Глава 8. Враг: легенды о падении


...

Грандиозный план сатаны

И у Бога, и у сатаны есть свой стратегический план для захвата наших сердец. Стремление к интимности, красоте и поискам Священного романа заложено в наше сердце Самим Богом. Великий Божий план, получивший свое начало по милости Его к нам во Христе и поддерживаемый с помощью послушания Ему, состоит в том, чтобы освободить нас, искупив наши сердца. Он знает, что это приведет нас обратно к Нему, так же как Полярная звезда выводит корабли, затерявшиеся в безбрежных просторах океана.

Если бы мы осознали, что живем в полной свободе, как сообщил нам Иисус, подводя итог закону (Лк. 10:26–28), то мы бы поняли, что любим Бога всем сердцем и ближних своих, как самих себя. Дальше Иисус продолжил: «Так поступай, и будешь жить».

Враг тоже знает об этом, и его план совершенно противоположен: лишить нас нашего сердца и оторвать от сердца Божьего любыми путями. Именно это сделал он со своим собственным сердцем, чтобы перенести свое падение. Мильтон так передал эту ужасную картину в начальных строках «Потерянного рая», когда Люцифер пытается обратиться к своему павшему легиону: «Начав трикраты, он трикраты, вопреки гордыне гневной, слезы проливал, не в силах молвить. Ангелы одни так слезы льют…»

Перед тем как Люцифер стал настоящим гражданином ада, ему пришлось убить все желания своего сердца. Он сделал это с презрением и еще большего презрения потребовал от своих воинов. И это стало его целью: уничтожить в нас стремление, которое неминуемо привело бы нас обратно к Тому, Кто любит нас, и использовать для этого все формы стыда, презрения, апатии, одурманивания и извращения, которые имеются в его распоряжении.

Суть плана сатаны в отношении каждого из нас состоит не в том, чтобы соблазнить нас очевидными грехами, такими, как кража или извращенный секс. Все это он использует лишь как вспомогательные средства. Его основная тактика направлена на то, чтобы разлучить нас с собственным сердцем, чтобы вкрасться к нам в душу на правах Рассказчика через наши страхи и раны, полученные нами от Жалящих Стрел. Он плетет историю, которая становится нашим особым «посланием, принесенным Стрелами». Рассчитывая на наше тщеславие и слепоту, он соблазняет, убеждая, что мы можем контролировать жизнь, начав свою собственную маленькую историю, которую все мы выстраиваем в той или иной степени. Он обвиняет нас перед Богом и Бога перед нами. Он обвиняет нас словами родителей, друзей и Самого Бога. Он называет добро злом, а зло — добром и заставляет нас усомниться, действительно ли в планы Бога входит что-то хорошее для нас. Он похищает нашу детскую невинность и заменяет ее слепой наивностью или цинизмом.

В то же время сатана занят тем, что истолковывает нашу историю, искажая ее, чтобы сделать Бога нашим врагом, а кроме того, дробит Священный роман — великую историю, которую рассказывает Бог, — так, чтобы не осталось ничего понятного. Он отделяет красоту от истины и таким образом — нашу жажду Бога от религиозной жизни и послушания в вере. Он меняет местами события, из которых состоит история о великой любви — о потерянном рае, — и как раз тогда, когда мы начинаем верить, что надежды никакой нет, — мы снова обретаем рай. Он подменяет историю любви религиозной системой запретов и норм, которая иссушает наше сердце и подменяет служение и общение развлечениями. Наша жизнь деградирует, опускаясь с высот любовной страсти до бесконечной череды рутинных забот и дел, бизнеса, который отделяет нас от Бога, друг от друга и даже от нашего собственного сердца.

«А можешь ли ты доверять своему сердцу? — шепчет враг на ухо. — Разве не предупреждал Иеремия, Божий пророк, что сердце твое злое?» А ответ на это такой: «Да. Когда-то мое сердце отдалилось от Священного романа, предложенного мне искупительной жертвой Иисуса, и бросилось на поиски жизни по ее собственным правилам, в этом нет ничего порочного, оно не погибнет». Часть основного плана сатаны по разлучению нас с собственным сердцем, после того как Иисус открыл нам глаза на то, что мы — Его сыновья и дочери, заключается в том, чтобы убедить нас, что желания нашего сердца по сути незаконны. Он проникает к нам в душу как Рассказчик и шепчет: «Неужели ты действительно думаешь, что ты — особенный? Сможешь ли ты когда-нибудь исполнить заповеди Божьи, не убив своего сердца и заслужив себе право на жизнь? Неужели ты думаешь, что Бог действительно любит тебя и Ему не все равно? Можешь ли ты быть Ему полезен? Разве твой жизненный опыт ничему тебя не научил?»

Сказка про Золушку, которую так любят наши дети, прекрасно передает тактику сатаны как Рассказчика. Как вы помните, Золушка жила со своими сводными сестрами, сварливой парочкой, которая заставляла ее спать на угольной куче рядом с печкой и убеждала ее, что она никогда не станет никем, кроме служанки. Помню, как я думал, когда смотрел на картинку с Золушкой в детской книжке: «Неужели она не знает, насколько прекрасна? Разве она не видит, как отличается от своих сводных сестер и внешне, и внутренне? Почему она не посмотрит на себя в зеркало?»

Но голоса сводных сестер были такими громкими и уверенными, что Золушка видела в зеркале лишь смутные контуры. Она продолжала сносить их издевки и выполнять их прихоти до тех пор, пока не пришло приглашение на бал во дворец. Когда Золушка застенчиво спросила, может ли пойти и она, то ее сестры стали унижать и оскорблять ее за то, что она осмелилась мечтать стать вровень с такими красивыми и благородными дамами, как они. И когда она стала помогать им наряжаться и делала все, что в ее силах, чтобы скрыть их уродство, насмешки продолжали сыпаться градом. Они высмеивали ее глупость, ведь она решила, что принц захочет иметь с ней дело. Когда милость Божья снизошла на Золушку в виде ее сказочной крестной, которая одела ее в прекрасное платье, Золушка наконец посмотрелась в зеркало и ясно увидела свою красоту, но подумала, что все дело в волшебстве.

Психология bookap

Конечно же, принц разглядел в ней ту, которую искал всю жизнь. Он всю ночь протанцевал с ней в полном восхищении. Когда часы пробили двенадцать, Золушка испугалась, что превратится опять в служанку, станет такой, какой она себя представляла, и она выбежала из дворца, потеряв хрустальную туфельку. Несмотря на то, что у нее осталась другая, Золушка не вышла вперед, когда услышала голос принца, искавшего в городе ту, которой придется по ноге хрустальный башмачок, подобранный им.

Снова голоса сводных сестер убедили ее, что ее презренная натура годится только на то, чтобы вести домашнее хозяйство. К счастью для Золушки, принц был романтиком, который не отказался от своего желания найти свою избранницу, и они жили долго и счастливо. Так будет и с нами, возлюбленными Великого Принца, имя которого Иисус. Именно это развитие событий так злит нашего врага и заставляет его прилагать все усилия, чтобы разрушить историю любви, частью которой ему никогда не стать.