Ткачи времени

У короля Догрэна заболело сердце. Лучшие лекари немедленно собрались к властителю, готовые приложить все свои знания и опыт, чтобы исцелить его, но после осмотра только растерянно развели руками. Королевское сердце билось совершенно четко и ровно. Его Величество король Догрэн мог считать себя абсолютно здоровым. Встревоженные придворные перевели дух, в храмах отслужили благодарственные молебны.

В самом деле, мало кто в истории страны правил столь славно и мог гордиться собой, как нынешний владыка. Он не насаждал новых законов, сквозь пальцы смотрел на несоблюдение старых, противоречащих здравому смыслу. Он был всегда доволен тем, что имел, и не ввязывался в войны с соседями, чтобы под благовидными предлогами расширить свою территорию и обогатиться. Он не вмешивался в дела своих подданных. Наконец, рядом с королем не было многочисленной родни и наследников, которые бы, в угоду своим интересам, пытались вовлечь его в тайные игры и посеять смуту и хаос в жизни страны.

Итак, Догрэн не мог сомневаться в преданности своих подданных, но сердце у него продолжало болеть, и по ночам королю казалось, что оно останавливается. Он просыпался в холодном поту, не зная, что делать и как успокоиться. На него наплывал целый поток мыслей и воспоминаний, и он старался понять, правильно ли он жил и живет, не говорит ли с ним совесть языком его сердца. Высокая оценка, одобрение и похвалы окружающих не могли рассеять его сомнения. Разве мог кто-нибудь лучше него самого знать мотивы его действий и выбора? И кто бы догадался, что король вовсе не могуч и бесстрашен, не мудр и дальновиден, а совсем наоборот…

С детских лет и всю последующую жизнь Догрэн оставался одиноким, неуверенным ребенком, который любыми способами пытался избегать лишних волнений. Судьба возвела его на престол, и король превратил его в раковину, которая позволяла ему жить своей собственной жизнью, не вовлекаясь в посторонние заботы. Обеспечив себе свободу, король предоставил ее и окружающим. Ведь наибольшее зло несут миру те, кто пытается переустроить его, хотя бы из лучших побуждений. Мало людей, имеющих доверие к своей судьбе… И король Догрэн оказался мудрецом поневоле. Не противореча придворным, выслушивая противников, откладывая разрешение острых ситуаций, почитая более всего покой и мир в стране, как и в душе, король добился всеобщего благоденствия. Жизнь при его правлении протекала спокойно и тихо, каждый мог устроить свой быт соответственно своему вкусу, а король не считал расходов, лишь бы удовлетворить недовольных и сохранить мир и благополучие. Тогда у подданных не оставалось поводов тревожить своего владыку.

Да, но сердце короля продолжало болеть, и страх смерти не покидал Догрэна. Странные предчувствия и размышления посеяли в нем тревожные фантазии.

В покоях короля стояли старинные напольные часы. Золотые стрелки кружили по перламутровому циферблату, тяжелый маятник, с лицом мифического существа, раскачивался, являя в одной стороне счастливого, улыбающегося юношу, в другой — искаженный страданием лик старика. Догрэн слышал историю, связанную с этими часами. Некогда один из его предков отправился на охоту. В его отсутствие старый придворный мастер решил проверить механизм часов и остановил их. В этот же момент король, находившийся далеко в лесу, умер прямо в седле, не докончив начатой фразы. И с той поры часы потеряли способность вызванивать трогательную мелодию, которая увеселяла гостей и сопровождала первый танец на балах.

Догрэн, прислушиваясь к стуку маятника, с ужасом обнаружил, что ритм его совпадает с биением его сердца. И когда страх подгонял ритм сердца, то маятник также ускорял движение. Король собственноручно заводил часы, следил за их боем и запретил под страхом смертной казни кому-либо трогать их. Меж тем тревожные сны и все не стихающая боль в сердце навели короля на мысль поискать помощи у часовщиков. Что если жизнь человека так связана с жизнью часов, то возвращение полноценной работы механизму вернет благополучие сердцу? Десятки мастеров стали приходить во дворец по приглашению короля и осматривать часы, но никто не имел смелости дать совет. Помимо королевской их собственная жизнь висела на волоске из-за неправильного решения.

Но однажды кто-то из придворных рассказал Догрэну странную историю, случающуюся в день зимнего солнцестояния, когда солнце, двигаясь на север, останавливается и начинает идти на юг. В тот декабрьский день, с наступлением темноты, над городом появляется неведомая башня. Высота ее пугает воображение, но смелому открывается темная дверь. Узкая винтовая лестница кажется бесконечной, но сверху на нее льется чуть зримый свет. После долгих часов подъема любопытный оказывается в просторном зале. Его стены сплошь увешаны часами, и их тиканье сливается в мелодию, исполняемую десятком ручьев. Когда раздается бой, угли в огромном камине вспыхивают в такт, как глаза огненных чудовищ. У длинного широкого стола сидят три старика с окулярами в глазах. Склонившись над часами, они колдуют нал, механизмами, и свет ярких канделябров играет на их сморщенных лицах. По краям стола сидят двое, и их профили отбрасывают огромные, четкие тени на освещенную стену. Третий сидит спиной к входу, и его лысый череп напоминает скелет. Кто может быть в образе этих зловещих стариков, как не прошлое, настоящее и будущее. И быть может, кто-то из этих вечных часовщиков смог бы оказать услугу королю с его часами?

Совет придворного пришелся впору, Догрэна захватила эта история, и в ночь зимнего солнцестояния, накануне Рождества, он уже стоял у башни. И все, что рассказывали ему, явилось в действительности. Король встретился со стариками. Страх смерти заставил его обратиться к часовщику будущего. Не поворачивая головы, тот глухо рассмеялся. «Твои дни сочтены, о король, так же как завод твоих часов. Я не в силах помочь тебе без участия прошлого, ведь именно в нем заложена колея твоей жизни!»

И король с глубоким поклоном приблизился ко второму старику. Часовщик встал и вытащил из глаза свой окуляр. Дворцовые часы из покоев короля внезапно выросли перед ним. Старик улыбнулся и запел какую-то знакомую мелодию. Бесконечно далек был его голос, словно из бездонного колодца, но он вдруг пробудил механизм часов, и те зазвенели нежными колокольчиками мелодию дворцового менуэта. Воспоминания детства охватили короля и, как сон наяву, потекли перед его мысленным взором.

Вот он юный принц, рано лишившийся родителей. Кто-то из опекунов правит страной до его совершеннолетия. Хрупкий, мечтательный мальчик, он никому не внушает опасений, и заботой о нем утруждает себя лишь несколько ленивых слуг. Жизнь Догрэна скучна и неинтересна, пока не появляется в ней прелестная девочка. Они случайно встречаются во время прогулки и испытывают взаимную симпатию. Девочку зовут Урмила, и она так же одинока, как принц. Она живет на острове, и у нее есть парусная лодка, на которой она путешествует. Конечно же, она приглашает Догрэна в свои владения. Вот они на скалистом острове. Огромные камни, поросшие мхом, кажутся то застывшими драконами, то рыцарями на боевых конях, то небольшими замками, окруженными зубчатыми стенами. Потом они спускаются в подземелье. Обширная пещера напоминает волшебное царство. Голубоватые сталактиты спускаются с потолка и чередуются с хрустальными друзами и ледяными сосульками. Серебристый свет проникает сквозь далекое отверстие в потолке, и лучи падают на каменный трон, на котором играет сиреневый отблеск.

Принц в полном восторге садится на трон, не спросясь у хозяйки. Она же в испуге смотрит на Догрэна и делает ему предостерегающие знаки.

Внезапно раздаются тяжелые шаги, и появляется высокий рыцарь в бронзовых латах. Он выхватывает меч и грозит мальчику: «Как ты посмел занять мой трон?» Напрасно принц пытается ускользнуть от него. Рыцарь неумолим и преследует его по пятам. Вот его сверкающий клинок занесен над головой Догрэна, но неожиданно замирает. Урмила заслоняет собой принца, и нежный голос поет песню. На звуки ее голоса сотни бабочек с бархатными разноцветными крылышками слетаются со стен пещеры и облепляют рыцаря. Он, скованный живым покрывалом, бессильно опускается на каменный трон. Песня окончена, рыцарь освобождается от доспехов. За забралом открывается прекрасное лицо старика, седая борода и копна волнистых волос. Он рассказывает сказку о любви, и принц и его подруга понимают, что эта история о них. Словно свет поселяется в их душах, и радость переполняет их. Пройдут века, а эта встреча Догрэна и Урмилы навсегда останется и не исчезнет, вещает старик. Какие бы испытания ни посылала им судьба, они все равно вернутся друг к другу. И вот тогда зазвучала мелодия менуэта. Принц и Урмила преклонили колени перед стариком, и он благословил их сверкающей аметистовой короной. «Ваш союз вечен, дети мои, и ничто на свете не заменит вам вашей любви и преданности друг другу».

Меж тем тревога охватывает Догрэна. Он отсутствовал так долго, слуги уже, наверное, ищут его. Он бежит к берегу. Там уже стоят люди, ожидая его.


ris12.jpg

Вот они в лодке плывут прочь от острова. «До свидания, принц!»— доносится голос Урмилы. «Я вернусь!» — отвечает он.

Но, нет, он не вернулся. Жизнь увела его к другим берегам. Страх и неуверенность в себе помешали ему сдержать обещание, так же как ответить на призывы иных красавиц, ищущих дороги к его сердцу. Он остался отшельником, замкнувшимся в своем мире. И теперь в конце пути обнаружил, что за тщательно оберегаемым покоем не существовало ничего стоящего, ради чего он потратил свою жизнь.

Опустив голову, стыдясь себя, стоял король Догрэн перед стариком, удивительно похожим на бронзового рыцаря с острова.

— Не унывай, — улыбнулся часовщик, — и не жалей утрат. Сказать по правде, прошлое всегда привлекает. То, что далеко, — прекрасно, но, к счастью, жизнь принадлежит еще и настоящему!

И король остановился перед третьим часовщиком.

— Могу ли я что-нибудь изменить в своей жизни, чтобы избежать смерти? — вопросил он хозяина настоящего.

— Действуй, а не собирайся, тогда у тебя появится шанс, — был ответ.

Король вернулся во дворец, и придворные едва узнали его, столь он переменился.

Он начал расспросы об острове из своего детства. Увы, никто не слыхал о нем. Те, кто мог что-то знать, уже давно покинули этот мир. Тем не менее на какие-то следы Догрэну удалось напасть. Он узнал, что в море, недалеко от его владений, лежит остров Одинокой Феи. Никто никогда не видел ее саму, так же как никому не удалось ступить на зачарованный берег. Подводные рифы, сильный прибой, неприступные скалы защищают остров от мира, и попытка проникнуть на него может стоить жизни. Тем не менее множество мореплавателей пытались приблизиться к нему. Чудесная музыка доносится из глубины острова и чарует путешественников. Порой звучит и дивный голос самой феи, но даже с высоких мачт корабля никто не мог разглядеть ее саму. Мало ли фантазий на свете и рисковать ради них жизнью в пору лишь юнцу или безумцу. Но король загорелся идеей попасть на волшебный остров во что бы то ни стало. Придворные дружно отговаривали его:

— Даже если фея существует, то ей уже много лет, и вас вряд ли обрадует встреча со старухой!

Догрен оставался непреклонен. И вот в прозрачный утренний час он спустился с корабля в лодку и один направился к кипящей полосе прибоя. Голос феи вел его среди яростных волн или отчаяние обреченного, но только он пробился к берегу и ступил на остров.

Древнюю старуху увидели глаза короля, но голос ее был голосом юной девушки. И когда она отозвалась на имя Урмилы, Догрэн пал перед ней на колени.

— Я вернулся, простишь ли ты меня, моя бедная фея?

И в ответ она запела, повторяя мелодию менуэта. Догрэн поднял глаза и увидел вновь перед собой чудесный образ красавицы, явившейся ему в юности.

Рука об руку они сошли в лодку, чтобы плыть в королевский дворец.

Миновал год, и снова тревога погнала короля в башню трех часовщиков.

— Сердце мое болит! — сказал он старику, имевшему власть над будущим. — Скажи мне, что делать? Ждать ли смерти или надеяться на чудо?

— Ты уже явил чудо, вернув молодость своей возлюбленной, но твой выбор еще не закончился. Готов ли ты умереть на вершине славы и любви или предпочтешь остаться жить, потеряв себя?

— Я не понимаю тебя. Что ждет меня во втором случае? — переспросил король.

— После ухода Урмилы остров умолк, и ничто не нарушает его тишины. Вместе с музыкой увяли прекрасные цветы, песок засыпал пути в волшебный грот, пещера, где стоит трон, потускнела, и бабочки не взлетают больше со стен, чтобы украсить остров. Согласишься ли ты отдать себя фее? Стать частью ее души, стать ее вдохновением и голосом, превратиться в музыку волшебного острова?

— Да! — просто ответил король. — Я согласен.

Психология bookap

И, услышав его слова, все три часовщика встали со своих мест и поклонились ему. И у всех трех было словно одно лицо. И у Догрэнa перестало болеть сердце, и сам он исчез, а фея вернулась на остров, и чарующая музыка звучала на нем и днем и ночью.

То же случилось и с придворными часами. Каждый час из них лилась новая мелодия, и, хотя их не заводили, они шли без остановки, отмеряя время.