschrift-fur-Psychosomatische-Medizin-und-Psychoanalyse; 1988, Vol. 34(4). Р. 373–388.

329. Zivian, – Marilyn-T.; Gekoski, – William; Knox,-V.-Jane; Larsen, – William; et-al Psychotherapy for the elderly: Public opinion. Canada. Psychotherapy; 1994, Fal, Vol. 31(3). Р. 492–502.

330. Zoja, – Luigi. Analytical psychology and the metapsychology of feelings: Possible connections between Jung and Melanie Klein. Journal-of-Analytical-Psychology; 1987, Jan, Vol. 32(1). Р. 47–55.