ПРЕДИСЛОВИЕ

По окончании факультета психологии свою работу психотерапевтом я начала, естественно, с индивидуальной терапии. Занявшись изучением телесно-ориентированной терапии по Джорджу Даунингу, я училась на телесном, когнитивном, эмоциональном и образном уровнях исследовать и анализировать внутренние процессы в биоэнергетических упражнениях. Нас приучали внимательно наблюдать и в общем терапевтическом процессе очень медленно двигаться вперед. Мы видели, как легко спровоцировать драматические взрывы эмоций, и в первую очередь учились отслеживать влияние интервенций, объяснять и понимать его на всех уровнях структуры личности клиента. Проходя обучение поведенческой терапии, я познакомилась с другим важным аспектом психотерапевтической реальности — необходимостью систематического и ясного структурирования, чтобы понимать учебные процессы и мочь говорить о повторениях моделей.

Когда я впервые, почти десять лет назад, столкнулась с семейной расстановкой, глубочайшее впечатление на меня произвел опыт участия в ней в качестве заместительницы. Я вдруг почувствовала себя непривычно другой, у меня появились мысли, которых никогда раньше не было, я испытывала большую симпатию и привязанность к совершенно чужому для меня человеку. Но, как только меня отпустили из роли, эти ощущения исчезли. Уже в тот момент я знала, что в своей профессии пойду за притяжением этого чуда.

Мне повезло войти в круг коллег, которые были так же «заражены» расстановками, и началось время экспериментов. В то время Берт Хеллингер еще не написал ни одной книги, и мы могли исследовать действующие в системах правила и динамики под этим новым углом зрения, опираясь только на собственный опыт и представления. Поскольку наряду со своей индивидуальной практикой я работала в психиатрической клинике, там я имела возможность в узких рамках ежедневных индивидуальных сессий открывать для себя новые измерения, узнавая, как семейные системы, травмы и события биографии влияют на симптомы и их преодоление.

Несколько позже я выбрала системные семейные расстановки темой своей диссертации. Это была хорошая возможность заняться ими подробнее. Поскольку я еще не чувствовала себя готовой вести расстановочную группу, я занялась исследованием семейных систем клиентов и влияний, которым они подвергаются, в индивидуальной работе. Благодаря техникам работы с воображением, с которыми я познакомилась во время учебы, в ходе собственной терапии и на курсах повышения квалификации, мне были хорошо знакомы внутренние образы, путешествия в воображении, ассоциативное развитие образов, сценарии и сны. Я экспериментировала с различными техниками и главным образом благодаря наблюдению и интервенциям, которым я научилась в телесной терапии, постепенно нашла способы связывать визуализированные образы с событиями биографии или системным контекстом.

Психология bookap

Ключевой опыт я приобрела в тот день, когда собиралась провести с моей клиенткой небольшую расстановку при помощи напольных якорей (с этим методом я познакомилась у Евы Маделунг). Я только предложила ей поставить перед собой отца — и вот она уже целиком погрузилась в свой внутренний образ, и хлынул поток чувств. Я не хотела прерывать ее в этом процессе визуализации и последовала за ней в ее внутренние пространства и динамики, которые одновременно возникали перед нашими глазами. Мы с удивительной легкостью пришли к осознанию, объяснению и пониманию ее ситуации, ее вплетенности в систему семьи. Когда несколько недель спустя она вместе с мужем принимала участие в семинаре, обнаруженные образы нашли свое подтверждение в расстановке.

Мои сомнения в том, обладают ли другие клиенты такой же силой воображения и способна ли я идти за возникающими у них образами и развивать их дальше, быстро исчезли. Прежде всего оказалось, что трудности с обнаружением образа сами по себе можно понимать как указание на существующие в семейной системе динамики. С тех пор на индивидуальных сессиях я работаю практически только при помощи расстановок в воображении: все пространства здесь открыты, а все, кто нужен нам для процесса и решения, всегда с нами.