22

СУДЕБНАЯ ПСИХИАТРИЯ


...

Уголовная ответственность

Хотя в общем числе преступников страдающие психическими расстройствами составляют лишь незначительное меньшинство, тем не менее и судебный психиатр, и психиатр общей практики могут играть важную роль, помогая в их выявлении, оценке состояния и оказывая соответствующую медицинскую помощь. К психиатру нередко обращаются за консультацией по определенным вопросам, к которым относятся: способность лица участвовать в судебном разбирательстве; психическое состояние во время совершения преступления; ограниченная уголовная ответственность; предоставление психиатрической помощи преступникам с психическими расстройствами.

Каждый из этих вопросов будет рассмотрен далее; их обсуждение базируется на законах Англии и Уэльса, но те же принципы в различной степени применимы и к другим странам. Дополнительную информацию об уголовном праве Англии и Уэльса читатель может получить, обратившись к типовым юридическим текстам Smith и Hogan (1983), Hoggett (1984), а также к руководству Faulk (1988).

СПОСОБНОСТЬ ЛИЦА УЧАСТВОВАТЬ В СУДЕБНОМ РАЗБИРАТЕЛЬСТВЕ

Английское право требует, чтобы обвиняемый был в состоянии сам себя защищать. Этот вопрос может быть поднят защитником, обвинителем или судьей. Решить его могут только присяжные, но не суд магистрата. Если обвиняемый признан неспособным участвовать в судебном разбирательстве, выносится постановление о помещении его в определенную больницу по указанию министра внутренних дел, где такой больной может содержаться без ограничения срока; выписка допускается только по усмотрению министра. Если пациента выписывают из больницы, он возвращается в систему уголовной юстиции для судебного разбирательства.

При решении вопроса о способности обвиняемого участвовать в судебном разбирательстве необходимо определить, в какой степени он способен:

1) понимать сущность обвинения;

2) понимать разницу между признанием виновным и признанием невиновным;

3) знакомить адвоката с обстоятельствами дела;

4) давать отвод присяжным заседателям;

5) следить за доказательствами, представленными в суде.

Человек может страдать тяжелым психическим расстройством, но тем не менее быть в состоянии предстать перед судом. Специфическая проблема возникает при наличии у обвиняемого амнезии на период совершения преступления. Такая амнезия, как считают, не должна иметь отношения к способности лица участвовать в судебном разбирательстве, хотя не исключено, что она указывает на лежащее в ее основе расстройство, а это могло бы повлиять на решение данного вопроса. Американское исследование 85 лиц, признанных неспособными предстать перед судом, показало, что большинство из них обвинялись в тяжких преступлениях. Планы психиатрического лечения после освобождения были в общем неадекватными для них (Lamb 1987).

ПСИХИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ ВО ВРЕМЯ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Лица, совершившие преступление и страдающие психическими расстройствами, обычно предстают перед судом в том же порядке, что и другие преступники, но при вынесении приговора обсуждается их психическое состояние и возможность психиатрического лечения. Однако в некоторых случаях в ходе судебного разбирательства возникает вопрос об уголовной ответственности. В основе этого лежит принцип, согласно которому человек не может считаться виновным, если он был неспособен контролировать свое поведение и сознательно выбрать одно из двух решений в вопросе о том, совершать ли противоправное деяние или нет. Отсюда следует, что при установлении виновности лица необходимо принимать во внимание его психическое состояние во время совершения данного деяния (см.: Whitlock 1963).

Прежде чем кто-либо может быть осужден за преступление, обвинение должно доказать:

1) что он совершил противоправное деяние (actus reus52);


52 Actus reus — виновное действие (лат.), т. е. объективная сторона противоправного деяния. — Ред.


2) что у него во время совершения указанного деяния было определенное — виновное — психическое отношение к содеянному, т. е. mensrea53. Mens rea — формально-юридический термин, который часто неточно передается как «вина». Однако такой перевод может ввести в заблуждение, поскольку бывают случаи, когда человек, совершая преступление в юридическом смысле, при этом абсолютно уверен, что поступает правильно с точки зрения морали.


53 Mens rea — виновная воля, вина (лат.). — Ред.


Разные категории mens rea четко не определены. Они меняются от преступления к преступлению и получают толкование с позиций судебных решений по прецедентному праву. Выделяют следующие четыре категории.

1. Умысел. Термин «умысел» имеет различные значения, но основной принцип заключается в том, что лицо понимает противоправный характер последствий, к которым приведет его действие (или бездействие), и либо желает их, либо сознательно допускает.

Следующие три определения взяты из работы Smith и Hogan (1983):

2. Опрометчивость. «Опрометчивость — это преднамеренное допущение неоправданного риска. Человек поступает опрометчиво в отношении последствий своего действия, если предвидит, что они могут наступить, но не желает этого. Опрометчивость в отношении обстоятельств означает понимание того, что определенные обстоятельства могут существовать, при отсутствии точного знания об их наличии или веских оснований надеяться на это. Например, Д. прицеливается в П. из огнестрельного оружия и нажимает на курок; если Д. не знает, что оружие заряжено, но понимает, что это возможно, он действует опрометчиво в отношении данного обстоятельства, независимо от того, надеется ли он, что оружие не заряжено, или же ему это просто безразлично».

3. Небрежность. «Лицо действует небрежно, если его поступок вызывает последствия, которые разумный и предусмотрительный человек предвидел бы заранее и предотвратил».

4. Невиновная неосмотрительность. Бывают ситуации, когда «отсутствуют какие-либо разумные основания, которые позволяли бы предвидеть последствия некоего действия (как, например, в случае, когда легкий толчок становится причиной смерти внешне здорового человека) или рассмотреть возможность наличия какого-либо обстоятельства (например, когда товары, на самом деле краденые, покупаются в процессе обычной деловой деятельности у торговца, пользующегося хорошей репутацией)».

Дети в возрасте до 10 лет не являются субъектами преступлений, так как признаются неспособными иметь умысел, необходимый для преступления (doli incapax54). Дети в возрасте старше 10 и младше 14 лет исключаются из субъектов преступлений, если нельзя доказать, что они знали об истинном характере своих действий и о том, что такие действия неправомерны с моральной и с юридической точки зрения (злонамеренное усмотрение); другими словами, закон предполагает, что дети этой возрастной группы не имеют mens rea, если не может быть доказано иное.


54 Doli incapax — неспособный на злой, преступный умысел (лат.). — Ред.


Степень mens rea, требуемая для осуждения лица, неодинакова при разных преступлениях. В случае тяжкого убийства, совершенного с заранее обдуманным умыслом, необходимо доказать «конкретный умысел»; в случае простого убийства, совершенного без заранее обдуманного умысла, достаточно установить грубую небрежность; при некоторых других видах преступлений, таких как преступное нарушение правил дорожного движения, не требуется устанавливать какую-либо степень mens rea вообще. Для большинства преступлений необходимо доказать какую-либо степень умысла.

Когда лицу предъявляют обвинение в совершении преступления, его защита может быть построена на том, что он невиновен, поскольку mens rea в достаточной степени у него отсутствует. Такую защиту можно проводить по следующим основаниям:

1) невиновен по причине невменяемости (в соответствии с «правилом Мак-Натена»);

2) сниженная ответственность (невиновен в тяжком убийстве с заранее обдуманным умыслом, но виновен в простом убийстве без такого предумышления, что требует меньшей степени умысла);

3) неспособность сформировать умысел вследствие автоматизма.

Еще одним примером является то, что если мать убивает своего ребенка на первом году его жизни, она обычно не признается виновной в убийстве с заранее обдуманным умыслом, а несет ответственность только за менее тяжкое преступление — детоубийство (см.).

Перечисленные способы защиты далее будут рассмотрены поочередно.

Более подробную информацию по данным вопросам читатель может получить, обратившись к следующим источникам: Walker (1967); Walker, McCabe (1973); Committee on Mentally Abnormal Offenders (1975); Insanity Defence Work Group (1983).

НЕВИНОВЕН ПО ПРИЧИНЕ НЕВМЕНЯЕМОСТИ

Эта идея воплощена в «правиле Мак-Натена». В 1843 году Даниел Мак-Натен, токарь по дереву из Глазго, убил выстрелом Эдуарда Друммонда, личного секретаря премьер-министра сэра Роберта Пиля. Во время судебного разбирательства в Центральном уголовном суде защита проводилась со ссылкой на невменяемость подсудимого на том основании, что Мак-Натен на протяжении многих лет страдал бредом. Он считал, что его преследуют шпионы, и обращался в полицию и к другим представителям властей за помощью. Его бредовая система постепенно сфокусировалась на партии тори, и он решил убить ее лидера сэра Роберта Пиля. Мак-Натен убил секретаря Пиля, но ему помешали выстрелить еще раз — в премьер-министра (см.: West 1974). В соответствии с напутственным словом судьи к присяжным Мак-Натен был признан невиновным по причине невменяемости и помещен в психиатрическую больницу Бедлам. Этот вердикт возмутил общественное мнение и немедленно был обсужден в палате лордов. По требованию палаты лордов судьи выработали правило, хотя и не принятое в законодательном порядке, но предусматривающее следующие указания, которыми надлежало руководствоваться:

Для обоснования защиты, построенной на невменяемости обвиняемого, необходимо недвусмысленно доказать, что во время совершения преступления он страдал столь сильным расстройством рассудка вследствие психического заболевания, что не понимал сути и характера своего деяния, или же если и понимал это, то не сознавал, что совершает правонарушение.


«Правило Мак-Натена» не закреплено в законе, но принято судами так же, как и право, содержащееся в законодательных актах. Если преступник признан «невиновным по причине невменяемости», суд обязан распорядиться о его помещении в больницу, определяемую министром внутренних дел, в соответствии с Законом об уголовном судопроизводстве (невменяемость) (Criminal Procedure (Insanity) Act) 1964 года.

Это правило носит более ограничительный характер, чем напутственное слово к присяжным в судебном разбирательстве по делу Мак-Натена; оно подверглось резкой критике за слишком узкую концепцию невменяемости. Выдвигался, в частности, такой аргумент, что невменяемость может подразумевать поражение не только когнитивных функций, но также эмоциональной и волевой сфер. В связи с этой критикой, а также ввиду возрастающей озабоченности по поводу смертной казни в 1957 году была введена защита со ссылкой на наличие обстоятельств, говорящих о сниженной ответственности, по делам о тяжком убийстве с заранее обдуманным умыслом. С тех пор защита на основании признания невменяемым согласно «правилу Мак-Натена» используется редко.

«Правило Мак-Натена» нашло применение в некоторых других юрисдикциях и привело к другим формулировкам защиты на основании признания невменяемым. В Соединенных Штатах этот вопрос был пересмотрен Американской психиатрической ассоциацией в связи с возмущением широких кругов общественности по поводу решения, согласно которому Хинкли был признан невиновным по причине невменяемости в покушении на тяжкое преднамеренное убийство Президента США. Было сделано заключение о необходимости принятия дополнительного законодательства, регулирующего заключение под стражу, лечение, пересмотр дела и освобождение таких людей (Insanity Defence Work Group 1983).

СНИЖЕННАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Сниженная ответственность может быть заявлена в качестве защиты по обвинению в тяжком убийстве, т. е. в убийстве с заранее обдуманным умыслом. При удовлетворении такой защиты обвиняемый будет признан виновным только в простом убийстве без заранее обдуманного умысла. Понятие сниженной ответственности базируется на определении психической патологии, которое намного шире содержащегося в «правиле Мак-Натена». Это можно проиллюстрировать следующим извлечением из раздела 2 Закона об убийствах (Homicide Act) 1957 года:

если лицо лишает жизни или участвует в лишении жизни другого лица, оно не осуждается за тяжкое убийство, если страдает таким нарушением психики (возникшим в результате задержки или отставания психического развития либо вследствие любых врожденных причин или же вызванным заболеванием либо травмой), которое существенно ослабило его психическую способность отвечать за свои действия и бездействие при совершении или участии в совершении убийства.


На практике обвиняемый в тяжком убийстве может признать себя виновным не в предумышленном, а в простом убийстве (без заранее обдуманного умысла), ссылаясь на ограниченную ответственность. Если это основание защиты принимается обвинением и судьей, то слушание дела по существу не проводится и выносится приговор за простое убийство. Если же такое заявление неприемлемо с точки зрения обвинения или судьи, проводится судебное разбирательство. Присяжные заседатели должны затем рассмотреть доказательства — как медицинские, так и немедицинские, — чтобы решить, страдал ли обвиняемый нарушением психики в соответствующий период времени, и если да, то могло ли данное нарушение существенно ослабить его способность отвечать за свое поведение. Если обвиняемого осуждают за простое убийство, судья может вынести по своему усмотрению любой приговор (вплоть до пожизненного заключения), какой считает необходимым в данном случае, принимая во внимание критерий опасности. В противоположность этому при осуждении за тяжкое предумышленное убийство законом предусмотрен приговор к пожизненному заключению.

Сниженная ответственность толкуется широко; она фактически вытеснила применение защиты на основании признания невменяемым. В выигранных процессах защита основывалась на ссылках на такие состояния, как «эмоциональная незрелость», «психическая нестабильность», «психопатическая личность», «реактивное депрессивное состояние», «смешанные эмоции депрессии, разочарования и гнева», а в последнее время — также «предменструальное напряжение».

АВТОМАТИЗМ

Если лицо не может контролировать свои действия, то его нельзя считать ответственным за них. Исходя из этого принципа выносили вердикт о невиновности в случаях, когда делалось заключение, что насильственные действия были совершены как «автоматизмы у лица, находящегося в здравом уме». Подобные явления встречаются редко; они могут наблюдаться в связи с гипогликемией, сотрясением мозга, лунатизмом. Если считается, что автоматизм возник вследствие «заболевания психики», на него ссылаются как на «автоматизм у лица, не находящегося в здравом уме»; в таких случаях целесообразно при защите основываться на невменяемости обвиняемого и применять «правило Мак-Натена». В юридической практике существуют разнообразные толкования термина «заболевание психики» в данном контексте. Недавнее постановление палаты лордов определило значение эпилептического автоматизма в английском праве. Согласно этому документу, надлежит отказаться от ссылок на «автоматизм у лица, находящегося в здравом уме», поскольку такой автоматизм сам по себе является заболеванием психики и как таковой должен толковаться с использованием «правила Мак-Натена».

Соответствующие положения закона, касающиеся употребления психоактивных веществ, в частности алкогольной, наркотической или лекарственной зависимости, весьма сложны. В общем виде их можно сформулировать следующим образом:

1. Ненамеренная интоксикация (как, например, в случае, когда кто-либо нечаянно выпивает напиток, не зная о том, что в него добавлен наркотик) или автоматизм, возникающий в качестве побочного эффекта медикаментозного лечения, являются юридически обоснованным основанием защиты.

2. Намеренная интоксикация не является основанием защиты, если только:

а) она сама не есть проявление «заболевания психики» согласно «правилу Мак-Натена»;

б) она не является доказательством отсутствия умысла в связи с теми преступлениями, при которых должно быть доказано наличие «конкретного умысла» (например, тяжкое предумышленное убийство, кража, берглэри55). Намеренная интоксикация не является основанием защиты для тех преступлений, при которых не требуется доказать наличие «конкретного умысла» (например, простое убийство, изнасилование, непристойное нападение и обычное нападение).


55 Берглэри (от англ. burglary) — по английскому уголовному праву — насильственное вторжение в ночное время в чужое жилище с намерением совершить тяжкое преступление. — Ред.