Танец смерти

На берегу моря в самом узком месте залива стоял королевский замок. Огромная темная скала из лабрадора поднималась из воды причудливым горбом и почти перегораживала устье спокойного залива. Со стороны моря жестокие ветры хлестали высокие стены замка, а с обратной стороны, в зеркальной, ничем не волнуемой поверхности вод с мельчайшими подробностями отражалась скала со всеми укреплениями. Это бывало днем, когда глубокая, почти черная синева лабрадора с серебристыми россыпями звезд напоминала ночное небо. Когда же наступала ночь, скала и замок словно растворялись в воздухе, и редкие огоньки на башнях плыли вместе с небом, почти неотличимые от далеких светил. Замок как бы застыл на грани двух миров — бушующего востока и замершего запада.

В те годы правил король Маркус. Это был славный правитель, верный принципам справедливости, почитаемый и друзьями, и недругами. Рядом с королем всегда была супруга его, Летина, чьи красота и легкость нрава смягчали порой излишнюю суровость владыки. Любовь королевской четы венчали двое очаровательных детей: старший — принц Идгор, храбрый и мечтательный юноша, в котором мужество отца и поэтичность матери слились воедино, и младшая — принцесса Арна, любимица семьи. Это была девушка с тонкой натурой, необычайно чуткая к красоте, зрелым умом, способным проникать в тайную мудрость мира. Еще одним членом семьи был лохматый пес по имени Триган, преданный слуга и страж.

Жил в замке еще один чудак, который скрашивал свободные часы королевской семьи и охотно давал дельные советы. Звали его Аллун, исполнял он должность придворного звездочета и о себе рассказывал фантастическую историю. Будто он потерял звезду, на которой родился и вырос, и теперь должен найти ее. Будто скала, на которой выстроен замок, — это как раз осколок его звезды, который должен помочь ему вернуться домой. Наверное, потому на самой высокой башне замка старый Аллун проводил ночи напролет, наблюдая в телескоп ночные светила. Днем звездочет сверял свои находки с картой неба, которая, по его словам, помещалась в старинном каменном зеркале из отшлифованного лабрадора. Однако его отражение не всегда совпадало с предметом. Так, смеющийся шут мог увидеть на своем лице гримасу боли и слезы, гордому и самодовольному пажу мог предстать он сам лет через сорок, дряхлым старцем. Но если перед волшебным зеркалом Аллун зажигал свечи, оно являло картины звездного мира.

Спокойно протекала жизнь в замке, пока однажды не подкралась беда — тяжелый недуг поразил Арну. Она отказывалась от пищи, день ото дня худела, превращаясь в соломинку, и не было сил получить объяснение происходящему. Тяжкая тревога и уныние овладели обитателями замка. Придворные и заезжие лекари в смущении отказались лечить принцессу:

— Мы не видим болезни, а над волей Арны мы не властны.

Один звездочет не пал духом. Долгие беседы вел он с принцессой, расспрашивал ее о сновидениях, посещавших ее в ночные часы, и однажды привел ее к каменному зеркалу.

— Послушайте меня, ваше высочество, это зеркало — дверь в иной мир, который порой определяет нашу жизнь. Вглядитесь в образы, что явит вам зеркало, и постарайтесь найти среди них себя.

Принцесса стала перед своим отражением и застыла. Внезапно радость охватила ее.

— Вон я! — крикнула она, указывая на камень.

В зеркале отражалась стройная женщина с жемчужной короной на голове, длинное, переливающееся, как волна в лунном свете, платье облегало ее тело. Руки, подобно крыльям, взметнулись вверх. Женщина танцевала так легко и свободно, словно не имела веса и парила в воздухе. Прошло несколько мгновений — и красавица исчезла в глубине лабрадора.

Арна со слезами опустилась на пол.

— Я вспомнила, что из ночи в ночь мне снится повторяющийся сон. Я вижу Черного Принца, который заставляет меня танцевать. Он сам излучает какие-то неведомые ритмы и мелодию, он сам танцует и чарует собой. В первый раз, когда я его увидела, он привел меня к этому зеркалу и обещал помочь мне сделаться такой же красивой, легкой и гибкой, как та женщина, что мы сейчас видели. Он сказал мне: «Ты будешь моей невестой, и мы вместе станцуем полуночный танец. Однако не рассказывай обо мне никому и превратись в воздух, иначе тебе не войти в зеркало и не стать королевой моего бала».

Аллун покачал головой.

— Боюсь, трудно нам будет справиться с волшебником. Может, он еще что-нибудь требовал от тебя?

— Да, он хотел, чтобы я отреклась от своей семьи. «Я заменю тебе всех, и ты будешь счастливой», — говорил он. Но я отказалась!

— А есть ли в тебе силы отказаться от Черного Принца? — спросил звездочет.

— Нет. Половина моей души принадлежит ему, и я не могу не подчиняться его воле.

На следующий день Аллун пришел к королю Маркусу:

— Ваше величество! Было ли в вашей жизни какое-нибудь необычное переживание, которое вы не можете забыть?

— Да! — ответил король и рассказал о своем детстве.

Он был десятилетним мальчиком и жил в этом же замке. Как-то его заинтересовали огромные старые часы на башне. Механизм их давно проржавел, но в полночь они продолжали звонить. Маркус решил проследить за этим, хотя придворные не советовали ему проникать в тайны замка. И вот, притаившись за лестницей, ведущей на башню, мальчик увидел слепого старика, который, держа в руке канделябр, поднимался по ступеням. Затем, так же медленно и осторожно, он спустился вниз, прозвонив в колокол, и скрылся в галерее. Маркус поспешил за ним. Звонарь остановился перед каменным зеркалом. Внезапно он повернулся к мальчику и, улыбнувшись жуткой слепой улыбкой, погрозил ему пальцем. Через мгновение он вошел в зеркало и исчез. Преодолевая ужас, следующей ночью мальчик забрался в башню. Когда звонарь ударил в часовой колокол, руки и ноги Маркуса ослабели и он стал сползать к краю башни. Еще мгновение — и он держался лишь за огромную минутную стрелку часов. Звонарь склонился над ним, прислушиваясь к его судорожному дыханию. На лице его по-прежнему блуждала страшная улыбка. «Спаси!» — шепнул мальчик, протягивая руку. Звонарь то ли засмеялся, то ли закашлял лающе — и втянул мальчика в башню. «Ты— плохой должник!» — выдохнул он и скрылся.

Такова была история короля. За ней шла история королевы Детины. Она рассказала, что несколько лет назад, в ночь полнолуния, она вышла на стену замка и увидела, что лунная дорожка на море вдруг превращается в радугу, один из концов которой упирается в замок. С немыслимой высоты по ней несся ослепительно белый Единорог, а на нем девушка с развевающимися волосами, укутывавшими ее, как плащ. Навстречу ей из ворот замка вылетел темный рыцарь с копьем наперевес. Они сшиблись посредине лунной радуги. Венок с цветами упал с головы девы в море, и она повернула Единорога обратно. Отступил и ее противник. Волны прибили к берегу цветы из венка, и королева взяла их. Однако тщетно она искала и расспрашивала стражу о том, кто был темный рыцарь и где он может скрываться. Никто этого не знал. Однажды она случайно набрела на каменное зеркало. К изумлению Летины, цветы, брошенные ей на зеркало, упали по ту сторону гладкой поверхности камня, в глубину зазеркалья. Тотчас раздался стук копыт, и темный всадник возник перед королевой. «Чего тебе надо? — грубо спросил он. Зачем ты тревожишь покой того, кого ты не знаешь?» Детина нахмурилась: «Я королева, и все, кто здесь находится, — мои подданные! Я хочу прокатиться на твоем коне!» Всадник усмехнулся: «Как будет угодно вашему величеству, если вас не одолеет страх!» Однако Детина не привыкла отступать. «Коня!»— приказала она. Рыцарь обернулся к зеркалу, ударил в ладоши — и двойник его скакуна явился перед королевой. Они понеслись вдоль берега моря, и фонтан брызг летел за ними, как дымный шлейф. Быстрота галопа постепенно наполняла сердце королевы и ужасом, и ликованием. Она словно скакала по лезвию меча, и каждое движение могло стать для нее последним. Мрачный рыцарь то и дело оглядывался на нее. А меж тем их скакуны уже оторвались от земли и мчались по воздуху, догоняя багровые облака. Солнце спускалось в море, и они были выше его. Рыцарь придержал коня и скакал рядом. «Детина! Я подарю вам этот рубин в обмен на ваш поцелуй!» Он указал на отражение солнца в морской глади. Одно мгновение — и оно исчезло, а огненный кусочек солнца понесся прямо перед лицом королевы. «Нет!» — крикнула она и оттолкнула руку рыцаря, пытавшуюся обнять ее. Но она не удержала равновесие и стала падать в море. У самой воды огненный цветок оказался рядом. Его лепестки превратились в огромные крылья. Они мягко поймали ее, положили на песчаный берег, и рубиновый огонь исчез.

— Но я знаю, что в трудную минуту он может поддержать меня снова, — закончила свой рассказ королева.

Следующую историю поведал Принц. Как-то ночью он услышал музыку и отправился искать ее источник. Поиски привели его к зеркалу. Закрыв глаза, он вошел в него и очутился на балу. Среди многих дам он выбрал одну и танцевал с ней, пока к нему не подошел хозяин праздника, в черном бархатном наряде; бледность его лица соперничала с мрамором. «Я должен забрать у вас эту даму. Она мне нужна!» — «Нет!» — отвечал Принц. В этот момент он как будто узнал в своей даме родную сестру. Хозяин поклонился и вынул шпагу. Идгор не отступил. Несколько раз шпага принца входила в тело противника, но не причиняла ему никакого вреда. Наконец раздался звон, и Идгор оказался у зеркала. Шпага его разлетелась на куски, а на зеркальной поверхности лабрадора затягивалась трещина.

Последней могла бы стать история Тригана, если бы он мог говорить. Но Звездочет и сам догадывался о ней, когда верный пес кидался на чужака, а тот менял свой образ. Однажды он сумел настолько искусно обмануть собаку, что Триган набросился на Арну и следы его зубов напоминали о могуществе и хитрости их врага.

Собрав вместе эти истории, Звездочет понял, что под разными обличьями скрывается одна грозная сила. Но кто это? Что ему нужно?

Обитателям замка предстояла последняя битва, и это должно было быть сражение за жизнь Арны.

Никто не мог помешать Черному Принцу готовить во сне принцессу к страшному балу, где решится ее судьба. И вот пришла ночь, и пришел час. Замок исчез, растаял в сумерках, а его отражение в заливе засияло ярче обычного. Словно в глубь скалы спустились люди через каменную дверь в отраженный мир. Много чудес встретило их. Тут были и коралловые комнаты, и янтарные галереи, сокровища утонувших судов, и причудливые висячие сады, и россыпи самоцветов, и все это двигалось, звучало, сверкало. Хрустальная круглая площадка возвышалась над застывшей каменной волной, и на ней стоял Черный Принц, с хмурой улыбкой на бледном лице.

Звездочет оглянулся на своих спутников.

— Самое главное для нас — выиграть время. Мы пришли сюда как единая семья, все в ответе за одного и каждый за всех. Да будет нашим девизом — «Во имя Арны!»


ris12.jpg

Зазвучала музыка, и барабанная дробь разбудила ветер. Хозяин бала вскинул руки и, изогнувшись хищной птицей, заскользил по кругу, отбивая чечетку. Сам не осознавая, что делает, король ступил на площадку и, повторяя движения танцора, двинулся за ним. Шаг, другой, третий — и он вдруг превратился в ребенка. Вот он повис на минутной стрелке и изо всех сил старается удержать ее на месте. Слепой Звонарь склоняет свое лицо над ним и ждет слов о пощаде. Нет, этого не будет. «Во имя Арны!» — шепчет король и из последних сил вцепляется в циферблат. Самое главное — время, и он продержался дольше, чем смог. Пальцы его разжались, и он рухнул в бездну. Нет, он не разбился, но опять оказался на краю площадки, лежащим без движения. Королева бросилась ему на помощь — и так же, как ее супруг, войдя в танец, вернулась к прежнему. Вместе с темным рыцарем она устремилась за ворота замка и поднялась над океаном. Преодолевая страх, повторяя заклятие «Во имя Арны!», она обогнала своего страшного спутника. Однако силы ее истощились, и она так же не удержалась в хрустальном кругу.

Вслед за ней в борьбу-танец вступил принц Идгор. Он первым вступил в каменное зеркало, и Черному хозяину пришлось потрудиться, прежде чем у юноши сломалась шпага.

И тут Звездочет вытолкнул на площадку каменного рыцаря, в которого превратил Тригона. Черный волшебник растерялся. Он знал, что камни бессмертны и справиться с ними немыслимо трудно, но вскоре понял, что у его противника живое сердце, — и только это дало ему победу.

Последним был звездочет, но и он после упорной борьбы уступил поле боя.

И вот Арна очутилась на хрустальной площадке. Злобное торжество озарило лицо Черного Принца, и он вдруг превратился в юношу — ровесника принцессы.

— Вот мы и вместе. Танцуй со мной, я исполню твою мечту.

Арна пыталась сопротивляться, но ее тело подчинялось воле ее кавалера. Волна, на которой она танцевала, расплавилась и стала быстро расти, грозя выплеснуться за пределы горы. Но в этот момент луч света пронизал мрак ночи, и старинные башенные часы зазвенели от мощных ударов. По лунной радуге летела дева на Единороге.

— Я опоздал! — дико вскрикнул Принц и, призвав коня, помчался навстречу противнице.

Психология bookap

Они сшиблись, и на этот раз темный всадник вылетел из седла и упал в море. Никто не заметил, как встало солнце. Звездочет первым поднялся на ноги. Рядом стояла дева-победительница на Единороге. Поклонившись, он сказал:

— Вот душа моей потерянной звезды, и я возвращаюсь домой. Мы победили саму смерть, и отныне Арна свободна от темных сил и болезни. Власть танца смерти не вернется, покуда мы вместе. Остановить ее могла лишь любовь— и да будет она вечно царить над вашим домом.