Муза

Редко бывает, чтобы человек сразу рождался принцем, художником или монахом. Чаще всего каждому приходится создавать самого себя, если, конечно, никто другой не возьмется за это дело.

И вот один человек решил стать турецким пашой, хотя время, когда они были значительными фигурами, давно миновало. Тем не менее этот чудак купил дома турецкий халат и туфли, развесил ковры, приобрел кальян и не снимал с головы огромный белый тюрбан. В завершение всего он решил также обзавестись гаремом — стал покупать и собирать у себя портреты самых знаменитых красавиц. Друзья посмеивались над ним, но вскоре даже стали ему завидовать. Коллекция паши быстро росла, и благодаря ей он приобрел известность. Однажды он отправился в путешествие и добрался до Парижа. Обойдя все лавки и магазины с произведениями искусства, выставленными на продажу, паша отправился странствовать по выставкам и музеям. В какой-то момент он обратил внимание на пожилую женщину, которая, как и он, неутомимо бродила по тем же маршрутам. Неудивительно, что они часто сталкивались. Однажды они случайно разговорились, и выяснилось, что старушку тоже интересуют портреты красавиц. Но если паша с восторгом воспринимал свои находки, его странная знакомая лишь снисходительно улыбалась, говоря, что «все это не то». Паша спросил, не может ли мадам показать ему образец красоты, который является для нее идеальным. Старушка согласно кивнула, пригласив его к себе домой на следующий день.

Один из приятелей паши, узнав о предстоящем визите, рассмеялся:

— Ты наткнулся на сумасшедшую. Эту даму многие знают. Она называет себя Музой, вдохновительницей Аполлона, и приглашает всех к себе домой, чтобы похвастаться собственным портретом, написанным кем-то в дни ее молодости. Самое смешное, что на портрете изображен мужчина, и те, кто поверил рассказам дамы, мигом бежали прочь. Согласись, общество безумной старухи — не самое лучшее общество.

Слова приятеля поколебали решение паши, но, будучи человеком слова, он решил отправиться в гости.

Все оказалось почти так, как ему предсказывали. Среди убогой обстановки заброшенной парижской мансарды в золоченой раме висел портрет молодого человека. Худощавое лицо было небрежно написано, однако глаза, невероятно выразительные, были исполнены такой радости, что встретившему их взгляд невольно хотелось улыбаться. Паша, вздохнув, повернулся к Музе:

— Портрет хорош, но я не нахожу обещанной красавицы.

— Как? Вы не видите никаких перемен? — пробормотала с ужасом старушка.

Паша снова взглянул на портрет.

— А что должно измениться?

— О, я забыла встать напротив его глаз. Теперь глядите на меня!

Паша с удивлением повернулся к ней, и сердце его затрепетало. Перед ним стояла высокая стройная женщина. Красота юности переполняла каждую черту ее прелестного лица. Тело грациозно изгибалось, как стебель цветка. Не было слов, чтобы описать ее миловидность. Красавица с портретов Пюи де Шаванна и Греза явилась взору паши.

Прошло немало времени, прежде чем он пришел в себя. Меж тем, насладившись впечатлением, женщина повернулась и вышла за двери. Паша бросился за ней. Вновь перед ним была старая «мадам Муза» с мокрыми от слез, потухшими глазами. История ее казалась невероятной.

Детство Музы было омрачено бедностью. Постоянная нужда сделала ее робкой, породила стеснительность и желание прятаться от посторонних взоров. Будучи высокой, она горбилась, платья выбирала поскромнее, хотя любила яркие краски. Она даже не подозревала о своих достоинствах. Образ незаметной кружевницы, покорной судьбе, казалось, полностью соответствовал ее представлениям о себе. Однажды ее пригласили в студию старого маэстро, который коллекционировал костюмы. Он уговорил ее примерить одно из своих роскошных платьев. Когда-то платье было предназначено испанской принцессе. Подойдя к зеркалу, девушка не узнала себя. Спина ее тут же выпрямилась, голова гордо вскинулась, плечи расправились, и впервые в жизни она почувствовала себя не просто женщиной, но пленительной красавицей. Сказка о Золушке нашла свое воплощение: уже иная женщина покидала студию.

На нее посыпались предложения позировать известным художникам. Теперь она могла не только проститься с бедностью, но и войти в общество блестящих кавалеров и дам, чья жизнь, исполненная красоты, казалась ей сновидением. Очередь была за принцем. Из множества молодых людей, искавших благосклонности красавицы, двое занимали ее воображение больше других. Оба были художниками, оба обладали талантом. Один — баловень судьбы, богатый, уже известный публике. Другой — бедный малоизвестный чудак, не жаждущий громкой славы.

Долго колебалась Муза. Наконец она решила отдать руку первому претенденту, хотя понимала, что займет в его увлекающейся душе немного места. Но одна мысль вернуться к бедности и невзгодам повергала ее в ужас. А жизнь с бедным художником, хотя пленяла глубиной и искренностью чувства, не сулила иных возможностей.

Некоторое время она царила в парижских салонах. Портрет, созданный ее избранником, пользовался успехом. Затем все прошло. Иные кумиры заняли ее место, и она поняла, что слава и внимание были лишь мыльными пузырями, которыми пленилась ее неопытная душа. Тогда она вспомнила о своем отвергнутом поклоннике. Он оказался болен и доживал свой срок в бедности. Бросив все, она пришла к нему, чтобы скрасить его последние дни. Он был благодарен ей и начал писать портрет, который должен был ее увековечить. К удивлению Музы, художник изобразил себя. Умирая, он указал на портрет и сказал, что «в его глазах она найдет себя». Муза долго не понимала, что ее друг имел в виду. Лишь когда прошли годы и она стала стареть, открылась тайна того дара, что оставил ей возлюбленный. Стоило Музе встать перед портретом художника, как ей возвращались красота и молодость.

Полный самых противоречивых чувств, паша покинул мансарду Музы. Однако прошло всего несколько дней, и он снова вернулся. Странная идея самому написать портрет юной красавицы или просто приобщиться к истории о сказочной любви овладела коллекционером. Он никогда не брал в руки кисти. Однако порыв увенчался успехом. Созданный им портрет затмил всю его коллекцию и вызвал бурю восторгов у художников. Таланту его пророчили большое будущее. Увы, в это время Муза умерла, оставив портрет художника в наследство паше. Паша похоронил ее и дал слово больше не прикасаться к краскам. Была ли тому причиной волшебная любовь к Музе или прихоть мастера, создавшего свой единственный шедевр, трудно сказать.

Вскоре и сам паша скончался. После его смерти оба портрета исчезли.


ris18.jpg