ПравообладателямФеномены Тени и зла в волшебных сказках, Франц Мария-Луиза
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Франц Мария-Луиза фон djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Мария-Луиза фон Франц, пользуясь собственным опытом аналитика и опытом сотрудничества с Юнгом, раскрывает многие важные аспекты психологического знания и опыта, накопленного в сказках всего мира.

Она это делает очень мудро, пользуясь превосходным знанием фольклора. В основном автор обсуждает проблемы, связанные с Теневой стороной жизни человека: как архетип Тени может проявляться у мужчин и у женщин, что говорят сказки о поведении и сознательных установках, способствующих появлению зла. Рассматриваются разные способы воплощения зла в волшебных сказках, в частности: в образах великанов и чудовищ, злых духов и демонов, коварных королей и хитрых ведьм.

Мария-Луиза фон Франц считает парадоксальным каждый стиль поведения: иногда это борьба со злом, иногда - применение хитрости, иногда - проявление силы или магии, а иногда - побег или отступление.

DJVU. Феномены Тени и зла в волшебных сказках. Франц М. ф.
Страница 16. Читать онлайн

Таким образом, можно увидеть, как рождаются сказки: всегда существует ядро парапсихологического переживания или сновидения. Если в нем содержится мотив, который присутствует где-то в ближайшем окружении, то с его помощью возникает тенденция к амплификации ядерного материала. В данном случае у нас есть история о мельнике, которого преследовала лиса-оборотень, которую он убил в упор, а затем ведьма погубила его самого. Это еще не сказка, но уже ее начало. Имя мельника всегда остается неизменным. Но предположим, что какая-нибудь кухарка пошла в соседнюю деревню и рассказала там всю эту историю; тогда мельнику могли дать другое имя или просто назвать его Мельником'.

Пока люди, принадлежавшие к этим социальным слоям, не слушали радио и не читали газет, такие истории вызывали у них огромный интерес, и тогда для нас проясняется происхождение сказки. Я уверена, что именно так сказки пришли в нашу жизнь. Но вместе с тем я не опровергаю точку зрения, в соответствии с которой они иногда являются остатками выродившейся литературы. Например, вы можете найти выхолощенный пересказ мифа о Геракле в современной греческой литературе. Миф сжался до своей базовой структуры, но архетипический материал остается, и именно эти элементы религиозных мотивов прошлого воспроизводятся в сказочном материале. Различные части соединяются вместе, и истории продолжают жить, поскольку они по-прежнему привлекают внимание и интерес слушателей, даже если остаются непонятными. В том, что теперь мы свели их до детского уровня, проявляется типичная установка, — я бы даже назвала ее определяющей для нашей цивилизации, — а именно: архетипический материал кажется нам инфантильным. Если эта теория происхождения сказки правильна, то волшебные сказки должны отражать основные психологические структуры человека гораздо больше, чем мифы и литературные произведения. Юнг как-то сказал: изучая волшебные сказки, вы изучаете анатомию человека. В основном миф больше связан с цивилизацией. Невозможно рассматривать «Эпос о Гильгамеше»' отдельно от Шумеро-Вавилонской цивилизации, и нельзя представлять себе «Одиссею» вне Древней Гре-

' В оригинале — Mille~ (от англ. miller — «мельник»), т.е. достаточно распространенная фамилия, подобные есть и в других языках — напр., немецкая Мюллер (от Muller — мельник), русская Мельник и т.д. — Примеч. пер.

5 «Эпос о Гильгамеше», или поэма «О все видавшем», — произведение, относящееся к XII веку до н.э., созданное неизвестным автором в Древнем Шумере. — Примеч. ред.

Часть первая. Тень

18

Обложка.
DJVU. Феномены Тени и зла в волшебных сказках. Франц М. ф. Страница 16. Читать онлайн