Глава 2

Синдром Маленького Цыпленка


...

Не надо катастроф

Если бы Марк проанализировал мысли, мелькавшие у него по пути к трибуне, он довольно легко опроверг бы сам себя по каждому пункту с помощью другой полезной методики, которую можно условно назвать «отменой катастрофы». Она требует разбора каждой мысли, начиная с последнего, самого катастрофического, умозаключения, и проработки их в обратном порядке до самой первой.

Предположим, Марк пришел к выводу, что его уволят. Одного этого достаточно, чтобы отвратительно почувствовать себя. Он мог даже не сразу понять, к какому выводу успел прийти. Марк понимает только, что нервничает все больше и больше. Теперь давайте представим себе, что он прекрасно осведомлен о синдроме Маленького Цыпленка. Марк знает, что люди в стрессовой ситуации часто начинают строить сценарии катастроф. И вот он останавливается и спрашивает себя: «А не этим ли я сейчас занимаюсь?» Марк просматривает свои мысли — прогоняет их перед мысленным взором и проверяет их на соответствие действительности.

«Плакало мое повышение. Хорошо, если меня хотя бы не уволят…»

«Неужели все так грустно? Неужели одно выступление, даже не очень удачное, перевесит все то хорошее, что я сделал раньше? Был ли в нашей фирме случай, чтобы кого-то уволили за то, что он заикался во время выступления? Своего самого первого выступления?»

«Я потеряю нить выступления. Я начну заикаться. Я все перепутаю. Все будут смеяться надо мной».

«Да неужели? У меня есть текст речи на десяти страницах. Не буду же я путаться на каждой? Думаю, что нет. К тому же вряд ли кто-то ожидает, что я буду выступать, как Уинстон Черчилль или Фидель Кастро». Даже если произнесенная Марком шутка окажется неуместной, даже если он и вправду начнет заикаться, неужели все станут над ним смеяться? Наверняка в зале есть люди, которые прошли через нечто подобное. Они сами точно так же ошибались. Скорее всего, они отнесутся к неопытному оратору сочувственно. А многие просто не обратят внимания на огрехи. Марк мог бы напомнить себе об этом.

«Микрофон сломается».

«Если микрофон сломается, то мне придется говорить громче». Реалистическое мышление не дает гарантии того, что зал наградит Марка восторженными аплодисментами. Естественно, он хочет сделать свою работу как можно лучше. Конечно, он расстроится, если ему не удастся сделать все так, как он надеялся. Однако само знание о синдроме Маленького Цыпленка и способность анализировать мысли уже помогут Марку успокоиться. Он получает возможность сосредоточиться на выступлении, а не на сочинении сценария последовательных несчастий. Он все еще волнуется, но уже не напоминает нервно расстроенную развалину. А если он отдаст все силы выступлению, то снизит вероятность наступления несчастий, которых опасается.