Пророк

Если хорошо покопаться в истории, то найдешь, что для любого события можно отыскать невероятно похожее, только происходившее много раньше. А ему предшествовало случившееся еще раньше… и так до бесконечности. В результате вся жизнь предстает чередой волн, прибегающих из неведомого прошлого, чтобы на миг явить себя у берега настоящего. Вот завершился бег волны, вспыхнул в солнечных лучах радужный всплеск прибоя, и призрачный берег отступил в будущее, чтобы принять новую волну. И в каждой — эхо прошлой и предтеча будущей.

Итак, в давние, давние времена родился в одной стране дивный мальчик. Был он удивительно красив, но не это привлекло к нему внимание людей. Что- то необыкновенное смотрело из его громадных спокойных глаз. Оно, казалось, не вмещалось в его хрупком и нежном теле и изливалось незримым светом на все, что его окружало. Всякий приближавшийся к мальчику испытывал странное потрясение. Одни плакали, другие радовались, третьи в гневе отворачивались, и каждый словно заглядывал в зеркало, которое обнажало самые тайные глубины его души.

Что было бы проще — спросить у чудо-ребенка о том, кто он и что ожидать от него. Но мальчик молчал, и лишь улыбка его показывала, что он не безумен и понимает обращенные к нему слова. Смущенные и любопытные люди отступали и шепотом говорили о том, что, видимо, среди них родился Пророк и надо ждать, когда он возвестит миру истину.

Много лет прошло. Тысячи и тысячи людей приходили, чтобы только посмотреть на него и поклониться ему. Те же, кто жил в этих местах, стали считать себя избранным народом. Они толковали молчание мальчика и продавали камни, которых касались его ноги. Каждый пришелец мечтал получить амулет и не жалел за него денег.

Но вот прошел срок, и мальчик превратился в юношу, а юноша в мужа. Нетерпение народа достигло предела. Толпы окружали Пророка, чтобы услышать его истину. Он открыл уста и возвестил, что ЖИЗНЬ — ЭТО КРАСОТА. Глядя на него, в это можно было поверить, но что делать с уродами, калеками, прокаженными и, наконец, со стариками. Они смотрели друг на друга, сравнивали себя с молодыми и здоровыми и роптали. Бедные сравнивали себя с богатыми, голодные с сытыми и тоже были недовольны.

«Докажи, что это так, о Пророк!» — наконец закричало большинство собравшихся. И он повернулся и пошел в гору. Толпа последовала за ним. К вечеру они поднялись на вершину высокой горы и стали смотреть на солнце, которое спускалось в море. Оно напоминало бутон огромной сверкающей розы. Лучи его слепили глаза, и вскоре люди перестали видеть себя и других. Лишь Свет, который погружался в недра волн и наполнял все вокруг чудом красоты.

Потом пришла ночь, и мириады звездных миров зажглись над головами людей. В присутствии Пророка они словно приблизились к земле и ускорили свое движение. Как воды величайшего из океанов, поплыло Небо, роняя искры падающих комет, завораживая странными фигурами животных, растений, птиц, рыб. Они перетекали одни в другие, и неведомый художник создавал все новые и новые рисунки на синем фоне небес. В немом восторге склонились головы людей, а на смену ночи уже спешил восход, и опять его красота проникала в сердца людей. Все было бы прекрасно, но среди толпы было немало слепых, и они не могли принять доказательства Пророка. Тогда он явил им красоту музыки, которая звучала в природе. Для третьих он вызвал ветер, и деревья, песок, вода и огонь танцевали, чтобы убедить людей, что все вокруг есть красота.

Но и чудеса не смогли погасить в людях пламя сомнений. Они ссорились меж собой. Одни верили первому доказательству, но отрицали второе, другие наоборот…

Но вот вторую истину открыл Пророк: «Весь мир исполнен любви». И опять от него требовали толкований и доказательств. Пророк протянул руки, и жизнь растений, животных и людей раскрылась до своих оснований, и стало видно, что всякое рождение в жизни происходит благодаря любви. Тогда выступили сомневающиеся и спросили: «Неужели и те, кто убивает других, делает это из любви?» И Пророк открыл им сердца величайших на земле полководцев и воителей, и стало видно, что одни хотели славы, чтобы завоевать любовь, которой были лишены, другие отстаивали ее, чтобы быть прославленными в веках и удержать ее среди потомков. То же происходило с царями, стремящимися к власти. Им мало было любви одного или нескольких людей, им нужно преклонение целой страны, чтобы убедить себя в том, что они достойны ее.

— Ты сказал насчет тех, кто убивает, скажи нам о тех, кому приходится умирать. Неужели и в смерти есть любовь?

— Да! — ответил Пророк. — Умереть, как и родиться, можно лишь в любви. Хоть одно живое существо, будь то даже кошка или собака, должно разрешить своим сердцем уход любимого им с земли. Без благословения любви нет пути человеку в тот мир, из которого он опустился на землю, ибо за тем, чтобы вырастить в окружающем и в самом себе ростки любви, и приходит душа в эту жизнь.

— С чего начинать этот путь любви? — спросили люди.

— Полюбите Бога, как источник всего сущего и, прежде всего, Любви. — Глядя в лицо Пророку, это было не так трудно. Сама Любовь изливалась на толпу из глаз его и рождала ответные чувства в ее душе.

— Теперь полюбите ваших друзей! — сказал Пророк. И это показалось людям возможным.

— Полюбите врагов ваших! — молвил Учитель.

Смущенные люди переглядывались, и никто не знал, как это осуществить. Меж тем откуда-то с дороги раздался звон оружия, и шум, и голоса чужеземных воинов. В долине, где собрались около Пророка люди, встретились два враждебных войска, готовых ринуться в бой и уничтожить друг друга. В испуге сжались люди, боясь, что их не пощадят солдаты ни той ни другой армии. Лишь Учитель их бесстрашно пошел меж двумя ратями. Замерли воины, не понимая, что нужно этому безумцу, который шел по узкой полосе земли, которая в один миг могла стать для него могилой. «На чьей он стороне?» — мучительно думали военачальники, не зная, как действовать. Он шел спокойный и настолько мирный, что злоба и страх оставляли солдат. Тем не менее иные бросали в него камни или стреляли из луков. Он же не обращал внимания на раны и ушибы. В ответ он посылал свою улыбку и, подняв руку, благословлял своих обидчиков. Оружие выпадало из рук воителей, они плакали и смеялись. Еще несколько минут, и обе армии смешались, но не в сражении, а в мире, обнимая друг друга и братаясь. И третью истину возвестил Учитель: «Смерти нет!» Толпа опять потребовала доказательств. Пророк исцелял принесенных к нему больных, которые должны были вот-вот скончаться. Многие поверили чуду, но многие и усомнились. Может, эти больные не были уж так безнадежны, как казалось? Тогда Пророк оживил мертвых, но и это чудо вызвало сомнение.

Наконец, толпа окружила Пророка с последним требованием:

— Убей себя и воскресни, тогда мы окончательно поверим этому чуду и твоей истине!

— Никому не дано права лишать жизни себя или другое существо, ибо жизнь свята, — сказал Пророк.

— Но ты пришел в мир, чтобы возвестить свою истину для нас. Что мешает тебе совершить чудо?

— Именно то, что чудо не убеждает, и то, что истина не нуждается в доказательствах.

Толпа не понимала его и продолжала требовать чуда. С печалью взглянул Учитель на людей и затем кивнул головой: «Хорошо, вы увидите смерть и воскресение». Он прислонился к дереву, закрыл глаза и остановил свое дыхание. Убедившись, что он умер, люди стали ждать, когда он воскреснет. Но проходили дни, недели, месяцы, а он не подавал признаков жизни. Его закопали, а затем отрыли. Тело его словно превратилось в камень. Ни железо, ни огонь, ни тление не смогли подействовать на него.

Никто не знал, сколько прошло времени, но только из толпы людей, говоривших с Учителем, никто не болел и не умирал. Наконец однажды к месту, где покоился Пророк, пришел ребенок Он был как две капли воды похож на того мальчика, каким был когда-то Учитель. Люди бросились к нему. Он улыбнулся знакомой улыбкой:

— Вы, надеюсь, узнали меня, и, как видите, я сдержал свое слово.

— Но твое тело лежит здесь, в этом склепе! — возразили люди.

— Однако его молчание и сохранность вас не убеждали. Вы ждали чуда общения с живым Учителем?

— Да, да! — поспешно согласились люди. — Ты прав, и мы верим твоим истинам. Веди же нас!

— Куда? — спросил Учитель. — Вы в мире, как и я. Вашим водителем может быть ваша душа, если вы готовы верить ей.

Толпа словно опомнилась. Люди глядели то на себя, то на мальчика. Только тут они прозрели, что со времени смерти Пророка протекла не одна сотня лет и они являют собой дряхлых старцев и старух. Меж тем Учитель поклонился им и двинулся в горы. И те, кто понял его и хотел последовать за ним, — падали и умирали, чтобы освободить свои души для служения Учителю. Иные плакали и собирали камни, чтобы воздвигнуть ему храм. Третьи записывали его слова и деяния для потомков. Четвертые застывали в молчании, а затем уходили прочь, пряча свои сомнения в подлинности учения Пророка.


ris7.jpg