Глава 6

Императив № 3: императив избирательности. Будьте избирательны, но открыты – время еще есть


...

Когнитивные катализаторы

Майкл Мурер остро чувствует ценность времени. Мурер идет за своей путеводной звездой, состоящей из сотни вещей, которые он любит и делает хорошо. Он создает сенсационно успешные виды бизнеса (коммерческое предприятие в сфере недвижимости, киновыпускающая компания, инвестиционная фирма), следуя своему духу и своему сердцу. Как его личная, так и профессиональная жизнь сосредоточены вокруг его страстных увлечений. Он – подводный фотограф, делающий снимки микроскопических существ, обитающих в глубине океана, составитель кроссвордов для «The New York Times», садовник, плотник и скалолаз (несколько лет назад он покорил Килиманджаро, высочайший пик Африки). «Я все время подыскиваю интересные занятия, – скромно говорит он о себе. – Естественно, одно приводит к другому. Плюс к тому, все мои друзья знают, что мне нравятся всякие интересные штуки. Они все время подбрасывают мне что-нибудь новое. На Килиманджаро я поднялся на спор».

Страстные увлечения Мурера, каждое из которых само по себе заслуживает уважения, в свою очередь подпитывают его основное занятие бизнесом. Работа с деревом учит его сосредоточенности и точности. Кроссворды учат его находить взаимосвязи и разбираться в массовой культуре. Скалолазание учит тому, что составляет сущность бизнеса, где всегда есть препятствия, подготовка означает все, и важно занять устойчивую позицию. Это именно тот свежий взгляд и проницательность, которые могут стать результатом перекрестной тренировки вашего мозга. Несмотря на щедрую натуру, с людьми Мурер общается в жесткой манере. Он практически не тратит времени на светские разговоры, что говорит о том, что он ценит свое время и использует его бережно. Он трудный пример для подражания, но он служит прототипом человека, который стратегически систематизировал свое время так, чтобы в нем обязательно присутствовали все элементы, которые, по его глубокому убеждению, должны присутствовать в его жизни.

Когда я думаю о Шерлоке Холмсе, мне он представляется чем-то вроде швейцарского армейского ножа в образе человека: он может делать много классных вещей, но у него есть несколько существенных недостатков. Созданный сэром Артуром Конаном Дойлем Холмс – вымышленный детектив, обосновавшийся в Лондоне, – к тому же оказывается классическим дилетантом. Он славится как выдающимися интеллектуальными способностями, так и потрясающе хитроумными рассуждениями и наблюдательностью Колумба. Современные читатели повести о Шерлоке Холмсе могут удивиться, узнав, что он время от времени употреблял как кокаин, так и морфин (иногда систематически, когда ему не хватало интересных дел). Доктор Ватсон, его товарищ и биограф, говорит об этом как о «единственном пороке» детектива и позже отучит Холмса употреблять наркотики. Холмс, похоже, в совершенстве умел распределять если не время, то, по крайней мере, усилия. Согласно нижеприведенному списку, в котором Ватсон иронически оценивает способности Холмса, Холмс не стеснялся своих недостатков.

Знания в области литературы – никаких;

философии – никаких;

астрономии – никаких;

политики – слабые;

ботаники – неравномерные (знает свойства белладонны, опиума и ядов вообще; не имеет понятия о садоводстве);

геологии – практические, но ограниченные (с первого взгляда определяет образцы различных почв; после прогулок показывает мне брызги грязи на брюках и по их цвету и консистенции определяет, из какой она части Лондона);

химии – глубокие;

анатомии – точные, но бессистемные;

уголовной хроники – огромные (знает, кажется, все подробности каждого ужасного преступления, совершенного в XIX веке);

хорошо играет на скрипке;

отлично фехтует на шпагах и эспадронах;

прекрасный боксер;

обладает основательным практическим знанием английских законов.