Выводы по главе.

Лица с чертами шизоидности могут достигать вершин в профессиональной деятельности, «акме». Однако при этом важно учитывать их психологические особенности, без чего потенциально способный, талантливый работник может стать источником конфликтности в коллективе.

Для системного влияния на лиц с чертами шизоидности, для развития их профессионализма необходимо психолого-акмеологическое сопровождение их профессиональной деятельности. И эта чисто научная проблема должна быть переведена в область практического разрешения.

Научное понимание личностно-профессиональных особенностей лиц с чертами шизоидности – важная предпосылка изменения психологической культуры общества в сторону нормального отношения к шизоидам, к лицам, которые обладают такими чертами. Подобная социокультурная, социально-психологическая среда будет способствовать снятию психического напряжения в обществе, созданию доброжелательной атмосферы для всех людей, даже для тех, которые не попадают в категорию «типичная личность». Но из этих нетипичных лиц могут выходить профессионалы высочайшего уровня. Просто необходимо таких людей понимать, а когда возможно – и помогать, в том числе и методами практической психологии.

Глава 9. Коллективная шизоидность в некоторых российских селах

Шизоидность – психологическая особенность людей, имеющая профессиональные, социальные предпочтения. Есть не только профессии, но и социальные группы, среди которых распространены в массовом масштабе шизоидные личности. В условиях России это в первую очередь безработные и крестьяне.

9.1. Методические основы исследования крестьян: феномен коллективной шизоидности

Лица с чертами шизоидности – типичное явление для многих российских сел.

В Белгородской области находится агропромышленный комплекс «ЭФКО». Это уникальное научно-производственное сельскохозяйственное объединение, вышедшее по своим функциям и достигнутым результатам за рамки инвестиционной компании.

Научным данное акционерное общество следует назвать не по наличию в нем НИИ, а по уровню разработки и решения многих проблем: управленческих, технологических, научно-методических и др. По степени оригинальности решения этих проблем найти другое аналогичное предприятие в России – проблематично.

По своим функциям, по достижениям ЗАО «ЭФКО» – это успешный уникальный социальный эксперимент, в котором рыночные отношения максимально адаптируются к качеству сельского и городского населения.

Данный эксперимент базируется на уже известных фактах, а именно – на знании того, что личность сельского жителя резко отличается по многим параметрам от личности горожан. Это отличие настолько фундаментально, что его требуется учитывать в процессе организации производства, при проведении социальной, экономической политики, при решении большинства вопросов на селе.

В теоретическом плане сделанное в «ЭФКО» соотносится с моделью общества, описанной Н. Амосовым. В соответствии с этой моделью, люди от природы делятся на сильных (не только и даже не столько по физическому параметру, сколько по психологическим особенностям) и на слабых. 10 % самых сильных в три раза сильнее 10 % самых слабых. От природы люди не равны. И это выступает основной причиной того, что более отвечает природе человека, более эффективно для развития производства и общества в целом такое «неравенство», которое соответствует его вариабельности по силе.

В России соотношение сильных и слабых иное, чем в США. Это одна из причин того, что многие системы мотивации, системы управления персоналом, организации производства, эффективные в США, не срабатывают в России. Применительно к селу эта проблема усугубляется. Дел о в том, что существует мнение: наиболее сильные, умные, толковые, инициативные, психически развитые личности уходили из села столетиями. Село стало представлять собой совокупность старых и слабых людей, которые не являются сильными и у которых немало акцентуированных черт характера.

Именно это, по мнению многих специалистов-психологов, выступает одним из основных факторов неудачи с фермерством, «красного пояса» на селе и других непонятных на первый взгляд явлений.

Слабые личности имеют совершенно иную систему мотивации, совершенно иное понимание окружающего мира.

К счастью, это оказалось не совсем так. В селе, по нашим данным, немало слабых личностей, но чаще остаются люди с выраженной коллективно-шизоидной психологией. И это далеко не худшие люди. Просто они достаточно специфичны и нестандартны.

Многие системы мотивации, управления на селе не срабатывают именно в силу психологических причин.

Первоначально суть сделанных предположений заключалась в том, что низкое ЭГО, низкая сила личности имеет вполне конкретные показатели, индикаторы.

Некоторые из них:

– крестьяне более медлительны;

– они более интровертированны;

– их тип личности является более сенсорным в ситуациях практической деятельности (и может стать интуитивным в ситуации мечтательности);

– они более воспринимают окружающую информацию, нежели делают из нее самостоятельно выводы, принимают решения. Принятие решения скорее всего носит коллективный характер, индивидуальное решение не является нормой для сельского жителя;

– они более эмоциональны, нежели рациональны;

– у них резко снижена личная инициатива;

– они повышенно конформны;

– у них более развит мотив избегания нежели достижения;

– мотивация более ситуативна, не связана с отдаленными целями и задачами и т. д.

Крестьяне одновременно повышенно эмпатичны, они душевны, искренни. Хотя эти переживания нередко уходят в бесплодные мечтания. Однако сопереживание, вздохи с селянами – такой же необходимый элемент руководства, как и команды в воинской среде.

Все эти наблюдаемые признаки позволили предположить, что среди этих лиц немало шизоидов.

В связи с этим было проведено комплексное психологическое обследование жителей села.

Примененные методы.

Использовались тесты «Семантический дифференциал», MMPI, Кэттелла, Типкон-1, Типкон-2, интеллектуальные тесты Равена, «Логические закономерности». Как одна из основных использовалась биографическая методика. В процессе исследования применялся метод соответствия, опросники «Сельский труженик», «Сельский руководитель», а также методы экспертной оценки, наблюдения, беседы, обобщения независимых характеристик и др.

Краткое описание возможностей каждого из методов

«Семантический дифференциал» измеряет установки бессознательного у обследуемых по эмоционально значимым словам-раздражителям. В мозгу у человека есть различные эмоциональные центры, каждое из введенных в тест понятий имеет определенное расстояние от значимых эмоциональных центров. Такими значимыми центрами явились – «жизнь», «смерть», «любовь», «ненависть». Такие понятия как «ЭФКО», «свобода», «справедливость», «выгода» и др. соотносились с ними. Всего было оценено 20 понятий-ценностей, каждое оценивалось по 18 параметрам. В общей сложности каждым обследуемым проведено 360 оценок, сравнений.

Тест MMPI, не смотря на свою громоздкость (556 вопросов), важен для определения акцентуаций обследуемых. Как и предполагалось, для крестьян характерно приподнятое значение шкал шизоидности (ведущая шкала), психастении, паранойяльности. Применение этого теста оказалось оправданным.

Кроме того, применялся тест MP2 (362 вопроса).

Тест МР2 вместо MMPI выполняли лица, которые не успевали за основной массой обследуемых и которые с большим трудом могли ответить на большое количество вопросов. Чтобы таких людей не загонять в угол, им давались более короткие тесты, когда это было возможно. Или же некоторые из тестов они не выполняли вообще. Таким образом достигалась корректность и достоверность исследования.

Тест Типкон-1 измеряет степень выраженности у крестьян визуальной, аудиальной, кинестетической репрезентативных систем. По результатам обследования, у крестьян более выражен визуальный способ переработки информации, затем – кинестетический и менее всего – аудиальный. Полученные результаты достаточно стабильны на различных выборках.

Тест Типкон-2 диагностирует типы личностей по Юнгу, он состоит из 62 вопросов. Тест дал противоречивые результаты, что может объясняться как недоработанностью теста, так и шизоидностью обследуемых. «Линейных» зависимостей в типологии личностей не выявлено. Как правило, каждый крестьянин относится по результатам тестирования к различным типам личностей. Скорее всего, это следствие наличия у шизоидных личностей различных, противоположных метапрограмм мышления, ответных реакций на внешние раздражители. Эта гипотеза подтверждается и методом соответствия.

16-факторный личностный опросник применялся как дополнительный метод и был нужен для уточнения результатов, полученных с помощью метода MMPI, а также для диагностики возможностей компенсации тех или иных акцентуаций в процессе практической деятельности.

Опросник «Сельский труженик» диагностирует социальные параметры крестьян.

Опросник «Сельский руководитель» диагностирует социальные особенности сельских руководителей.

С помощью биографической методики измерялась сила личности крестьян, их потенциальные способности.

Методика соответствия включала в себя 28 утверждений, касаемых 8 объектов оценивания «Я сам», «Моя семья», «Наше село», ЭФКО, «Алексеевка», «Россия», «Председатель», «Горожане». Методика направлена на перепроверку результатов, полученных с помощью семантического дифференциала, и на диагностику основных метапрограмм мышления у крестьян и руководителей. Таким образом, всего проведено 224 сравнения.

Итого, крестьяне, обследованные по полной программе, ответили более чем на 1,5 тысяч вопросов, прошли два интеллектуальных теста, ответили на ряд вопросов в процессе беседы.

Ответы были достаточно искренними, о чем свидетельствуют значения шкал правдивости ответов в тесте MMPI и в биографическом опроснике.

Самые существенные особенности перепроверялись по 2–4 раза. Поэтому полученным данным логично доверять.

Анализ полученных результатов по отдельным тестам

Рассмотрим результаты, полученные по каждому из тестов, а затем в целом.

Таблица психодиагностических данных селян, обследованных биографической методикой (в десятиллях)

У селян средняя сила личности. У руководителей сила личности значительно выше. В то же время сила личности у лиц, склонных к пьянству, не отличающихся высокой работоспособностью – значительно ниже.

Таблица психодиагностических данных селян, обследованных по тесту Кэттелла (в стэнах)

По тесту Кэттелла видно, что интеллектуальный потенциал крестьян – не самый высокий, он средний (шкала В – около 5 стэн). У них отмечается повышенная тревожность (шкала О – 7,4 стэна), внутреннее психическое напряжение (6,0 по шкале Q4). Селяне достаточно мягки, сердечны (шкала I), гибки, у них достаточно высокий самоконтроль (Q3 – 6,5 стэна).

Таблица психодиагностических данных селян, обследованных по тесту MMPI (в Т-баллах)

По результатам применения методики MMPI, MP2 видно, что селяне шизоидны, психопатичны, паранойяльны, истероидны, феминизированны, маниакальны, ипохондричны, депрессивны.

Что касается депрессивности, то она заметно ниже у лиц, которые смогли заполнить тест MMPI, чем у тех, кто ограничился более коротким вариантом – тестом МР2. Самочувствие, здоровье у крестьян достаточно неважные. Это может объясняться ежедневным, нередко каторжным трудом в достаточно некомфортабельных условиях.

Психопатичность крестьян объясняется во многом сложностью их положения в результате нововведений на селе. На селе чаще оставались лица, отличающиеся постоянством, не склонные к изменениям, новшествам. Лица более энергичные чаще уезжали в город. Поэтому нововведения, изменения, происходящие в стране в последние годы, более интенсивно переживаются крестьянами. Для них это сильный, постоянно действующий в последнее время стресс.

Из дополнительных шкал теста повышенными оказались шкалы интеллектуальные и хвостизма. Это говорит о том, что в силу личностных качеств, личностных особенностей селяне достаточно интеллектуализированы, но тип их интеллекта – иной, он не измеряется классическими интеллектуальными тестами.

Конкретное решение арифметических и иных задач у них находится на нормальном уровне.

Хвостизм проявляется в том, что они не склонны брать на себя функции лидера при организации производства, социальной жизни на селе. Данный вывод соотносится и с результатами применения методики соответствия: по ней председатель (исполнительный директор) знает, что и как делать, в большей степени, чем сам обследуемый и село в целом.

Поэтому крестьяне психологически подготовлены к тому, чтобы ими руководили, чтобы они выполняли решения начальства, но при этом они хотят оставаться самими собой, обладать самостоятельностью.

Таблица психодиагностических данных селян, обследованных по тесту Типкон-1 (в баллах)

По типу интеллекта это более визуальный, кинестетический тип личности. Аудиальный канал восприятия, переработки и передачи у них информации развит значительно хуже. В то же время у лиц с высшим образованием, особенно с высокими оценками в выписке из диплома, ведущими каналами восприятия и переработки информации являются аудиальный, визуальный. Поэтому высокая успеваемость в вузе может служить косвенным признаком того, что тип интеллекта специалиста, руководителя отличается от типа интеллекта селян. Не случайно председатель в сознании селян – это человек, отличный от других. Это как бы «не свой». И это отличие касается глубинных психологических причин – типа интеллекта селян.

Таблица психодиагностических данных селян обследованных по тесту Типкон-2 (в баллах и десятиллях)

Селяне чаще обладают сенсорным типом личности. Они живут данным моментом, сейчас, здесь. Интуитивность им присуща также, но несколько в меньшей степени, чем сенсорность.

По общительности крестьян получены достаточно противоречивые данные. По одним тестам – они в меру общительны, по другим (MMPI) – интровертированны.

Рациональное начало у них превалирует над иррациональным.

Эмоционально-этический компонент развит более мыслительного. Крестьянин более воспринимает окружающий мир не через логику, а через свои чувства, свое миропонимание.

Эти данные как бы накладываются на результат психодиагностикой методикой MMPI – шизоидность живет не по законам формальной логики.

Таблица психодиагностических данных селян и их руководителей обследованных с применением семантического дифференциала (в баллах и процентиллях)

Наивысшей ценностью для крестьян является «Я в идеале», то есть образ самого себя, каким бы крестьянин хотел себя видеть. Такой результат показывают чаще лица, склонные к саморазвитию, к движению вперед.

Вторая по значимости ценность – самостоятельность.

Третья – работа.

Четвертая – любовь.

Пятая – душевность, ЭФКО и т. д.

Следует отметить, что тяга к справедливости выражена у селян более рельефно, чем тяга к наживе, выгоде. Это говорит о том, что система управления селянами должна в большей степени способствовать установлению справедливости, а затем – получению селянами своей выгоды.

Денежное вознаграждение, материальные блага менее интенсивно регулируют трудовую деятельность селян, их социальную активность, нежели морально-этический фактор. Поэтому системы мотивации, построенные на получении более высокой прибыли, более высокого уровня дохода, на селе могут оказаться менее эффективными, нежели системы мотивации, построенные на получении морального вознаграждения, на достижении справедливости, правильности, как это понимают сами крестьяне.

В силу этого лучшие, наиболее трудолюбивые селяне будут более активно работать, если почувствуют, что к оценке их труда относятся объективно, что их по справедливости оценивают душевные люди.

По ценностным ориентациям самой выраженной негативной эмоцией для крестьян является ненависть, затем – страх и нужда. Ненависть, страх, нужда являются психологическими механизмами, которые могут заставить крестьянина интенсивно работать, в первую очередь это характерно для селян с метапрограммами избегания. Нужда – это то, что может заставить самого последнего лодыря карабкаться и работать на износ.

Это подтверждает и метод соответствия .

Приведем результаты, полученные с помощью этого метода в наглядной форме (см. рис).

Главная психологическая особенность обследуемых – их повышенная шизоидность. По тесту МР2 она равна 82,4 Т-балла, а по тесту MMPI – 77,8 Т-баллов.

У всех обследованных крестьян повышен профиль по методике MMPI, почти все шкалы имеют высокие значения. Отсюда следует вывод, что по своим личностным особенностям, по акцентуациям черт характера они существенно отличаются от горожан.

В первую очередь, это отличие связано с наличием у них шизоидных черт личности, причем эта шизоидность достаточно специфичная, ее можно назвать и коллективной.

Кроме того, отличие селян от горожан заключается в том, что они в своем большинстве акцентуированные личности.

Интеллектуальное отличие связано с тем, что селяне имеют иной тип интеллекта, чем горожане, чем лица с высоким уровнем образования. У селян интеллект визуально-кинестетический, у лиц с высшим образованием, постоянно перерабатывающих информацию печатного типа, интеллект аудиально-визуальный или визуально-аудиальный.

Постоянный практический труд привел к тому, что движения, практические действия стали вплетаться в их интеллект. Если взять основные концепции происхождения интеллекта (Ж. Пиаже), то перевод внешних действий во внутренний план – важнейший этап интеллектуального развития. Селяне, скорее всего, обладают интеллектом такого типа. Поэтому любое положение для них важно подкрепить результатом, действием, конкретикой.

При этом у них и высокая спонтанная интеллектуальная активность (это вообще характерно для шизоидов). Однако закономерности этих интеллектуальных умозаключений достаточно специфичны и слабо поддаются влиянию извне.

Шизоидность традиционно трактуется некоторыми психологами как склонность к индивидуальному стилю действий. И это достаточно отчетливо проявляется в особенностях селян. Руководители сельских акционерных обществ отмечают индивидуальную реакцию селян на то или иное управленческое воздействие. Так, некоторые с удовольствием ждут исполнительного директора и с охотой вступают с ним в беседу, другие же испытывают чувство раздражения, а нередко – и нетерпимости, когда кто-то из руководителей приближается к ним и отрывает от дела. На одного нельзя и голос повысить, а другому требуется крепкая, понятная, наступательная речь руководителя. Одного сложно чем-то обидеть, а другой обижается по всякому пустяку.

С точки зрения управления лицами с шизоидной акцентуацией важно понимать, что в принципе они могут быть самыми различными – общительными и малообщительными, высокоинтеллектуальными и со сниженными интеллектуальными способностями, склонные к самостоятельности и ждущие указаний и руководства по каждому поводу и т. д.

Следует отметить, что одна из фундаментальных психологических особенностей лиц с выраженными чертами шизоидности – противоречивость их личностных качеств, двойной зажим в ценностных ориентациях.

Если же личность шизоидного типа достаточно противоречива, нестандартна, то любые стандартные условия ее деятельности, развития ей мешают самовыражаться, быть самой собой.

Шизоидные личности склонны к индивидуальной работе, нередко – к работе вне контактов с другими людьми. К индивидуальной деятельности склонны и крестьяне, сам труд их носит в своем большинстве индивидуальный характер. Дойка коров, работа на тракторе, на комбайне и т. д. оставляет крестьянина наедине со своими мыслями. Но шизоидный тип личности нуждается и в проявлении других, относительно противоположных личностных качеств. Поэтому формирование коллективного сознания, общности селян со стремлением быть вместе, совместно решать те или иные вопросы логично вытекает из особенностей шизоидных личностей.

Коллективизм на селе принимает достаточно выраженные формы, влияние окружающих на поступки, поведение личности имеет нередко решающее значение при принятии тех или иных решений. Коллективное сознание, коллективная психология – реальность сел, в которых трудятся работники с чертами шизоидности.

Они боятся сделать что-то нетипичное, не общепринятое, не зная, как к этому отнесутся селяне.

В процессе общения моделировались ситуации, когда надо было что-то решить, не советуясь с односельчанами. Обследуемые немедленно отказывались от решений, если знали, что их мнение расходится с мнением окружающих.

Коллективизм не захватывает полностью сознание каждого отдельного селянина. Противоречие между «своим» и «коллективным» остается, но все же влияние общественного мнения на поведение крестьян носит достаточно тотальный характер. Человек, выпавший из коллектива, становится на селе изгоем, теряет способность удовлетворять одну из своих важнейших потребностей – в эмоциональной эмпатии с другими. А у шизоидной личности эта потребность выражена более рельефно, чем у обычных людей. На селе формируется коллективное мнение, коллектив, который по своим психологическим особенностям отличается от коллективов рабочих и представителей других профессий, социальных групп. Можно утверждать, что на селе формируется коллективная шизоидность .

Признаки коллективной шизоидности

• Формируется коллективная психология со всеми признаками двойного зажима. Для коллективного мнения характерно наличие различных, противоречивых конструктов, утверждений, которые срабатывают в дихотомическом аспекте в зависимости от той или иной ситуации.

Особенно отчетливо эффект двойного зажима виден при реализации метода соответствия. Сельхозколлективы достаточно специфичны и разнообразны. Как и любая шизоидная личность, коллективы за рамками основной особенности – эффекта двойного зажима – обладают различными противоречивыми чертами. Так, рядом стоящие деревни, сельскохозяйственные АО могут быть психологически очень и очень различными. В одной деревне покажут, расскажут, доведут до дома того человека, о котором спросил приезжий. В другом никто этого делать не будет. В одном хозяйстве можно оставить в правлении на столе ценные вещи и забрать их через несколько дней, в другом это нельзя сделать даже на несколько минут и т. д. Разнообразие, вариабельность шизоидных коллективов аналогичны разнообразию шизоидных типов личностей.

• При влиянии на коллективы логика оказывается нередко не столь значимой и эффективной, как это ожидается. Общественное мнение селян по многим проблемам алогично, в высшей степени психологично. Оно формируется под мощным влиянием защитных реакций (или же эти реакции не срабатывают вообще). Это характерно и для отдельных шизоидных личностей. При восприятии тех или иных влияний, воздействий у шизоидов формируется свой внутренний мир-государство, которое сложно понять, «войти» в него. В силу этого возникают немалые трудности при прогнозировании влияния на шизоидов различных теле– и радиопередач, да и любых воздействий.

Применительно к российским исследованиям можно предположить, что на шизоидов особо эффективно воздействует метод косвенных сообщений, а не прямого логического влияния. Суть этого метода заключается в том, что шизоидам дается косвенная информация, исходя из которой они делают те или иные выводы.

• Коллективы на селе самозамыкаются, самоизолируются, сохраняя себя. Так, любой персонаж извне (горожанин, приезжий, руководитель более высокого уровня и т. д. и т. п.) воспринимается как чужак, как не свой. Даже селяне, выехавшие несколько лет назад в город, уже воспринимаются при переезде их обратно в деревню как нечто внешнее. Это характерно и для исполнительного директора (председателя) и т. д. Такая замкнутость успокаивает людей, способствует их самосохранению как коллектива, как единого целого, противостоит внесению в коллектив элементов иной культуры, которая, в конечном счете, может «размыть», размежевать селян, лишить их самосознания, психологического единства. А это для шизоидной личности смерти подобно. Шизоидная личность нуждается не только в одиночестве, в индивидуализации труда, но и в эмпатичном, содержательном общении с себе подобными. Поэтому самозамыкание, самоизоляция сельских коллективов становится важным моментом сохранения их самобытности.

• Для всех, или для большинства сельских коллективов, характерны некоторые общие черты:

а) Они более живут в настоящем, чем в прошлом и будущем. Они живут здесь и сейчас. В силу этого попытки заинтересовать крестьян выгодой, которая ожидает их через несколько лет, например, через 10 и более, не соответствует их психологическим особенностям. Однако среди крестьян есть лица с выраженной метапрограммой «будущее». Они способны видеть, понимать перспективы будущего. Но, тем не менее, они не делают общую погоду. Кормление крестьян обещаниями светлого завтра может дать обратную, противоположную реакцию.

Крестьяне в своем большинстве имеют сенсорный тип личности.

б) Для селян характерно высокое психическое напряжение и перенапряжение. Любое нововведение воспринимается ими как мощный стресс-фактор, способный разрушить их жизнь, внести дисгармонию. Даже смена названия руководителя с председателя на исполнительного директора для них – стресс. Поэтому все нововведения для селян важно подавать под старой упаковкой, все новые названия (АО, акции и др.) надо использовать как можно реже.

У шизоидов психическое напряжение традиционно высокое, на этом фоне любые изменения, связанные с его повышением опасны для села.

Не случайно крестьяне включают защитные реакции и продолжают называть исполнительных директоров председателями, а АО – колхозами. И здесь надо не менять их установки, а говорить на их языке.

в) Противоречивость чувств, мыслей, метапрограмм – типичное явление коллективной и индивидуальной психологии селян.

Для селян характерны различные, порой противоположные мнения, утверждения.

Так, большая часть недовольна жизнью на селе, и в то же время живет счастливо.

В своем большинстве они любят свою Родину, но считают Россию вороватой.

Они сами не прочь урвать себе из акционерного общества, но не считают, что воруют.

Они считают председателя (исполнительного директора) не своим, чужаком, но доверяют ему в определении того, что и как надо делать, считают, что он поможет, когда надо.

ЭФКО воспринимается крестьянами как организация, которая хорошо живет и как их надежда, но в то же время это что-то внешнее, не свое.

И эти противоречивые суждения, восприятия, мнения тотально пронизывают селян.

Все шизоидные личности сотканы из противоречий. Из противоречий сотканы и сельские коллективы.

По-видимому, не случаен тот факт, что любое воздействие, утверждение, построенное по законам формальной логики, находит в сознании противодействие со стороны противоположной ценности, противоположного мнения.

Внутренний мир шизоида в силу слабого контроля сознательного над бессознательным, представляет собой непрерывный процесс их столкновения, сосуществования. Переживания шизоида порождены одновременно бессознательными инстинктами и сознательным размышлением, эмоциями и разумом. Причем и в эмоциях, и в разуме присутствуют противоположные компоненты. А это для нормального человека есть нечто необычное.

г) В науке уже неоднократно высказывалась идея о том, что шизоиды нередко обладают непреодолимой тягой к чему-то, т. е. наличием трудноизменяемых доминант. Доминантные образования у шизоидов слабо разрушаются с помощью сознательного компонента, нередко они даже усиливаются попытками это сделать с помощью рационального воздействия даже специалистов высокого уровня.

Это характерно и для коллективной шизоидности. Попытка направить крестьян на «путь истинный» может дать противоположный результат.

Самый центральный вопрос – какие доминанты являются ведущими для коллективной психологии селян.

Из результатов обследования методами соответствия и семантического дифференциала видно, что это свобода, справедливость, работа, труд, дети, семья. Психологическая привязанность к семье, детям у селян по всем показателям выше, чем у горожан. Семья для селянина одновременно и производственная единица, причем нередко основная, и место удовлетворения своей глубокой потребности в эмоциональной эмпатии, место его духовной жизни, которая достаточно интенсивна и нетрадиционна.

Результаты обследования руководителей

Руководители по всем параметрам отличаются от рядовых селян. У них более высокая общительность, более высокая сила личности, более высокие результаты интеллектуальных тестов, менее выражены все акцентуации личности, у них более высокая эмоциональная устойчивость, моральная нормативность, уверенность в себе, самоконтроль и др.

По типу акцентуаций это паранойяльно-шизоидный тип личности, а рядовые селяне – шизоидно-паранойяльный.

В то же время руководители – более феминизированные личности, они более тонко чувствуют людей, как женщин, так и мужчин.

У них менее выражена маниакальность, чем у простых селян. Это говорит о том, что они более подстраиваются под селян, чем наоборот – селяне под своих руководителей.

Следует отметить, что по ведущим типам информационного метаболизма личности руководители превосходят обычных селян: у них более выражены визуальные способности, сенсорный тип личности и др. Одновременно у руководителей хорошо развиты такие типологические особенности, которые важны для восприятия и передачи информации, полученной из вышестоящих органов ЭФКО, от руководящих структур (рациональный тип личности, живущий прошлым и будущим интуитивный тип личности и др.).

Руководители неплохо подобраны и вышколены. Многие из них подавили в себе установки достижения личной выгоды и как бы растворили, слили свою личность с ЭФКО. Сиюминутная выгода для них менее значима, чем для крестьян.

Руководители более близко принимают события, происходящие в селе, в России, в ЭФКО, это лица с более широким мышлением и мировосприятием. Это достаточно патриотические личности.

При этом работа, труд менее значимы в их ценностных ориентациях, установках бессознательного, чем у крестьян. Но у них более выражена потребность в индивидуальных, психологизированных воздействиях со стороны руководства ЭФКО. Это тот тип менеджеров, который способен работать за минимальную заработную плату, но при должном человеческом отношении к себе. Они ради такого отношения готовы поступиться и своей самостоятельностью.

Эти выводы подтверждаются и данными, полученными при применении семантического дифференциала.

Тип личности обследуемых руководителей, их психологические способности как бы накладываются, вписываются, с одной стороны, в психологические особенности селян, а с другой – в требования руководителей ЭФКО.

Проблема индивидуализации и типизации результатов обследования

Нами получены и проанализированы обобщающие данные по селу – непростая, но все же упрощенная картина психических особенностей селян. Более конкретно эти особенности проявляются через выявление типов и подтипов селян-работников АО.

Это видно при психологическом анализе результатов тестирования конкретных работников.

Приведем примеры.

Номер 1 – обследуемый Д. В. Н.

Тесты: SOT

Данный обследуемый испытывает позитивные чувства любви к справедливости. У него выраженное позитивное отношение к ЭФКО, для него важны и такие ценности как самостоятельность, душевность, не отрицает он значимости и личной выгоды. В то же время он испытывает чувства, близкие к ненависти, то отношение к власти вообще. В восприятии им самого себя, селян присутствуют элементы страха. У следующего обследуемого негативные чувства скопились по отношению к ЭФКО, к России. Свобода и выгода не являются значимыми для данной личности ценностями, для нее более значима самостоятельность. Следует отметить, что шизоидность у данной личности выражена в достаточно тяжелой форме.

Номер 2 – обследуемый М. И. Д.

И подобное дихотомическое отношение к основным базовым ценностям характерно для всех селян. Поэтому за средними показателями скрываются разнообразные, весьма противоречивые их типы. Построение системы социального управления по среднестатистическим показателям оправданно, но может оказаться недостаточно продуктивным. В перспективе нужна система управления, учитывающая реакции отдельных типов личностей и формирование единого общественного мнения.

Этим в значительной степени объясняется специфика формирования общественного мнения в различных селах. Одна и та же информация попадает в сознание разных людей, а затем, по законам формирования общественного мнения, побеждает единая точка зрения. При формировании единой точки зрения особую роль играют те или иные группы селян – жители одной улицы, одноклассники определенного года выпуска, родственники и т. д. В силу этого предсказать, какой будет реакция селян на то или иное внешнее воздействие крайне сложно, так как среди них встречаются лица с противоположными установками в отношении основных жизненных ценностей.

За среднестатистическими данными скрываются абсолютно противоположные психологические типы и подтипы обследуемых с чертами шизоидности. Среди сельских жителей есть лица, которые жаждут свободы и которые ненавидят ее; есть лица, для которых правда, справедливость – главное в жизни, и лица, для которых эта ценность не является базовой; есть лица, ориентированные на выгоду, личный интерес, и лица, для которых выгода является эмоционально неприемлемой; есть лица, ориентированные на труд и неприемлющие его; лица, жаждущие душевности, и не испытывающие актуализированной потребности в ней и т. д.

Разнотипность характеров, личностей селян рождает немалые проблемы руководства ими, решение этих проблем, как правило, не укладывается в линейные рамки, а соткано из противоречий.

Таким образом, психологические особенности селян предопределяются в первую очередь их шизоидностью, в силу чего они весьма и весьма разнородны, разнообразны. При этом не ясно насколько установки бессознательного у них устойчивы. Можно предположить, что эти установки обладают достаточной подвижностью. Но динамика этой подвижности изучена слабо.

Практические выводы и рекомендации

Краткая характеристика селян может быть такой: себе на уме, необычные, упертые, трудолюбивые, очень разные в своих установках, ожиданиях. Однако выражение этого различия является второстепенной потребностью после потребности эмоциональной идентификации. Поэтому зачастую различия в установках бессознательного селяне подстраивают под общественное мнение, в душе, однако, оставаясь себе на уме, ожидая праздника на своей улице.

В связи с этим влияние на селян должно быть максимально психологизированным. При этом логические доказательства в интересах дела могут занимать далеко не центральное место.

Это влияние должно учитывать высокую эффективность метода косвенных сообщений и невысокую эффективность прямого логического воздействия.

Следует ожидать высокой эффективности при воздействии на селян современных психотехнологий влияния на бессознательное (эриксоновского гипноза, технологий NLP и др.). Обучение данным технологиям – важная задача подготовки руководителей на селе.

Все нововведения на селе должны быть построены на системе издержек и противоречий. Так, введение системы материальной мотивации должно сопровождаться изменениями и повышениями значимости моральной мотивации, введение элементов частной собственности на землю должно сопровождаться усилением коллективного начала и т. д. Все односторонние, одноплоскостные решения могут на селе просто не пройти или же вызвать такие негативные изменения в психике селян, которые сузят, уменьшат их личностный ресурс в системе сельскохозяйственного производства.

Постепенно, с помощью системы различных мер акционерное общество на селе должно становиться своим для каждого крестьянина. Это одно из важнейших условий повышения эффективности производства. В силу этого создание структур, состоящих из самих селян, с функциями решения конкретных проблем и распределения прибыли – важная, но крайне сложная задача. Это должно быть нечто типа сельских советов, однако было бы губительно в такие советы включать работников, испытывающих ненависть по отношению к руководству. А именно такие чувства испытывают по отношению к требованиям руководителя пьяницы, разгильдяи. При этом было бы неверно в «худших» селянах видеть только зло. Нередко худшими оказываются те, у кого есть проблемы со здоровьем, с психической энергетикой. Это так называемые слабые личности. Они также должны найти свое место в сельскохозяйственном производстве.

Влияние на селян должно быть максимально индивидуализированным как по отношению к конкретной личности, так и по отношению к конкретному селу.

На селе важно проявлять к людям душевность, понимание, эмпатичность, но наряду с этим быть в готовности проявить жесткость и требовательность в ее крайних формах. Выбор момента для проявления относительно противоположных личностных качеств руководителем – искусство. Им можно овладеть только чувствуя психологические особенности людей, обладая определенными личностными особенностями.

К личности руководителей на селе предъявляются различные, в том числе противоположные требования. Он должен вписываться в закономерности информационного обмена, который существует между вышестоящими управленческими структурами, а также в закономерности информационного метаболизма (обмена информацией) с селянами. При этом необходимо проявление противоположных личностных качеств, что встречается крайне редко. Поэтому любые усилия по подбору сельских руководителей столкнутся с массой проблем, однако при этом в любом случае необходимо, чтобы они чувствовали, понимали крестьян, обладали достаточной тонкостью и могли проявить различные, порой противоположные качества личности. Психодиагностический профиль личности успешного руководителя на селе отличается от психодиагностического профиля успешного руководителя в городе. Так, у успешного руководителя на селе повышена шизоидность (иначе он не будет чувствовать и понимать селян), у него менее выражена маниакальность (руководитель на селе подстраивается под крестьян, а в городе чаще подчиненные подстраиваются под руководителя). Кроме того, успешный руководитель на селе достаточно паранойялен и феминизирован. Паранойяльность позволяет достигать своей цели вопреки желаниям окружающих, а феминизированность позволяет делать это в неконфликтных формах.

Подобный тип руководителя не формируется в городе, и скорее всего его надо искать в селе и рядом с ним.

Селяне подсознательно нуждаются в личности, в организации, которая бы выражала их интересы, но недоверчиво относятся ко всем нововведениям.

Психология селян имеет свойство самосохраняться, воссоздаваться. Все попытки ее переделать будут иметь временный эффект, реальные изменения в психологии людей будут протекать крайне медленными темпами. В этих условиях лучше организацию сельского производства проводить с учетом психологии людей, нежели менять эту психологию введением новых производственных отношений.

Таким образом, для селян характерна коллективная шизоидность. Это проявляется во всем: от мироощущения, миропонимания до личной жизни. И все это надо учитывать в процессе работы с крестьянами.

9.2. Влияние на селян с учетом их психологических особенностей

Большая часть обследованного сельского населения шизоидна. При этом возникает вопрос: а как оно характеризуется в целом, каково его мироощущение, миропонимание, какие типы личностей встречаются, каково отношение к работе, к членам семьи, к соседям и др.? Ответить на этот вопрос важно, не выпячивая сам факт шизоидности. На один и тот же предмет можно смотреть по-разному. Например, на кинжал можно смотреть и как на предмет убийства, и как на предмет искусства. Описывать психологию крестьян можно и как таковую, и как шизоидную. В этом параграфе дается целостное описание психологических особенностей селян с меньшим акцентом на их шизоидную сущность, а с большим – на особенности работы с ними, их понимание.

Мироощущение, мышление крестьян

Крестьяне достаточно диалектичны, философичны, не категоричны, не догматичны. Большая часть из них (почти 2/3) считает, что существует различное понимание смысла жизни. Что понимание одного человека или понимание другого – не есть абсолют, у каждого оно может быть свое. Это достаточно диалектичный и научный подход, без абсолютизации собственных убеждений и убеждений других. Это философия крестьян России. И она не так уж и глупа, по своим мировоззренческим обобщениям она практична и достаточно дальновидна, демократична, открыта для других.

Крестьяне любят слушать выступления политических обозревателей. Их миросозерцание не отрицает знания и понимания проблем, которыми живет страна.

Они не прочь позаботиться обо всем человечестве, однако для этого им надо предоставить такую возможность: они готовы сделать для него немало. 2/3 из них готовы совершать полезные дела ради всех людей на Земле.

Крестьяне в некотором отношении по своему мироощущению – дети. В своем большинстве они хотят вернуться в детство.

Их оптимизм достаточно последователен. Большая часть из них (более 80 %) считает, что каждый, кто хочет и может упорно трудиться, имеет большие шансы на успех. Каждый второй из них надеется достигнуть в жизни большего.

Апатии у большинства крестьян нет, есть сила созидания, высокая сопротивляемость внешним обстоятельствам, руки не опускаются.

Атмосфера на селе не патриархальна. Селяне считают, что женщина может пользоваться той же свободой, что и мужчина. Однако это мнение менее категорично, чем у образованных горожан.

Жизнь им кажется интересной. У них высокая сила жизнелюбия.

Они счастливы в своем большинстве, но в то же время считают, что судьба к ним несправедлива (подобное двойственное восприятия себя, окружающего мира достаточно стабильно, этот своеобразный дуализм тотально пронизывает их личность). Это касается как сильных, так и слабых людей (слабые более сетуют на судьбу). У горожан, являющихся сильной личностью, сетуют на несправедливость судьбы 11 % обследуемых (у крестьян – более половины).

Внутренняя духовная жизнь, мечты более характерны для лиц с достаточной энергетикой.

Вера в конечное торжество справедливости характерно для большинства селян. Но все же есть среди них и пессимисты: каждый четвертый не верит в конечное торжество справедливости.

Зависть среди крестьянства в целом не распространена.

В своем большинстве они не осуждают тех, кто пытается ухватить от жизни все, что можно, боясь обидеть этих людей.

Они имеют эмпатичный внутренний мир, более склонны сидеть и мечтать, нежели успешный, деятельный горожанин. Горожане, имея более рациональный тип личности, склонны лишь в 10 % случаев предаваться мечтам и грезам. Среди крестьян таковых около 40 %. Почти половина крестьян не прочь посидеть, помечтать, поразмышлять, повздыхать. И это есть одна из национальных черт русского народа, которая пока сохраняется в крестьянстве. Но и работают крестьяне на износ, когда надо, когда хотят.

Модель понимания окружающего мира у крестьян достаточно реалистична: они сознают, что большинством людей управляет выгода. Однако сами не придерживаются слепо данной модели понимания мира.

Их в меньшей степени, чем горожан, тревожат мысли о работе и деньгах.

Свои мысли, идеи крестьяне не боятся озвучить, «отдать» другим. У горожан опасения за кражу своих мыслей другими выражены более контрастно.

Крестьяне в своем большинстве не считают, что имеют свой воображаемый мир, о котором никому не рассказывают. У крестьян чаще коллективное мироощущение: этот мир создается ими и принадлежит им всем вместе.

Селяне смекалисты и досадуют, когда кто-то их провел. Они испытывают удовольствие, когда могут сами провести мошенника. Они не приемлют откровенного обмана. Среди же горожан каждого второго забавляет мошенничество других до такой степени, что они солидаризируются с ними и желают удачи. В этом отношении честность крестьян своеобразна: они не воруют, а как бы забирают у колхоза то, что, по их мнению, заработали своим трудом. Однако это не относятся к слабым личностям, которые воруют и воруют, было бы что украсть.

Крестьяне по своей природе сами себе на уме. Они часто считают себя умнее окружающих, в том числе и людей (не исключая и руководителей), которые их поучают по своей должности.

В своем большинстве они не прочь солгать, приукрасить что-то, чтобы избежать неприятностей. По этим показателям крестьяне не уступают горожанам. Они могут схитрить, да так естественно, что вмиг обведут вокруг пальца, в том числе и руководителя, естественно и просто.

Крестьянин вдумчив, но ему нужно время, чтобы подумать, сделать выводы.

Интеллект крестьян образно-деятельный, по своему типу он отличается от интеллекта горожан, который более успешно справляется с формально-логической обработкой информации. Горожане чаще крестьян получают эту информацию через чтение, аудиальный канал.

Сильные личности на селе еще могут помнить и оперировать информацией, полученной через аудиальный канал, но слабые личности в своем большинстве эту информацию тут же забывают.

Речевая активность селянам дается с трудом даже в детском возрасте. Около 40 % из них испытывали трудности, сложности, когда начинали что-то говорить перед классом. Трудности использования речевого канала восприятия и передачи информации остаются у крестьян на всю жизнь.

Метапрограмма «прошлое» достаточно выражена у селян, во всяком случае, в большей степени, чем будущее. Они любители старины, истории.

У них несколько преобладает метапрограмма «общее» над метапрограммой «различие». И это не означает скудности впечатлений крестьян. Они любят новые впечатления, любят периодические изменения обстановки, однако не чрезмерные.

Метапрограмма достижения более развита у лучших селян. У пьяниц и разгильдяев, у лиц со слабой психикой, со слабой энергетикой более развита метапрограмма избегания. Но в целом метапрограмма «достижение» развита на селе в меньшей степени, чем в городе.

Ахиллесова пята крестьян – неумение своевременно принимать решения в вопросах, где имеется дефицит информации, где они недостаточно уверены в себе. Чаще это не касается выполняемой ими работы, где крестьяне нередко являются асами и где принятие ими решений как бы вплетено в их практическую деятельность, эти решения принимаются как бы автоматически и безошибочно. Речь идет о неуверенности при принятии решений, где требуется абстрактное, понятийное мышление. Это характерно примерно для 1/3 успешно работающих селян. К тому или иному решению их на доподтолкнуть. Привыкая к этому, некоторые руководители постоянно выступают такими толкачами. Искусство же высокоэффективного руководителя – подтолкнуть крестьян не просто к решению, а к тому, которое уже зародилось в их голове. Пробивание решений, которые не соответствуют истинным интересам крестьян, возможно на селе. И некоторое время эти решения могут выполняться. Однако через определенное время у крестьян появляется такое сопротивление этому, что подобные нововведения отмирают сами собой.

В то же время те решения, которые созрели в головах крестьян, реализуются в реальных действиях.

Большая часть крестьян считает, что их легко переспорить. Психологический механизм данного факта заключается в том, что для них важнее не истина, а эмоциональная эмпатия. Крестьяне испытывают большее удовлетворение от спора не тогда, когда находят в нем истину, не тогда, когда побеждают в нем, а когда находят в споре взаимопонимание.

Итак, интеллект крестьян достаточно подвижный, динамичный. Однако этот интеллект отличается от интеллекта горожан по типу ведущих каналов восприятия и переработки получаемой информации, по темпу ее переработки, по психологическому механизму принятия решений, по ведущим метапрограммам, по личностным качествам, предопределяющим направление мыслительной деятельности.

Это качественно иные интеллекты. Для крестьянского интеллекта более характерна противоречивость метапрограмм, мироощущения, чувств.

Интеллект крестьянина может относительно легко и естественно улавливать процессы, систематизировать противоречивую информацию и делать точные выводы, быть высокопродуктивным, строить высокоэффективные модели окружающего мира, однако лишь в рамках своего миропонимания, мироощущения, своей жизнедеятельности. Но этот интеллект оказывается недостаточно эффективным при построении моделей окружающего мира, осмыслении явлений, которые нельзя «схватить» в форме образов, выходящих за рамки села, района, региона туда, где нужен более формально-логический, абстрактный, а не образно-деятельный тип интеллекта.

Сильные и слабые личности на селе

Среди крестьян существуют различные типы и подтипы личностей. Наиболее важная типология – это лица с высоким и низким уровнем энергетических способностей, с высокой и низкой работоспособностью, с высоким и низким ЭГО. Об этом говорит как методологический анализ, так и данные психодиагностики.

В селе немало лиц со сниженным энергетическим потенциалом, в своем большинстве они имеют проблемы со здоровьем.

Эти проблемы вызваны как непростыми условиями труда, так и генетическими, психофизиологическими отличиями людей друг от друга.

Нами была взята группа крестьян с трудом выполнявшая дневное задание, это в своем большинстве слабые личности, с низким ЭГО. Одновременно это были лица с проблемами на уровне психофизиологии.

Среди крестьян с высокими результатами трудовой деятельности 85 % просыпается утром свежими и отдохнувшими. Но среди лиц, которые не преуспевают в труде, таковых было только около половины. Большая часть из них легко просыпается от шума, имеет проблем со здоровьем и т. д.

Работоспособность лиц со сниженной энергетикой достаточно непостоянна, импульсивна. Работоспособность сильных личностей более стабильна, постоянна.

При этом обе условные группы крестьян считают, что их жизнь заполнена интересным делом. Заставить крестьянина выполнять то, что ему не интересно, что его не захватывает как личность, достаточно сложно, проблематично. Хотя у крестьянина развито и чувство долга, которое делает его интерес к жизни осмысленным, подчиненным определенной цели, нравственно одухотворенным.

Группа сильных лиц лишь в 30 % случаев испытывает большое напряжение в процессе работы (как и горожане с сильной личностью). В то же время это характерно и для большинства слабых личностей. Это говорит о том, что слабые не сачкуют, они работают на износ, они психически перенапрягаются больше сильных личностей, но справиться с работой не могут. Лодыри и разгильдяи на селе – чаще не следствие их попустительского отношения к делу, а следствие их психофизиологических особенностей: они просто физически, по состоянию здоровья, по своей генетической предрасположенности не успевают за другими.

Крестьяне с сильной личностью более удовлетворены своей половой жизнью (более чем в 90 % случаев), чем сильные личности в городе. У слабых личностей проблем на почве сексуальных потребностей было больше, они касались большинства обследованных.

Низкая сила личности, повышенная утомляемость, низкая работоспособность ведут к тому, что в группе селян с низким ЭГО больше тех, кто предрасположен скорее что-то стащить, нежели заработать самому.

Лица с меньшей психической активностью, склонные к воровству, одновременно и достаточно самокритичны, большая часть из них признает свои прегрешения, считая, что их простить просто нельзя. Моральная ответственность перед самим собой и другими достаточно устойчива в среде крестьян, даже с низким ЭГО. Но моральная ответственность перед теми, кого не признают «своими» достаточно зыбка, неустойчива, порой она просто не существует.

Сказанное не означает, что механизмы вытеснения не действуют в среде крестьян. Нередки ситуации, когда воровство не сопровождается никакими угрызениями совести, когда эти факты просто вытесняются из сознания.

Но все же мелкие кражи на селе, даже в детстве, более характерны для слабых личностей. Но и они это совершали значительно реже, чем дети в городе.

Пьяницы, разгильдяи, недисциплинированные колхозники как бы чувствуют на себе осуждающий взгляд других. Они не лишены интуитивности.

Лица с пониженной работоспособностью, с низкой силой личности, судя по ответам на вопросы теста MMPI, пьют много воды, они чаще устают. Это можно выявить и путем наблюдения.

Мотивация достижения более развита у психически активных людей.

Таким образом, слабые личности на селе обладают признаками маргиналов: они чаще оказываются вне семейных, товарищеских, дружеских отношений, с большим грузом социальных, психологических проблем. Это усугубляется их здоровьем, психофизиологическим состоянием. Различие между сильными и слабыми личностями на селе более контрастное, чем в городе. Слишком большое количество слабых личностей на селе может просто парализовать сельскохозяйственное производство. Существенные проблемы в организации производства наблюдаются также в сельских коллективах с чрезмерно выраженными шизоидными чертами (шкала шизоидности по тесту MMPI выше 100–120 Т-баллов).

Суеверие и религиозность крестьян

Религиозность не свойственна крестьянам. Большая часть обследуемых (2/3) достаточно равнодушно относится к религии. Свою религиозность признали не более 30 % обследованных. Это примерно такой же процент, как и в достаточно воспитанных, образованных слоях городского населения. Религиозность пенсионеров значительно выше, чем работающих селян. Среди работающих селян она выше также у лиц более зрелых, с более низким уровнем образования, квалификации, у женщин.

Сильные личности чаще слабых признают существование бога. По-видимому, это связано с тем, что построение своей достаточно масштабной, сложной модели окружающего мира, в которой есть место богу, требует немалых энергетических затрат. Но в целом вера в бога у активно работающих селян распространена в меньшей степени, чем у горожан.

Религия связана с построением глобальной модели мира, что не характерно для крестьян: их модели мира более локальны, они привязаны к тому, что их окружает непосредственно.

Отчетливо выраженной связи между верой в бога и ростом шизоидности не обнаружено. Скорее всего, это связано с тем, что шизоидные личности чаще сами строят свою модель понимания окружающего мира и придерживаются ее.

Крестьяне не суеверны. Около половины из них не считают, что сны бывают вещими, что из них надо извлекать предостережения.

Люди активные, с сильной личностью в своем большинстве не верят в приметы, слабые личности нередко в приметы верят.

Они не верят и в чудеса. Они более верят в себя, в свой труд, в своих родственников, друзей.

Они надеются более не на бога, а на помощь других людей. Они ею живут, причем в большей степени, чем верой в бога. И эти люди чаще находятся не где-нибудь, а среди непосредственного окружения – в первую очередь это родственники, друзья. В известной степени вера в родственников, односельчан многим заменяет веру в бога. Эмоционально, духовно, экономически крестьяне более зависят от своих родственников, друзей, селян, чем от бога, который почитаем, но который все же далеко.

Однако многие религиозные праздники, соблюдение обрядов на селе сохраняются. Интерес к этим праздникам, их живучесть во многом определяется тем, что они удовлетворяют потребность людей в общении.

Семья, семейные отношения

В селе семья является не только социально-психологической, но и экономической единицей (свое подворье есть практически у всех). Для селянина семья – это почти все. Взаимная любовь, благожелательное отношение друг к другу – норма семейной жизни. Наряду с этим почти каждый селянин периодически испытывает чувство ненависти к членам семьи (рельефно это переживает каждый четвертый). Это одна из особенностей личностей с «двойным зажимом»: периодическое возникновение противоположных чувств по отношению к наиболее любимым людям.

Большая часть из них считает своего отца хорошим человеком, однако среди горожан таких лиц все же больше. Не смотря на высокую значимость семейных отношений в среде крестьян, они требуют, ожидают от своих отцов, матерей больше, чем типичный горожанин, и в силу этого более негативно реагируют по типу «двойного зажима» на любые недостаточно эмпатичные с их точки зрения, порой ситуативные, поступки своих отцов и матерей.

Сказанное подтверждается и анализом реакций некоторых крестьян на приводимые результаты обследования. Они вдруг начинали интенсивно искать причины своей якобы меньшей любви к родителям, чем у горожан. Рассуждения были самыми различными, однако большая часть не желала признавать данного факта, хотя совсем недавно при массовых исследованиях их мнение было другим.

Это обусловливается шизоидным типом их личности: к самым любимым и уважаемым отношение у них более требовательное. Однако это касается более их внутренних, интимных переживаний, этот факт выявляется только специфическими диагностическими методами, но он нередко опровергается самими селянами в процессе беседы с кем-то со стороны.

Горожане, даже с повышенной шизоидностью, статистически чаще в своем большинстве, утверждали, что любят свою мать. До 10 % селян так не считает. Это говорит о том, что отношение к матери у них также формируется под влиянием «двойного зажима», этот эффект в большей степени проявляется по отношению к ближайшим родственникам, друзьям, по отношению к наиболее близким людям.

Поэтому не случайно около 8 % из них не считают своих матерей хорошими женщинами (это чуть иной аспект, чем просто любовь к матери). Это значительно выше, чем в среде лиц без черт шизоидности. Любовь к матери у селян сопровождается и особыми переживаниями по поводу той или иной несправедливости с ее стороны.

Крестьяне реже горожан считают, что их семейная жизнь такая же хорошая, как и у большинства знакомых. Еще более низкие показатели на этот счет у лиц с низкой силой личности, быстро устающих, не ориентированных на успех (с более выраженной мотивацией избегания). Они неважно показывают себя в труде и имеют проблемы в семейной жизни.

Лица с пониженной работоспособностью, с низкой силой личности чаще испытывают дисгармонию в семейных отношениях, дефицит любви и тепла. Основная же масса селян довольна своими семейными отношениями.

Крестьяне достаточно естественны, их половая жизнь с точки зрения необычности сексуальных действий более разнообразна, чем у горожан.

В обследованных деревнях примерно у каждого третьего селянина большая часть ближайших родственников (отец, мать, брат, сестра) уже живут в городе. И только каждый пятый селянин не имеет в городе ближайших родственников.

Что касается дальних родственников, то они есть в городе более чем у 90 % обследованных селян. У многих и друзья живут в городе. Поэтому город оказывает достаточно сильное влияние на обследованных селян через систему родственных связей отношений.

Если учесть, что в город уезжали не слабые, а сильные лица, то естественно возникла гипотеза, что они оказывают сильное влияние на формирование общественного мнения на селе. В силу этого традиционные сельские ценности должны со временем размываться.

Но этого не происходит. Крестьяне психологически как бы закрываются от влияния горожан вообще и родственников-горожан в частности. Это характерно для людей с шизоидным типом личности – не поддаваться внешним влияниям.

Из всех обследованных селян переехать в город пожелали около 10 %. Большая часть таких планов не строит. А категорически против переезда в город высказалось около 60 % из них.

Довольны жизнью на селе около 70 % обследованных, недовольных (ответили – «а чего тут хорошего») оказалось около 15 %.

В селах, которые располагаются недалеко от города, достаточно высокая степень миграции населения. Если брать относительно молодых, активных работников, то примерно каждый второй из них имеет опыт проживания в другом месте (город, другое село, пребывание в армии и т. д.).

Доброжелательное отношение родственников – один из источников психической активности крестьян. Лица со сниженной психической активностью такой поддержки в полной мере со стороны родственников не получают. И трудно сказать, что здесь является первопричиной. Родственные отношения среди крестьян достаточно гармоничны, это одна из основных ценностей селян. Родственные связи – основной фактор их миропонимания, мироощущения. Родственные связи перебивают все другие факторы, с помощью которых можно влить на селян.

Наряду с этим следует отметить, что при определенной степени родства эти связи могут психологически «рваться». Так, нередки ситуации, когда двоюродные браться, сестры относятся друг к другу как чужие. В психологии известна зависимость, когда наиболее глубокие, эмпатичные отношения характерны для более узкого круга людей. Расширение круга общения ведет нередко к снижению степени эмпатичности, интенсивности взаимопонимания, снижает ее глубину. Поэтому на селе особая роль родственных отношений может резко ослабляться, когда внутри родственной группы лиц потребность в эмоциональной эмпатии удовлетворена полностью. Другие лица для этого уже нередко просто не нужны.

Не смотря на то, что семья – самое близкое и дорогое, что есть у крестьянина, ссоры здесь происходят значительно чаще, чем у горожан. Около 1/3 селян достаточно часто ссорятся с членами семьи. Это вытекает из эффекта «двойного зажима»: он более проявляется на примере основных ценностей человека. Любовь и ненависть, проявляемые в семье, способствуют психической активности селян, что в конечном счете, способствуют их развитию. При этом следует иметь в виду, что субъективная оценка конфликтов в семье может не совпадать с реальным положением дел. Самые любимые люди могут легко обидеть крестьянина. Не так посмотрел, не так сказал, не так сделал – все это может обернуться жгучей обидой и даже ненавистью. Но такое двойственное восприятие самых близких и дорогих людей вообще свойственно шизоидным личностям.

Таким образом, семья экономически и психологически исключительно значима для крестьян. В силу этого, а так же в силу естественного проявления у них эффекта «двойного зажима», члены семьи являются как объектами любви, так и объектами разрядки, вымещения негативных чувств.

Соседи, друзья, межличностные отношения

Крестьяне в своем большинстве с детства включены в микрогруппы, компании, не мыслят себя вне коллектива.

Они ценят систему межличностных отношений как таковую, горожане чаще ее используют себе в выгоду (к ним приближается по этому параметру только группа крестьян с низким ЭГО). Только каждый третий из сильных крестьян и половина из слабых не прочь при поступлении на работу разузнать, чьего расположения ему надо добиваться в связи с этим.

Успешные горожане более навязчивы в общении. 9 из 10 из них, увидев знакомых, с которыми давно не виделись, заговорили бы с ними первыми, даже если те пожелали бы пройти мимо. Среди крестьян это сделал бы только каждый пятый.

Очень сильное отличие успешных горожан и крестьян в демонстрации своих привязанностей. Крестьяне в своем большинстве (3/4) не будут показывать человеку, что он им нравится. Горожане же демонстрируют позитивные чувства к другому человеку с вероятностью более 0,6. Большая часть успешных горожан сознательно демонстрируют свои симпатии другим лицам – естественно, не бескорыстно.

Крестьянам не хватает любви и симпатии от окружающих лиц. Они реже горожан считают, что получают столько сочувствия и симпатии, сколько заслуживают. Каждый третий из них считает, что заслуживает в этом отношении большего. Если взять горожан со средним значением по шкале Sc (шизоидности) теста MMPI, как и в выборке крестьян, то таковых будет меньше – всего 10 %.

Таким образом, одни и те же показатели шкалы шизоидности отражают несколько различные психические явления. Но все же существеннейшая часть этих отличий психологически исключительно значима для крестьян.

Общение, система симпатий-антипатий для горожанина – чаще фактор управления, влияния на людей. Крестьянин же в меньшей степени ищет личную, материальную выгоду от системы симпатий и антипатий, если он привязан к человеку. Его чувства более автономны и независимы от внешних факторов, в том числе и от экономической выгоды, чем у горожан, динамика этих чувств более спонтанна, имманентна.

В связи с этим горожане часто преувеличивают свои несчастья, чтобы им посочувствовали, помогли. Крестьяне это тоже делают, но реже. Они более добродушны и более естественны.

Крестьяне (лица с чертами шизоидности) менее материальны, их система симпатий и антипатий более предопределяется не выгодой, а потребностями души. А это дает, естественно, и ощущение собственной свободы, счастья.

В игры многие играют не ради выигрыша, а ради общения.

Система межличностных отношений у крестьян достаточно специфична: они нередко не пересекаются в различных микрогруппах, хотя деревня может быть небольшой. В силу этого информация, которая циркулирует среди одной микрогруппы, далеко не всегда известна в другой.

Это одна из не последних причин, почему крестьяне любят бывать среди людей. Это один из мотивов посещения ими тех или иных мероприятий. Поэтому собрания селян, где обсуждаются те или иные вопросы, соответствуют их психологическим особенностям.

Совет селян, особенно родственников – важный источник формирования общественного мнения. Система межличностных отношений оказывает определяющее влияние на формирование общественного мнения на селе.

Окружающие могут оказать решающее влияние на изменение поведения личности, трансформировать его.

Однако возбуждение толпы не привлекает крестьян. В силу этого коллективные беспорядки, недовольства у крестьян – более редкое явление, нежели, чем у горожан.

В силу своих фундаментальных психологических особенностей крестьяне нуждаются как в общении с другими, так и в одиночестве. Длительное одиночество – это несчастье для крестьянина (хотя тут немало индивидуальных отличий). Однако в то же время он привык быть и работать один на один с собой. Истинное счастье селян связано как с общением, с коллективным образом жизни, так и с возможностью некоторое время отойти от всех и побыть одному.

Почти половина крестьян не завидует успехам своих коллег, но примерно половина испытывает дискомфортные чувства при этом. Крестьянину лучше живется, когда он находится среди себе подобных, когда все равны. Поэтому расслоение сельского населения – психологический стресс примерно для половины жителей села.

В то же время такое расслоение коллективного сознания селян по важнейшим ценностям соответствует глубинным психологическим особенностям шизоидных личностей, что является характерной особенностью сельских коллективов. Это один из постоянно действующих источников психического напряжения селян. Такое напряжение – одна из глубинных черт шизоидной личности.

«Если бы люди не были настроены против меня, я достиг бы в жизни гораздо большего» – такой вопрос есть в методике MMPI. Среди горожан так считает больший процент лиц, в том числе в выборке обследуемых со значением шкалы Sc на уровне выборки селян. Большинство селян не считают, что люди настроены против них (но на них обижаются за недопонимание). Социально-психологические условия своей жизнедеятельности они оценивают достаточно благоприятно.

Любой отрыв от деревни, семьи, близких – стресс для крестьянина. Даже при кратковременных разлуках с близкими ему становится сложно, тяжело на душе.

Дружеские отношения, эмоциональная эмпатия – по-видимому, основной фактор детерминации их поведения. Поэтому дружба с лицами, чьи поступки нельзя одобрить – типичное явление в крестьянской среде. Для них более важно не соблюдение человеком правил, моральных норм, а моральная эмпатия с ними.

Такой эффект наблюдается у горожан при уровне шкалы Sc теста MMPI (шизоидность) около 90-Т баллов.

Наряду с этим, крестьяне не отрицают полезности дружбы. Дружба для селян – это способ не только удовлетворения своей потребности в эмоциональной эмпатии, но и выживания, оказания взаимной помощи, один из способов организации совместной деятельности и др.

Моральная и правовая нормативность

Для крестьян менее значимы законы, нежели для горожан, особенно успешных руководителей, которые в 99 % случаев считают нужными действие, соблюдение законов, регулирующих отношения между людьми. Около трети крестьян так не думают, они готовы жить в обществе, где законы отменены. Это говорит о том, что среди крестьян чаще формируется, проявляется эмпатичный тип личности, который руководствуется в своем поведении более не законами, а моральными нормами и системой взаимных привязанностей, системой симпатий и антипатий. Это говорит также о естественной несовместимости городского руководителя с сельским населением не только по типу интеллекта, степени эмпатичности, но и по готовности жить по заданным моральным и правовым нормам. Брать городских руководителей и переквалифицировать их в сельских – по меньшей мере необдуманный шаг.

Установки селян по отношению к преступникам, нарушителям достаточно жесткие: они должны быть наказаны. Однако эта жесткость выражена в меньшей степени, чем у горожан, что так же обусловлено тем, что у селян отношение к человеку предопределяется прежде всего возникшей симпатией или антипатией к нему.

Приверженность к жизнеустройству, в котором бы главенствовали законы, более характерна для руководителей, особенно городских. Среди горожан-руководителей такую приверженность высказало более 90 % обследуемых. Руководителю хочется установить законы, нормы, и чтобы дальше все текло по заранее установленным правилам. Крестьянину этого явно мало, ему необходимо соприкосновение душ, моральные нормы, принятые всеми.

Нарушение законодательства не осуждается селянами. Правовые нормы у них достаточно снижены, значительно в большей степени, чем у горожан-руководителей.

Чувство долга более характерно для лиц с высокой силой личности. Хотя это чувство менее регулирует поведение крестьян, оно более детерминируется чувствами симпатии и антипатии.

Большинство крестьян уважает обычаи, нормы поведения других людей. Но это мало касается лиц, склонных к употреблению алкоголя.

Рассуждения о морали, нравственности – одна из любимых тем бесед, чтения у крестьян.

Крестьяне предрасположены соблюдать коллективные нормы общежития, 2/3 из них не склонны прощать нарушение их своими односельчанами. Коллективное мнение селян психологически давит на непослушных, на тех, кто не живет нормами сельского общежития.

В силу своих акцентуаций крестьяне чаще испытывают такое чувств о, будто они умирают, покидают мир земной. Это способствует проявлению таких качеств личности, которые в полной мере проявляются у человека на границе жизни и смерти, например, чувства сострадательности к другим.

Чаще отстаивают справедливость лица с нормальной работоспособностью. Лица со сниженной дееспособностью не в состоянии активно отстаивать то, что считают справедливым.

Среди крестьян наблюдается рельефное расслоение на тех, кто отстаивает справедливость во всех ее проявлениях, и тех кто смирился со своей участью.

Таким образом, крестьянство содержит потенциал как для формирования атмосферы справедливости (при нормальной физической и психической нагрузке), так и для движения в сторону забитости, безмолвия. Это будет происходить, если увеличивать физическую и психическую нагрузку, подавлять крестьян нуждой и беспросветностью будущего.

Отличие крестьян от горожан, особенно от городских руководителей, пронизывает рациональную, моральную, эмоциональную сферы личности и является достаточно фундаментальным.

Особенности самооценки

Отличие селян от горожан связано и с самооценкой своей внутренней противоречивости. Для успешного горожанина самое трудное – это борьба с самим собой (2/3 обследованных), для 2/3 селян самое трудное в их жизни находится за рамками борьбы с самими собой, в большей степени это недопонимание окружающими.

Крестьяне менее уверены в себе, чем успешные горожане: 40 % из них постоянно испытывают неуверенность. При этом проявляется зависимость: меньшая уверенность в себе наблюдается у лиц работящих, хорошо справляющихся со своими обязанностями. В современной науке выявлен факт, когда самооценка у профессионалов высокого уровня падает. Не исключено, что эта зависимость проявляется и у крестьян: скромность, заниженная самооценка являются существенными личностными особенностями наиболее трудолюбивых, лучших крестьян.

Данный тезис ни в коей мере не отрицает того, что есть ситуации, когда крестьянин «себе на уме», когда он в рамках своей компетентности, своего видения проблемы смотрит как бы свысока на принятые решения, рассуждения некоторых руководителей. Но эти ситуации менее часты, чем противоположные.

Подтверждением заниженной самооценки у крестьян служит тот факт, что мало кто считает себя умнее и способнее других. Это проявляется и в среде наиболее способных и сообразительных крестьян.

Примерно у каждого третьего крестьянина по самооценке подавленное настроение. С ростом степени выраженности шизоидности этот процент растет.

Значительная часть крестьян (до 1/5) считают себя людьми обреченными (большая часть крестьян оптимистична). Среди шизоидных горожан процент обреченных (субъективное ощущение) ниже.

Крестьяне нередко предаются грустным размышлениям (более 1/3). Этот процент выше, чем у горожан. Хотя он близок к проценту горожан с ярко выраженными шизоидными чертами (шкала Sc более 100 Т-баллов).

Таким образом, самооценка крестьян в целом занижена, она наполнена не только мажорными, но и минорными тонами.

О конфликтах сознательного и бессознательного у крестьян

Крестьяне достаточно миролюбивы и дружелюбны. Но в то же время у них периодически накапливается раздражительность, которая ищет выхода. Такие ситуации в крестьянской среде возникают в 5–8 раз чаще, чем в среде лиц без шизоидной акцентуации. Выход энергии, внутренней раздражительности в форме ругани, конфликтов, а иногда и драки психологически необходимы для крестьян.

Но все же у крестьян меньше, чем у горожан, заблокированных, вытесненных проблем, комплексов. Они реже успешных горожан с аналогичным уровнем шизоидности испытывают потребность вы ругаться (может быть, потому, что постоянно ругаются), выместить свою раздражительность в форме проекции, желания ломать и крушить все вокруг.

Более естественная жизнь крестьян позволяет им быть менее напряженными в психическом плане по отношению к горожанам с таким же уровнем выраженности шкалы Sc теста MMPI.

Большая часть крестьян считает, что достигла бы в жизни большего, если бы никто не препятствовал. Этот процент выше, чем у успешных горожан (там таковых менее 50 %).

Ожидания от будущего

Крестьяне в своем большинстве не строят планов на будущее и не воспринимают планы, которые озвучивают другие. Чем больше требуется времени, чтобы выполнить то или иное решение, тем в меньшей степени это решение личностно воспринимается крестьянами.

У них метапрограмма «будущее» выражена в меньшей степени, чем «настоящее».

Крестьяне достаточно оптимистичны, они не опускают руки даже в условиях экономических и социальных трудностей.

В то же время самостоятельно преодолеть нагромоздившиеся трудности около половины крестьян, по самооценке, не могут.

Протекающие социальные процессы, насыщенность жизни новыми событиями для крестьян интересны. Они не склонны к застою, к неизменности, незыблемости. Крестьяне открыты для новшеств.

Противоречивость метапрограмм, чувств у крестьян

Крестьянин редко (даже реже опытных городских руководителей) попадают в ситуацию буриданова осла, когда из-за наличия многих вариантов решений проблемы окончательный выбор крайне затруднен. Это один из признаков того, что в рамках своей компетенции крестьянин достаточно сметлив, в привычных для него ситуациях его интеллект достаточно подвижен, дивергентен, целостен. И это касается большинства крестьян (2/3). Однако этот интеллект проигрывает горожанам в совершении логических операций. В мыслительной активности по модели Т-О-Т-Е крестьянин выделяется не эффективностью совершения логических операций (О), а эффективностью выбора точек зрения на предмет, явление (Т), осмысленным пониманием подвластным ему процессов.

Чрезмерные способности к выполнению логических операций, как правило, сопровождаются снижением способностей к сопоставлению различных точек зрения при анализе процессов, окружающих явлений, творческих способностей. Этот факт известен в науке.

Крестьяне часто разочаровываются в людях. Противоречие между потребностью в глубокой эмоциональной эмпатии с окружающими, особенно с самыми близкими людьми, и субъективным ощущением недопонимания с их стороны – одна из особенностей проявления шизоидных черт личности у крестьян.

Противоположные эмоциональные центры могут быть у различных людей. Их столкновение, противостояние, эффект «двойного зажима» может принимать коллективные формы, и выходить за индивидуальные: один очаг возбуждения в голове одного, а противоположный – в голове другого. Поэтому недопонимание, конфликты с самыми ближайшими родственниками, друзьями, односельчанами у крестьян наблюдаются чаще, чем у шизоидов-горожан.

Это предположение было проверено на выборке горожан с чертами шизоидности. Действительно, у горожан с ростом степени выраженности шизоидных черт личности растет внутренняя противоречивость. При значении шкалы Sc теста MMPI более 100 Т-баллов около 80 % обследуемых горожан считают, что самое главное – это борьба с самим собой. Борьба с самим собой становится одной из важнейших тотальных психологических особенностей шизоидных горожан. У крестьян эта особенность выражена в меньшей степени. Но у крестьян одновременно с ростом степени выраженности шизоидности растет процент лиц, находящихся в ситуации недопонимания с окружающими – родными, родственниками, друзьями, односельчанами. Так проявляется особый, коллективный тип шизоидности.

Внутриличностная противоречивая, борьба с самим собой раскалывает личность селянина в меньшей степени, чем горожанина. Крестьянина в большей степени раскалывает как личность недопонимание со стороны самых близких и дорогих людей. Личность крестьянина выходит за рамки индивида и в большей степени растворяется в окружающих, чем у горожан. В силу этого организация производства на селе на основе частной собственности по образу и подобию других стран может просто резать личности людей по живому и не соответствовать их глубинным потребностям.

Противоречивость метапрограмм, чувств у крестьян пронизывает их тотально.

Внутренняя противоречивость крестьян проявляется во всем. Так, крестьяне достаточно сердобольны. Они не считают, что лошадей, а тем более, людей надо наказывать, если они не справляются с обязанностями, не тянут. Установка у большинства крестьян: не бить, а любить. Наряду с этим крестьяне могут быть безжалостными к животным, бить их, убивать. И все это сосуществует в одних и тех же людях.

Противоречивость крестьян проявляется и в том, что они могут быть открытыми и естественными, как дети, а могут наглухо закрыться, уйти в себя.

Работа

Кадры на селе держатся, работают годами, десятилетиями.

Крестьяне меняют место работы значительно реже, чем горожане. 44,6 % обследованных место работы в селе не меняли вообще. Около 5 % сменили место работы в поисках большего заработка, каждый десятый сменил место работы в целях роста квалификации продвижения по служебной лестнице, также каждый десятый сменил место работы из-за конфликтов. Менее значительны другие причины – личные, семейные обстоятельства, социально-политические изменения в обществе; смена места жительства (7 %); ликвидация организации и т. д.

Около 16 % обследованных испытали участь безработного сроком от 3-х месяцев и более. Хотя это чисто формальный подход. Зимой многие крестьяне не работают, им просто нечего делать (механизаторы и др.).

До 20 % обследованных имели взыскания по работе.

Историческая память и фермерство

Историческая память крестьян достаточно устойчива, они с удовольствием вспоминают, что их предки были когда-то зажиточными крестьянами. Так считает около 1/3 обследованных. Но примерно 1/3 обследованных однозначно ответили, что зажиточных крестьян в их роду никогда не было. Это говорит о том, что попытки активизировать стремление крестьян к достатку, к богатству, зажиточности (при условии наличия в их сознании противоречивых ценностей, «двойных зажимов») путем активизации исторической памяти может расколоть мнение селян, не будет воспринято однозначно позитивно.

Более того, если к абсолютно уверенным ответам («были» или «не были» зажиточные крестьяне в роду) добавить и мнения сомневающихся, то перевес оказывается на стороне потомков бедных крестьян. Более половины селян не имеют исторических, психогенетических основ для того, чтобы стремиться стать богатыми.

Поэтому не многие крестьяне стремятся стать фермерами, разбогатеть самостоятельно, независимо от других, вне коллектива. Однозначно хотели бы стать фермерами около 10 % обследованных, а вероятно – около 15 %. Таким образом, фермером хотел бы стать примерно каждый четвертый из обследованных лиц.

Следует отметить, что руководители крестьянских хозяйств (исполнительные директора) эту цифру занижают. Понять их можно: им не выгодно, если из хозяйства уйдут наиболее работящие люди.

Большая часть работоспособных, активных крестьян фермерами быть не хотят (так считает более половины населения). Если учесть, что общественное мнение селян стремится к консолидации, что селяне не привыкли высказывать мнение в противовес большинству, то можно предположить, что в ближайшие годы общественное мнение селян и, тем более, позиция руководителей сельских АО будут препятствовать образованию ферм.

Личное желание стать фермером – это одно, другое – экспертная оценка личностно-профессионального потенциала селян: могут ли они быть фермерами. По мнению селян, лишь каждый пятый из них способен быть успешным фермером в нынешних условиях социально-экономического развития села.

При этом экспертные оценки и самооценки селян в полной мере не совпали: селяне при самооценке более скромно оценивают свои возможности быть успешным фермером, в то же время они более высоко оценивают возможности других селян. Это одна из особенностей психастенических личностей. Поэтому некоторый нажим на крестьян при принятии того или иного решения порой просто необходим.

Однако, понимая, чувствуя это, некоторые руководители осуществляют нажим и тогда, когда он противоречит интересам самих крестьян, подталкивая их к решению, которое не является для них естественными. В результате создается ситуация, когда селянина принуждают к чему-то. В итоге происходит отчуждение селянина от принимаемых управленческих решений.

Особенности управления крестьянами, влияния на них

Истолкование поступков лица с чертами шизоидности – достаточно сложное и неблагоприятное занятие. Чаще всего шизоиды, по мнению их самих, истолковываются другими неверно. Это одна из причин нарушения классической схемы управления людьми: получение информации о человеке – воздействие на него – вновь получение информации (обратная связь).

При этом претензии к окружающим, в том числе и к руководителям, по поводу отсутствия понимания у селян выражены в большей степени, чем у горожан, даже с чертами шизоидности.

Эти претензии сопровождаются зигзагообразными высказываниями, поступками, нередко далекими от логики.

Половина обследованных селян соглашается с окружающими, даже не задумываясь о том, что было сказано. Для них важна не столько истина, сколько добрые, эмпатичные отношения. Поэтому, согласившись с одним человеком, допустим, с руководителем, крестьянин так же легко согласится и с другими людьми, особенно с теми, с кем у него прекрасные, дружеские, эмпатичные отношения. Все это создает непонятные для руководителя рационального типа.

Однако влияние окружающих на крестьянина имеет свои ограничения. Если крестьянин что-то задумал, в большинстве случаев он будет достигать поставленной цели, даже вопреки мнению окружающих.

Все это ставит руководителя с выраженным формальнологическим мышлением и сниженной интуицией в тупиковые ситуации: поведение крестьян он считает алогичным, непонятным, трудно прогнозируемым. Поэтому для успешного руководства крестьянами нужен лидер особого типа.

Более чем в два раза чаще, чем горожане, крестьяне считают, что их незаслуженно наказывали в жизни. Обида долго держится в психике шизоидной личности, в том числе и у крестьян. Прежде чем наказать крестьянина надо дважды подумать.

На крестьянина можно эффективно влиять через общественное мнение. Он сам тянется к выяснению, что думают другие по тому или иному вопросу, так как мнение других – один из важнейших критериев при принятии им решений. Поэтому крестьяне с большим энтузиазмом, чем горожане, принимают участие в собраниях. 2/3 обследуемых охотно принимали участие в собраниях и других общественных мероприятиях. В силу этого коллективное обсуждение проблем села – не только управленческая необходимость (доведение информации до селян, мотивация их на выполнение тех или иных задач), но одновременно это желаемый стиль жизни для селян.

Мы уже забыли традиционные партийные собрания, когда все голосуют за то или иное решение, когда с трибуны это решение поддерживается наиболее авторитетными людьми. Для крестьян такая технология формирования общественного мнения важна. Она эффективна в крестьянской среде. Это один из реальных путей управления общественным мнением.

Мнение других о себе имеют большое значение для 3/4 селян. Большинство дорожит своей репутацией, большинство управляемо общественным мнением.

Критика – мощный фактор детерминации поведения крестьян. Хорошее или доброе слово порой более действенно, нежели рубль. Эта особенность крестьян более отчетлива видна на фоне результатов опроса успешных горожан. Только половину из них задевает критика, у крестьян эта доля доходит до 3/4. Не исключено, что эти цифры обусловлены большей открытостью, естественностью крестьян, хотя шкала лжи по тесту MMPI у них и у горожан имела примерно одинаковое значение.

Знакомство, дружба у крестьян в первую очередь удовлетворяет потребность в их эмпатии, а затем другие потребности, в том числе и в более высоком статусе личности. Так, среди успешных руководителей-горожан 2/3 считают дружбу, знакомство со значительными людьми способом придать вес своей личности. Но так думает только половина крестьян. Дружба для крестьянина значит много, она выше материальной выгоды, административной и иной ответственности.

И это выступает одной из причин того, что крестьяне в большей степени, чем горожане, готовы к взаимному сговору. Большая часть из них считает, что когда несколько человек попадают в неприятную историю, то лучшее, что они могут сделать – это условиться, что говорить потом, и стоять на своем. Среди горожан так считают лица с явно выраженными чертами шизоидности (значение шкалы Sc теста MMPI более 110 Т-баллов).

Есть достаточно обоснованные данные, свидетельствующие о наличии среди крестьян круговой поруки. Более 90 % обследуемых считают, что попав вместе в беду, не стали бы выдавать своего товарища, а взяли бы его вину на себя. Это говорит об особой роли системы межличностных отношений, круговой поруки на селе. Разбить эту систему не удалось ни социалистическим строем, ни теми переменами, которые происходят сейчас. Это надо принимать как данность и готовится иметь дело скорее не с каждым конкретным человеком, а с коллективом в целом. Мнение коллектива, его роль в производстве, воспитании крестьян должны возрастать.

Сговор между собой – достаточно распространенное, типичное явление в крестьянской среде.

Попытка разобраться и найти истину в этой ситуации может просто отдалить сельского руководителя от всех селян, так как большинство из них (около 90 %) поддержат однозначно своего соседа, нежели руководителя, который в большинстве случаев своим не считается. Поэтому у сельского руководителя не остается выбора: или быть вне системы реальных межличностных отношений и тем самым упустить бразды правления, или возглавить (но умно и тонко) этот сговор. Иногда лучшее – покачать головой в ответ на те рассказы, которые выдумывают загнанные в угол люди.

В то же время в определенный момент нужны жесткие и решительные действия.

Так, в одном из сел приходилось наблюдать картину, когда сторожа наказали штрафом за пропажу солярки. Сам сторож отговаривался (и даже со слезами), что количество солярки в период передачи дежурства он просто не измерял. На что был жесткий и резкий ответ: «Да я тебе готов показать, куда ты со своим родственником ее слил». Молчание… Слезы пропали, вопросов больше не было. Но подобные резкие и решительные управленческие действия не должны стать превалирующими. Наибольшие возможности по управлению крестьянами кроются в их тонком, эмоциональном сближении с ними, в эмоциональных нюансах межличностных отношений.

Крестьяне неторопливы и ненавидят, когда им приходится торопиться. Они медленно запрягаются в новую работу, но, начав ее, привыкли не отвлекаться на второстепенные задания, не делать то одно, то другое. Смена одного вида деятельности на другой раздражает крестьян, при этом сельского руководителя, по чьему распоряжению это делается, они начинают воспринимать как бы не своим, даже при всем его стремлении сделать все как можно лучше.

Подталкивание к постепенным действиям крестьянина злят, выводят из себя. В силу эт ого медлительность руководителя нередко выступает тем психологическим фактором, который делает его близким, понятным, доступным, хорошим. В то же время такие руководители психологически не вписываются в вышестоящие управленческие структуры. Это одно из реальных противоречий между психологическим профилем лучшего руководителя для крестьян и лучшего руководителя для инвестора, вышестоящей инстанции.

Ожидание действует на нервы крестьянам. Поэтому, с одной стороны, их нельзя торопить, а с другой – нельзя заставлять ждать. Это важно учитывать при руководстве ими.

Крестьян гораздо чаще, чем горожан, и даже руководителей, раздражает, когда их отвлекают от дела. Раздражительность по этому поводу возникает у половины крестьян. Не отвлекать, не торопить, не командовать, не раздражать…

Крестьяне любят работать с руководителем, который предоставляет максимум самостоятельности, и менее любят тех, кто дает четкие, строгие указания.

Большей части активно работающих крестьян не нравится, когда за их работой кто-то наблюдает, если даже работа делается хорошо. Крестьяне привыкли работать самостоятельно, без внешних наблюдателей, без контроля.

Они в своем большинстве допускают подшучивание друг над другом, но в меньшей степени, чем горожане. Поэтому чрезмерное подшучивание над кем-то руководителя, прибывшего из города, может быть далеко не всегда приятно крестьянину.

Психология bookap

Операции с деньгами вызывают почти у половины селян психическое напряжение. Это следует иметь в виду, принимая те или иные решения, связанные с материальной ответственностью крестьян.

Влияние на крестьян наиболее эффективно, если иметь с ними эмоциональную эмпатию, однако и она на определенном этапе не срабатывает. Здесь необходимо использовать приемы шизоидного входа в сознание людей. Вот некоторые из них.